Sidebar

27
Сб, фев

Россия и русские. Нужен ли нам закон «О русском народе»?

Русский вопрос

1 Сегодня на парла­ментских слушаниях в Государственной Думе рассматривается ряд законопроектов, от которых зависит судьба русского народа. Четыре из них «О русском народе», «Об основах государст­венной национальной политики», «О русском языке как государст­венном» и «О внесении изменений и дополнений в Закон «О нацио­нально-культурной автономии» прямо затрагивают важнейшие основы русской жизнедеятельно­сти.

Русская общественность об этом практически не информиро­вана, на ситуацию она не влияет никак. В один прекрасный день мы можем проснуться и обнару­жить, что наша жизнь уже загнана в жесткие рамки, причем совсем не те, какие бы хотелось.

В чем причина такого внима­ния высшего законодательного органа страны к национальным (русским, в частности) пробле­мам? Во-первых, до властей, по-видимому, наконец дошло, что национальная идея (потребность в которой огромна при том идей­ном вакууме, что образовался с крушением коммунизма) не мо­жет быть безнациональной. Во-вторых, в стране, на 85% населен­ной одним народом (русскими), нельзя из этого народа бесконеч­но делать фигуру умолчания. И сегодня, когда руские наконец-то перестали возлагать все надежды на государство, начали искать реальные пути к самоорганиза­ции, начали осознавать собствен­ные национальные интересы и все яснее и четче формулировать свои требования, перед властями остро встала задача – сыграть на опережение и разыграть свой ва­риант решения судьбы русского народа.

Чем определяется конфликт идей вокруг указанных законо­проектов? Столкновением инте­ресов: с одной стороны – русско­го народа, с другой – тех 15% на­селения, которые не входят в со­став русских. И которые хотели бы поставить русский народ в удобное для них положение, мало считаясь с его жизненными по­требностями.

На чьей стороне сегодня пере­вес? На стороне основного наро­да страны или тех 15%? В чьих ру­ках находится решение наших, русских, жизненно важных про­блем? Кто диктует стране свою волю?

На эти самые 15% приходится 175 (по последней статистике) на­циональностей! Казалось бы, пес­трый, неоднородный состав, у каждого народа свои проблемы, свои противоречия. Однако в дан­ном вопросе они все выступают заодно, настойчиво требуя со­здать дополнительный орган управ­ления государством – Совет наци­ональностей, где у каждого народа будет один голос. У русских – один. И у каждого нерусского – по одному. Итого: 175 против од­ного в случае конфликта интере­сов, даром, что этот один пред­ставляет 85% населения страны. Прообразом такого Совета стала Ассамблея народов России, со­зданная бывшим министром по делам национальностей Рамаза­ном Абдулатиповым. В оной Ас­самблее (с таким ко многому обя­зывающим названием!) русский народ, понятное дело, не имеет официальных и полномочных представителей вообще.

Водораздел

Есть несколько пунктов, по ко­торым, как показывает практика многочисленных публичных (в том числе в Госдуме) дебатов, рус­ские расходятся с нерусскими.

Во-первых, это признание рус­ского народа не только коренным и титульным, но и единственным государствообразующим на всей территории России. Что соответ­ствует как истории нашей страны, так и фактическому положению вещей сегодня. Позиция нерус­ских неколебима: все народы Рос­сии являются государствообразующими. Проект Закона «Об осно­вах государственной национальной политики», подготовленный ко­митетом по делам национальнос­тей Госдумы (в котором русских только двое из девяти членов), именно это и провозглашает: «Народы России в соответствии с исторически сложившейся этнополитической ситуацией являют­ся на ее территории государствообразующими» (ст. 14, п. 1). Вот так – без всяких ограничений и предпочтений. Эта формула именно не соответствует ни исто­рии, ни современной ситуации. Не прибегая здесь к полноценно­му набору доказательств, укажу лишь на одну бросающуюся в гла­за нелепость: ведь среди этих на­родов окажутся и проживающие у нас на постоянной основе и даже приобретшие гражданство афган­цы и таджики, и азербайджанцы, и негры, и голландцы... И все они должны быть признаны «государствообразуюшими»?!

Абсурд! Однако с большим смыслом. Ведь признание русских единственным государствообразующим народом дает законное осно­вание для особого патронажа со стороны государства по отноше­нию к русским. Наоборот, непри­знание русских единственным государствообразуюшим народом лишает любую ветвь власти за­конных оснований рассматривать и реализовывать в приоритетном порядке права и интересы русско­го народа.

На первый взгляд дело само со­бой разумеющееся: на русском народе держится все государство Российское, роль этого народа в качестве станового хребта России не только никем не оспаривается, но уже есть даже попытка закре­пить эту роль законом. Так, тот же законопроект «Об основах госу­дарственной национальной поли­тики» в той же статье указывает: «Русский народ... является опорой Российской государственности и несет ответственность за развитие Российского государства».

Русский народ «несет ответственность»! Ни об одном другом народе в законопроекте ничего подобного не говорится. Но разве неясно, что особая ответствен­ность порождает и особые права! Нет прав без ответственности, но нет и ответственности без прав! Так не логично ли оказать народу, несущему в эксклюзивном, так сказать, порядке подобную ответ­ственность, особое внимание? Наделить его этими самыми осо­быми правами?

И разве не логично уделить «становому хребту российской го­сударственности», без которого она вся завалится и провалится, особую заботу? Разве не вся Рос­сия с ее полиэтническим населе­нием в этом в конечном счете за­интересована?

Как бы не так! На нас лишь только хотят взвалить закреплен­ное законом бремя, ничем его не компенсируя.

Между тем мы не требуем ниче­го сверх отпущенного нам приро­дой и историей. Да, русские – опора России, как ни один другой народ. Да, мы несем за нее ответственность, как ни один другой народ. И законопроект это вполне справедливо и правомерно отме­чает. Но это так именно потому, что мы – единственный государствообразующий народ! И закон обязан отметить и закрепить это тоже.

Во-вторых, это признание Рос­сии мононациональной, а не «многонациональной» страной. Позиция нерусских: в Конститу­ции закреплено, хоть и не разъяснено, понятие «многонациональ­ный народ», значит, и страна тоже многонациональная. Мотивы их неприятия см. выше. Логики – ни на грош, но позиция твердая. Она вполне проявлена в научно несо­стоятельном тезисе п. 2 «Поясни­тельной записки» к Закону «О го­сударственной национальной по­литике», где указано: «Россия является многонациональным госу­дарством». Хотя ниже в этой «За­писке» – в полном соответствии с истиной – говорится о «полиэтничности» нашего государства. Воистину это так: Россия – многоэтничное, но мононациональ­ное государство. Ибо не всякая этническая группа, будь то племя, народность или народ, заслужи­вает названия нации. И не всякое государство, где проживает много народов, народностей и племен, имеет право называться многонациональным. Современную науч­ную позицию по этому вопросу мне уже приходилось пересказы­вать читателям («НГ-Сценарии» от 14.06.00).

Согласно международным нор­мам, государство, в котором не менее 67% населения представле­но одной национальностью, явля­ется мононациональным. Россия, где 83-85 % населения представ­лено русскими, по всем стандар­там является мононациональной страной. Русских в России боль­ше, чем немцев – в Германии, ан­гличан – в Англии, французов – во Франции и даже евреев – в Из­раиле! Тем не менее пере­численные страны являются (этого никто не оспаривает) мононациональными. Тем более мононациональной страной является Россия, уступающая по данному показателю лишь немногим стра­нам в мире.

Признание (по закону) России мононациональной страной поз­волит ставить перед властью вопрос о поддержании такового ее статуса в будущем, что архиважно не только для русских, но и для всех тех, кто не хотел бы для Рос­сии плачевной участи СССР.

В-третьих, бесконечно важнее поддерживать не абсолютную численность русского народа (нам приходилось веками удер­живать гораздо большую террито­рию гораздо меньшим числом жителей), а его удельный вес в со­ставе страны. Это единственная гарантия целостности и процве­тания России и нашего, русского национального долголетия. Но нерусские больше всего боятся именно роста удельного веса рус­ских (вспомним, например, реак­цию Шаймиева и Аушева в ответ на воссоединение России с Бело­руссией: причина именно в этом). При этом «россияне» делают вид, что опасаются, будто рост удель­ного веса русских станет дости­гаться не за счет прироста русско­го населения, а за счет убытия не­русского. Абсурд?! Но именно так, к примеру, аргументировал член комитета по делам нацио­нальностей Госдумы Рагиб Гимаев свою точку зрения на законо­проект «О русском народе».

В-четвертых, болезненную ре­акцию нерусских вызывает ут­верждение о праве единого рус­ского народа, оказавшегося в разделенном положении, на воссоединение. Даже мирным путем и в полном соответствии с международным правом. Действительная причина такой реакции – все в том же: возрастет удельный вес русских в стране, а этого никак допустить нельзя. Но предлогом выставляет­ся возможность дипломатических осложнений с Украиной, Казах­станом, Эстонией...

В-пятых, нерусские даже и слышать не хотят о геноциде, которому были подвергнуты русские в XX веке, и о необходи­мости преодоления его последст­вий. Разыгрываются целые спек­такли с деланым возмущением по поводу «надуманной проблемы геноцида русских». (Так же до не­давнего времени мир не желал признавать и геноцид армян.) Нам предлагают «все забыть» и «списать», а то, мол, и нам могут предъявить счета за геноцид и т.п. Не говоря уж о коммунистах, ко­торые боятся подобной постанов­ки вопроса в отношении 1917-1937 гг., находятся силы, которые не желают, например, чтобы мы поднимали вопрос о на­шем геноциде со стороны немцев в 1941-1945 гг. (ибо, с их точки зрения, Холокост может быть только один). Или со стороны че­ченцев в 1990-1994 гг., хотя об этом геноциде во всеуслышание заявил президент Путин в интер­вью французскому еженедельни­ку «Пари-матч» в августе прошло­го года.

Между тем Гавриил Попов был, разумеется, совершенно прав, озаглавив большую статью «Рус­ский Холокост», и подчеркнув, что таковой геноцид, конечно же, имел место – и не раз! – в XX веке («НГ» от 26.04.00). Но голос профессора никто не слышит.

Точно так же нерусские возражают против причисления русского народа к числу репрессированных народов, имеющих право на реабилитацию со всеми вытекаюшими из этого политическими и экономическими последствиями. Возможно, ими руководит вполне понятная боязнь, что появится еше один участник раздела бюджетного пирога.

В-шестых, русофобию необхо­димо рассматривать как тяжкое преступление против безопасности государства (сегодня она рассматривается в порядке ст.282 УК РФ как преступление средней тяжести, и за нее еще никого не осу­дили). Именно потому, что на русских как единственном государствообразующем народе держится все Государство Российское. Но нерусские даже и слышать не хотят о такой постановке вопроса.

Таковы основные принципиальные позиции, по которым русским не удается достичь взаимопонимания и согласия с нерусскими в России.

Как решают судьбу русских людей

Итак, вернемся к законам, готовящимся Думой.

Законопроект «О русском народе» подготовлен комитетом по де­лам национальностей Государст­венной Думы. Я принимал учас­тие в его разработке, стремясь не допустить ошибочных или ненужных формулировок. В целом этот компромиссный, паллиатив­ный проект нельзя назвать плохим, но нельзя назвать и хорошим. Он, на мой взгляд, не вреден для русских, но явно, вопию­ще недостаточен.

Законопроект не подтверждает ни наш статус в качестве единст­венного государствообразующего народа (в полном соответствии с историей и действительностью), ни статус России как мононацио­нальной страны, ни необходи­мость поддерживать удельный вес русского народа в составе российского населения, ни факт ге­ноцида русского народа и необ­ходимость преодоления его последствий, ни особую опасность русофобии, страшно разруши­тельной для всего государства в целом.

Словом, из шести вышеприве­денных положений, являющихся для русского народа наиболее жизненно важными, но категори­чески отвергаемыми «россияна­ми», в проект вошло только одно: о разделенном положении еди­ной русской нации и ее праве на воссоединение. Все остальное – отвергнуто.

Однако можно не сомневаться, что даже в таком урезанном виде законопроект вызовет бешеное сопротивление в Думе, состоящей, по некоторым данным, на две трети из нерусских людей. Можно вообразить, какой отпор будет дан ему со стороны таких «заклятых друзей» русского наро­да, как «ЯБЛОКО» и СПС, да и со стороны русофобствующих депу­татов из других фракций.

Законопроект «О русском язы­ке как государственном» также можно охарактеризовать как в це­лом невредный (хотя трудно сми­риться с тем акцентом, который сделан в нем на конституцион­ном праве в республиках РФ вво­дить иные государственные язы­ки, кроме русского; но это фундаментальный недостаток Основ­ного закона, а не данного). Одна­ко и в нем есть важнейшее упу­щение, о сути которого говорит диалог, прозвучавший на заседа­нии рабочей группы по подготов­ке законопроекта под руководст­вом Каадыр-оола Бичелдея:

Севастьянов: За последние де­сять лет мы неоднократно бывали свидетелями того, как незнание языка титульной нации в различ­ных национальных республиках слу­жило поводом для ограничения кон­ституционного права русских лю­дей быть избранными на долж­ность президента республики. Мне кажется, в законопроекте должно быть указано: «Знание русского языка является необходимым и до­статочным условием для осуще­ствления гражданином конститу­ционного права быть избранным на любом уровне власти».

Бичелдей: «Достаточным» – да, согласен. «Необходимым» – нет. У нас в Туве есть много избранных председателей различных местных органов власти, которые не знают русского языка, но прекрасно ориен­тируются в обстановке.

Однако при таком подходе на­рушается конституционное право граждан – «обращаться лично, а также направлять индивидуаль­ные и коллективные обращения в государственные органы и орга­ны местного самоуправления» (ст. 33 Конституции РФ). Пред­ставьте: вы в Туве, не зная тувин­ского языка, обращаетесь к руко­водству с заявлением на русском языке, а руководитель админист­рации не может его прочесть!

На законопроект «Об основах государственной национальной по­литики» уже было обращено вни­мание читателя. Здесь только до­бавлю, что законопроект пытает­ся закрепить в российском праве:

– статус России как многонациональной страны (вредная ошибка);

– статус всех народов России как государствообразующих (вредная ошибка);

– статус национализма как «иде­ологии, политики и действий, ос­нованных на иррациональном представлении о преимуществе своего народа перед другими» (вредная злонамеренная ошиб­ка);

– статус экономической, соци­альной, политической и правовой защищенности национальных меньшинств как «основного на­правления государственной на­циональной политики» (абсолют­но неконституционное положе­ние, дискриминирующее осталь­ные народы);

– статус «разжигания националь­ной розни» как тяжкого преступ­ления (не соответствует УК РФ);

– статус русского народа, как единственного несущего «ответст­венность за развитие Российского государства», при полном от­сутствии соответствующих прав!

В законопроекте есть и многие другие недостатки.

На предыдущих парламентских слушаниях по данному закону зал был переполнен, но публика в большинстве была нерусской. Об этом откровенно сказали с трибу­ны чеченский депутат Аслаханов («Только посмотреть на аудито­рию и можно сказать, кто больше всего заинтересован в том, чтобы этот закон был принят») и пред­ставительница Центра по защите прав репрессированных народов Алиева («Кстати, кто здесь высту­пает от имени русского народа? Представители только нерусских этносов. Интересы русского эт­носа отсутствуют»). Цитаты даны по стенограмме.

Перечисленные законопроек­ты написаны явно не с позиций защитников русских интересов. А законопроект «Об основах...» прямо-таки отдает русофобией. Но все рекорды русофобии бьет законопроект «О внесении изме­нений и дополнений в закон «О на­ционально-культурной автоно­мии», подготовленный под руко­водством З. Ю. Цыреновой (Миннац) и лоббируемый заместите­лем министра по делам нацио­нальностей Т. Я. Хабриевой.

Первая же поправка предлагает в статье 1 закона, гласящей, что «Национально-культурная авто­номия в Российской Федера­ции... – это форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой общест­венное объединение граждан Российской Федерации, относя­щих себя к определенным этни­ческим общностям», заменить слова «определенным этничес­ким общностям» словами: «опре­деленной этнической общности, находящейся в ситуации нацио­нального меньшинства на соот­ветствующей территории».

Иначе сказать, первая же по­правка к закону отрезает русским возможность создания своих национально-культурных автоно­мий.

Подробный анализ ситуации, сложившейся вокруг русских на­ционально-культурных автономий, читатель найдет в статье доктора юридических наук, про­фессора Академии госслужбы при президенте России Михаила Кузнецова «Дискриминация» («НГ» от 08.02.01).

Здесь же только скажу, что если данная дискриминационная ру­софобская поправка будет приня­та, это будет означать полный и в высшей степени скандальный разрыв между русским национальным движением и всеми ветвями нынешней российской вла­сти.

* * *

Русский народ – 150-миллион­ная громада. 120 миллионов жи­вет в России, 20 – в ближнем и 10 – в дальнем зарубежье. Законы, о которых идет речь, касаются всех русских мира, без исключения.

Госдума – 450 человек – весьма маленькое скопление людей на фоне этой громады. Комитет по делам национальностей, подгото­вивший все четыре основных за­конопроекта, состоит из девяти человек.

Я не могу и не хочу сказать ни­чего плохого о деловых и челове­ческих качествах этих людей. Я только хочу подчеркнуть, что именно эти люди держат сегодня в своих руках судьбу 150-милли­онного русского народа в России и за ее пределами.

Это справедливо?

1 Статья опубликована в «Независимой газете» 25.05.2001 г.

Яндекс.Метрика