Sidebar

27
Сб, фев

Пётр Столыпин перед судом истории

Персоны

14 апреля (по новому стилю) 1862 года родился будущий великий государственный деятель России Петр Аркадьевич Столыпин. Общество неоднозначно воспринимало его при жизни, одни превозносили и чтили, другие ненавидели и кляли. А он следовал пушкинскому завету «хвалу и клевету приемли равнодушно» и действовал со всей доступной независимостью, прислушиваясь прежде всего к голосу своей совести и своего рассудка и опыта. Потому и вошел в русскую историю как крупная фигура, до сих пор вызывающая споры.

История поставила перед ним задачу колоссального масштаба, от решения которой, без преувеличения, зависела вся судьба России.

Дело в том, что реформы 1860-х годов Александра Второго (крестьянская реформа – в первую очередь) открыли ящик Пандоры и выпустили на волю духов революции.

Столыпин, родившийся одновременно с теми тлетворными реформами, должен был справиться с их колоссальными и катастрофическими последствиями. Особенно – с последствиями крестьянской реформы. Он хотел направить эпохальный процесс раскрестьянивания в созидательное, а не разрушительное русло. Он должен был загнать духов революции обратно в ту бездну, из которой они вылетели. Так понимал он – причем совершенно верно – свою миссию на русской земле.

Способ, которым он все это делал, и вошел в историю под именем столыпинской реформы. Поговорим о ней.

* * *

Александр Второй, объясняясь перед московским дворянством по поводу освобождения крестьян, заявил свой главный аргумент: «Лучше начать уничтожать крепостное право сверху, нежели дождаться, когда оно начнет само собой уничтожаться снизу». Он хотел предупредить крестьянскую революцию, а проще сказать – новую пугачевщину.

Но на деле все случилось как раз наоборот! Ведь именно в результате ускоренного развития капитализма в деревне, развязанного Реформой, Россию через полвека взорвал такой бунт, рядом с которым пресловутая пугачевщина кажется верхом осмысленности и милосердия!

С Великой Реформой народ так и не смирился до конца. Она не только не уберегла Россию от новой пугачевщины, но прямо и однозначно породила крестьянскую войну и крестьянскую революцию, которая, на взгляд современных историков, окончилась не в 1922, а в 1929 – в год «великого перелома» и уничтожения кулачества как класса.

Ленин был прав, когда писал: «1861 год породил 1905». Можно смело добавить: и 1917 тоже.

Отчего же так получилось? Может быть, народ просто не понял своего счастья – свободы, воли? И отплатил благодетелям своим черной неблагодарностью?

Нет, народ не был ни глуп, ни забит настолько, чтобы не понимать, в чем его жизнь и благо, а в чем – опасность и гибель. Что он в действительности получил в результате реформ?

Главным результатом, наряду с разорением дворянства, было, прежде всего, – капиталистическое расслоение в деревне на немногих кулаков, некоторое количество середняков и массу бедноты. Возникла сельская буржуазия – новое и массовое явление в нашей истории. Наряду с этим шло обнищание широких крестьянских масс, особенно в густо населенных районах центральной и южной России.

Но главное – началось тотальное разрушение устоев, налаженного быта и типа хозяйствования, а как следствие – скорое и неудержимое раскрестьянивание России. За годы от Реформы до Революции городское население России выросло в три раза, достигнув примерно 14 %. В городах стал стремительно накапливаться пролетариат и люмпен-пролетариат.

Россия накануне революции состояла из крестьян на 86 %. Но капитализму не нужно такое количество сельских производителей. В современных странах постоянно занимаются сельским трудом немногие, например, в ФРГ – 5 % населения, в США – 3 %. Гигантским человеческим массам в России предстояло исчезнуть, сменить образ жизни и деятельности, расстаться с землей. Они это предчувствовали, боялись и не хотели этого. Для них капиталистическое раскрестьянивание было неприемлемым будущим, которому следовало противодействовать всеми силами.

Раскрестьянивание – сложный и могущественный процесс, контроль над которым сулит государству мощь, славу и исторический взлет, а утрата контроля – слабость, срам и падение. Современному Китаю выпало первое; Российской империи выпало второе. Освободив крестьян и предоставив деревенскому капитализму свободно развиваться, власть выпустила на волю огромную силищу, справиться с которой не смогла – и даже не поняла, что происходит, когда была этой силой сметена.

Апогей раскрестьянивания пришелся на послереволюционное, советское время. Но начался-то он до революции.

Вот что писал тогда Михаил Меньшиков в статье «Отчего бегут из рая»:

«…Страшный факт, который указывался Гле­бом Успенским и другими бытописателями. Народ тронул­ся с земли, народ побежал, народ не хочет сидеть на земле. Что-то такое удивительное совершилось, что деревня пере­стала интересовать мужика. Он тянется в города, хотя бы на самый бессмысленный труд, он добивается “тереть помад­ку” у Гурме, набивать сосиски, ходить с факелом. Великорус­ская деревня во многих губерниях брошена на баб и стари­ков, на детей и калек. Вся молодая, сильная, жаждущая жиз­ни Русь устремилась вон из древней идиллии, из рая, где прошло все детство нашей расы. Чего-то хочется, что-то нравится в городах. Не противна даже такая работа, как пере­тирать стаканы в трактирах или ходить “шестеркой”. Ла­тыши, евреи, поляки, немцы завладевают русской деревней, коренной мужик-богатырь бежит из нее. Те же, что остаются в деревне, пускаются в разгул. Чем объяснить это почти повальное пьянство по деревням, праздничанье, умышленные потравы, обломовскую лень мужика? В деревне труд в страду каторжный, но, в общем, в городах мужик работает гораздо больше, чем в деревне, и больше и веселее».

Какая общественно-историческая тенденция открывается за этими картинами?

Во-первых, стремительный рост деревенского люмпен-пролетариата, т.н. бедняков. Ведь очень скоро выяснилось, что для оптимального землепользования такого количества работников стране вовсе не нужно. Между тем, быстрый демографический рост русского народа во второй половине XIX века вел к дроблению крестьянских хозяйств, их измельчанию и неизбежному захирению.

Во-вторых, стремительная люмпенизация городского плебса, пополняющегося день ото дня вчерашним крестьянством. Города стали стремительно переполняться человеческим материалом, не нужным ни деревне, ни городу. В рабочие шла лишь некоторая часть, остальные – материал для гниения, брожения.

Капиталистическое расслоение деревни, обезземеливание и раскрестьянивание гигантских крестьянских масс, накопление городского люмпена, кризис перепроизводства интеллигенции – все это естественный результат Реформ Александр Второго. Могла ли Россия, продолжая следовать таким путем, уберечь себя от новой пугачевщины? Совсем наоборот: рост революционных настроений в таких условиях был неизбежен.

Согласно Положениям 1861 года, землю крестьянам отдавали на выкуп с рассрочкой в 49 лет. К 1905 году правительство аннулировало остатки долгов. И что же? Страна к тому времени наполнилась миллионами всем довольных и счастливых собственников? Как бы не так!

Земледельческое население 50 губерний Европейской России, составлявшее в 1860-х годах около 50 миллионов человек, возросло к 1900 году до 86 миллионов, вследствие чего земельные наделы крестьян, составлявшие в 60-х годах в среднем 4,8 десятин на душу мужского населения, сократились к концу века до среднего размера 2,8 десятин.

На исторических русских территориях у обильно размножавшихся в то время крестьян образовался страшный дефицит земли, особенно на плодородном Юге. Обвиняли в этом, по старинке, помещиков, разжигая классовую ненависть, но на самом деле русское дворянство как общественно-экономический класс уже сошло с исторической сцены, отнимать у него и делить было почти нечего. Однако ползучая необъявленная крестьянская война началась в России уже с 1902 года. К 1906 году она дала огромный всплеск поджогов и погромов усадеб (более 2000), убийств помещиков и т.д. В одном только июне 1906 года произошло 527 инцидентов, отмеченных в записях полиции; «волнения» охватили около половины уездов. На всех сборищах крестьян всегда слышались одни и те же возгласы: «У нас нет хлеба, нет земли…».

Столыпин услышал этот голос народа. Его реформа была прежде всего попыткой распихать горючий человеческий материал по гигантским имперским пустошам за счет вывоза крестьянских семей на свободные земли Сибири и Туркестана. Уж чего-чего, а земли в России за Уралом хватало, надо было только завезти на эти дикие просторы крестьянские семьи.

Но прежде всего надо было справиться с революцией. Крылатыми стали фразы Столыпина: «Сначала успокоение, потом реформы», «Не запугаете!» и «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия».

* * *

Во второй половине апреля 1906 г. Столыпина срочно вызвал из Саратова, где он губернаторствовал, в Царское Село телеграммой император Николай II. Он сказал, что назначает его министром внутренних дел.

Двое предыдущих министров – Сипягин и Плеве – были убиты революционерами. Многие чиновники боялись уже занимать высшие государственные должности. Но переживший к тому времени четыре покушения Столыпин принял ответственный пост. Он был человеком исключительного личного бесстрашия.

Конечно, Государственная Дума I созыва, напичканная представителями левого движения, приняла в штыки нового министра. Но царю на этот раз хватило воли быть последовательным: Госдума вместе с правительство были распущены, а Столыпин был назначен уже новым премьер-министром.

Вскоре после этого Столыпин, начиная с 1906 года, провел целый ряд законопроектов, которые вошли в историю как столыпинская аграрная реформа. Основными направлениями реформы были передача надельных земель в собственность крестьян, постепенное упразднение сельской общины как коллективного собственника земель, широкое кредитование крестьян, скупка помещичьих земель для перепродажи крестьянам на льготных условиях, землеустройство, позволяющее оптимизировать крестьянское хозяйство за счет ликвидации чересполосицы.

В чем видел сам Столыпин основной смысл реформы?

П.А. Столыпин, «Речь о земельном законопроекте и землеустройстве крестьян» (произнесена в Государственной Думе 5 декабря 1908 года): «Настолько нужен для переустройства нашего царства, переустройства его на крепких монархических устоях, крепкий личный собственник, настолько он является преградой для развития революционного движения».

Вот к этой задаче – создать, по образцу стран Запада, класс крепких частных собственников-фермеров – и обратил Столыпин свои помыслы и усилия.

Экономический эффект его реформ был налицо. Самым главным результатом сегодня приходится считать даже не возросшее продовольственное благополучие России, не рост экспорта российских продуктов питания – зерна, масла и т.п., а заселение русскими крестьянами просторов Сибири и Дальнего Востока. Плодами которой мы счастливо пользуемся до сих пор.

Политика Столыпина состояла в поощрении переселения на незаселенные просторы Сибири крестьян из европейской части России. Для этого в 1910 году были даже созданы специальные железнодорожные вагоны, в которых одна их часть во всю ширину вагона предназначалась для крестьянского скота и инвентаря. Правительство раздаривало крестьянам земли за Уралом, выдавало щедрые кредиты на их освоение.

Переселение было не только важнейшей, но и ценнейшей частью аграрной реформы Столыпина. Всего в Сибирь переселились около 3 млн человек, русских и малоросских крестьян в основном. В одном только Алтайском крае было основано 3415 населенных пунктов, в которых поселились свыше 600 тысяч крестьян из европейской части России. Они ввели в оборот 3,4 млн десятин пустующих земель.

Конечно, бывало, что на новом месте переселенцы не приживались и уезжали обратно. Но из 3 млн крестьян, переселившихся на выделенные им правительством в частную собственность земли в Сибирь, лишь 18 % вернулись обратно, а 82 % остались на новых местах. На их потомках и доныне держится российское хозяйство в тех местах.

В экономическом плане все было хорошо. Но была ли достигнута главная политическая цель – замирение деревни? За Уралом – да; в центральной и южной России, увы, – нет. Капитализация деревни, ее расслоение, разложение общины, возникновение антагонистических классов – кулачества и бедноты – все это реформа Столыпина только усугубила. Что дает сегодня основание некоторым исследователям даже записывать сгоряча Столыпина «в отцы русской революции», как считает, например, не слишком добросовестный автор Сергей Кара-Мурза.

К 1916 году уже не дворяне, а крестьяне засевали 89,3 % всех земель на правах собственников и арендаторов и владели 94 % сельскохозяйственных животных. В общей сложности из 13.500 тыс. крестьянских домохозяйств выделилось из общины и получило землю в единоличную собственность 1.436 тыс. (10,6 %). Класс фермеров сложился, это да.

Казалось бы, столыпинская реформа во многом достигла своих целей. Но деревню это не только не успокоило, а скорее, наоборот, раскачало, разъярило, разогрело ее аппетиты. Об этом очень ярко свидетельствуют события, разыгравшиеся сразу после Февраля 1917 года.

Ведь крестьяне-то повели себя очень антибуржуазно, то есть «антиреформенно»: воспользовавшись тем, что Временное правительство не контролировало ситуацию в деревне, они немедленно после Февраля начали захват не только последних помещичьих земель и разорение оставшихся усадеб, но и – что самое главное! – дележку частновладельческих земель зажиточных, «обуржуазившихся» крестьян. К концу 1917 года большинство земель, ранее закрепленных в собственность, было переделено между крестьянами по уравнительному принципу. Все усилия Столыпина по созданию класса деревенских крепких хозяев тут же были пущены насмарку.

А довершила процесс коллективизация уже в советские годы. Она поставила точку в той крестьянской войне «за справедливость», которая началась еще в 1902 году. Покончила с сельским капитализмом. Русские крестьяне очень дорого, но полностью по заслугам заплатили за раздворянивание и раскулачивание своей страны.

* * *

Вот тебе и «умиротворение» деревни… Увы, Столыпин явно не учел менталитет русского крестьянина, воспитанного по-христиански – в жажде равенства и справедливости.

Да, тут Столыпин просчитался. Впрочем, кто знает, что было бы, если бы Петра Аркадьевича не убили. Ведь он сам говорил, что для успеха реформы России необходимо двадцать лет спокойной жизни. Его безвременная смерть не оставила нашей стране шанса. После его смерти царский режим, по своему слабоволию и христианскому гуманизму, оказался не способен на решительные, радикальные и очень жестокие методы раскрестьянивания, к которым впоследствии с успехом прибегло нерусское и антирусское правительство безбожников-большевиков.

Зато пока Столыпин был жив, революция была раздавлена и не смела поднять голову. Железной рукой он замирил Россию и, без сомнения, не допустил бы ее падения в пропасть революции, Гражданской войны и красного террора, останься жив.

П.А. Столыпин, «Речь об устройстве быта крестьян и о праве собственности», произнесена в Государственной Думе 10 мая 1907 г.): «Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!»

С «великими потрясениями» Столыпин справляться умел, надо отдать ему должное.

Еще в ходе первой революции, 19 августа 1906 года в качестве «меры исключительной охраны государственного порядка» был принят «Закон о военно-полевых судах». Предание суду происходило в течение суток после совершения преступления. Разбор дела мог длиться не более двух суток, приговор приводился в исполнение в 24 часа. В то время как в военных судах дела рассматривались при обвиняемых, которые могли пользоваться услугами защитников и представлять своих свидетелей, в военно-полевых судах обвиняемые были лишены всех прав.

П.А. Столыпин, Речь 13 марта 1907 года перед депутатами II Думы): «Государство может, государство обязано, когда оно находится в опасности, принимать самые строгие, самые исключительные законы, чтобы оградить себя от распада. Бывают, господа, роковые моменты в жизни государства, когда государственная необходимость стоит выше права и когда надлежит выбирать между целостью теорий и целостью отечества».

Подавление революции сопровождалось казнями по обвинению в бунте, терроризме и поджогах помещичьих усадеб. Всего за 1906-1910 годы военно-полевыми и военно-окружными судами по так называемым «политическим преступлениям» было вынесено 5735 смертных приговоров, из которых 3741 приведен в исполнение. К каторжным работам приговорено 66 тысяч. Это относительно немного, учитывая размах революционных действий. Впоследствии Столыпина резко осуждали за эти меры, но своего результата они достигли: революционный террор перестал носить массовый характер, руководители революционных организаций были либо уничтожены, либо оказались в тюрьмах и ссылках, либо разбежались по заграницам. Государственный порядок в стране устоял.

* * *

Разумеется, ненависть к премьер-министру – государственнику и патриоту – была у революционеров по понятной причине безмерна. Владимир Ленин в статье «Столыпин и революция» (октябрь 1911) называл его «главой контрреволюции» и писал о нем как об «обер-вешателе, погромщике, который подготовил себя к министерской деятельности истязанием крестьян, устройством погромов, умением прикрывать эту азиатскую „практику“ – лоском и фразой».

За короткий промежуток времени с 1905 по 1911 годы на Столыпина планировалось и было совершено 11 покушений, последнее из которых достигло своей цели. В киевском театре он был застрелен во время антракта террористом-одиночкой. Инсинуации относительно участия в деле полицейских чинов не подтверждены. Это, безусловно, была акция мести со стороны революционных кругов. Хотя, возможно, не только их.

Дело в том, что, как отмечает историк Будницкий: «Правительство империи, провозгласившее национализм своей официальной политикой, проводило курс на ограничение присутствия иностранцев и инородцев в экономике страны. В 1911 г. Столыпин дал указание Министерству промышленности и торговли разработать меры по вытеснению евреев из хлебной торговли»1. Следует помнить при этом, что в то время как захватившие хлебную торговлю евреи вывозили весь закупленный на корню русский хлеб за границу, русские крестьяне, оставшиеся без оного, умирали по миллиону в год (в 1901-1912 гг. от голода и его последствий погибло около 8 млн. человек). А ведь им этого не хотелось. Столыпин, глядевший в суть вещей, понял это и встал на защиту русского крестьянина. После чего был застрелен евреем-террористом почти сразу после данного своего решения). Убийца – Мордко Гершкович Богров – был судим и повешен.

Философ Василий Розанов, тяжело переживавший убийство Столыпина, в статье «Террор против русского национализма» писал: «вся Русь почувствовала, что ее ударили… пошатнувшись, она не могла не схватиться за сердце».

Смерть Столыпина не только затормозила ход реформ, связанных с его именем, но и напротив, спустила с тормозов революционный процесс, остановить который уже было некому.

Сегодня, спустя более ста лет после смерти великого русского государственного деятеля и накануне столетия Октябрьской революции, по-своему решившей проблему русского раскрестьянивания, мы воздаем должное Столыпину и вспоминаем его с уважением. Мы понимаем: роль личности в истории может быть очень велика, если это личность столыпинского масштаба.

* * *

При жизни Столыпин подвергался не только жесточайшим нападкам и покушениям. Были многочисленные люди – и какие! – находившие в нем выдающиеся достоинства. Его деятельность поддерживали известный русский философ-марксист Петр Струве; философ, литературный критик и публицист Василий Розанов; философ и правовед Иван Ильин, публицист и историософ Михаил Меньшиков, политики Львов, Маклаков, Тыркова-Вильямс, Василий Шульгин и многие другие. Александр Солженицын в книге «Август Четырнадцатого» писал, что если бы Столыпин не был убит в 1911 году, то предотвратил бы мировую войну и, соответственно, проигрыш в ней царской России, а значит, и захват власти большевиками, гражданскую войну и миллионы жертв этих трагических событий.

А сегодня мера признания заслуг Столыпина хорошо видна из все множащихся примеров увековечивания его памяти. Его авторитет непрерывно растет вместе с нашей благодарной памятью.

В 2002 году памятник Столыпину установлен в Саратове.

В феврале 2002 года Поволжскому институту управления (филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, город Саратов) присвоено имя П.А. Столыпина.

В России учреждена Национальная премия имени Столыпина «Аграрная элита России», которая вручается с 2003 года.

Факультет государственного и муниципального управления НИУ «Высшая школа экономики» с 2005 года ежегодно присуждает стипендию имени Столыпина студентам 2-го курса магистратуры ГиМУ.

Период с 14 апреля 2005 года по 14 апреля 2006 года был объявлен (оргкомитетом премии им. Столыпина) годом Петра Столыпина.

26 мая 2008 года Правительство Российской Федерации учредило медаль Столыпина П.А. двух степеней (медаль вручается в качестве поощрения за заслуги в решении стратегических задач социально-экономического развития страны, в том числе реализации долгосрочных проектов Правительства Российской Федерации в области промышленности, сельского хозяйства, строительства, транспорта, науки, образования, здравоохранения, культуры и в других областях деятельности).

22 декабря 2009 года на доме, в котором жил Столыпин, по улице Шв. Стяпоно в Вильнюсе, установлена мемориальная доска с барельефом и текстом на русском и литовском языках «В этом доме в 1876-1892 годах жил министр реформатор Петр Аркадьевич Столыпин».

В 2010 году памятник Столыпину установлен в Славгороде.

26 октября 2010 года распоряжением российского правительства во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 10 мая 2010 г. № 565 «О праздновании 150-летия со дня рождения П. А. Столыпина» создан Оргкомитет по подготовке и проведению празднования под председательством премьер-министра В. В. Путина

В 2011 году имя Столыпина присвоено Омскому государственному аграрному университету.

5 сентября 2011 года установлен памятник на площади перед главным входом в Кубанский государственный университет

22 февраля 2012 года Ульяновской государственной сельскохозяйственной академии присвоено имя П. А. Столыпина

1 марта 2012 года Банк России выпустил памятную серебряную монету номиналом 2 рубля серии «Выдающиеся личности России», посвященную 150-летию со дня рождения П. А. Столыпина

6 апреля 2012 года Издательско-торговый центр «Марка» издал памятную марку по случаю 150-летия со дня рождения П. А. Столыпина.

24 мая 2012 года в поселке Ровеньки Белгородской области установлен памятник П. А. Столыпину.

В декабре 2012 года установлен памятник П. А. Столыпину на площади Свободной России рядом с Домом правительства в Москве.

* * *

К сказанному добавить почти нечего, хочется лишь закончить наш рассказ точной оценкой одного из современников великого человека.

Сергей Крыжановский, тайный советник, статс-секретарь его императорского величества: «Столыпину удалось то, что не удавалось ни одному из его предшественников. Он примирил общество, если не все, то значительную часть его с режимом. Он показал воочию, что “самодержавная конституционность” вполне совместима с экономической и идейной эволюцией и что нет надобности разрушать старое, чтобы творить новое.

И как бы ни расценивать Столыпина, одно бесспорно, что он работал для будущего России, и не какой-нибудь, а России великой, и немало успел для этого сделать. Он разрушил общинный строй, так много вреда приносивший современной ему России, открыв выход для накопившихся в крестьянстве деятельных сил, и направил их на путь хозяйственного развития и нравственного укрепления. Он разрушил тем и главную преграду – обособленность прав, – отделявшую крестьянские массы от слияния с остальными слоями народа в одно национальное целое. Он правильно понимал и значение заселения Сибири и деятельно его поддерживал. На тучном черноземе сибирских полей, где народ наш завершал свой исторический путь на восток “навстречу солнцу”, вдали от отравленных социальной завистью равнин старой России, он стремился вырастить новые, более здоровые поколения борцов за русское великодержавие в тех европейских столкновениях, грозный призрак которых уже надвигался. Он укрепил нравственные устои Престола и дал мощный толчок развитию национального сознания».


1 Будницкий О.В. Российские евреи между красными и белыми. – С. 49.

Яндекс.Метрика