03
Ср, июнь

Византийская мозаика. К 1150-летию русской государственности

История засорена обломками государств, которые пытались
совместить различные этнические, лингвистические либо
религиозные группы в пределах одной верховной власти.

Артур Шлезингер-младший

Нация и Государство[1] – вот коренной вопрос, который в первую очередь встает в раздумьях о византийском опыте. Сама история поставила поистине бесценный эксперимент длиною в тысячу лет, призванный его разрешить.

Но, собственно, в чем данный вопрос состоит?

Я хочу предложить его в такой постановке, которая больше всего должна бы волновать русское общество после распада Советского Союза. А именно: сохранимся ли мы, русские, как нация, сохранив при этом свое государство? Не повторим ли мы злую и печальную судьбу ромеев, потерявших и государство, и судьбу? Отжили ли мы уже как этнос отмеренный нам исторический век и готовимся сойти со сцены – или у нас есть еще шанс продлить свое существование, не попав притом под чуждое владычество так, как это произошло со многими народами Византийской империи?

Подробнее: Византийская мозаика. К 1150-летию русской государственности

Болваны

Был выбран некто в боги:
Имел он голову, имел он руки, ноги
И стан;
Лишь не было ума на полполушку,
И деревянную имел он душку.
Был – идол, попросту: Болван.

Александр Сумароков

I. «Немытая Россия» и «Солнце конструктивизма»

Презумпция отсталости отечественного и прогрессивности западного обществознания, вошедшая в моду с крушением диктата «научного коммунизма», не имеет под собой, как всякая мода, никаких незыблемых оснований. Поскольку картина развития советской науки вовсе на однозначна: наряду с областями, где царили застой и косность, были и области, в которых шла напряженная работа мысли и борьба идей, далеко не всегда заглушаемая «марксизмом-ленинизмом». Не говоря уже о том, что и в самом марксизме-ленинизме были весьма прогрессивные достижения и верные методологические установки, к каковым я отношу диалектический и исторический материализм.

Подробнее: Болваны

Игра после мата

Часть I. Чего ждать от них?

Ходит слух, что у премудрых китайцев еще в средние века был придуман свой – особый, китайский – вариант шахмат под названием «игра после мата». Правила коего держатся доныне в строгом секрете и доступны только самым высокопоставленным представителям народа хань.

Не знаю, так ли это, но сегодня мы явно становимся свидетелями того, как на российской политической площадке кое-кто явно пытается разыграть именно такой вариант. Публичный характер «игры после мата» придает ей характер спектакля. А поскольку игра, предшествовавшая мату, началась давно, то многие ее участники известны: они проявились как в массовом (т.н. «общественные силы»), так и в индивидуальном виде.

Поговорим о тех и о других.

Основные игроки

Подробнее: Игра после мата

О славянском единстве: Планы немецких агрессоров в отношении славян

Доклад на Международном конгрессе СМИ «Победа одна на всех» (Одесса, 9-10 апреля 2012)

Уважаемые коллеги! Друзья!

Завтра мы все примем участие в высокоторжественном праздновании годовщины освобождения прекрасного города Одессы от немецких оккупантов, будем возлагать венки и поздравлять друг друга с этим замечательным событием. А сегодня, 9 апреля, я хочу поздравить всех с не менее знаменательной датой: годовщиной штурма Кенигсберга (ныне Калининград). Это город, где прошла моя юность, это моя малая родина. Когда-то, в 1945 году, мой отец брал этот город штурмом, сейчас одна из улиц там носит его имя.

Кенигсберг лежит на берегу Балтийского моря, Одесса – на берегу Черного. Я сопоставил эти две близлежащие даты не просто так: они позволяют нам вспомнить о том времени, когда у нас была единая Родина, и сами мы все были едины – русские, украинцы, белорусы, от моря до моря жили общей жизнью и сообща делили горе и радость.

Подробнее: О славянском единстве: Планы немецких агрессоров в отношении славян

Ещё статьи...

Яндекс.Метрика