Sidebar

24
Ср, фев

«Железный занавес» всегда и сегодня

Прочие статьи

1 В далеком Средневековье по всей западной границе Древней Руси – Московского государства – действовала своего рода враждебная заградительная стена, через которую к нам не проникали наиболее нужные товары и технологии, наиболее ценные специалисты. Тогда эту стену составляли Швеция, Ливонский Орден, Литва и Польша, а далее ее продолжали на юге Астраханское и Крымское ханства. Ливонцы и ганзейцы диктовали нам правила торговли и ассортимент экспорта и импорта, навязывали ценовую политику, шведы блокировали торговые пути, а литовцы, поляки и татары просто находились в состоянии перманентной войны с нами. А когда мы при Иване Грозном решительно разобрались с татарами, названные народы Западной Европы целиком взяли на себя изоляцию России, заставляя терять торговую выгоду и постоянно угрожая войной и разореньем (что и осуществили на финальной стадии Ливонской войны и в ходе Смуты).

Проходили века, но отношение Запада к России оставалось неизменным. Ничего и никогда не хотела от нас Европа, кроме односторонних выгод и возможности поживиться – неважно, мирным или военным путем. А если это не слишком удавалось, нужно было по крайней мере блокировать русских. На дипломатическом языке это сегодня называется политикой «сдерживания».

В 1920-е годы премьер-министр Франции Жорж Клемансо по прозвищу «Тигр», один из главных творцов Версальского договора, выдал такую формулировку: «Мы желаем поставить вокруг большевизма железный занавес, который помешает ему разрушить цивилизованную Европу». Так, почти сразу после Первой мировой и Октябрьской революции, возникло само понятие о незримой, но непреодолимой преграде, которую определенным политическим силам хотелось бы воздвигнуть вокруг нашей страны.

В роли такого занавеса или, как говорили тогда, «санитарного кордона» вокруг России должны были выступить новые государства Европы, образовавшиеся в результате падения и распада Российской Империи: Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша и Украина. Замысел в целом удался, но не до конца, поскольку Украину вскоре Красная Армия вернула по принадлежности, присоединила к России.

Впоследствии о «железном занавесе», который должен отделить добропорядочный Запад от варварского СССР, заговорил Геббельс.

Наконец, после окончания Второй мировой войны эта мысль выросла до размеров глобальной политической концепции в ходе знаменитой «фултонской речи» Уинстона Черчилля 5 марта 1946 года, когда он потребовал ввести пресловутый «железный занавес» для «защиты от коммунизма» и открыл эру новой, «холодной» войны.

Холодная война, завершившись в 1991 году капитуляцией СССР и победой Запада, вернула нас в 1910-е годы, но только на этот раз успех нашего противника был куда более полным и совершенным, поскольку Украину удалось не только оторвать от России, но и успешно встроить в пресловутый «санитарный кордон» благодаря «цветной революции» и «майдану» 2013 года. А также поскольку теперь этот «кордон» куда более враждебен по отношению к России, чем был в 1920 году. Единственное выпадающее звено в «цепи ограждания» вдоль западной границы России – это (пока) Белоруссия. И мы видим, какие титанические усилия прилагает Запад, чтобы и его вернуть в «цепь».

Таким образом, не прошло и тридцати лет после поражения России в «холодной войне», как идея «железного занавеса» вновь воскресла в Европе. Если не на словах, то на практике.

Хроника последних лет убеждает, что под предлогом событий на Украине и в Новороссии Запад взял курс на максимальную изоляцию России. Глубинная причина такого курса понятна: поднабравшись кое-каких сил за последнее десятилетие, Россия вновь стала преследовать свои интересы, а главное – предлагает модель мироустройства, альтернативного по отношению к тому, что навязывает Вашингтон. Она вновь стала для Запада опасна концептуально, идеологически. Значит, если Россию нельзя уничтожить (этому по-прежнему мешает только наш ядерный потенциал), надо превратить ее в изгоя.

* * *

В этой политической игре основная ставка делается на расстыковку между Россией и Западом в области экономического и военного взаимодействия. Но логика «железного занавеса» не в меньшей степени обращена и к гуманитарным сферам.

Начиная с 2014 года, когда Россия вернула себе Крым, один за другим в далеких, на первый взгляд, от политики областях науки и искусства происходят эпизоды, поражающие демонстрацией откровенного недружелюбия и предвзятости по отношению к гражданам России. Особенно отличаются в этом мелкие шавки Вашинтона, встроившиеся в новый «санитарный кордон».

Почти сразу, в июле того же года нашим певцам Олегу Газманову, Иосифу Кобзону и Алле Перфиловой (она же Валерия) запретили на неопределенное время въезд в Латвию. Решение было принято самим министром иностранных дел этой страны Эдгар Ринкевичем, о чем было тут же сообщено на официальном на сайте латвийского МИД. Российские артисты должны были выступить на конкурсе молодых исполнителей поп-музыки "Новая волна" в Юрмале, Валерия даже входила в состав его жюри. Но все сорвалось по воле латвийского МИДа. Мотивировка? Она вызывающе нелепа: эти лица-де своими действиями способствовали нарушению территориальной целостности и суверенитета Украины. Глава МИД принял решение запретить им въезд в страну на основании 2-й части 61-й статьи иммиграционного закона. В своем твиттере он написал, что принял решение "запретить российским апологетам империализма и агрессии приезжать в Латвию на тусовочные мероприятия".

Подоплека данного события в том, что Кобзон, Газманов и Валерия были в числе деятелей культуры, подписавших письмо в поддержку позиции президента Владимира Путина по Украине и Крыму. Перед нами, вообще-то, чистой воды преследование людей за их убеждения. Всего письмо подписали 511 человек, в числе которых многие выдающиеся деятели российской культуры: Олег Табаков, Алексей Баталов, Василий Лановой, Валерий Гергиев, Владимир Спиваков, Юрий Башмет, Денис Мацуев, Юрий Розум, Надежда Бабкина, Геннадий Хазанов, Сергей Стадлер, Михаил Пореченков, Лев Лещенко, Валентина Талызина, Валентина Теличкина, Ирина Антонова, Владимир Урин, Карен Шахназаров, Людмила Чурсина и Владимир Хотиненко. Только трое из данного списка пожелали почтить своим присутствием нынешние задворки Европы, в каковые превратилась былая витрина СССР – Латвийская республика. За это свое доброе намерение и поплатились…

А если бы все 511 человек вознамерились посетить Ригу или Юрмалу? Ну что ж, наверное латышскому министру доставило бы особое удовольствие отлучить весь цвет российской культуры от его маленькой, но гордой родины. Которая и хотела бы как-нибудь более весомо и прилично выслужиться перед заокеанскими хозяевами, да не может. Мелкие пакости от мелкого сателлита США – чего же еще ждать?

Между тем, Латвия разохотилась и продолжила практику «черных списков». В ноябре персоной нон-грата стал в Латвии известный актер Иван Охлобыстин, не скрывающий своей антипатии к гомосексуалистам. Правда, все тот же глава латвийского МИД Эдгар Ринкевич все в том же своем твиттере заявил, что запретил Охлобыстину въезд в страну, "принимая во внимание выступления, которые расцениваются как разжигание этнической ненависти". Но вскоре поправился и уточнил в ходе переписки в микроблоге: дело, все-таки, в геях, а не в этносах, которыми они пока еще не стали.

Ситуация, в которой личное мнение чиновника, даже столь высокопоставленного, становится основанием для ограничения прав и свобод гражданина другой страны – не политического или военного деятеля, а артиста, певца, вызывает, вообще-то, недоумение. И притом не за какие-то противоправные деяния, а всего лишь за выражение своей позиции по частному вопросу!

Как это согласуется с Всеобщей декларацией прав человека и гражданина, статья 19 которой гласит: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их»? Эту знаменитую декларацию Генеральная ассамблея ООН приняла еще в 1948 году, она стала, без преувеличения, Библией для современного правового сознания, краеугольным камнем для всего здания правозащиты.

Еще недавно страны Запада выступали как главные поборники прав человека и готовы были соревноваться друг с другом, защищая эти права и осуществляя так называемую гуманитарную интервенцию. Права человека стали святыней и жупелом!

* * *

Сегодня, похоже, эти же страны, а пуще всех – новенькие члены ЕС, готовы соревноваться в том, кто скорее других «накажет» тех граждан России, кто смеет реализовать свое право на свободу мысли и слова.

Инициативу Латвии подхватили ее коллеги по бывшей Советской Прибалтике – такие же лимитрофные государства, как и Латвия. Следом за нею, Охлобыстину запретили въезд в Эстонию. Он должен был 8 ноября выступить в Таллине – в концертном доме Nordea с программой «Духовные беседы. Продолжение».

Но никаких духовных бесед с известным актером, имеющим и немалый священнический стаж, Эстония уже не услышит. А что самое любопытное, как говорится в опубликованной информации о статусе персоны нон-грата: «В министерстве отказались сообщить причины решения, а также на какой срок Охлобыстину запрещен въезд в Эстонию».

Возникает вопрос: в чем же, все-таки дело?

Не в том ли, что вначале, еще в конце октября, Охлобыстину запретили въезд на Украину за его принципиальные высказывания по Крыму и русско-украинским отношениям?

Трудно усомниться, что и этого деятеля культуры решили «наказать», как и Газманова, Кобзона и хрупкую Валерию, попросту говоря, за российский патриотизм, за верность своей Родине.

Трудно усомниться и в том, что именно с нынешней бандеровско-олигархической Украины идут подсказки насчет того, кого следует считать персонами нон-грата в проукраински настроенной Западной Европе.

Еще в августе сего года Украина запретила въезд главе агентства «Россия сегодня» Дмитрию Киселеву, главному редактору одноименного телеканала Маргарите Симоньян, гендиректору «Первого канала» Константину Эрнсту, гендиректору ВГТРК Олегу Добродееву, гендиректору НТВ Владимиру Кулистикову и журналисту Сергей Доренко…

Всего власти Украины обнародовали список из 49 российских журналистов, которым будет запрещен въезд на территорию страны. В основном список состоит из медиаменеджеров, главных редакторов и репортеров крупнейших российских телеканалов.

Данный список был сформирован Национальным советом Украины по телерадиовещанию и передан в Службу безопасности страны с предложением о запрете на въезд. Каковой и воспоследовал.

Вскоре власти Украины внесли в список персон нон грата 14 еще российских артистов. Об этом сообщило украинское министерство культуры, не разглашая фамилии этих артистов.

Министр культуры Евгений Нищук заявил, что такой список нон-грата якобы нельзя разглашать «по международным нормам». Суть этого иезуитского приемчика состоит в том, чтобы внезапно наносить ничего не подозревающим людям психологические травмы. Люди узнают о том, что являются персона нон грата не до поездки, а уже на Украине, "непосредственно при попытке пересечь границу, как это происходит в США".

Впрочем, из заявления Нищука, обнародованного на сайте министерства культуры Украины, следует, что в такой список попали Иван Охлобыстин, Иосиф Кобзон и Михаил Задорнов, которых чиновник упомянул персонально. "Эти лица не являются желанными здесь в Украине и, соответственно, никогда не будут потерей для нашего народа и нашей культуры", – заявил Нищук.

Ранее советник СБУ Маркиян Лубкивский сообщил о запрете на въезд на Украину сотням российских артистов из-за якобы их антиукраинской позиции.

На Украине аукнулось – в Прибалтике откликнулось: мелкие сателлиты Вашингтона поспешили выслужиться в духе времени. Вот и посыпались санкции уже не на Россию в целом, а на головы упомянутых персон.

Конечно, о том, нанесут ли эти санкции ущерб культурной жизни самих стран-лимитрофов, судить не министрам. Население-то ждало этих артистов, хотело встреч с ними и готово было за них платить, но вмешалась Большая Политика…

* * *

Впрочем, не только культурное, но и научное сообщество стран Балтии обречено, как видно, на обеднение жизни. Об этом говорит судьба двух известных политологов – Валерия Тишкова и Сергея Михеева.

Директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков не был допущен в Эстонию 12-го октября сего года. Он прибыл в Таллин по приглашению международного медиа-клуба "Импрессум", но его не впустили в Эстонию и даже – что самое возмутительное! – без указания причин. После ночевки в аэропорту 73-летний академик был вынужден вернуться в Москву.

Самое удивительное: Тишков – убежденнейший демократ «первой волны», верный соратник Ельцина и Гайдара, в правительстве которого занимал пост министра, всю жизнь отличался ярко проамериканской позицией и пропагандировал опыт США в сфере этнополитики. Уж его-то никак не должна была затронуть волна гонений, поднятая против России по указке США! А вот поди ж ты…

Тут уж возмутился даже наш политкорректный МИД. В комментарии департамента информации и печати говорится: "Расцениваем действия эстонской стороны как провокационную акцию, направленную на воспрепятствование открытому и непредвзятому обмену мнениями представителей общественных и научных сообществ двух стран. Этот случай наглядно демонстрирует, чего на практике стоят демагогические заявления о приверженности Эстонии принципам демократии и свободы слова".

Справедливо сказано, тем более что Тишков, по его словам, никогда не допускал каких-либо резких высказываний в адрес эстонского государства, и ему непонятна причина запрета на въезд. В Таллине академик планировал выступить с лекциями о Российской Федерации, рассказать о последних научных исследованиях, встретиться с общественностью, преимущественно русскоязычной.

В чем же дело? Почему ученого не пустили в русскоязычную провинцию? Не потому ли, что Киев тайно внес в свой «черный список», о чем не знает российская общественность, но отлично осведомлены союзники Украины по антироссийскому комплоту?

Возможно, истинные причины опалы Тишкова станут известны в ходе судебного процесса, ведь российский ученый подал иск в Таллиннский административный суд против МВД Эстонии. Это решение, с требованием аннулировать запрет на въезд в шенгенскую зону и компенсировать судебные издержки, Тишков принял по предложению депутата Европарламента Яны Тоом. Правда, в своих интервью Тишков подчеркнул, что въезд в шенгенские страны для него по-прежнему открыт.

Это первый случай, когда россиянин в судебной инстанции оспаривает запретительное распоряжение эстонского МВД. Хотя и ранее были уже случаи, когда в Эстонию не смогли въехать другие российские гости клуба «Импрессум». Так, в мае 2012 года в аэропорту Таллина была аннулирована виза главного редактора журнала «Национальная оборона» Игоря Коротченко, который должен был выступить в «Импрессуме» с докладом «Хотят ли русские войны?». А 18 сентября 2014 года в черном списке на въезд оказался заместитель директора стран СНГ Владимир Жарихин, который был приглашен принять участие в дискуссии «Импрессума» на тему «Европейский и Евразийский союзы: партнеры или соперники?».

Что ж, Тишкову, по крайней мере, не перекрыт пока въезд в другие страны Шенгена. А вот его коллеге, директору Центра политической конъюнктуры Сергею Михееву повезло куда меньше. Его случай демонстрирует нам опаснейший прецедент, отдающий международно-правовым беспределом.

Михеев приехал в Финляндию, которая ничего не имела против этого. После Финляндии он должен был направиться прямо в Латвию, на медиа-конференцию клуба «Формат-А3», где он должен был выступать как знаток в геополитике по отношениям Россия-США. Латвия тоже ничего не имела против его приезда.

Как вдруг Михеев был неожиданно задержан на въезде: «Я попытался въехать в Финляндию по своим делам, и вдруг узнал, что Литва запросила аннулировать мою шенгенскую визу и запретить въезд в страны шенгенского соглашения», – рассказал эксперт по телефону порталу RuBaltic.Ru.

Политолога не просто не пустили в страну, как Тишкова, а «прессанули» по полной программе, как врага народа. Он признается: «На финской границе меня схватили, завернули мне руки за спину, забрали мои вещи, а меня самого посадили в помещение с решеткой. Со мной обращались, как с преступником, хотя я ничего преступного не совершал. Вел себя спокойно, мои документы и виза в полном порядке. Я провел в ужасных условиях на границе 8 часов. За это время мне удалось узнать, что Литва внесла меня в список невъездных в Евросоюз».

На вопрос: «Вам известны мотивы Литвы?» Сергей Михеев ответил очень показательно: «Мне самому интересно было бы об этом узнать. В марте я был в Вильнюсе на конференции, где сделал ряд заявлений о ситуации на Украине и в Прибалтике. Уверен, что Литва мне мстит за мои слова, хотя в них не было ничего радикального или экстремистского. Я просто высказал свою точку зрения о политической обстановке вокруг России».

Незадолго до этого инцидента, в августе, все в той же Литве не смог презентовать своё новое исследование российский историк, директор Фонда «Историческая память» Александр Дюков. Его присутствие там посчитали нежелательным. Так что Литва не в первый раз делает нам «козью морду», чтобы угодить заокеанскому хозяину.

Но в ситуации с Сергеем Михеевым впервые по инициативе маленькой прибалтийской республики для российского гражданина закрыли не только территорию самой этой страны (бог бы с ней, убогой), но и фактически всего Европейского союза.

Это неприятный прецедент. Список Магнитского грозит стать не только «черным», но и непрозрачным, безразмерным и непредсказуемым. Мало ли кто и кому в Киеве или в Вашингтоне покажется неугодным по тем или иным соображениям? Один звонок в нужную инстанцию прибалтийского лимитрофа, пребывающего в холопской готовности, – и пожалуйста: вы уже невъездной для всех стран Шенгена!

* * *

Что же можно противопоставить этой возмутительной, складывающейся у нас на глазах традиции? Кроме судов с местными МИДами и жалоб во все инстанции, включая всемирные?

Конечно, у нас тоже есть практика недопущения нежелательных лиц на территорию России. Так, более чем 600 тысячам иностранных граждан был запрещен въезд в Россию в этом году за нарушение миграционного законодательства, как сообщил глава ФМС Константин Ромодановский. Или вот, главе меджлиса крымско-татарского народа Рефату Чубарову запретили въезд в Россию на 5 лет. Так что он не сможет вернуться в Крым, откуда выехал на территорию Украины для участия в выездном заседании. Да и Мустафе Джемилеву, патологическому русофобу, тоже въезд к нам воспрещен.

Но все это по крайней мере объяснимо и не ломает представлений о нормах политической практики. Нелегальные мигранты или антироссийские политики – это не деятели науки и культуры…

«Железный занавес» опасный политический инструмент, ведь он имеет двусторонний эффект изначально. Тут как в истории с санкциями – ущерба для одной лишь России не будет, пострадают обе стороны, чья духовная жизнь окажется обеднена. Непонятно, какого эффекта хотят достигнуть страны Запада, применяя столь недальновидно это несправедливое и антиправовое, по сути, средство. Ничего, кроме ожесточения, озлобления гуманитарной интеллигенции, они не добьются.

Выслуживаясь перед Вашингтоном и питая иррациональную неприязнь к Москве, маленькие государства способны делать нам маленькие пакости, заставляя вспомнить басню Крылова «Слон и Моська». Конечно, великодушие слона обязывает его проходить мимо этих пакостей, стараясь их не замечать. До поры до времени хотя бы. Но как знать, что ждет нас впереди? Так ли независима на деле та же Литва от России, своего вечного и огромного соседа? Не надо бы ей плевать в колодец.

К счастью, мир широк и разнообразен. Как и в случае с санкциями, от проигрыша одних стран могут выиграть другие, чьи контакты с более высокоразвитой Россией усилятся и укрепятся. А уж мы-то и подавно не пропадем. Только сплотимся теснее…

1 Статья написана в октябре 2014 года и отражает реальность тех дней, но не потеряла актуальности и сегодня, поскольку тенденция к изоляции России только усилилась.

Яндекс.Метрика