Sidebar

02
Вт, март

Остановить эмиграцию молодежи ! В том числе духовную, внутреннюю

Прочие статьи

Мы живем в переходное время – от развала и разрухи 1990-х – к собиранию и созиданию; от утраты суверенитета – к его новому обретению; от одностороннего разоружения – к восстановлению военной, оборонной мощи. Одним словом – к новой России, которую мы должны оставить своим детям и внукам.

Но вот вопрос: а как этой новой Россией распорядятся наши дети и внуки? Какими они растут? Какие ценности выбирают, на какие идеалы равняются? Куда поведут они нашу любимую и единственную страну – к новому процветанию или к новой разрухе?

Согласимся, это не праздные вопросы. Они вызывают желание присмотреться поближе к современной российской, русской молодежи. Оценить результаты той явной и скрытой воспитательной работы, которая происходила последние четверть века, порой независимо от нашей воли и намерений.

Между тем, впечатление от знакомства с современной молодежью – неоднозначное. Мы можем выделить как отрадные, обнадеживающие, так и тревожные моменты.

С одной стороны, радуют достижения молодых ученых и инженеров (например, тех, что показал недавно Андрей Караулов в «Моменте истины»), артистов оперы и балета (взять хоть феноменальную молодую певицу Василису Бержанскую из третьего сезона «Большой оперы»), детей-музыкантов с последних конкурсов, молодых предпринимателей, кого-то из молодых гимнасток и пр.

Можно указать и на другие важные явления, позволяющие думать, что в целом мы не потеряли нашу молодежь: это и Бессмертный полк, и очереди в музеи и т.п.

С другой стороны, прозападная пропаганда, непрерывно и безнаказанно отравляющая сознание нашего народа с 1980-х годов, сделала свое злое дело. И теперь для населения России характерна не только низкая рождаемость (мы на 178 месте в мире из 224), но и трагический рост количества тех лиц, кто в принципе настроен космополитично и отрицает свою принадлежность вообще к какой бы то ни было национальной группе. Опросы свидетельствуют о довольно страшной тенденции: сегодня таковых денационализированных «общечеловеков»-космополитов в нашей стране – более 5 миллионов, а двадцать лет назад было всего около 14 тысяч, то есть в 362 раза меньше.

Недавно я испытал прямо-таки культурный шок, увидев конкурс детей-шоуменов на Первом канале, где дети, кривляясь на разнузданный эстрадный манер, исполняют на плохом английском языке хиты западной попсы, явно пытаясь подражать модным дивам из-за океана. Таковы их амбиции!

Это тревожный звоночек. «Западнизация» молодежи, рост космополитических настроений, утрата русскими людьми своей естественной связи с семьей, народом, страной не может кончиться ничем хорошим.

Некоторые негативные последствия такого отчуждения мы уже имеем в виде эмиграции образованной молодежи, так называемой «утечки мозгов». Только в 1990-2003 гг. численность занятых в научно-технической сфере сократилась в России почти в 2,3 раза – с 1943 тысяч до 858,5 тысяч человек. Число исследователей за тот же период снизилось с 992,6 тысяч до 409,8 тысяч человек, или на 59 %, достигнув уровня 35-летней давности.

При этом на Запад уехало около 200 тысяч специалистов – чрезвычайно много, учитывая штучный характер этих незаурядных людей. Обществоведы и гуманитарии составляют лишь 6,1 % этого потока. Западу нужны, в основном, вовсе не носители русской ментальной традиции. Там предпочитают адептов точного знания, как фундаментального, так и прикладного. Особо ценятся программисты, биотехнологи, молекулярные генетики, реставраторы. В результате, как признал еще бывший министр образования Д. Ливанов: «Сегодня число занятых в науке в России составляет порядка 40 % от уровня 1990-х годов».

Прозападные настроения особенно характерны для студенческой аудитории, которая готова бездумно повторять вслед за Ксюшей Собчак: «Мое главное политическое требование очень простое: я хочу жить в цивилизованном, правовом, европейском государстве». Ксюша тут же искренне недоумевает: «Путин считает меня предателем». Она не понимает, почему, за что…

Как известно, президент Путин провозгласил, что нашей национальной идеей должен быть патриотизм. Но установка на патриотизм в принципе несовместима с поиском общественного идеала вне своей страны, вне своего народа. Потому что в результате такой подмены у юных граждан возникает вполне мотивированное желание переехать туда, где, как им кажется, их общественные идеалы воплощены давно, прочно и во всей полноте. Зато отрицательные стороны западного быта, на которых когда-то оттачивали перья советские журналисты, сегодня оказались вообще вне поля нашего зрения.

Но массовое развитие космополитизма и западничества – не единственный упрек, который можно сделать по адресу современной молодежи.

Налицо общее огрубление нравов, рост проявлений дикости (чтобы не сказать озверения), бесчеловечности, агрессии, а у части молодежи, которую почему-то принято называть «золотой», – синдром вседозволенности и наплевательского отношения к окружающим. Не только по интернету, но и по ТВ транслируются нарастающим валом ужасные примеры: то недавний случай жестокого группового изнасилования питерской выпускницы одноклассниками; то избиение и унизительные издевательства школьницы юными сверстницами, записывавшими на телефоны все подробности для того, чтобы потом выложить в сеть; то недавно показанную по ВГТРК девочку, юную мать двоих детей (первые роды в 13, вторые в 15 лет), засадившую за решетку их легкомысленных отцов; то гонки с полицией, устроенные в Москве «мажорами» на дорогущих автомобилях и т.д.

Все это – свидетельство глубокого нравственного неблагополучия в обществе, атрофии каких-то важнейших человеческих душевных качеств. Перед нами тоже своего рода эмиграция – добровольный исход юношей и девушек из сообщества нормальных людей, живущих по общим для всех нравственным законам.

Но и на этом фоне бросается в глаза снижение общего уровня культуры и образованности у молодежи. Как отмечают многие аналитики, наши старшеклассники очень условно ориентируются в географии, в том числе Российской, подчас не представляя себе местонахождение того или иного региона, области, путаясь в соседних государствах и общих границах. Порой даже грамотное написание элементарного топонима, не относящегося к Москве и области, вызывает сложности. А о том, чтобы перечислить столицы основных стран мира или сыграть, как когда-то играли, в «города», и речи нет. Эрудиты, похоже, остались в прошлом?

Про астрономические знания и говорить не приходится: количество людей, убежденных, что солнце вращается вокруг земли, все растет. Физику химию и математику выпускники обычных школ знают плохо. Но это, увы, не означает их высокую гуманитарную подготовленность.

Хуже всего обстоит дело с историей, ведь школьные учебники, лишенные идеологического стержня, превратились просто-напросто в свалку неосмысленных дат, имен и фактов, которые ребята заучивают, не осознавая заложенного в них содержания. Важнейшие события русской истории, полные трагических и героических эпизодов, – войны, революции, преобразования – остаются непонятыми, а уроки истории – неусвоенными. А ведь недаром сказано лордом Боллингброком: «История есть практическая философия, учащая нас с помощью примеров». Но философское, осмысленное отношение к истории сегодня изгнано из школ.

(В качестве примеров можно привести ряд показанных по ТВ опросов на улицах Москвы школьников, не способных ответить на элементарные вопросы по истории и географии и т.д. Хоть бы из передачи «Бесогон-ТВ» и др.)

Ужасным образом обстоит дело с преподаванием литературы, где русская классика планомерно вытесняется из программ или сводится к механическому освоению «по учебнику». Но ведь именно русская классика несет в себе наши национальные нравственные константы, воспитывает их в детских душах. Именно русская классика – залог нашей национальной идентичности!

Общепринятые нормы русского языка, увы, стремительно меняются под воздействием сетевой манеры общения, профессионального делового и молодежного жаргона и других факторов. Языковые нормативы постоянно упрощаются и занижаются. Язык становится все более примитивным, он засоряется низкопробной и нецензурной лексикой, вульгаризмами и неоправданно большим количеством иностранных слов. Это объясняют нам тем, что русский язык предназначен для межнационального общения, чтобы чукча понимал эстонца – к чему же тут лишние сложности, в самом деле. Но великой и полноценной жизнью живут только живые языки, а не их чучела и муляжи!

Мы говорим, как мыслим, и мыслим – как говорим. Эти процессы неразрывны. И деградация языка у молодежи есть неоспоримое и страшное свидетельство упрощения, вульгаризации, деградации ее способа мышления. Происходит массовое одичание подрастающего поколения – об этом с тревого говорят как педагоги, так и родители, особенно те, кто учился еще в советской школе.

Убогий духовный и интеллектуальный мир, в который по многим причинам погрузились наши дети, зачастую оставленные один на один с компьютером, рано или поздно может стать им самим в тягость. И тогда возникают такие психические состояния, которые несут в себе убийственную опасность.

С недавнего времени в обществе наиболее обсуждаемой стала тема детских и подростковых самоубийств в России, количество которых, став достояние гласности, потрясло людей. 170 детей-самоубийц за какие-то полгода – это нечто небывалое. Как выяснилось, в сетевых сообществах действуют хорошо законспирированные и психологически грамотные пользователи, которые провоцируют детей, подталкивают их совершить непоправимое. Но вся беда в том, что многих из них к таким действиям уже подготовила сама окружающая жизнь, травмирующая противоречием между ожиданиями и реальными возможностями.

Что ж, суицид – это ведь тоже своего рода эмиграция, бегство – но только в ту страну, из которой нет возврата.

С чем же связано появление такого нового для нас и страшного явления? Прежде всего, тут сказалась прививка русскому народу западных ценностей. Лозунги типа «Бери от жизни все!», «Ты этого достоин (достойна)!», «Живи на яркой стороне!» и тому подобные ежедневно внушают молодежи массовую установку на потребительство, на индивидуализм и эгоцентризм, на отрицание всякого долга перед обществом и государством, на существование вне труда и жертвенной любви, а в конце концов – без Бога. Но реальная жизнь предоставляет богатые возможности далеко не всем, вот и возникает массовый «эффект обманутых ожиданий», страх перед жизнью, неуверенность в себе… Тут и появляется желание убежать из этого мира.

Другой стороной процесса явилось фактическое прекращение всякого нравственного воспитания в процессе дошкольного и школьного обучения. Эту функцию государство попыталось полностью свалить на плечи родителей, которые в большинстве оказались не готовы к такому обороту. Поскольку их самих воспитывала не семья…

Как все это оказалось возможным в России, в стране, где жертвенность и сострадание к ближнему, трудолюбие и аскетизм, умение довольствоваться малым всегда были мерилом человеческого достоинства? Где проповедь важнейших нравственных заповедей велась не только Церковью, но и родными и близкими с первых осмысленных дней жизни маленького человека?

Конечно, много хорошего в душе человека удалось вытравить коммунистам за годы безбожной Советской власти. Но ведь многое и сохранялось и даже укреплялось – а теперь оказалось разбито. Почему?

Воспитательная работа, которая велась с нашим населением последние четверть века, преимущественно состояла в охаивании нашего прошлого, русских традиций, и превознесении западного опыта и западных традиций во всем, начиная с шоу-бизнеса, массовой культуры и рекламы – и кончая концепциями бытия, образа жизни, отношением к Богу, миру и человеку. В этом отличились все, начиная с вузовской интеллигенции и кончая государственными каналами телевидения и вообще ведущими СМИ. Многообразная изощренная проповедь стяжательства, карьеризма, потребительства, гедонизма велась и ведется ежедневно и ежечасно, переделывая психику русского народа на чужеродный манер. Идеология прав человека – в ущерб правам нации, общества и государства внедряется в наше сознание на правах, как подметил патриарх Кирилл, новой религии – «псевдорелигии человека» и поклонения ему, вместо истинной религии, где поклонение положено лишь Богу.

Патриарх Кирилл выразился весьма точно: «Сегодня мы говорим о глобальной ереси человекопоклонничества, нового идолопоклонства, исторгающего Бога из человеческой жизни. Ничего подобного в глобальном масштабе никогда не было. Именно на преодоление этой ереси современности, последствия которой могут иметь апокалиптические события, Церковь должна направлять силу своей защиты, своего слова, своей мысли. Мы должны защищать православие. Сегодня с новой и новой силой, уже в масштабах целой планеты, развивается эта идея жизни без Бога. И мы видим, как предпринимаются усилия во многих процветающих странах законом утвердить право любого выбора человека, в том числе и самого греховного, идущего вразрез со словом Божиим, с понятием святости, с понятием Бога».

В связи со всем сказанным снова хочется вернуться к вопросу: если определенная часть нашей молодежи стремится к бегству из России, к эмиграции – неважно, на Запад ли, или в свой вымышленный, но нерусский по сути мир, или вообще в потусторонние дали – то не значит ли это, что пора всерьез задуматься над ее воспитанием? И поставить заслон опасным, разрушительным тенденциям в этом деле? В противном случае благополучную судьбу нашей страны трудно гарантировать, даже если она будет экономически сильна.

Перечислить все факторы, содействующие одичанию, умственному и нравственному отуплению российской молодежи, наверное, в одной статье не получится. Но некоторые назвать можно и нужно.

Во-первых, как совершенно правильно утверждает наш Патриарх, это забвение Бога и Божьих заповедей, простых и вечных, пропаганда «псевдорелигии человека», ереси «прав человека». Именно в этой ереси сконцентрировались все так называемые «западные ценности», которые на поверку есть не что иное, как жажда комфорта и личной, ничем не ограниченной свободы.

Это, в двух словах, и есть та самая страшная наживка, на которую попадаются даже зрелые души. А что уж говорить о юных! Дальнейшее разрушение этих душ – только вопрос времени.

Во-вторых, это идеология «консьюмеризма» (потребительства, попросту), пришедшая на смену идеологии осмысленного и альтруистического общественного существования. Жажда наживы, двигающая новыми «хозяевами жизни», заставляет их превращать наше общество – в толпу бездумных потребителей, покупателей, и тут все средства хороши.

В-третьих, это «болонизация» всей нашей системы образования, разом потерявшей немалые преимущества и превратившая ученика, в лучшем случае, – в носителя механически заученных знаний, но не в личность творческую и понимающую мир в меру новейших знаний. Особенно пагубно сказывается на массовом сознании юношества деградация гуманитарных дисциплин: литературы, истории, обществознания – ибо основная воспитующая роль принадлежит именно им. Самое страшное в том, что происходит отрыв наших детей от русских национальных традиций. Развернуть этот процесс вспять трудно, но необходимо.

В-четвертых, это масскультура, прочно оседлавшая, в частности, Первый канал нашего телевидения и проповедующая самые низкие стандарты, самую махровую пошлость как в области эстетики, так и в области этики – чего стоят одни только ежедневные программы Ларисы Гузеевой, «вечернего Урганта» и Андрея Малахова. Сплошным потоком идут по всем экранам американские фильмы, транслирующие «европейские ценности», многие из которых просто недопустимо показывать детям. (Они, кстати, как правило, пропагандируют не российский, а американский или европейский патриотизм.) А такие прекрасные, истинно патриотические наши фильмы, как «Территория», показывают «десятым экраном» вместо того, чтобы раскручивать на всю страну. Эпатажные спектакли, в том числе эксплуатирующие русскую классику, из которой предварительно изымается нравственный стержень, усиленно продвигаются в массы. Так называемой музыкой, а на деле низкопробной эстрадной ерундой забиты все частоты радио и телевидения. Разрушительное, отупляющее воздействие всего этого на психику детей невозможно переоценить… Лишь канал «Культура» да «Литературная газета» отчасти пытается противостоять этому, но силы их невелики.

Что со всем этим делать, как бороться, что предпринять, чтобы выправить положение дел?

Обо всем этом надо говорить, это надо обсуждать. Чтобы справиться со злом, его надо для начала назвать по имени, что я и постарался сегодня сделать.

Яндекс.Метрика