03
Ср, июнь

Без ширм и шор мусульманских и иных: Ответ Вадиму Сидорову

Дорогой Вадим!

Я, наверное, должен принести Вам извинения за то, что воспользовался личным знакомством и привел Вас в качестве примера в статье, посвященной давно волнующей меня проблеме. Согласитесь однако, что если бы Вы были серенькой мышкой, тихонько исповедующей ислам в своей норке, Вы не стали бы героем моего текста. Но вы фигура яркая, харизматичная, с активной жизненной позицией и к тому же не чуждая поползновений прозелитических, так что я подумал, что не обижу Вас, использовав Вашу биографию как аргумент. Простите, если ошибся в этом.

Я, конечно, предполагал, что Вы ответите, но не ожидал, что при этом в ход пойдут аргументы вероисповедные, в принципе не подлежащие верификации (в мире живых, во всяком случае). Ну, ведь нас, теоретиков, хлебом не корми – дай порассуждать на отвлеченные темы, так что я попробую поддержать дискуссию в меру своих силенок.

Подробнее: Без ширм и шор мусульманских и иных: Ответ Вадиму Сидорову

Расскажу тебе теперь кое-что секретное…

Мысли по поводу вновь найденного оригинального письма из Рима русского художника А.А. Иванова

1 (Вначале следуют фотографии письма с обеих сторон. На каждом снимке знак копирайта: М.А. Кастальская, А.Н. Севастьянов)

* * *

Друг мой Петр!

Князь Трубецкой2 едет курьером в Петербург с известием о выборе папы3. Радуюсь случаю послать к тебе письмо безденежно. Расскажу тебе теперь кое-что секретное на пр[имер] внутреннее состояние художников русских здесь, что для тебя должно быть интересно и ежели не теперь то в последствии. Между тем как вместе с сим узнаешь и мое настоящее положение, чего в почтовых письмах отсюда усумнился бы сказать4. Деньги и самолюбие неограниченное есть как бы общие их идолы однакож не всех. Карл Брюлло5 сыскал величайшие милости посланника6 подлостью, дарованиями и проницательным расчетливым умом, готов убить родителей своих еслиб они ему возпрепятствовали в честолюбивых его намерениях.

Подробнее: Расскажу тебе теперь кое-что секретное…

Десять бесед о русском национализме

БЕСЕДА ПЕРВАЯ. ЧТО ТАКОЕ РУССКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ. ПРОГРАММА-МАКСИМУМ И ПРОГРАММА-МИНИМУМ

Человеческая психика так устроена интересно, что если она сталкивается с чем-то, чего она не понимает, то реакции бывает обычно две: либо смех, либо страх. Вот русский национализм – это как раз то, чего еще пока не очень понимает наше общество. Это достаточно новое явление.

При советской власти за семьдесят лет никакого русского национализма не было – он был в подполье и вообще не звучал. Он был под запретом так же, как и любой другой национализм. Когда мы читаем мемуары Волкова, Солженицына или Шаламова, там все время встречается упоминание о разного рода националистах, сидевших в тюрьмах и лагерях. Ну, а русским националистам повезло меньше, чем украинским или прибалтийским, потому что они, как правило, были все убиты после революции, когда по спискам отыскивали всех черносотенцев, всех членов Союза русского народа, всех тех, кто принимал участие в других каких-то националистических организациях. Отыскивали в первую очередь, конечно, идеологов, таких, как Михаил Осипович Меньшиков, за которым специально приехала выездная бригада ЧК на Валдай, и там расстреляли его на берегу Валдайского озера на глазах у собственных детей. Ну, и остальных тоже вылавливали по спискам, бросали в тюрьмы и, как только устанавливали принадлежность к той или иной националистической русской организации, сразу расстреливали.

Подробнее: Десять бесед о русском национализме

Не теряй голову, Россия!

Расцвет в эпоху «застоя»

В 1980-е годы интеллигенция не уезжала массово из СССР на ПМЖ, разве что по израильской визе или в результате высылки диссидентов. За годы советской власти интеллигенция выросла в 10 раз; в 1989 году люди умственного труда составляли в РСФСР 30% населения. Это сказалось на качестве народа в целом.

В поздний брежневский период в нашей стране сложилась неповторимая интеллектуальная атмосфера, творческая, умственная жизнь била ключом. «Физики» и «лирики» плотно взаимодействовали друг с другом, подпитывая, обогащая друг друга плодотворными идеями и замечательными художественными импульсами. Недаром самым популярным был журнал «Наука и жизнь», которым зачитывались и технари, и гуманитарии. Но и чисто литературные журналы выходили огромными тиражами, и в библиотеках институтов и КБ на них записывались в очередь. Корпус советских инженеров в пять раз по численности превосходил американский. Научно-технические работники, ученые были основными потребителями духовной продукции. Для этой высококультурной аудитории творили поэты и писатели, художники и композиторы, историки, философы, кинематографисты…

Подробнее: Не теряй голову, Россия!

Ещё статьи...

Яндекс.Метрика