sevastianov .ru
Севастьянов Александр Никитич
Сегодня среда
22 ноября 2017 года


  Главная страница arrow Книги arrow Всемирная интифада arrow «Всемирная интифада» Предисловие

«Всемирная интифада» Предисловие

Версия для печати Отправить на e-mail

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

1. ДВЕ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

2. ВСЕМИРНАЯ ИНТИФАДА

3. БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ КОНФЛИКТ – КЛЮЧ К ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ

4. РУССКОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ: ГЕРОИ И ЖЕРТВЫ

5. ПРИЛОЖЕНИЕ: ХРОНИКА РУССКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1999 ГОДУ в «Национальной газете», главным редактором которой я служу с 1997 года, появился спецвыпуск № 1 под названием «Чего они от нас хотят? (Евреи, русские, Россия.) Открытое письмо всем кандидатам в депутаты государственной Думы, в члены Совета Федерации, в президенты России». Это был первая часть только что написанного мною исследования, вторая часть которого появилась там же (спецвыпуск № 3) в том же году. А немного позднее, в январе 2001 года этот же текст появился уже в виде отдельной книги с более кратким, но точным и «кассовым» названием «Чего от нас хотят евреи». Именно так, без вопросительного знака, поскольку книга содержала не вопрос, а ответ, вылущенный мной с немалым терпением из многих сотен современных еврейских газет, журналов, брошюр и книг, а также из иных, в том числе аналитических материалов. В течение года десятитысячный тираж книги разлетелся без остатка, несмотря на то, что у меня нет своей сети распространения и торговых точек.

Надзирающая за моей газетой инстанция – Московское управление Комитета по делам печати – с удовольствием, надо полагать, ознакомилась с публикацией и никак поначалу не отреагировала.

Отреагировали евреи.

Порой, когда страх расплаты особенно тревожит еврейские сердца, с еврейской стороны раздаются невнятные разговоры о «русско-еврейском диалоге». Я скептически отношусь к этим разговорам, совершенно не верю в их искренность. Стоит минутному страху пройти, а привычной самоуверенности укрепиться, и евреи сами в первую очередь забывают об этих призывах, переходят в контратаку. По большому счету они не заинтересованы в таком диалоге, ибо предельно не заинтересованы в поиске правды в русско-еврейских отношениях.

Больше того, всякую попытку такого поиска они воспринимают в штыки и немедленно объявляют проявлением антисемитизма (который они часто именуют «зоологическим», хотя, на мой взгляд, точнее было бы говорить об «антропологическом»). Не избежал этого и мой скромный научный труд. О нем незамедлительно оказалась извещена Мосгорпрокуратура, вынужденная назначить проверку книги, в том числе в НИИ Генпрокуратуры. Проверка показала, что книга является действительно научным исследованием (на 170 страниц приходится 280 ссылок на источники), написанным с соответствующей, вполне законной целью, и оснований для уголовного преследования ее автора – нет.

Итак, со стороны евреев никакой попытки обсудить книгу по существу не было. Попытка утопить, наказать автора и книгу – была; а обсудить – не было.

Со стороны же своих, русских исследователей и читателей я прочел и выслушал немало замечаний. Некоторые из них составляют предмет моей гордости (например, академик И. Р. Шафаревич не раз ссылается на мою книгу в своей блистательной «Трехтысячелетней загадке», положительно оценивает некоторые мои доводы, хотя и не считает, что проблема имеет решение вообще). Но были и критические замечания.

СРЕДИ критиков нашлись такие, кто упрекнул меня в предвзятости и односторонности, как если бы я забыл о вкладе евреев в развитие отечественной науки, культуры, оборонной мощи и т. д. и т. п. Мне попытались поставить на вид, что я рассказал читателям лишь о темной стороне еврейско-русских отношений, намеренно выключив из вниманию сторону светлую. Это не совсем так. Но коль скоро такой упрек прозвучал, я постараюсь на него ответить здесь:

1. Наука, культура и оборонная мощь – дело хорошее, и вклад в их развитие российских евреев есть вещь общеизвестная. Но лишь политика организует в общественном смысле нашу жизнь, определяя, кто и на каких условиях будет пользоваться всеми ее благами, включая названные выше. Поэтому именно вклад в политику позволяет определить суть и смысл деятельности той или иной общественной группы. Вот почему, соглашаясь (без деталей) с тем, что евреи принесли России много добра, я считаю, что зла они принесли гораздо больше. Ибо те политические изменения русской жизни, которые евреи наметили, подготовили и произвели в 1917 и 1991 гг., поставили мой народ на грань смерти, превратили его в полутруп, чего не возможно искупить никакими культурными или научными «примочками» и «припарками».

2. Следует помнить о философском противоречии между общим и частным, логическим и историческим. Я охотно признаю, что многие евреи, жившие в России, украсили ее интеллектуальную и художественную жизнь. Да и материальную жизнь тоже, если иметь в виду труд многочисленных архитекторов, инженеров, ученых, врачей и т. д. Я никогда не стану этого отрицать хотя бы по той простой причине, что на определенном (и немалом) отрезке моей собственной жизни знакомство и дружба с некоторыми представителями еврейской интеллигенции были ее истинным украшением. Это были люди высокого полета – прославленный историк и литературовед; знаменитый психолог; блистательный искусствовед; талантливый художник и мастер жизни; ученые, журналисты и писатели, а также некоторые другие (имена не называю)… Ничего, кроме слов глубокой благодарности, эти люди не заслуживают. Равно как и многие литераторы (Пастернак, Мандельштам, Маршак, Заходер и др.) или деятели искусств (Левитан, Антокольский и др.), чье творчество мной любимо с детства.

А в юности я с родителями жил в абсолютно интернациональном и внеконфессиональном Калининграде, где мы широко дружили с разнонациональной интеллигенцией, и я должен честно сказать, что входившие в наш круг интеллигенты-евреи (профессора и преподаватели вузов, музыканты, литераторы) стояли, как правило, значительно выше среднего уровня, у них было чему поучиться. Русская интеллигенция – в большинстве своем первого поколения, «от станка и сохи», – им уступала. А выше них (в смысле воспитания, образованности, культуры, умения мыслить и созидать, внутреннего благородства, т. е. собственно интеллигентности) я ставил только, пожалуй, своего отца, «недобитого» русского дворянина. Осиротев в 7 лет (его отца, белогвардейца, расстреляли, а их с матерью отправили в ссылку в Башкирию, потом в Туруханск), пройдя затем весь фронт и чудом уцелев (а его мать, военврач, так и погибла во фронтовом госпитале), отец непонятной силой генов и собственных детских воспоминаний (импринтинга) сохранил и выпестовал в себе этот ушедший сегодня в прошлое психотип. Только вернувшись в Москву с мамой, я успел застать здесь еще несколько таких же «недобитых» русских дворян (В. С. Шумков, Л. Е. Кропивницкий, П. С. Романов и другие), чтобы оценить этот психотип вполне и по достоинству – «как класс». Помню свое ощущение от первой встречи с Кропивницким, художником и поэтом, искусствознатцем и духовидцем, прошедшим Сталинград и десять лет советских концлагерей (его пращур Марко Кропивницкий, считается основоположником украинской драматургии). Так, наверное, чувствовал себя гадкий утенок Андерсена, когда в лесной заводи вдруг увидел могучего и сияющего белого лебедя и понял вдруг всем сердцем: мы одной крови! Таких людей, как мой отец, как названные мною дорогие покойники, больше в мире уже нет, сей «класс» сошел в небытие навсегда. В основном не оставив мужского потомства. Но именно знакомство с ними помогло мне в свое время понять, какой была та Россия, у которой учились овладевшие ею евреи, у которых потом порою учились мы…



 
След. >


Свежие новости
© - Все права принадлежат их обладателям. 2006 - 2017
При полной или частичной перепечатке материалов сайта гиперссылка на sevastianov.ru обязательна.




Яндекс цитирования