sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня пятница
22 сентября 2017 года


  Главная страница arrow Статьи arrow Стратегия и тактика национальной борьбы arrow Как победим

Как победим

Версия для печати Отправить на e-mail

Разочарование в демократических методах борьбы за власть подтолкнуло многих националистических лидеров выдвинуть тезис о национальной революции. Вот характерные цитаты из книги Бориса Миронова «О необходимости национального восстания»: «Играться в выборы с жидом всё равно, что играть с шулером в карты», «Лишь национальное восстание способно спасти русский народ», «Но не горстка отчаянных храбрецов, не потаённые отряды боевиков должны стать во главу восстания, а существующая ещё, действующая российская армия», «Власть можно взять кучкой преданных идее боевых смельчаков.., без моральной поддержки народа любая власть, хоть до зубов вооружённая, мало чего стоит».

За отсутствием организационного инструмента переворота автор обращается к существующей армейской структуре, считая, вероятно, что в армии не прикормленные генералы-«лампасники» принимают решения. По сути, автор призывает взводных и комбатов к подвигу лейтенанта Шмидта – выступить в одиночку и геройски умереть. Уважаемый Борис Сергеевич, видимо, недопонимает, что в косной и дремучей армейской структуре невозможно провести сколько-нибудь серьёзную работу по созданию заговора, военного путча на уровне «чёрных полковников». Общее политическое невежество офицерства, отсутствие элементарного патриотизма, внутренней дисциплины, самоуважения, даже болтливость и пьянство автором в расчёт не принимаются. Да, в армии есть «господа офицеры», но они одиноки, как звёзды, и задавлены армейской рутиной. Нет отчаянных, есть отчаявшиеся, для которых высший форс – застрелиться. В районе боевых действий развернуть штыки во имя «национального восстания» – более реально, но когда идет война с чеченами, подобная р-р-революционность сродни предательству, дезертирству и диверсии.

Борис Миронов, в отличие от меня – профессионала, так же недооценивает спецслужбы. Или он думает, что и в органах есть «наши люди». Да, они там есть, но в случае неорганизованного неповиновения и самодеятельности они в мгновение ока будут лишены полномочий или арестованы. Рассчитывать на борьбу с аппаратом посредством его же собственных подразделений – по меньшей мере наивно. В каждом силовом ведомстве существует Особый отдел, занимающийся сбором информации, не «хватающий» сразу только потому, что выявляет всех связанных лиц.

Вот яркий пример – убийство лидера ДПА Льва Рохлина. Он не мог не знать о невозможности военного переворота, на что он надеялся? На то, что враги пожалеют, потому что еврей? Или на моральную поддержку народа? А если народ сочувствовал боевому генералу, значит, не сочувствовал ельцинистам? А раз не сочувствовал, значит, дни ельцинистов были сочтены, и они «мало чего стоили», как пишет автор… Где же ответ народа?

Много вопросов. Ответ один – ни военный переворот, ни «национальное восстание» невозможны вне исторических и организационных предпосылок. Нет Организации – инструмента революции, нет невыносимости в положении низов (ибо нас убивают под информационной анестезией), нет неспособности верхов реагировать на изменение ситуации.

Классика!

АВТОР, рассчитывая на поддержку масс, также высказывает надежды на прямо-таки массовую идейность борцов и даже народную идейность. Благонамеренные мечты такого человека будут походя высмеяны каким-нибудь шоу-меном, типа Якубовича, и народ послушает своего любимца. Орденоносцы Великой Отечественной расцелуют иудея за приз, а милые дети спляшут в рекламной паузе.

Тот же Борис Миронов (при всём к нему уважении) на посту главы Госкомитета по печати не смог наворовать денег на своё «национальное восстание», гордо отклонил предложение евреев участвовать в барышах. Такие люди, конечно, никогда не переиграют шулера, так как бояться замарать руки. Они, по всей видимости, не верят в очищающую силу Национальной Идеи.

Но я утверждаю – Наша Цель оправдывает средства. На войне не миндальничают. Только превзойдя врага в коварстве и жестокости, используя военные хитрости, ложь, подлог, подкуп, клевету и давление, мы заставим шулера поделиться козырями, и ни в коем случае не будем с ним «играться». Нет никаких идеально и независимо существующих правил игры. Всё зависит от временной договорённости и расклада сил. Для подлинного борца не может быть никакой «морали» по отношению к врагу, все договорённости временные, нет постоянных союзников, но есть постоянные интересы. Если нужно, националист должен обняться с самим чёртом, а потом отправить его в ад на постоянное место жительства. Тот, кто этого не приемлет, пребывает на обочине истории.

Народы борются за свой суверенитет по-разному, и там, где революция невозможна, национальный актив создаёт к ней необходимые предпосылки. В Ирландии есть две по сути единые, но официально не связанные оппозиции: вооружённая нелегальная (ИРА) и легальная политическая (Шинн Фейн). Одна структура осуществляет террор, вторая ведёт переговоры по итогам этого террора. А в Японии вообще нет сколько-нибудь конкретной политической структуры у националистической мафии (якудза). Там конкретные политики из разных партий лоббируют интересы японцев под давлением авторитетов, получая от них деньги и покровительство. В 1996 году я встречался с современным руководителем японской националистической организацией «Союз Щита», основанного легендарным Юкио Мисимой. Это была дружеская встреча, проникнутая духом идейной близости. Мы сошлись на том, что опыт лучших из японцев в деле борьбы за влияние в собственной стране, имеет аналоги и в России. Когда я возглавлял охранное агентство «Рубикон-секьюрити», создались условия для подготовки националистически настроенных кадров, среди которых было много профессионалов, бывших офицеров из силовых ведомств. Подготовка людей, способных осуществлять террор и боевые действия, входила в план. В 1994 году в меня стреляли именно потому, что я стал центром такого объединения. В знак взаимоуважения и взаимопонимания японский гость подарил мне фуражку основателя «Союза Щита», я же подарил ему те пули, которые встретил грудью тогда, в 1994-м. Кстати, сам Мисима покончил с собой, как самурай, после неудавшейся попытки военного переворота, ибо после удачного штурма штаба верховного главнокомандования штабной гарнизон, перед которым выступил этот выдающийся человек, открыто высмеял порыв национал-революционеров. Это ещё раз доказывает величайшую трудность военного переворота при всей кажущейся его простоте.

ЯПОНИЯ, Северная Ирландия – исторические примеры гибкости национальной элиты в борьбе за влияние и независимость. Нам тоже нужно шагать в ногу со временем, ни выборы, ни «вооружённые восстания» не решат русских проблем. В то же время политические партии – есть всего лишь инструменты.

Нужно осознать, что нам противостоит политическая мафия во всех сферах жизни общества, она идёт на всё ради достижения своих целей. Нам нужно сломить её на всём фронте её активности, создав свою политическую мафию. Поэтому нам нужны разносторонние кадры, объединённые доверием к авторитетным людям, чья идейность и честь не подлежат сомнению. Русское сопротивление на этом фронте выявит конкретные задачи, решив которые, мы опрокинем укрепления противника. Так будем продвигаться вперёд. Так победим.

Юрий Беляев, руководитель Национально-республиканской партии России, С.-Петербург

«Национальная газета» № 7(35), 2000 г.

 
< Пред.   След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования