Sidebar

25
Чт, фев

Подводя итоги - 2020

Новости

2020 год запомнится тем, что он проявил, ярко высветил главные, основные глобальные противоречия и проблемы, а именно: 1) перенаселенность Земли, 2) необъявленная расовая война, 3) засоренность планеты, резкая актуализация экологической повестки. Это если иметь в виду мир в целом.

Если говорить только о России, то и тут год был чрезвычайно показательным, обнажившим как главные противоречия, так и основные тенденции развития страны.

Пройдемся с читателем по самым важным событиям года, чтобы подтвердить указанное впечатление. Оно дает не так уж мало оснований для оптимизма. Но и для тревоги тоже.

Внешний мир

1. На первое место по значению все обозреватели дружно ставят обрушившийся на все страны коронавирус. Люди не устают задаваться вопросом: что это? Сильные мира сего доигрались с бактериологическим оружием, вырвавшимся из-под контроля? Или причина носит не антропогенный характер, а порождена естественными мутациями, случайной игрой сил Природы? Или это проявление гнева Господня, обрушившееся на забывших Его людей?

Я, однако, думаю иначе. По моим представлениям, Природа всегда включает следующие три механизма регуляции в том случае, когда численность популяции превышает разумные допустимые пределы. Это – война, миграция и эпидемия/пандемия (а в мире животных эпизоотия). Три механизма – не больше, не меньше.

Начнем же с признания основополагающего факта: наша планета чудовищно перенаселена и продолжает разбухать от избытка населения. Причем исключительно за счет цветных рас (белая раса, напротив, сокращает свое присутствие в мире, как в абсолютном, так и, особенно, в относительном цифровом выражении, она даже не воспроизводит уже себя). Как же реагирует на это Природа?

Сегодня возможности вести войну у наиболее сильных стран ограничены наличием абсолютно смертоносного оружия, способного уничтожить весь мир и не оставляющего никаких надежд на то, что одна из сторон сможет благополучно пользоваться плодами победы. Начать сокращение численности населения планеты, используя атомное, химическое или бактериологическое оружие – равнозначно самоубийству, и на это вряд ли кто-то из правителей пойдет. А вот Ближний Восток, Африка, Закавказье, ряд других регионов – там войны не только возможны, но и неизбежны, поскольку там, во-первых, такого страшного оружия нет, а во-вторых – именно там демографическое давление чрезмерно высоко и остро нуждается в снижении. Усиленные взаимоистребительные войны в этих регионах ничем не угрожают остальному человечеству, напротив, оно в них весьма заинтересовано. Однако, распахнув ворота на Запад мигрантам из этих стран, европейцы резко снизили там шансы взаимоистребительной войны. Что очень глупо и недальновидно. Открыли клапан, на свою голову…

Миграция не случайно стала одной из ведущих проблем современности, коснувшись как стран с избыточным, так и стран с недостаточным демографическим давлением. В результате мы наблюдаем непрерывное усиленное перетекание значительных человеческих масс с Юга и Востока на Север и Запад. Этот процесс зримо меняет расово-этническое лицо стран Европы и США (а отчасти даже и России), а с ним и цивилизационную идентичность белого христианского мира. Для того, чтобы прекратить этот пагубный для свойственной нам цивилизации процесс, у стран Запада нет ни воли, ни силы. Обратим внимание: цветные массы, превысившие в Европе все пределы допустимой концентрации, уже не ассимилируются, а создают свои анклавы. Выяснилось, что возможность абсорбировать миграционные волны у белых европейцев – не безгранична. Но главное: перераспределение демографического баланса не решает в принципе проблему перенаселения планеты. От того, что цветных жителей в Европе, США и России становится больше, на планете не уменьшается их абсолютное и относительное количество.

Итак, ни войны, ни миграции в наши дни не в состоянии радикально разрешить названную проблему. Что же, какое последнее средство остается в арсенале у стонущей от перегрузок Природы? Правильно: эпидемии. Похоже, коронавирус – первый серьезный звонок (были звоночки и до него, типа птичьего, свиного гриппа, атипичной пневмонии, лихорадки Эбола и пр.), как в Средние века – чума, а в начале ХХ века – «испанка». Просто на сей раз все гораздо серьезнее. А что нас ждет в недалеком будущем, не хочется и думать.

По всей вероятности, у сильных мира сего – пресловутого мирового правительства, если таковое есть – болит голова об альтернативном способе немедленно вернуть демографическое развитие Земли в нормальное русло. Такая постановка вопроса отсылает нас к проблеме расовой войны. Уверен, что у тех самых сильных мира не дрогнул бы ни один мускул на лице при известии об исчезновении последнего негроида на земле (а это самый быстрорастущий контингент на свете). Но ни СПИД, ни «Эбола», ни коронавирус черную расу, как мы видим, не берет. Значит, им потребуется что-то другое, попроще и поэффективнее. Но прежде, чем затронуть эту тему, договорим о коронавирусе.

Одно из главных политических последствий пандемии состоит в убедительной демонстрации преимуществ централизованного государства, управляемого партократией (Китай) или на худой конец автократией (Россия), по сравнению со странами западной демократии. Когда всю страну посещает смертельная опасность, и властям надлежит обеспечить дисциплину, ответственность и всеобщую максимальную мобилизацию, то недемократические страны справляются с этой задачей в целом неплохо, а демократические, сделавшие ставку на личную свободу индивида, – буксуют.

Конечно, свои издержки несут и Китай, и Россия, но цифры смертности от ковида убеждают лучше любых речей: США, Англия, Испания, Италия и др. гораздо хуже справляются с бедой. Особое значение получил пример Швеции, которая проявила, прямо сказать, преступное легкомыслие и глупую веру в демократию и свободу предпринимательства, а теперь жестоко расплачивается…

Урок страшный, но необходимый: перед лицом подобной всеобщей беды не место безответственной болтовне о свободе личности и правах человека.

Еще одно важное последствие ковида – разорваны множественные, в том числе тончайшие нити, связывавшие разные страны, регионы, части света, да и отдельных индивидов тоже. Разоряются и терпят колоссальные убытки все авиа- и транспортные компании мира. Жизнь всех все больше переходит в электронные связи, уходят или деградируют тысячелетние традиции личного общения. Это еще один сильнейший удар по парадигме глобализма, по идеологии космополитизма. Оборвана, во многом, и у России связь с миром. С моей точки зрения, это все крайне положительные изменения, поскольку, по моему глубокому убеждению, у нас на повестке дня стоит максимальная расстыковка с Западом вообще и Америкой в особенности. А также переход к ограниченной автаркии, к политике опоры на собственные силы.

В этом наш национальный интерес. Происходящее льет воду на нашу мельницу.

* * *

2. Второе по значению событие внешнего мира – это, конечно, выборы президента в США: оно обязательно отразится на всей мировой политике.

Первое, что показали эти выборы, – полная деградация американского общества, которое, при всей своей численной огромности, экономической и военной мощи, оказалось не в силах выдвинуть пристойного лидера и было вынуждено выбирать между эксцентриком-одиночкой и склеротическим рамоликом.

Далее. Выборы показали запредельную лживость, фальшивость и коррумпированность так называемой западной демократии в ее собственной цитадели. Вот он – пример всему миру! Вот каково подлинное лицо этой демократии: ее очевидная мерзость и двуличность. Были обнажены все закулисные механизмы, все самые грязные и непристойные тайны политического устройства США. Достаточно посмотреть, на какие слои населения в основном опирался победитель – склеротик-перестарок Байден, кого он не постеснялся сделать своей главной ударной силой! Это ли не симптом скорой гибели прогнившего до самых костей государства, пораженного проказой «демократии без границ»! Демократии, давно уже обернувшейся на деле – диктатурой меньшинств любых мастей: от сексуальных до расовых и религиозных.

Победа Байдена, купленная ценой самых масштабных в истории фальсификаций (мы все просто дети по сравнению с этими матерыми политическими бандитами мирокого класса), есть не что иное, как судорога гибнущей западной цивилизации, пытающейся вернуть себе положение «последнего суверена» (Бжезинский). Но точка невозврата Америкой уже пройдена, она не сможет больше выполнять роль ни мирового жандарма (сегодня ей этого не позволяют делать по меньшей мере Китай и Россия, не говоря о ряде стран масштабом помельче), ни лидера всемирного прогресса (тут инициативу перехватывает Китай, а на старте Россия и Индия). Так что реваншисты-демократы, стоящие за спиной Байдена, вряд ли вернут Америке тот статус, от которого Трамп уже имел мудрость и смелость отказаться в своей речи на Генеральной ассамблее ООН 25 сентября 2018 года. По объективным условиям.

Однако самое главное, что продемонстрировали выборы – это глубочайший раскол американского общества, вплотную подошедшего к необъявленной «гибридной» гражданской войне. Которая так или иначе все равно разразится, даже если Трамп не введет военное положение к инаугурации Байдена 20 января. Да, собственно, она и так уже идет.

Между кем и кем эта гражданская война? Если иметь в виду партийный окрас – то между республиканцами, сторонниками традиционных ценностей, устоев жизни, выработанных белыми христианами Запада в течение тысячи лет, – и демократами, имеющими опору в объединенных меньшинствах всех сортов, эти ценности отвергающих и разрушающих, продвигающих новые «демократические» ценности, а на самом деле революционную «религию человекопоклонства» (партиарх Кирилл). Но эти микрообстоятельства лишь прикрывают макросуть происходящего. А она состоит в ином, поистине глобальном: в мегавойне рас, длящейся в десятках тысячелетий.

В силу драматических особенностей собственной истории Америка сегодня оказалась главным театром военных действий в необъявленной войне на выживание трех больших изначальных рас. Белые сегодня зримо проигрывают эту войну на всем Западе, и не нужно быть пророком, чтобы видеть, к чему все идет и чем кончится. Если в середине ХХ века белая раса представляла собой примерно треть всей антропосферы, то сегодня – менее 15 %, а к концу века и эта цифра заметно снизится. Соответственно, в руки цветных перейдут вначале территории, города и села белых, а там и их белые женщины и все накопленные материальные богатства и все достижения передовой некогда цивилизации. Таков закон войны.

Америка сегодня – своего рода лабораторный эксперимент, показывающий, как будет проходить эта необъявленная война, какие формы примет и к чему приведет. Это опытовая площадка, где в миниатюре (для наглядности) вершится все то же самое, чему вскоре суждено развернуться на просторах всего северного полушария. Их сегодня – это завтра всей Европы.

И что же мы увидели в этой Америке, предельно разогретой и до конца самообнажившейся в ходе предвыборной борьбы? Мы увидели, как вся порожденная западной демократией грязная пена, включая геев, лесбиянок, феминисток, всех прочих извращенцев, сектантов и цветных дружно поднялась за благоприятных для них демократов (сиречь Байдена) против белой христианской традиционной Америки, олицетворяемой Трампом. Поднялась, громя города и сметая полицейские кордоны, избивая сограждан и грабя все, что под руку попадет. Красота!

Началось все в Штатах в конце мая, когда чернокожий бандит Джордж Флойд погиб во время задержания полицией в Миннеаполисе. Это само по себе ничтожное событие неожиданно стало причиной гигантской волны массовых протестов. Как по мановению волшебной палочки возникло движение Black Lives Matter – «Жизни чернокожих важны». Которое следовало бы назвать Only Black Lives Matter – «Только жизни чернокожих важны», поскольку оно повсеместно сопровождалось избиениями, унижениями и оскорблениями белых людей. К политическим действиям этой волны подключились даже крупные корпорации и целые индустрии Америки.

В авангарде этой разнузданной орды шли цветные, которых уже вряд ли стоит называть меньшинствами. По сути, мы лицезрели начало неприкрытой расовой войны, в которой все преимущества, включая поддержку закона, СМИ и общественного мнения, а также неожиданность первого удара, оказались у цветных (ясно, что при Байдене их поддержка только усилится).

Но Америкой ход военных действий не ограничился. Характерно, что он немедленно отозвался революционной активностью цветных мигрантов в Европе, чьи требовательность и наглость растут пропорционально их численности и безнаказанности. И что же делает белая в целом, пока еще, Европа в ответ на этот рост беспредела? Массово депортирует распоясавшихся пришельцев восвояси – в ту бездну голода, нищеты, болезней, войн и неурядиц, откуда они сбежали? Ничего подобного! Продолжает их кормить, позволяя бездельничать и плодиться за счет коренного населения. Уму непостижимо – но это так. И объяснить это можно только одним: витальной слабостью деградирующей – вырождающейся и вымирающей – белой расы, уже неспособной даже защитить себя и лишь демонстрирующей нам комплекс жертвы.

Горе побежденным! Вдвойне горе – побежденным без сопротивления, капитулировавшим во имя личного комфорта, спокойствия и свободы!

Остатки здравомыслия сохраняют пока Польша и Венгрия, не желающие пускать к себе цветных бездельников – но какое же давление оказывает на них другая, «старшая» Европа, весь остальной Евросоюз, повредившийся рассудком на почве «европейских ценностей»!

Все наблюдаемое ставит Россию перед жесткой необходимостью определиться в этой войне рас, в этом конфликте идеологий, где, с одной стороны, мы вынуждены повторять, как мантры, заклинания о недопустимости нацизма, фашизма, расовой дискриминации и прочих нехороших человеконенавистнических концепций, а с другой – обязаны не повторить жалкую и трагическую судьбу Запада, обязаны отмежеваться от политики мультикультурализма и избыточного гуманизма по отношению к беженцам и мигрантам, чтобы защитить себя и своих потомков.

Нам пора четко и однозначно заявить Западу, этой мировой демократической шайке растлителей и самоубийц: западная демократия скомпрометировала и дискредитировала себя до последнего предела.

Отныне ваши ценности – не наши ценности!

Вы все можете пить свой чай с солью, если угодно, а мы будем по старинке: с сахаром, медом и вареньем.

* * *

3. В самом деле! Не пора ли нам окончательно размежеваться и расстыковаться с Западом? Что мы от этого потеряем? Наши отношения уже и так – хуже некуда, притом по их вине. Минувший 2020 год только подтвердил это, продемонстрировав рост напряженности с нашими «западными партнерами», как любит выражаться Путин. Обвинения России, одно нелепее другого, жесткий прессинг по всем направлениям, предъявление заведомо невыполнимых требований, категорическое нежелание считаться с нашими интересами и попытки оказывать на Россию давление всеми мерами – весь этот набор мер стал в 2020 стойкой традицией. Даже спокойный Лавров не сдержал негодования: допекли. Не помню случая, чтобы НАТО или ЕС хоть когда-нибудь в чем-нибудь пытались встать на нашу позицию, посмотреть на дело через призму интересов и целей России. Как будто нам априори таких целей и интересов иметь не положено!

Впрочем, не стану пересказывать ответ президента Путина корреспонденту ВВС Стивену Барнетту: там все было сказано исчерпывающе и точно.

Так что вряд ли нам стоит бояться «испортить отношения» с Западом: портить уже нечего, на мой взгляд. Нечего особо и бояться. События, в том числе, минувшего года об этом говорят вполне ясно. Запад слабеет, это очевидно. Они делают и будут делать нам мелкие пакости, но на что-то серьезное у этого издыхающего льва уже силенок нет. Их нет даже у Америки, похоже, что уж о Европе говорить.

Взгляните: США вынуждены убраться из Афганистана (совсем недавно там произошло официальное замирение с талибами, которые выстояли в вооруженном противостоянии на своей земле, а значит – победили) и из Сирии. Правда в Сирии американцы временно сохранили контроль над самыми лакомыми кусочками территории, где основные нефтепромыслы, так что свой шмат трофейного пирога, причем самый большой, они-таки урвали, как обычно. Но войска в основном увели, да и рано или поздно совсем уходить придется, все же. Сократили они свой контингент в Ираке, почти не вмешиваются в ливийские события. Словом, подбирают когти на Ближнем Востоке – многолетней зоне своих интересов.

Европейцы-натовцы не участвуют в сирийской войне, минимально действуют в Ливии, обходясь, в основном, поставками вооружений. Тем более не посмели они сунуться в Карабах, ограничившись рекомендациями со стороны, признав безоговорочный приоритет России в данном регионе. Президент Макрон, критикуя НАТО, характерно высказался о потере мозга этой организацией – то есть подчеркнул отсутствие осмысленной стратегии, растерянность перед лицом новой действительности. К тому же Франция и Германия, главные участники ЕС и НАТО, явно не справляются с собственными внутренними проблемами, их сотрясают затяжные беспорядки на социальной и национальной почве, и выхода не видно. Они слабеют на наших глазах. Показателен в этом смысле состоявшийся в 2020 году брекзит – бегство самой крупной крысы, Англии, с тонущего европейского корабля…

Европейцы, между прочим, никак не могут накинуть узду даже на собственного союзника, члена НАТО – Турцию, которая явно ведет весьма независимую от Северного Альянса политику. Тем более нам нечего их бояться. Бряцать оружием они еще могут, но применить его к нам вряд ли решатся. А уж войска послать – тем паче. Им некем воевать, разве что украинцев сподвигнут…

По инерции, Запад еще может риторически провозглашать Россию своим основным противником в масштабах планеты. Но в реальности таким противником для него со всей очевидностью является, конечно же, Китай. Обострение отношений США и Китая, свидетелем которому стал прошедший год, об этом убедительно говорит. Китай временно отступил в экономической войне, но его ресурс растет, чего не скажешь об Америке. Растет и военная мощь Китая, и его успехи в стратегически важнейших отраслях: киберпространстве и сфере искусственного интеллекта.

С 1990-х годов, видя данную тенденцию и предвидя ее эскалацию, я твержу читателю о необходимости определиться в данном противостоянии и однозначно встать рядом с Китаем и даже под его крыло, по возможности. 2020 год несколько успокоил меня в данном отношении и показал, что мы идем верной дорогой, подставляя плечо мировому гегемону завтрашнего дня. Отрадно, что министр иностранных дел Китая Ван И заявил: у стратегических отношений между Пекином и Москвой нет ни «запретных зон», ни «верхнего предела». Ведь только в союзе с Китаем (этот союз по определению не может не иметь антизападного характера, учитывая непрерывную битву цивилизаций за мировое господство) у нас есть шанс выжить и примкнуть к стану победителей.

В XVII-XVIII вв. мы подобным образом сумели примкнуть к стану победителей той эпохи – к странам Запада, к западной цивилизации. Приняли посильное участие в «опускании» Востока. Уцелели и возросли в могуществе за счет этого. Теперь пришло время повторить тот же кульбит, но уже в обратном направлении, поскольку глобальный лидер в очередной раз поменялся.

* * *

4. Коль скоро я мысленно обратился к тем временам, когда Россия сделала судьбоносный выбор между Востоком и Западом, то уместно вспомнить, что Восток тогда для нас олицетворялся не столько Китаем (китайская цивилизация опосредованно была представлена монголами), сколько Османской Империей, Турцией. И если сегодня мы свидетельствуем и приветствуем обратный разворот России от Запада к Востоку, уместно задаться вопросом: а как быть с современной Турцией в этом плане, включать ли ее в этот системный разворот? 2020 год заставил вплотную подойти и к этой проблеме.

Турция сегодня – одна из самых растущих и перспективных стран мира, могущая иметь великое будущее. Ее главный ресурс – демографический. По данным Турецкого института статистики, в 2019 году население возросло на 1 млн человек (вообще, численность населения страны, составлявшая в 2013 году 77 695 904 чел., в 2019 году составила уже 83 154 997 человек), причем этот прирост – около миллиона в год – держится с 1975-1980 гг. Достаточно высок суммарный коэффициент рождаемости – 2,07. Прилив из Сирии иммигрантов, этнически, конфессионально и цивилизационно близких туркам, вносит свою лепту в общую картину.

Территория Турции относительно мала, поэтому плотность населения (а с ней демографическое давление) весьма высока: 108,9 чел/км2. Очень важно отметить, что количество турецкой молодежи огромно: люди до 15 лет составляют 26,6 % населения. Выйдя вечером в Стамбуле на главную улицу города Истиклаль (бывшая Пера), я был потрясен зрелищем: вся широкая улица была запружена оживленной толпой молодого черноголового люда, сквозь которую с трудом двигался наш реликтовый прогулочный трамвай…

Национальный состав Турции довольно пестр, причем этнические турки составляют лишь четверть населения. Но: статья 66 Конституции Турции определяет всех граждан страны как турок, а турецкий язык – единственный государственный. Такова политическая нация этой унитарной страны.

Итак, что же мы видим? Этнодемографическая ситуация не только позволяет туркам задумываться об имперском реванше, но и прямо предполагает его, подталкивает к нему! Все, что мы видим в последние годы в турецкой внешней политике, свидетельствует о движении в данном направлении. Турция явно хочет взять на себя роль лидера всего суннитского мира – будь то на Ближнем Востоке и в Северной Африке, будь то в Средней Азии, Поволжье, Закавказье, Кавказе и Крыму. То есть в былых границах Османской Империи, если не Великого Турана. Территориальная экспансия турок – вещь однозначно неизбежная, вопрос стоит только о ее сроках и направлении.

Особо следует отметить, что история подарила Турции лидера – Реджепа Тайипа Эрдогана – который как нельзя более соответствует указанным амбициям и потенциалу страны. Пожав лавры победителя на внутриполитической арене, справившись с политическим противником и счастливо избежав гибели в перевороте, подготовленном Америкой, одержав убедительные военные победы на Ближнем Востоке и в Закавказье, заручившись небывалой поддержкой населения на президентских и парламентских выборах, Эрдоган стал уникальным фактором, консолидирующим свою страну. И получил от своего народа абсолютный карт-бланш на любые рискованные предприятия на внешней арене. Я без обиняков сравниваю Эрдогана с Гитлером времен победы НСДАП на выборах в рейхстаг в 1933 году, когда перед лидером немецкого народа открылись неслыханные возможности. Отчасти Эрдоган их только что осуществил в Сирии и в Карабахе, но это – нетрудно догадаться – только начало. То ли еще будет.

Следует все время помнить, что вся демографическая ситуация в регионе – в Закавказье, Малой Азии, Ближнем Востоке, Северной Африке – просто взывает к большой войне, способной резко снизить уровень демографического давления, резко сократить количество населения. Такая война там объективно необходима, и она обязательно разразится, с участием России или без него. Но вот участие Турции в ней предопределено однозначно.

А теперь, для сравнения, бросим взгляд на демографию в России.

Несмотря на то, что на 1 января 2020 года по оценке Росстата наша страна все еще занимает почетное девятое место в мире по численности населения со своими 146 748 590 постоянных жителей, наши перспективы далеко не радужны.

Не говорю о том, что формально наша плотность населения ничтожна — всего 8,57 чел/км² (это объясняется наличием огромных площадей, непригодных для житья и незаселенных). Не говорю и о том, что на европейской части России, непосредственно контактирующей с Европой и немонголоидным Востоком, расположено всего около 80 млн человек (меньше, чем в Турции). Это еще не беда: мы и меньшим числом людей справлялись с нашими задачами. А беда в том, что, согласно ежегодному Докладу Фонда ООН в области народонаселения, демографический кризис в России имел место уже в 2011 году: суммарный коэффициент рождаемости составлял всего лишь 1,549. Правда, в 2015 году произошел неожиданный скачок: по данным Росстата, этот коэффициент составил 1,777, и население возросло вдруг почти на три миллиона человек. Но секрет прост: скачок произошел за счет воссоединения с Крымом. А затем снова наметился спад, а в последние два года и вовсе наблюдается минусовой прирост. Согласно данным демографического прогноза ООН (2019 года), общий коэффициент рождаемости в России с 2020 до 2100 год будет в диапазоне от 1,82 до 1,84 рождений на одну женщину. То есть, мы не можем мечтать даже о простом воспроизводстве нации, не говоря уж о ее росте.

Соответственно, будет падать и пассионарность народа России, поскольку главный фактор пассионарности не оставляет места для оптимизма: доля молодежи от общей численности населения составляет у нас всего 16,5 %. С одной стороны, это и неплохо: не будет почвы для бунтов и революций. С другой – очень плохо: не видно особого ресурса для роста могущества страны и ее военного (оборонного в первую очередь) потенциала.

Все сказанное позволяет подчеркнуть экстремальную важность турецкого направления российской внешней политики. Объективный ход событий уже наметил как минимум три региона, где наши и турецкие интересы столкнулись напрямую: это Сирия, Ливия и Карабах (шире – Закавказье). Особо следует подчеркнуть, что заинтересованность у Турции в ближневосточных регионах выше и оправданнее, чем у России, ввиду их непосредственной близости к ее границам. Помнят в Стамбуле и о том, что некогда Черное море было внутренним озером Турции. Можно смело предсказать, что дальнейшее неизбежное соперничество в названных геополитических точках будет вести к наращиванию конфликтного потенциала между нашими странами и к эскалации противостояния.

Разумеется, Вашингтон и НАТО, прямо заинтересованные в подобном развитии событий, не останутся в стороне и приложат все усилия к тому, чтобы Турция как член НАТО действовала по антироссийским стратегическим планам Запада. И зоной этих действий, как можно смело предсказать, станут Украина, Молдавия, Крым и Приднестровье. Иными словами, именно те территории, на которых когда-то Суворов, Румянцев, Потемкин, Ушаков, Кутузов, Долгоруков и другие русские полководцы дали туркам запоминающиеся уроки, могут сделаться ареной турецкого реванша – или, по крайней мере, попытки такого реванша. (Кстати, аналогичного мнения придерживается кукловод мирового масштаба Джордж Сорос.) А участие, явное или закулисное, НАТО – воспроизведет ситуацию Крымской войны XIX века; в части расклада сил, по крайней мере.

Я не исключаю, что экспансия турок может обратиться не только в подконтрольные России регионы – например, в Грузию. Почему бы им не попытаться для начала вернуть себе Аджарию с на диво расцветшим – спасибо Саакашвили – Батумом? Исторические основания для этого найти не проблема.

Будет ли Стамбул беспрекословно подчиняться Брюсселю? Это, конечно, вряд ли: у Эрдогана наверняка есть собственные планы, которые не обязательно во всем соответствуют натовским. Но все будет зависеть от того, насколько серьезную угрозу будет он видеть в российских вооруженных силах. В Сирии мы однозначно продемонстрировали свое преимущество и перед Западом, и перед Турцией. В Карабахе, напротив, турецкие беспилотники показали «кузькину мать» армянской (читай: российской) военной технике. Обладание атомной бомбой со стороны России мало что меняет в данной ситуации: Турция слишком близко расположена от наших границ, последствия ядерного удара по ней неизбежно скажутся на странах, входящих в зону наших интересов, да и на наших собственных. Ядерное оружие мы вряд ли здесь применим. Так что теоретически возможно все.

Стратегически Эрдогану пока что выгоднее всего балансировать на противоречиях между Россией и НАТО. Тем более, что НАТО точно так же пытается сдерживать турок в зоне своих интересов, как Россия – в зоне своих. А Турция периодически огрызается в обе стороны. Но такое положение не может длиться вечно, и когда Турция окончательно определится, какое направление экспансии для нее важнее, она сделает свой выбор: с кем побеждать. Со времен Крымской войны и русско-турецких войн на Балканах она предпочитала союзничать с Западом. Об этом нам не следует забывать. Рассчитывать, что Турция станет нашим стратегическим союзником, не стоит, как бы этого ни хотелось. Но и исключить этот вариант, учитывая зримое ослабление Запада, полностью нельзя: слабость противника провоцирует, и Эрдоган эту слабость сознает, как сознает он и силу России.

Как видим, 2020 год обострил и ясно обозначил все жизненно важные для России противоречия не только по западную, но и по южную сторону ее границ. Соответственно возросла роль как военной, так и дипломатической составляющей нашей внешней политики там. Одной из задач которой, в частности, становится срочное превращение Армении в полноценный российский военный плацдарм. Удастся ли это сделать, учитывая гнилую фигуру Пашиняна, все еще руководящего страной? Мне кажется, наша политика буксует в этом вопросе, мы не дожимаем, не доворачиваем гайки. Введение миротворческого контингента в Карабах – временный паллиатив, а не окончательное решение проблемы. Ну, поживем – увидим.

* * *

Итак, глобальные проблемы перенаселенности планеты и необъявленной расовой войны отчетливо проявились в 2020 году на внешнеполитическом уровне.

Обратимся теперь к внутриполитическому уровню, чтобы посмотреть, что и как проявилось здесь.

Внутренний мир, Россия

Ушедший год нанес нам тяжелый, непоправимый урон, унеся жизни многих прекрасных людей. Есть потери и в Русском движении: Владимир Авдеев, Александр Казинцев, Константин Крылов – люди, которых я любил, чтил, которыми дорожил, сознавая их необходимость и уникальность. Не стало также Эдуарда Лимонова; как бы я лично к нему ни относился, но это была яркая личность, по-своему украшавшая, разнообразившая наш политический горизонт.

Пусть наша память о них длится, пока мы живы. Но пусть наша скорбь не помрачает разум и не лишает нас надежд.

Вернемся к важнейшим событиям 2020 года внутри России, высветившим основные противоречия. К таковым я отношу следующие.

* * *

1. Поправки к Конституции в контексте смены правительства – это, на мой взгляд, звенья одной цепи. И цепь эта – на руки российской элиты, ограничивающая ее возможности по расхищению достояния России. В том и другом выразились противоречия, назревшие между президентом Путиным и значительной частью (наиболее вороватой и антипатриотичной) российской элиты, которая вся порождена революцией 1991-1993 гг. и годами правления клики Ельцина-Гайдара.

Возможно, уместнее начать именно со смены правительства. Наконец-то остался не у дел самый, на мой лично взгляд, бездарный из всех правителей России за последние четыреста лет – Дмитрий Медведев. Наш доморощенный «Крошка Цахес», как прозвали его злые языки, в глазах многих он был символом тотальной некомпетентности и бестолковости, источником банальных мыслей и нелепых инициатив. При этом Медведев исправно почти двадцать лет служил марионеткой, прикрытием для непопулярных и/или невнятных решений Кремля. Но вот настало время, когда всего этого больше не надо. Потому что созрела, наконец, возможность взять курс на развитие страны, опираясь на собственные силы.

Увольнение Медведева с поста премьер-министра – знаковое событие в плане вышереченного противостояния элит. Ведь именно он был главной надеждой жаждущих реванша системных либералов. И вот…

Мы не знаем детально, какое изменение расклада внутренних сил произошло за двадцать лет, кроме очевидного: в 2000-е сислибов отстранили от кормушки и кормила, а в 2010-е центральная власть начала строить и «национализировать» лояльную фракцию бизнес-элиты. Кремль сконцентрировал в своих руках огромный материальный ресурс, позволяющий вести страну в будущее. Что же до политической фракции элиты, то в те же 2010-е ее начали активно консолидировать на идее патриотизма.

Надо полагать, все названное постепенно привело к определенному результату, к некоему перелому (подробности знают посвященные, не мы), который позволил перейти к давлению на ту часть элиты, которая до сих пор не поняла главной тенденции, не подчинилась ей, не рассталась с узко эгоистическими целями и задачами своей деятельности. Видимо, ее час пробил.

Началось все несколько лет назад с атаки на офшоры и раскрутки механизма борьбы с казнокрадством и корррупцией. Включилась и заработала, набирая обороты, кремлевская гильотина, стали падать головы губернаторов, мэров, министров, крупных воротил бизнеса, и даже зарвавшихся и заворовавшихся силовиков. Подняла вой, что естественно, либеральная пресса («силовики-де кошмарят бизнес!»); не помогло…

Однако все действия Кремля говорят о том, что президент вовсе не намерен упускать инициативу, а напротив, полон решимости идти намеченным путем до конца, наступать. Что не сулит зажравшейся и «потерявшей берега» верхушке ничего хорошего.

Перед выпадением Медведева из насиженного гнезда Путин провел нужные, но непопулярные законы, память о которых теперь будет связана с ушедшей в сумрак маленькой фигуркой. Теперь же для президента пришла пора, напротив, решений популярных и, можно сказать, долгожданных. И они должны ассоциироваться исключительно с новым правительством и новым курсом лично Путина.

Замена Медведева на Мишустина – это вовсе не декоративное мероприятие, это перемена сущности, самого характера внутренней политики (включая экономический курс). Мишустин, в отличие от Медведева, – профессионал в управлении вообще и в управлении экономикой в частности. Заметно, что Путин доверяет ему и позволяет идти новым курсом и даже реформировать само правительство (в министерствах пошла самая настоящая чистка и кадровая революция, чиновники высшего ранга вылетают пачками – «учинен перебор людишек», как говорили при Иване Грозном). Опираясь при этом, что немаловажно, на Белоусова, известного как сторонник государственного капитализма и в некоторой степени двойник Глазьева.

Мы видим уже целый ряд решительных шагов в новом направлении – в частности, введение с 1 января прогрессивного налога на богатых. А ведь патриотическая оппозиция безуспешно добивалась этого много лет! Еще недавно, при Медведеве, Госдума блокировала подобное предложение коммунистов, а теперь вот – пожалуйста! Переход Сбербанка в государственную собственность – тоже важный шаг. Впервые вынужден менять кредитную политику Центробанк, обязанный кредитовать развитие отечественной промышленности из ранее неприкосновенного фонда. Но самые важные новации связаны с поправками в Конституцию.

В первую очередь я имею в виду только что принятый закон, обеспечивающий механизм действия той поправки, согласно которой госчиновникам и депутатам нельзя иметь ни двойного гражданства, ни счетов и недвижимости за рубежом. Это поистине революционное изменение нашей жизни, и оно уже повлекло за собой чистку высших эшелонов власти. Подозреваю, это реализация давней, выношенной «голубой мечты» самого Путина, которая единственно способна обеспечить управляемость элитой. Уверен, что это начинание, в котором заинтересован лично президент, не остановится на полдороге, а будет неуклонно проводиться в жизнь.

В свое время еврейский лауреат Иосиф Бродский провозгласил: дескать, «ворюга мне милей, чем кровопийца». Но для русского народа все однозначно наоборот: пусть уж лучше силовик, пьющий кровь ворюги, чем разгул и диктатура ворюг, которые пьют народную кровь. Мы досыта нахлебались этой диктатуры при Ельцине. Хватит!

Знаковым событием в плане чистки элит я считаю назначение Генеральным прокурором – Игоря Краснова. У русских националистов этот человек на плохом счету – и по заслугам. Но сев в новое кресло, он совершил действо, которого я от него не ждал и за которое аплодирую ему – разогнал армянское лобби в прокуратуре, поувольняв десятка полтора генералов и полковников армянской национальности. Не посадив (пока), а только поувольняв, но его предшественник и на это не решался. Краснов – жесткий служака, эта метла будет мести усердно, надо думать.

Итак, «Сага о посадках» продолжилась и наверняка будет продолжаться. Ответным ходом обиженной и напуганной элиты, чей рай остался в 1990-х, стала бешеная информационная кампания против Путина и «силовиков», в которой, облизываясь, принимают участие не только известные медиа-персоны вроде Валерия Соловья и Андрея Караулова, не только присяжные враги режима вроде МБХ-Медиа, но и масса говорунов и СМИ помельче. Силенок у них маловато, но каждый кусает, как может. А главное – все в голос пророчат скорую смену лидера, продвигая в массовое сознание мысль о неизбежности транзита власти. В ход идет даже муссирование слухов об ужасной болезни президента, которая вот-вот сведет его если не в могилу, то в отставку.

Однако только что прошедшая пресс-конференция Путина показала, что он в отличной сохранности. Пятичасовой марафон – непрерывный «пинг-понг» вопросов и ответов на самые разные темы… Я бы лично так не смог. А Путин, который меня старше на два года, был в конце изнурительной конференции так же свеж и адекватен, остроумен и быстр, реактивен, как в ее начале! Точен в мимике и жестах, точен в мыслях, он вращал в уме таким объемом информации, что я только диву давался. Смотрел на нашего президента и думал: «Не дождетесь, суки! Лишь бы он не простудился на ваших похоронах!».

Но не только лично сам президент Путин сегодня в отличной форме. Развивается и крепнет в целом вся Россия под его наблюдением и патронажем. Да, понадобились долгие двадцать лет, чтобы вытащить страну из пропасти 1990-х, переформатировать ее экономику, подготовить условия для нового подъема, для рывка. Я не экономист, поэтому воздержусь от самостоятельных суждений, но адресую читателя к внушительному перечню российских достижений самых последних лет. Один из предлагаемых материалов просто перечисляет сделанное за 2020 год (данные впечатляют): https://youtu.be/fN89LB8e6Vk . А второй убедительно свидетельствует о нашем продвижении к заветной цели – национал-капитализму: https://zen.yandex.ru/media/dvinsy/dengi-budut-reshaiuscaia-pobeda-belousova-nad-siluanovym-5feaf6719801494ed85817c4 . Много важного и интересного о прорыве в будущее русского бизнеса рассказывает из номера в номер журнал «Форбс» – весьма духоподъемное чтение, рекомендую.

Кое-кто считает, что Путин потерял связь с реальностью, утратил инициативу и не способен предложить стране что-то новое, перспективное, ведущее к высотам развития и процветания. Как бы не так! Просто не надо быть идиотом и требовать всего и сразу по русской привычке…

Я смотрю в будущее с осторожным, но все же оптимизмом. И хотел бы пожить еще, чтобы увидеть всходы тех зерен, что посеяны в последние два-три года.

* * *

Вернемся, однако, к поправкам в Конституцию – важнейшему политическому итогу года.

В недавней статье «Русский народ в правовом поле России» (она есть на моем личном сайте) я подробно писал о важнейшей из них, позволяющей говорить о русском народе как единственном государствообразующем народе нашей страны. Это, на мой взгляд – знак, сигнал. Свидетельствующий об историческом развороте от Империи к Русскому национальному государству. Этот путь простым не будет: нам предстоит петлять, делать временные возвраты к прежнему, но вектор обозначился четко, и мы пойдем этим путем до конца.

Плюньте в глаза тому, кто утверждает, что этот путь ведет к умалению России, к территориальным утратам: все строго наоборот. Национальное государство, прежде всего, должно соответствовать простому принципу: один народ – одно государство. А это значит, что в будущей русской России должно найтись место для Новороссии с Приднестровьем, Белоруссии, Южного Урала (сегодня больше известного как Северный Казахстан), а возможно и иных земель. В вышеупомянутой статье я уже отмечал высказывания представителей высшего эшелона власти, от самого Путина до Вячеслава Никонова и Евгения Федорова, подтверждающие мой прогноз. Ну, а что касается исключения из состава страны некоторых некомплиментарных к русским регионов, то принятые поправки к Конституции не позволяют о том даже заикаться.

На втором по важности месте я вижу те поправки, которые снимают с шеи России позорное вервие международных норм и установлений, часто расходящихся с нашими собственными интересами. С неприемлемым главенством международного (читай: западного) права над внутренним законодательством покончено: будут приняты все меры к «недопущению вмешательства во внутренние дела государства». Благое следствие данной поправки уже не замедлило проявиться: Конституционный суд России признал необязательным к исполнению постановление международного суда о якобы задолженности России перед пайщиками ЮКОСа типа Ходорковского, Невзлина и других скрывающихся в зарубежных норах граждан.

Действенной и своевременной можно считать поправку о запрете любых действий, направленных «на отчуждение части территории Российской Федерации, а также призывы к таким действиям». Она, между прочим, свидетельствует о глубоком (и наверняка хорошо обоснованном) недоверии Путина к своим гипотетическим преемникам в будущем. Ну, а о том, что такая поправка была остро необходима, свидетельствует хотя бы тот хор недовольных голосов, который немедленно раздался из «страны восходящего солнца» по поводу Курил и Сахалина. Ясно, что тем зарубежным политикам, кто зарится на Калининград, Крым, Пыталово и другие лакомые кусочки России, тоже есть на что негодовать – и это очень хорошо: не мыльтесь, господа, бритья не будет.

Еще одна поправка преодолевает тот губительный разрыв в истории России, который был осуществлен и затем канонизирован большевиками в 1917 году. И это, между прочим, тоже шаг в сторону Русского национального государства, ибо историческое единство всей Вечной России от Рюрика до наших дней обусловлено ничем иным, как преемственностью истории русского народа – и только. О движении в ту же сторону говорит и поправка (ст. 69) о культурном единстве нашего народа поверх всех границ…

Я уже писал подробно о всех главных поправках (статья «Почему я проголосую за поправки» также есть на моем сайте). Поэтому здесь заостряю внимание только на тех, что имеют непосредственную внутриполитическую проекцию.

Среди них на первом месте, как уже было сказано, та поправка, что не оставляет места в высшем эшелоне власти для людей, имеющих иностранное гражданство и заграничные авуары.

Очень важно также, что новый пункт «е3» статьи 83 предоставляет президенту хоть какой-то шанс положить границы судейскому беспределу, дать некоторый укорот судьям, опьяненным своей бесконтрольностью, безнаказанностью и несменяемостью.

* * *

2. Президент Путин давно поставил во главу угла своей внешне- и внутриполитической деятельности интересы России, не слишком озабочиваясь тем, не наступил ли при этом кому-то на ногу. Я разделяю подобную позицию, ведь иначе ничего никогда не достигнешь. Не стоит удивляться поэтому, что некоторые противоречия с внешним окружением страны, существовавшие и раньше в более-менее скрытом виде, повыпирали наружу и обострились. И это хорошо: нам давно пора определиться с соседями, исходя лишь из своих собственных целей и задач. Как говорится, людям в угоду – да не самим же в воду.

Парадоксальным образом наши внешнеполитические успехи являются отражением улучшения внутренней ситуации России, укрепления армии и экономики и политической стабилизации. Мы не были бы так сильны и уверены в себе на внешней арене, если бы не стояли крепко на ногах на арене внутренней.

Примеров достаточно.

Можно начать с трех республик Прибалтики, отличившихся за последние тридцать лет столь ярой русофобией, что заставили регулярно вспоминать басню Крылова «Слон и Моська». Наш мирный (подчеркиваю!) ответ этим патентованным русофобам был суров и действен: вложив немалые средства в строительство собственных портов и терминалов на Балтике, мы избавились от их дорогостоящих услуг по транспортировке товаров и экспорту энергоносителей. После чего экономики этих жалких лимитрофов немедленно обвалились, а их былые прибыли стали нашими. В 2020 году наш слух был приятно поражен дружным воем прибалтийских партнеров; в их хоре были слышны различные нотки – от предъявления России счетов за благодеяния Советского Союза (опасная глупость, ведь мы можем тем же латышам предъявить встречный счет: за латышских стрелков и чекистов, и тогда они с нами до скончания века не рассчитаются) до благоразумных призывов прекратить русофобский курс и наладить отношения с великим соседом. Все то благо, все добро. Не знаю, вернется ли дружба, но деньги от нас, надеюсь, уж не вернутся прибалтам никогда.

Обязательно надо отметить фактическое завершение строительства торгового порта в Мурманске – важнейшее для нашей экономики событие, позволяющее нам торговать со всем миром в обход Балтики, где нас испокон веку стерегут и ограничивают таможенные и пограничные барьеры наших заклятых друзей и партнеров. Строительство мурманского порта я приравниваю к столь же прорывному для своего времени строительству Архангельска при царе Федоре Иоанновиче, после чего именно через него пошла вся торговля с Англией и другими странами, не хотевшими зависеть от Ганзы и Швеции. А вскоре Архангельск вообще превратился в основной канал связи с развитыми странами Запада. Теперь к нему добавится Мурманск, где смогут, кстати, массово базироваться и наши лучшие в мире ледоколы.

Особо отмечу, что мирное строительство, наращивание собственных сил и возможностей имеет двойной эффект: не только растет наша собственная мощь, но автоматически при этом рушится экономика недружественных соседей, а с нею их иллюзии. Они начинают без розовых очков видеть свое место, понимать кто есть кто в этом мире. Глядишь, отрезвление приведет в вынужденному смирению – и нормализации отношений с ненавистной Россией. Хотя статус жалких задворок Европы от этого вряд ли изменится.

Сказанное относится, конечно же, также к Украине и Молдавии. В 2020 году на этом направлении произошли важные подвижки. Главное событие: 30 июня по Крымскому мосту прошли первые грузовые поезда. Это значит, что теперь из Крыма в Россию потоком хлынут отборные овощи и фрукты (дивные помидоры, персики, черешня, виноград, вино, соки и пр.), черноморская рыба (на московских прилавках я уже незадорого покупаю любимую барабульку и ставридку), а в Крым потечет встречный поток зерна, нефтепродуктов, других нужных товаров, а главное – стройматериалы. По уверению министра транспорта Евгения Дитриха, теперь затраты на грузовые перевозки снизятся примерно вдвое. А введение в эксплуатацию в 2020 году скоростной трассы «Таврида» – через весь полуостров – многократно усиливает эффект.

Следующим шагом станет строительство в Крыму как минимум двух мощных опреснителей, о чем было определенно заявлено в 2020 году. А Путин таких слов на ветер не бросает. Крик и вой украинских высших должностных лиц, начиная с министра иностранных дел, поднялся до небес, что говорит о серьезности проекта. Пытаясь выступать в роли радетелей экологии, украинские политики валят с больной головы на здоровую. Ибо забывают, что перекрытие Северо-Крымского канала уже принесло экологическую катастрофу в Северное Причерноморье, выведя из оборота немалое количество сельскохозяйственных угодий…

Далее: заработал газопровод «Балканский поток», и деньги пошли прямиком в российский, а не украинский карман. И это только начало: я уверен, что в 2021 году будет достроен и «Северный поток», для чего в 2020 году были созданы все предпосылки. И тогда на газовых переговорах с Украиной мы сможем диктовать любые условия.

Газовый фактор, без сомнения, уже помогает нам корректировать отношения и с Молдавией. Пусть там президентское кресло приняло в свои объятия нелюбящую нас даму, которая сгоряча потребовала вывода российских миротворцев из Приднестровья. Однако один только намек на газовый должок Молдавии перед Россией сразу окоротил даме ее не в меру длинный и скорый язычок.

Остроумным мне кажется решение Россией карабахского конфликта, хотя я хорошо вижу и его минусы. И все же: выдержав паузу, Путин как следует проучил армян, показав им их истинное ничтожество, мгновенно проявляющееся, стоит только оторваться от России. Впредь будут умнее и не станут плевать в русский колодец, чем они успешно занимались с 1980-х гг. Это во-первых. Во-вторых, хотя Путин на весь мир открыто заявил, что по международному праву весь Карабах должен принадлежать Азербайджану, он «отложил на потом» окончательное решение вопроса, подвесил его, с одной стороны. Но с другой – выступил гарантом успешных и больших завоеваний Азербайджана, чем остался крайне доволен Алиев, понимающий всю превратность военного успеха и вовсе не желающий своей полной зависимости от Эрдогана. В-третьих, российские миротворцы в Карабахе – надежный форпост против дальнейшего продвижения Турции в Закавказье, о чем говорилось выше. Россия совершила в начале 1990-х гг. грандиозную ошибку, поддержав армян и буквально вбросив Баку в объятия Стамбула. Турецкие военные и сирийские наемники в Карабахе – прямое следствие той давней ошибки. Но сегодня она исправлена хотя бы отчасти. Наконец, в-четвертых, если – как я предположил выше – Пашинян (или его сменщик) будет вынужден предоставить Армению в качестве военного плацдарма для России, это позволит на долгую перспективу решить важнейшую стратегическую задачу. Ибо три мощных военных базы, три опорные точки – Сирия, Крым и Армения – позволят России надежно контролировать весь юг, включая Черное и Средиземное моря.

Удастся ли до конца, до упора конвертировать тактический успех русских в Карабахе в подобную стратегическую победу – этот вопрос, скорее всего разрешится уже в новом 2021 году.

То же самое можно сказать о Белоруссии, где Путину также удалось, преодолев серьезнейшие трудности, поиметь тактический успех, не допустив антироссийского и антирусского переворота. Каковой успех пока еще не обернулся стратегической победой, но может обернуться, если удастся дожать Батьку и добиться одновременно двух целей: реальной интеграции с Белоруссией и замены Лукашенко на действительно пророссийского лидера без монархических замашек. Сейчас мы слышим, как в возникшей политической паузе тикают часы и колеблются весы, определяя судьбу Белой Руси и самой большой, после великороссов, ветви русского народа (малороссов, похоже, осталось слишком мало, вместо них все больше зрим бандеровцев). Неверное движение с любой стороны может дорого обойтись. Что делается за кулисами, мне не известно. Остается ждать и надеяться, как завещал нам Александр Дюма.

* * *

Чтобы договорить о внешней политике внутренне окрепшей России, надо сказать несколько слов о Сирии, которая, по большому счету, почти сошла с мировой повестки дня, о ней совсем мало стали упоминать мировые СМИ, посчитав эту проблему, видимо, вчерне уже решенной.

Да, в Сирии заметно умирение и начало восстановительных процессов. Заслуга в этом России очевидна всему миру, это бесспорно. Значение Сирии как дармового полигона, на котором наша страна в течение нескольких лет могла испытывать и демонстрировать все свои военно-технические новинки и достижения – неоценимо. С этой точки зрения наши расходы, я думаю, окупились. Получение нами капитальной военной базы в этом стратегически важном регионе, дающем контроль над Средиземноморьем, также дорогого стоит. Словом, наш авторитет в мире как державы, которая не разучилась воевать, может за себя постоять и с которой лучше не вступать в военное противостояние, сильно вырос.

Но есть ложка дегтя в этой бочке меда: закрепление США в основном нефтеносном районе Сирии. Как их оттуда выковырять – непонятно. В итоге главные материальные дивиденды от замирения имеют американцы, а сирийцам не из чего оплачивать даже восстановительные работы, что делает бессмысленным наше участие в столь, казалось бы, фантастически выгодном проекте.

* * *

3. Осталось договорить о менее значительных, но все же заметных обстоятельствах российской внутренней жизни, которыми отметился 2020 год.

Одним из таких я считаю уход Чубайса с поста главы Роснано и вообще размонтирование сразу нескольких вредных для страны насосов, перекачивавших деньги из бюджета в карманы ловкачей. Это, кстати, – в продолжение разговора о системных преобразованиях, о новом экономическом курсе, связанном с именами Мишустина и Белоусова.

Однако история с отставкой Чубайса, к сожалению, неоднозначна, и бьет не столько по Чубайсу, сколько по Путину. Обратим внимание: убрав из правительства Медведева, а из Роснано Чубайса, Путин на какое-то мгновение обрадовал всю Россию и мог бы получить на этом огромный кредит доверия, снять жирные политические дивиденды. А что вместо этого? Не получил, не снял. Медведев расселся в кресле зампреда Госсовета, Чубайс заделалася представителем Путина в международных организациях, занятых экономическими проблемами России. То есть, на самом деле, «рыжий Толик – аллерген всея Руси» легализовал свое положение «смотрящего» по России, назначенного Западом. А заодно легализовал и свои личные материальные авуары, поскольку, не имея статуса госчиновника, не обязан отказываться ни от зарубежных счетов, ни от зарубежной недвижимости, ни от иностранного гражданства. Сомнительно, что наша страна от этого что-то выиграет, поскольку такой советник при таких наших «доброжелателях» не может принести нам ничего хорошего – просто по определению. Помним его «заслуги» на посту начальника Госкомимущества, знаем, на что способен.

Этими шагами Путин подтвердил лишний раз, что он «своих не сдает». Казалось бы, хорошо, «по-пацански». Но кто эти «свои» для него? Медведев с Чубайсом? Трудно представить себе компанию хуже, отвратнее с точки зрения большинства россиян. Надо ли было президенту так откровенно и публично мараться? Есть в этом что-то слишком циничное. А жаль.

Я не склонен придавать большое значение двум гигантским мыльным пузырям, надутым прессой и интернетом: а) «бунтующему Хабаровску», требующему возвращения обратно на пост губернатора некоего Фургала (фигуры криминальной, по утверждению силовиков); б) т.н. «отравлению» Навального, из-за спины которого так явно торчат уши, щеки, когти и прочие причиндалы ЦРУ. Отмечу только ощущение слаженности, скоординированности событий: Фургал – июль, Навальный – август.

В событиях вокруг Фургала я лично увидел лишь одно рациональное зерно: хабаровский «бунт» – своеобразный индикатор ненависти части населения к верхам, к власти, к государству. Отчасти даже индикатор анархических настроений. Ничего другого за этим не стоит. Поскольку само по себе желание масс видеть во главе себя криминальную фигуру рациональным никак не назовешь. Поизучав повнимательнее биографию Фургала, я склонен верить скорее силовикам, чем хабаровчанам, а поскольку я органически не перевариваю бандюков и криминальных бизнесменов, то симпатизировать бунтовщикам не могу. Не говоря уже о том, что анархистов вообще, по моему внутреннему чувству справедливости, надо, как советовал Остап Бендер, стрелять в детстве из рогатки.

Таким проявлением «народной любви» к властям нас не удивишь. Помните дело «приморских партизан»? Тогда волна неприятия властей поднималась еще выше, и наш штатный буревестник Валерий Соловей пророчил на этом основании скорое падение режима. Обошлось. Обойдется и на этот раз, а Фургал, скорее всего, получит, что заслуживал. Интересует только одно: что получат те, кто столько лет его прикрывал?

Что же касается Навального, то тут поражает цинизм Запада. Было ли отравление или нет, травануло государство, или задетые Навальным сильные мира сего, или вовсе западные спецслужбы (склоняюсь к последнему варианту), но чья бы корова ни мычала по данному поводу, а уж Англия с Америкой молчали бы. Страна, создавшая положительный образ спецагента 007 «с правом (!) на убийство» Джеймса Бонда, не должна была бы вякать по поводу Скрипалей и Навального. Страна, которая практикует государственный терроризм и среди бела дня убивает политических противников в других странах, как США убили Касема Сулеймани посреди города Багдада по прямому приказу своего президента, вообще не имеет права голоса в таких вопросах.

Ну, все эти информационные пузыри скоро сдуются, не оставив следа и уступив место новым и новым (ясно, что провокаторы не остановятся).

А вот что останется – так это рост по экспоненте экологической повестки. Причем как в масштабах планеты (недаром пресловутая Грета Тунберг была номинирована и в 2019 и в 2020 гг. на Нобелевскую премию мира), так и в масштабах России. Растущие, как грибы, протестные движения на почве мусорных полигонов, дело о разливе дизельного топлива в Норильске, дело о попытке содовой компании «Башсода» замахнуться на чудо природы – шихан Куштау и другие эпизоды говорят об одном: достало! Ей-Богу, если бы я был молод, обязательно вписался бы в какое-нибудь «зеленое» движение, скорее всего – занялся бы проблемой утилизации мусорных отходов. Важнейшее направление.

Здесь хочется отметить отрадное: закрытие проекта мусорного полигона Шиас под Архангельском, наложение громадного штрафа на «Норникель», национализацию «Башсоды» в наказание за беспредельную наглость, разработку государственной программы утилизации мусора и т.д. То есть – адекватную реакцию правительства России на один из самых грозных вызовов времени. Какими будут успехи, сейчас сказать трудно. Но важно одно: есть осознание проблемы и желание ее решить.

А вот другая важнейшая проблема, похоже, никак пока не решается, и решимости радикально с нею разобраться я у Кремля не вижу. Речь о проблеме рождаемости у русских. Я говорю только о русских, ибо только они государствообразующий народ, согласно истории, здравому смыслу и новой Конституции 2020 года. А значит, рождаемость именно у них есть фактор жизни и смерти государства Россия. В предыдущей статье я подробнее останавливался на этом вопросе, подчеркивая, что вся история с материнским капиталом – это паллиатив, а не решение проблемы. Другое дело – запрет на аборты, который необходимо немедленно вводить, опираясь на Церковь и ломая любое сопротивление, от кого бы оно ни исходило.

Тут нам положительный пример являет соседняя Польша, показавшая, что это вполне возможно в наше время! Именно это, на мой взгляд, – важнейший урок 2020 года! Да, будут протесты обезумевших женщин, желающих ничем не ограниченной свободы и готовых идти ради нее на самое страшное преступление – убийство своих детей. Да, будут гибнуть десятки, а может быть и сотни женщин из-за криминальных абортов. Но зато будут спасены сотни тысяч, а может миллионы детей, наших, русских детей, которые сегодня гибнут ежегодно в застенках абортариев! Они маленькие, беззащитные, мы обязаны защитить их, дать им жизнь. Они совсем не лишние для нас, они очень-очень нужные для нас! Для всей страны! Мы стоим перед непростым выбором, но этот выбор неизбежен: жизнь или смерть нашего народа и нашей страны России. Ибо народ, который убивает своих детей, имеет настоящее, но не имеет будущего.

На этом я хотел бы окончить разговор об основных итогах 2020 года для России.

Александр Севастьянов

Яндекс.Метрика