sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня воскресенье
25 июня 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Стратегия и тактика национальной борьбы arrow Что Норне норма, то норме смерть

Что Норне норма, то норме смерть

Версия для печати Отправить на e-mail
«Куколки» и «Бабочки» Русского Национализма

Отрадное явление в отечественной публицистике — обвальный рост публикаций, связанных с русской темой. Можно констатировать, что русское общественное сознание, погруженное в анабиоз при Советской власти, наконец-то проснулось и озаботилось будущностью своего народа. Уже не только для молодежи, настроенной естественно-националистически, но и для поколений, отравленных интернациональным советским воспитанием, стало ясно, что наличие в мире и в России каких угодно народов и племен не исключает для нас, русских, изучения и решения собственных проблем, выражения и защиты собственных прав и интересов. Рост русского самосознания налицо. Период раскачки закончился и дискуссия разворачивается полным ходом.
Национальное самосознание русских, преодолевшее начальную фазу национального инстинкта и оформленное теоретически, именуется русским национализмом (в хорошем смысле слова, разумеется). Его становление — мейнстрим сегодняшней общественной мысли, самая свежая интеллектуальная мода.
Вполне понятно, что этот отрадный в целом процесс сопровождают своего рода болезни роста. Для того, чтобы бабочка могла появиться на свет, она должна преобразоваться в самое себя из куколки и пробить ветхую оболочку. Вот именно такое явление мы сегодня и наблюдаем, когда русская мысль, с одной стороны, демонстрирует во всей красе полный компендиум реанимированной дореволюционной «русской идеи», отреставрированный и отлакированный в соответствии с требованиями современного рынка идей (та самая куколка в ветхой оболочке). А с другой — настойчиво пытается преодолеть это устарелое наследие и свершить предначертанный метоморфозис, чтобы предложить новое, современное прочтение русского национализма (та самая бабочка), соответствующее духу времени и новым задачам, вставшим перед русским народом. Вот этот водораздел между консерваторами и новаторами и определяет весь нынешний русский националистический дискурс, расставляя идеологов по разным лагерям. (Назовем их условно лагерем «Куколки» и лагерем «Бабочки».)

Если резюмировать кратко, у консерваторов в лагере «Куколки» популярны такие, как им кажется, константы русской национальной жизни, как имперское устройство государства (в своеобразном русском варианте «неправильной империи», когда не метрополия эксплуатирует провинции, а ровно наоборот), православная вера, а самое главное — определение русскости не по крови, не по общности происхождения, а по неформальным критериям, набор которых может варьировать. На этом сходятся все консерваторы, опирающиеся на труды Соловьева, Ильина, Трубецкого, Солоневича и других корифеев «русской идеи» XIX — первой половины ХХ вв. Самое полное и последовательное современное изложение консервативной концепции — это увесистый 864-страничный том «Русской доктрины» (М., Яуза-Пресс, 2008), над которым трудилось свыше ста авторов и экспертов. Понятно, что анализ прошлого всегда дает более консолидированный результат, чем прогноз будущего. Поэтому указанный труд правомерно считать «завершением старой России», объединившим вокруг себя множество добровольных душеприказчиков, радеющих о возвращении к тому, что кажется им основой радостного былого.
«Куколки» зачастую именуют себя националистами. Однако, поскольку для них приоритет государства Россия по отношению к русскому этносу является безусловным, а русская нация есть понятие внеэтничное, такая самоквалификация не выдерживает критики. Консерваторов, в том числе соавторов и единомышленников упомянутой «Доктрины» надо правильно называть, конечно, не националистами, а патриотами. Ибо Россия для них есть высшая цель, русский этнос — средство. Такова консервативная традиция.
Напротив, «Бабочки», для которых фундаментален постулат «нация — первична, государство — вторично», а нация понимается как фаза развития этноса, то есть как биологическая общность, вполне заслуженно могут именоваться националистами в самом точном смысле слова. Ибо для них высшей целью является русская этнонация, а государство Россия — лишь средство к её процветанию. Предтечей национализма в русской традиции считается М. О. Меньшиков, наследие которого тщательнейшим образом замалчивалось в СССР вплоть до 1990-х гг.
В лагере «Бабочки» все вышеназванные консервативные константы не пользуются никакой популярностью. Более того: вызывают отторжение у новаторов, считаются пережитком самоубийственного для русских имперского варианта, возврата к которому нет (исторически) и не должно быть (онтологически). Для них характерны постулаты обратные по смыслу. Определение русскости по крови безотносительно к религиям и идеологиям, реабилитация дохристианского родноверия, переход от империи — к русскому национальному государству: таковы константы, служащие совместной платформой для «Бабочек», оценивающих перемены, произошедшие с миром и Россией за последние сто лет как радикальные и необратимые, требующие полного отказа от старых парадигм и выработки новых.
Но далее названной платформы среди новаторов никакого единства не наблюдается. Что вполне естественно: ведь будущее, которому еще только предстоит состояться, кажется неизмеримо амбивалентнее, чем прошлое, которое уже состоялось и не может быть изменено. Неудивительно поэтому, что если в лагере «Куколок» царит относительное единство и взаимопонимание, о чем, в частности, говорит количество трудившихся над доктриной, то в лагере «Бабочек» царит жестокая борьба на выживание. Вести которую приходится на два фронта каждому: против «Куколок», в целом враждебных, и еще против «Бабочек»-соседей. Результатом является временное сосуществование ряда доктрин, концепций, конкурирующих между собой. Среди них в последнее время выделилась концепция НОРНА, которую можно характеризовать как полную диалектическую противоположность консерваторам, доходящую до абсурда.
Мне показалась привлекательной задача параллельного анализа «Русской доктрины» как наиболее полного воплощения патриотической «русской идеи» прошлого, и, одновременно — НОРНЫ как наиболее яркого отрицания этой идеи.
Крайности сходятся. Отрицание этничности во имя государственности, «патриотическая русофобия» — такова опасная крайность, объективно скрывающаяся в консервативной «Русской доктрине». Отрицание государственности во имя этничности, «анархическая русофобия» — такова не менее опасная крайность, которую авторы НОРНЫ даже и не скрывают. Ни та, ни другая концепция не является в действительности русско-националистической, хотя обе существуют именно в националистическом дискурсе и стали возможны только в ходе его развития. Ибо представляют собой первая — мобилизацию донационалистического патриотизма, резко оппонирующего народившемуся национализму, вторая же — обостренную квазинационалистическую реакцию на данную оппозицию. Такая вот диалектика.
Думается, что параллельный анализ обеих концепций позволит окончательно покончить с обветшалым патриотизмом во всех его видах, включая снятый и превращенный, и расчистить путь собственно русскому национализму, каков он есть.
Начнем с НОРНЫ.

Александр СЕВАСТЬЯНОВ


Александр СЕВАСТЬЯНОВ

Посвящается Мстиславу Засеке, обратившему моё внимание на НОРНУ

– Что такое эта НОРНА?
Разъясните, критики!
– Ваша НОРНА – это порно,
Только от политики.

Чье яйцо?

Не так давно в нашем общероссийском национал-патриотическом гнезде обнаружился новый птенец, который сразу стал себя вести по-кукушечьи: толкаться, пихаться и выталкивать из общего гнезда ранее родившихся конкурентов. Пришлось задаться вопросом: из чьего же яйца вылупился этот не в меру активный птенчик и кто это яйцо нам подложил?

Речь, как уже догадался читатель, о т. н. Северном братстве (СБ) и его Программе НОРНА, с милой простотой выдающих себя за единственный свет в русском окошке.

Независимо от действительных или мнимых достоинств этих неофитов, вряд ли им надо было начинать с такой оголтелой агрессии: ведь поднявший меч, как известно, от меча погибнет. Или, как еще выразительней говорят китайцы, сидящий в стеклянном доме не должен бросаться камнями. Заявленные СБ крутые претензии вызвали желание всерьез проинспектировать новое «самое прогрессивное» учение.

Когда вас к чему-то призывают, за что-то агитируют, пытаются что-то разъяснить и втолковать, постарайтесь, прежде чем вникнуть в суть дела, ответить себе на четыре вопроса: 1) кто есть говорящий, 2) кому, 3) что и 4) зачем он это все говорит. И тогда вам будет проще ускользнуть от петли, если вас хотят идейно заарканить и втянуть в сомнительное дельце. Свой анализ Манифеста Программы НОРНЫ я поведу именно по данной схеме.

Итак:

КТО ГОВОРИТ

Говорит «Северное братство», чей сайт является основной площадкой НОРНЫ.

Как можно понять из Предисловия, Северное братство – кадровый костяк НОРНЫ – это «сложившаяся группа преданных поклонников и почитателей» профессора П. М. Хомякова. И вся НОРНА это продукт переработки исключительно его книг, в том числе в стиле фэнтези, к «стратегическим прорывным идеям» которых поклонники «не смогли прибавить почти ничего нового».

Вот на этой-то базе они и разработали Программу действий: НОРНУ. Что ж, не зря на Востоке говорят: бойся прочитавшего одну книгу! Ведь для такого человека в этой книге непременно увидится вся истина в конечной инстанции.

Между тем, всякий научный работник знает: библиография труда есть его душа, она-то все и определяет. А поскольку большинство т. н. «научных» книг профессора, где этот кандидат геолого-минералогических и доктор технических наук берется за проблемы истории, на самом деле есть тоже своего рода фэнтези (попросту сказать, антинаучная ахинея), то общую оценку НОРНЕ можно дать сразу, не вникая в детали: параноидальный бред с навязчивыми идеями. Ниже я детализирую этот вывод.

Сами себя творцы НОРНЫ предостерегают: «Неверное знание, всяческие ложные и изжившие себя доктрины и тому подобные заблуждения – непозволительная роскошь для русского среднего класса. Это, без преувеличения, одна из главных угроз нашим интересам» (Вводные замечания). Правильное, но, к сожалению, тщетное предостережение. Ибо в НОРНЕ, несомненно, много верного и нового. Но то, что верно, – то неново, а то, что ново, увы, – неверно. «Узких мест» в концепции более чем достаточно, некоторые из них я покажу.

Основную новацию НОРНЫ авторы видят в разработке конкретной программы национальной русской революции: что и как делать. У других национал-патриотов они этого не находят, в чем и полагают свое преимущество.

Правда, тут же следует принцип самоограничения наших пламенных революционеров: «мы боремся за умы, мы действуем информационными методами, а не силовыми», «мы не совершим уголовных преступлений». Здесь, прямо скажем, нового мало, ведь мы все только этим и занимаемся. Тем не менее, вся группа строго законспирирована, в лучшем случае действует под никами (псевдонимами), а то и вовсе анонимно. Кроме профессора Хомякова я, например, не знаю по его настоящему имени никого из «Северного братства».

К чему такая конспирация, что так тщательно скрывают анонимные братья? Подозреваю, что собственную малочисленность, сугубую виртуальность и выработанную Интернетом привычку к анонимному, а значит безнаказанному, хамству. Да и помним мы, конечно, завещание Великого Инквизитора из «Братьев Карамазовых», наказавшего таким вот секретным властолюбивым братствам искать опору в тайне и авторитете.

Ну вот: авторитет найден, тайна создана, вперед, товарищи!

КОМУ ОНИ ГОВОРЯТ

Адресат НОРНЫ честно указан в «Вводных замечаниях»:

«Кто эти читатели? Русские люди средних лет. Социально состоявшиеся – средние бизнесмены, умудряющиеся выживать в диких российских условиях, специалисты и мастера своего дела (высшей, но отнюдь не только высшей, квалификации), умудряющиеся сохранить свой статус при нынешней тотальной деградации и одичании, ответственные (а такие тоже есть) деятели муниципалитетов в российской глубинке, умудряющиеся не развалить вверенное им хозяйство. И им подобные “крепкие, честные и достойные“ русские мужчины и женщины. Которые, строго говоря, не бедствуют, но которые при этом хотят жить, а не выживать, как это они вынуждены делать сегодня. И при всем при том, это люди общественно активные, думающие, размышляющие, читающие. А многие из них идущие еще дальше, и к общественной активности прибавляющие активность политическую. Разумеется, наши читатели люди, как минимум, не равнодушные к очевидным национальным проблемам русского народа. А иные, более того, готовы бороться, или даже борются за интересы Русского Дела. Короче, это русский средний класс».

В другом месте НОРНА определяет средний класс как совокупность, куда входят «вожаки», «лидеры», «мастера», «ответственные исполнители», «креативщики» и т. д. и т. п. («Необходимое разъяснение № 1»). Что сразу же вызывает недоумение: вожак, руководитель это, явно, представитель высшего, а никакого не среднего класса. Кто – над вожаком? Один господь бог…

А потом вдруг появляется и вовсе малопонятное: «нижний (!) средний класс», которого, оказывается «от простонародья отделяет не только и не столько уровень доходов, а менталитет» («Необходимое разъяснение № 2»).

Такое странное словоупотребление, где высшее, среднее и нижнее подменяет друг друга, по-дилетантски произвольно и расходится с общеупотребительным в социологии смыслом [1]. В особенности еще и потому, что социолог не имеет права использовать неформальный критерий при определении социальной группы, иначе он тут же потеряет предмет разговора. А НОРНА, говоря о среднем классе, как раз-таки делает акцент на неформальных свойствах входящих в эту группу особей. Условно говоря, талантливый и энергичный руководитель попадает у них в данную категорию, а занимающий ту же должность и имеющий тот же оклад ленивый бездарь – нет. Или еще того чище: «И чиновный рэкетир, и спекулянт, и гаишник и палач могут быть “мастерами и организаторами своего дела”. Но это мастерство не делает их представителями среднего класса» (там же). Как если бы членство в среднем классе было строго индивидуальным и определялось не профессиональной номенклатурой и уровнем достатка, а врожденными достоинствами и исключительно благородным и творческим целеполаганием. Понятно, что при таком подходе всякие границы группы исчезают и становится невозможно ответить даже на элементарный вопрос о ее численности. Мало того, вопрос о принадлежности конкретной личности к среднему классу придется решать каждый раз персонально, заглядывая ей в душу, да поглубже. Бред, увы! В настоящей социологии подобные терминологические задачи решаются строго обратным методом.

Поиск общественного идеала, как видим, привел НОРНУ к утопии («средний класс – все лучшие люди всех сословий»). Описанная ею неформальная группа существует при этом в действительности и имеет свое название: биосоциальная элита общества. Этому интересному и важному явлению я посвятил специальную главу «Этнос и социум» в книге «Этнос и нация» (М., Книжный мир», 2007). Но при чем тут средний класс? – это совсем другое.

Как всегда, когда профессор Хомяков вторгается в область чужих для него, не проходившихся специально наук, он начинает фантазировать, вкладывая в общеупотребительные термины и понятия свой собственный, весьма иной смысл. Но ведь, дорогой читатель, этак можно весь словарь переписать и творить потом на собственном языке, которого никто, кроме вас, понимать не будет. Точнее, будут понимать все шиворот-навыворот, ибо слова вы используете те же, а смысл вкладываете другой. (Представьте себе текстик: «Прошмандовки, суки позорные!». А оказывается, надо читать: «Знатные передовицы производства»!) Уж будьте любезны писать на общепринятом языке, пользоваться общепринятыми понятиями…

Ошибка НОРНЫ не удивляет. «Средний класс» – понятие, устоявшееся у западных социологов, но для России новое, неразработанное. В СССР такого понятия марксистская социология не терпела, не изучала его. А до революции о среднем классе никто и не подозревал, предпочитая простое, всем понятное слово «обыватели».

Так мы сразу же натыкаемся на первое «узкое место» НОРНЫ. Ошибочно определенный адресат, ошибочно избранная точка опоры. Может, кто и готов бороться и даже борется за интересы Русского Дела, но уж только не средний класс.

Столь любезный НОРНЕ средний класс это отнюдь не свет в окошке и не соль земли. Он повсеместно социально инертен, его задача – приспособиться, встроиться, выжить. На «благословенном» Западе, где средний класс – признанная и благонамеренная основа всего общества, этот самый класс крутится с утра до вечера, как белка в колесе, вызывая у наблюдателя сострадание и тайный ужас (я свое скатывание в средний класс воспринял бы как катастрофу). Там средний класс тоже, быть может, хотел бы жить, а не выживать, да только никак не получается: чертово беличье колесо не отпускает. Средний класс сам себе не хозяин!

Средний класс не тождествен среднему бизнесу, он социально ниже, это в лучшем случае мелкий бизнес, а в целом – служащие, то есть работающие на дядю (государство или босса), а не на себя, всецело зависимые люди. Которые живут надеждой ухватить свой шанс и пробиться в высший класс, где состоят хозяева жизни. Вот что такое средний класс. А ниже него на социальной лестнице стоят вовсе неимущие, лишенные такой надежды низшие классы: рабочие, крестьяне, обслуга всех сортов, гастарбайтеры, люмпены и т. п. Средний бизнес в понятие «средний класс» уже не входит, ибо средний бизнесмен, в отличие от мелкого, хозяин сам себе. Среди представителей среднего класса могут в виде исключения встречаться отдельные удачливые более-менее независимые люди. Например, профессор, получивший наследство, пристойную ренту. Но ставить знак равенства между средним классом в целом и «социально состоявшимися людьми», как это делает НОРНА, ни в коем случае нельзя, это безграмотно.

В среднем классе нет и не может быть по определению ничего революционного. Недаром Гайдар и его правительство так были озабочены скорейшим ростом этого класса, так со всех трибун расписывали нам необходимость и пользу его. Что же, они готовили себе могильщика ударными темпами? Конечно же, нет! Превращение основной массы населения в средний класс (именно так ставили задачу горе-реформаторы) есть наилучшая гарантия от всяких социальных потрясений. Гайдар с компанией это знал и понимал, поскольку вместо фэнтези профессора Хомякова читал серьезных западных социологов, а вот северные братья – нет. Поэтому выдвигают ни на чем не основанную концепцию извечной, якобы, борьбы российского государства с русским средним классом (душераздирающее зрелище! Но справедлива эта картина лишь в отношении советского периода и то отчасти). А уж из этой концепции выстраивается цепочка: гибель русского народа вследствие окончательного удушения государством среднего класса, гибель России вследствие гибели русского народа и – апофеоз! – гибель белого человечества вследствие гибели России и гибель всей земной цивилизации вследствие гибели белого человечества. Полный копец. Отсюда тезис: все на защиту русского среднего класса! Сам же средний класс должен, овладев романами профессора, прозреть и встать в ряды революционеров…

Цитирую: «Программа НОРНА – это программа борьбы за интересы русского среднего класса. За его выживание, процветание и развитие». Егор Гайдар[2] может спать спокойно, его дело в надежных руках…

Зато всем остальным представителям русского народа надо бы проснуться и насторожиться. Ибо в действительности все происходит с точностью до наоборот: по мере того, как средний класс растет, укореняется и пухнет, с ним растет и общественная инертность, миролюбие и трижды проклятая толерантность. «Лишь бы не было войны!» – вот самый излюбленный лозунг среднего класса.

Хотите знать, без всяких фэнтези, на что способен средний класс в политике? Взгляните на Европу. На примере все того же Запада с его чудесно развитым средним классом – там-то его спасать никому в голову не придет! – мы видим, что этот самый расплодившийся планктон человеческий преспокойненько сдал белую христианскую Европу (заодно и Америку) со всеми потрохами цветным пришельцам, инородным ордам – сдал и не рыпнулся. А теперь еще и сдает все руководство этими странами – женщинам и евреям. Вот он, результат абсолютного превалирования в общественном раскладе пресловутого среднего класса: прямой путь к пропасти. Вы этого хотите, северные братишки гнезда Хомякова? Ну-ну.

Так что тезис НОРНЫ «обеспечение условий для полноценного участия русского белого среднего класса в мировой борьбе за сохранение белой расы и преодолению мирового цивилизационного кризиса в ее интересах» вызывает у меня саркастический смех. Авторы явно не понимают, о чем пишут. Между тем, такова их навязчивая идея № 1.

Обращение с агитацией к среднему классу может иметь на деле только одну цель: обеспечить непротивление этой многочисленной социальной группы в случае масштабных целенаправленных перемен в обществе. Мы будем менять власть, а вы будете спокойно на это смотреть: вот истинный смысл такого месседжа.

Тем более не состоятельна ориентация наших революционеров на людей средних лет, ибо это возраст максимальных забот о семье и карьере. Какая уж тут революция…

Итак, с главной социальной базой НОРНЫ все ясно: они строят на песке.

ЧТО ОНИ ГОВОРЯТ

Теоретическая база НОРНЫ предлагает несколько постулатов. Разберем их.

1. О ужас, ужас, ужас!

Исходная идея НОРНЫ – рассматривать Россию нужно в контексте «глобального цивилизационного кризиса» (первая глава именно так и называется). Почему? Потому что именно этот кризис должен обеспечить «момент наступления хаоса и полной дезориентации политических сил построссийского пространства», и вот тут-то «мы окажемся единственной крупной дееспособной и уже силовой политической структурой, сохранившей управление» (Предисловие). Понятно: всегда есть надежда поймать большую рыбу в мутной воде. Кроме того, «выработка стратегии – это в первую очередь нахождение путей взаимодействия с внешней, по отношению к данному проекту, средой. Поэтому проблемы русского среднего класса мы рассмотрим в самом широком контексте, контексте глобальном» (Вводные замечания).

В чем же этот кризис состоит? Какие Хомяков видит глобальные проблемы?

Его взгляд не отличается новизной. НОРНА пишет: «Это понятие было введено в оборот в работах известного Римского клуба в конце 1970-х годов. Под глобальными понимались проблемы, так или иначе, прямо или опосредовано, касающиеся всех стран мира. К этим проблемам были отнесены: экологическая, ресурсная, продовольственная, энергетическая, демографическая. Иногда как отдельная глобальная проблема выделялась проблема угрозы ядерной войны».

Отметим, что Россию из всех перечисленных проблем напрямую и всерьез касаются лишь продовольственная и демографическая (причем в смысле, строго обратном планетарному). Ресурсов у нас до хрена, энергоносителей тоже, экология в целом пока терпимая. Впрочем, продовольствия сегодня мы получаем в достатке в обмен на энергоносители. Так что по-настоящему волнует одна проблема: демография, низкая рождаемость русских. И волнует вовсе не в мировом контексте, ведь мир-то как раз озабочен перенаселением, повышенной рождаемостью.

А между тем Хомяков продолжает блистать эрудицией, разобъясняя нам давно навязшую в зубах теорию «Пределы роста» Дж. У. Форрестера и Д. Медоуза: «Подтверждается также их тезис о том, что цивилизационная напряженность будет реализована в совершенно неизвестных в конце 1970-х годов формах. Что мы и видим сейчас, когда вместо достаточно предсказуемого и прозрачного противостояния двух мировых политических блоков, мы наблюдаем с рациональной точки зрения необъяснимый всплеск неуловимого, но вполне реального “международного терроризма”, повсеместный рост межэтнических конфликтов и тому подобные явления».

Насчет «необъяснимости» – отвечайте за себя, господа. Все абсолютно объяснимо. Был конфликт одних цивилизаций (Запад и Россия), теперь других (Запад и Ислам). Специфика нового участника определяет специфику форм борьбы. А «повсеместный рост» нацконфликтов есть результат всплеска национализма как ответной реакции на американский глобализм. Но это так, к слову.

А НОРНА все разворачивает зачитанный до дыр список глобальных проблем: «Итак, можно утверждать, что проблемы глобальной нехватки ресурсов, ухудшения качества среды и перенаселенности Земли в целом, остаются нерешенными».

И все это – не про нас.



 
След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2016
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования