28
Сб, нояб

Гусеница, или убийственный гуманизм

14 марта 1918 года в журнале «Огонек» № 2 был напечатан рассказ Александра Ивановича Куприна, одного из самых известных тогда писателей, под названием «Гусеница». Рассказ этот был весьма небезразличен автору, который в письмах редактору В. Бонди дважды просил прислать ему корректуру, мотивируя это так: «Ах, как бы я отшлифовал рассказ». Но в той турбулентной политической ситуации, которая царила кругом, приходилось все делать наспех, поскольку завтрашний день был непредсказуем. И рассказ пошел в печать в первозданном виде.

О чем он был? В горячке революционных дней рассказ посвящался именно тем людям, кто в царской России приближал, как мог, эти самые дни, но не всем подряд, а исключительно… женщинам, участницам тайных антиправительственных обществ.

Рассказ состоит из двух частей, причем первая носит характер предисловия, подводящего ко второй, главной. Начинается все с того, что автор якобы рассматривал вдвоем с приятелем «фотографический альбом для руководства филе­ров по политической службе. Это была небольшого фор­мата, но довольно толстенькая книжка, которая развер­тывалась и складывалась, как гармония, с карточками на обеих сторонах – словом, нечто вроде карманного альбома видов какого-нибудь города или морского по­бережья. Попала она к нему очень кружным путем в те дни Февральской революции, когда громились и сжига­лись полицейские участки». И там, среди фотографий разных персон, отслеживаемых охранкой, автора поразили своим выражением портреты женщин: «Вера Фиг­нер и Засулич, обе в молодости, Екатерина Константиновна Брешковская, Коноплянникова, Спиридонова, Маня Школьник, Нина и Наташа – севастопольские ге­роини, и еще, и еще. Посмотрите, как спокойны и просты их лица и что за прекрасное выражение в этих ясных, таких человеческих глазах. Чувствуешь, но не расска­жешь словами. Тут и нежная доброта, тут чистота мыс­ли, и светлая печаль, и какая-то счастливая обречен­ность, и великая любовь, и непоколебимая твердость решения... и – вглядитесь – какая мягкая, какая есте­ственная женственность! Вот я точно вижу, что идет по улице такая женщина, чтобы убить какого-нибудь усми­рителя. В сумочке у нее восьмизарядный браунинг, а мысль о неизбежности собственной смерти так уже пере­молота в душе, что стала совсем привычным, второсте­пенным, будничным вопросом. А около лавчонки ре­вет пресопливый, прегрязный мальчишка, бутуз лет пя­ти, – потерял копейку. И вот она зашла, купила ему пару маковников, утерла замурзанную мордашку, одер­нула рубашонку и пошла дальше на суровое, не жен­ское дело, на смертный путь, на Голгофу»1.

Подробнее: Гусеница, или убийственный гуманизм

О разделённом положении русского, осетинского и лезгинского народов

(Проект)

Федеральный закон

“О разделённом положении русского, осетинского и лезгинского народов

и их праве на воссоединение”

Исходя из общепризнанных норм и принципов международного права, гарантирующие равноправие, самоопределение и суверенитет народов,

стремясь обеспечить соблюдение незыблемых прав и свобод человека и гражданина и достичь единства народов, оказавшихся в разделенном положении, а также воссоединения семей и родов,

настоящий закон имеет целью способствовать урегулированию вопросов, связанных с разделенным положением русского, осетинского и лезгинского народов, вызванным прекращением существования Союза ССР.

Статья 1. О разделенном положении русского, осетинского и лезгинского народов

Подробнее: О разделённом положении русского, осетинского и лезгинского народов

Память о войне не должна уходить

Разбирая архив, оставшийся после смерти моей мамы, Севастьяновой Анны Александровны (1924-2017), я обнаружил письмо, взволновавшее меня безыскусной правдой своего содержания. На обороте последней страницы – надпись маминой рукой: «Письмо Нины Соколовой о войне, о 16 октября 1941 года».

Москвичам, даже не очень старым, не нужно объяснять, что это за дата: тогда вековой смертельный враг славян стоял у ворот Москвы и вопрос для нас решался, быть или не быть. Из Москвы шла массовая эвакуация. Мою маму, школьницу выпускного класса, отправили вместе с приемными родителями в Пермь, поскольку туда был переброшен авиационный завод, которым руководил глава семьи, известный конструктор боевых самолетов С.А. Кочеригин. На этом заводе пришлось работать и бабушке с мамой, живя в непростых условиях (у бабушки от недоедания и холода начался туберкулез). Туда, в Пермь, и было направлено с оказией письмо, сохраненное мамой и теперь найденное мной.

Я с детства помнил эту Нину Соколову, бабушкину крестницу, как можно понять из письма. Бабушка называла ее «Соколенком», но в моих глазах это была уже тоже старушка, ровесница ХХ века, среднего роста, с красивым и светлым, немного печальным и благородным лицом. Русые когда-то волосы, седина, серые глаза. Помнится, у нее был муж Владимир, но она его пережила. В 1959 году родители переехали со мной в Калининград по месту работы отца, а когда мы с мамой вернулись в 1972 году, Соколову я уже больше не видел. Я ничего более не могу рассказать об этом человеке, но зато многое за нее и о ней говорит само письмо.

Подробнее: Память о войне не должна уходить

Уход русских с Кавказа: Суть проблемы и варианты решения

Преамбула

Смотреть должно в корень. Надо устранить причины, чтобы прошло следствие.

Проблема «Русские на Кавказе» относится к разряду этнополитических, а следовательно в принципе не разрешимых методами марксистской политэкономии и не имеющих привычного социально-экономического решения. Ни открытием библиотек и компьютерных классов, ни спортивными и праздничными мероприятиями, ни пропагандистской «накачкой» насчет толерантности, политкорректности и «дружбы народов», ни даже вливанием все новых средств в бюджеты кавказских республик делу не поможешь. Все это – попытки лечить симптомы, а не болезнь.

Проблема складывается из ряда частных этнополитических проблем русского народа. Точнее сказать, положение русских на Кавказе – не отдельная проблема, а лишь фрагмент общей картины системного кризиса русского народа. Просто этот кризис ярче проявляется в этнических анклавах, при столкновении русских интересов с нерусскими, когда слабые и сильные стороны того или иного этноса становятся заметнее (это касается далеко не только Кавказа и проявляется и в Поволжье, и в Туве, и на Севере, хотя и не так ярко в силу особенностей кавказских этносов).

Подробнее: Уход русских с Кавказа: Суть проблемы и варианты решения

Русский язык как государственный: Угрозы и вызовы

1. Что происходит с русским языком

Трагедия вырождения русского языка, начавшаяся в 1917 году с серии реформ, его «упрощающих», в наши дни переживает новый апогей.

Угроза полноценному существованию русского языка является двуединой.

С одной стороны, на смену «живому великорусскому языку», как титуловал его Владимир Даль, приходит «язык межнационального общения», пригодный лишь для того, чтобы, к примеру, чукча понимал дагестанца и т.п. То есть, язык упрощенный, обедненный, зачастую искаженный, с обрезанными историческими корнями, с убитой традицией, максимально оторванный от русской и славянской этнической основы. Этакий «пиджин-рашн».

В своем максимальном выражении эта тенденция воплотилась в учебнике «Российский язык» для 1-го класса, специально созданном известными «борцами за толерантность и политкорректность»: телеведущим Николаем Сванидзе и правозащитницами Светланой Ганнушкиной и Аллой Гербер. Авторы в пределах своей задачи осуществляют программу, обозначенную Егором Гайдаром: «Россия как страна русских в XXI веке не имеет смысла». По сути, перед нами – очередной прецедент этноцида (бескровного геноцида) русского народа, попытка его уничтожения как культурной, цивилизационной общности, скрепляющей всю Россию воедино. Подрывная антигосударственная суть этого эксперимента очевидна.

Подробнее: Русский язык как государственный: Угрозы и вызовы

Ордынское иго

«Русь Ордынская»1

В последнее время нередко можно слышать утверждения, в том числе от приличных на первый взгляд историков, что никакого татарского ига на Руси-де не было. Или что было, но либо не иго, либо не татарское и т.д., и т.п. Дошло до того, что даже из единого учебника по истории, вроде бы, тема татарского ига должна исчезнуть, дабы не травмировать нежные души некоторых россиян, чьи предки причастны к этой величайшей трагедии средневековья. Им-де тяжело жить с комплексом исторической вины, а это-де не способствует установлению общегражданского единения.

Авторы такого политкорректного бреда пытаются утверждать, что наши современные татары в Татарстане на самом деле никакие не татары, а вовсе даже волжские булгары, противостоявшие некогда татаро-монгольским полчищам Субудэй-Багатура (интересно, куда же в этом случае делись все потомки золотоордынцев и тех казанских татар, что творили набеги на Русь, на Москву?). Эти бредотворцы пытаются даже самих татар убедить в том, что они не татары, а волжские булгары, и вовсе не мусульмане, а тенгрианцы, и что согласно данным ДНК-генеалогии, казанские татары на 60% родственны русским, а значит, русский с татарином (булгарином тож) – братья навек, и да здравствует нерушимые мир и дружба между ними.

Подробнее: Ордынское иго

Президент Трамп как зеркало американской инкапсуляции

Предмет настоящей статьи – речь американского президента Трампа в ООН 25 сентября 2018 г. Полный текст переведен и опубликован на русском языке1. Его необходимо прочитать и осмыслить, поскольку это важное послание миру, подтекст и контекст которого многократно превосходит сам текст по своему значению.

Основной вывод, который напрашивается после прочтения, таков.

В нашем земном мире наступает новая эра принципиальных огромных перемен. Рассеивается более чем полувековой морок глобализма, на смену которому, в полном соответствии с законом диалектики о единстве и борьбе противоположностей, приходит парадигма национализма. Это процесс повсеместный, наступательный и неотменимый. Он сопровождается в действительности тотальной «революцией этничности» (В.Д. Соловей), а в философском смысле демонстрирует нам, выражаясь метафорически, капитуляцию Фукуямы, Бжезинского и вообще адептов геополитики перед Хантингтоном и вообще адептами этнополитики.

Подробнее: Президент Трамп как зеркало американской инкапсуляции

Веяния востока и праздник русской души

Глава из монографии "Золотой век русского искусства и современность".

Итак, XV век – главное столетие истории Древней Руси, время ее второго рождения – или, если угодно, возрождения из огня и пепла междоусобных войн и татарского владычества.

В этом веке не только миру предстала новая – русская – страна, но и русскому народу довелось заново открывать для себя мир. И в силу ряда обстоятельств это новое открытие, как мы убедились, началось более с Востока, нежели с Запада. В какой-то степени в этом еще сказывалась инерция русско-византийских связей, но по мере поэтапного падения Константинополя (этот процесс, стартовав в 1204 году в ходе крестоносного разгрома, развивался затем практически безостановочно до 1453 года) взгляды и интересы русского общества все чаще обращались к нехристианским странам Востока – Сирии, Египту, Индии, Персии1 и Турции. Археологические данные свидетельствуют, к примеру: на территории Древней Руси араб­ских монет – дирхемов находят в сотни раз больше, чем визан­тийских монет – номисм.

Подробнее: Веяния востока и праздник русской души

Русь Ордынская

«Русь Ордынская» 1

В последнее время нередко можно слышать утверждения, в том числе от приличных на первый взгляд историков, что никакого татарского ига на Руси-де не было. Или что было, но либо не иго, либо не татарское и т.д., и т.п. Дошло до того, что даже из единого учебника по истории, вроде бы, тема татарского ига должна исчезнуть, дабы не травмировать нежные души некоторых россиян, чьи предки причастны к этой величайшей трагедии средневековья. Им-де тяжело жить с комплексом исторической вины, а это-де не способствует установлению общегражданского единения.

Авторы такого политкорректного бреда пытаются утверждать, что наши современные татары в Татарстане на самом деле никакие не татары, а вовсе даже волжские булгары, противостоявшие некогда татаро-монгольским полчищам Субудэй-Багатура (интересно, куда же в этом случае делись все потомки золотоордынцев и тех казанских татар, что творили набеги на Русь, на Москву?). Эти бредотворцы пытаются даже самих татар убедить в том, что они не татары, а волжские булгары, и вовсе не мусульмане, а тенгрианцы, и что согласно данным ДНК-генеалогии, казанские татары на 60% родственны русским, а значит, русский с татарином (булгарином тож) – братья навек, и да здравствует нерушимые мир и дружба между ними.

Подробнее: Русь Ордынская

Поговорим о себе начистоту

Книга Сергеева «Русская нация, или Рассказ об истории ее отсутствия» -- из числа тех, которые нужно читать и обсуждать1. Во всяком случае, в профессиональном сообществе (у непрофессионального могут поехать мозги набекрень). Она предельно идеологизирована, выстроена вся в подтверждение нескольких авторских идей. Не все из которых базируются на исторических фактах в их максимальной совокупности, а скорее наоборот, исторические факты выборочно используются для их торжества. Но вместе с тем, книга содержит много нового и ценного материала, мало освоенного пока еще нашей исторической наукой и нуждающегося во внимании и осмыслении. Она – прекрасный повод заново обдумать в целом историю родной страны, родного народа.

Лет пять-шесть тому назад я предложил С.М. Сергееву составить коллектив авторов-историков (в основном из числа публикующихся в «Вопросах национализма»), чтобы вместе написать историю русского народа, какового труда, как известно, до сих пор в науке не имеется. Сергеев отказался под предлогом, который показался мне надуманным. Теперь понятно почему: он, оказывается, решил предпринять подвиг атланта в одиночку. Результат получился ожидаемым: разделы, написанные на основании собственных многолетних исследований, оказались блестящими, чего нельзя сказать о тех, что посвящены менее изученным автором периодам и темам. В итоге пострадало главное: стержневая идея книги, ее концепт.

Подробнее: Поговорим о себе начистоту

Ядовитая ягодка революции

Ордер на арест моего деда я видел собственными глазами в его деле.

На нем стоит яркая, крупная, размашистая подпись красным карандашом: «Ягода». Что это за фрукт такой и какое отношение он имел к моему деду и его гибели?

Дело происходило в 1931 году, когда ОГПУ, после Ф.Э. Дзержинского, умершего в 1926, формально возглавлял В.Р. Менжинский – тяжелобольной человек, почти никогда не покидавший своего кабинета. На самом деле все давно было в руках его всесильного зама Генриха Ягóды, который и осуществил, в отпущенный ему срок, беспримерное по обдуманной, целенаправленной жестокости и систематичности массовое уничтожение русской национальной элиты, недобитой при Ленине. В том числе офицерства дореволюционной чеканки, относящегося к категории «цвет нации», составлявшего едва ли не наиболее численно значительную ее часть. Это был такой же геноцид, как тот, что позже немцы устроили евреям, только гораздо более страшный, ибо у евреев наиболее генетически ценные слои населения уцелели, а у русских, наоборот, были уничтожены все подряд. На «русской грядке», вместо сорняков, были сознательно выполоты все именно самые культурные растения, вместо сухих веток были срезаны самые цветущие и плодоносные. Бывший первый мэр Москвы, мудрый грек Гавриил Попов остроумно и точно назвал все это «Русским Холокостом». Результат которого сказывается до сих пор самым плачевным образом.

Подробнее: Ядовитая ягодка революции

Тезисы о революции

  1. Что такое революция 1917 года? Я много занимался этим вопросом. В моей книге «Преступник номер один: Уинстон Черчилль перед судом истории» ответу на этот вопрос посвящена большая глава.

  2. Нужно отчетливо понимать, что Февральская и Октябрьская революция решительно, принципиально отличаются одна от другой по всем параметрам: по движущим силам, по идеологии, по целям и задачам, по финансам, стоявшим за той и другой, по основным фигурантам.

  3. Февральская революция – это, прежде всего, попытка реванша русской элиты, потерпевшей сокрушительное поражение в 1825 году на Сенатской площади. Тогда в лице декабристов эта элита попыталась в очередной раз «ограничить удавкой самодержавие», как это ей не раз удавалось в XVIII веке, когда монархи пытались вести страну «не туда» (Брауншвейгская династия с Бироном, Петр Третий, Павел Первый). Русское дворянство в течение всего столетия тягалось с монархией по поводу того, кому править Россией. Зачастую весьма успешно. Но катастрофа 1825 года надолго отбросила его от кормила и кормушки. Русских дворян, вышедших у Романовых из доверия, сильно потеснили во власти немцы и поляки, в культуре – разночинцы, а в экономике еще и евреи и другие инородцы. Но затем к 1917 году русская элита вырастила новые отряды во всех высших слоях общества, по-прежнему стремящиеся ограничить самодержавие в свою пользу. На этот раз это было уже не только дворянство (читай: офицерство и генералитет), но и духовенство в лице высших иерархов, и буржуазия (примером служат Рябушинский, Коновалов, Гучков, Путилов, Савва Морозов и мн. др.), и интеллигенция (Павел Милюков и бесчисленное множество его единомышленников). Их участие в Февральской революции было посильным, но решающим. Надо признать, что Николай Романов умудрился восстановить против себя все слои русского общества, включая двор и собственную многочисленную родню. Так что нет в России, наверное, ни одного класса или сословия, которое могло бы снять с себя ответственность за Февраль. Не случайно, опять-таки, все сословия и восприняли Февраль как праздник. И даже в эмиграции присягали ему на верность.

Подробнее: Тезисы о революции

Еще статьи...

Яндекс.Метрика