Sidebar

08
Пн, март

Зачем нужно беречь русских

Русский вопрос

Небрежение этнологией, будь то в масштабах
государства, родового союза или моногамной семьи,
следует квалифицировать как легкомыслие,
преступное по отношению к потомкам»

Л.Н.Гумилев. Этногенез и биосфера Земли

Гавриил Харитонович Попов жалуется, что некоторые добрые знакомые не поняли пафоса его статей «Берегите русских» и «Русский Холокост», обвинили чуть ли не в великорусском шовинизме.

Совсем напрасно погорячились добрые знакомые. Они просто не вчитались в статьи мэтра, не прониклись его мотивами. Я постарался сделать это за них. Поскольку на первую статью я уже откликался в предыдущей публикации, коснусь здесь лишь «Русского Холокоста». Эта статья имеет очень ясный подзаголовок: «Борьба великороссов за себя, за свое государство становится необходимой не только им, но и всему постиндустриальному обществу». Защищая себя от упреков, известный политолог довольно цинично разъясняет всем и каждому (и не в последнюю очередь – Западу), зачем нужно беречь русских и почему «обществу» необходимо русское государство.

Мотивы Попова весьма далеки от заботы о русских ради них самих. Нет, речь идет совсем о другом. Попов ясно видит глобальную проблему Запада и предлагает решить ее за наш счет – только и всего.

В чем проблема Запада…

Проблема Запада, возникшая в нашем столетии, состоит в стремительном сокращении удельного веса белой расы (сегодня на одну женщину в Европе приходится всего 1,4 ребенка) и в заселении наиболее развитых стран мира легионами иммигрантов, особенно цветных (общепринятый в науке термин, не несущий оценочного смысла). Ориентировочные цифры таковы.

Возьмем, к примеру, мусульманские народы. В Марокко на одну женщину приходится 2,55 ребенка, в Тунисе – 2,45, примерно столько же в Ливии и Мавритании, в Иране – 3,5, в Кувейте и ОАЭ рождаемость еще выше, поскольку это поощряется правительством. Население исламских стран, уже в 1992 году составлявшее 23% населения планеты, продолжает расти. Пока оно в основном сосредоточено в Азии и Африке (соответственно 70% и 23%).

Южная и Восточная Азия удерживают пока первое и второе места по численности населения в мире. Но к середине следующего столетия Африка, по прогнозам экспертов, выйдет на второе место, оттеснив Восточную Азию на третье, а Европу – на пятое место в мире.

Согласно опубликованному 01.09.1998 г. докладу ООН, единственный континент, население которого будет сокращаться в обозримом будущем – как раз Европа. Если в 1970 г. доля экономически развитых стран составляла 30% населения Земли, то к середине XXI века, по всем прогнозным оценкам, она сократится до 15%. Правда, составители доклада вряд ли учли расовый аспект и рост миграции. Но европейцам от этого не легче.

Не лишена головной боли и Америка. Всего за последние 150 лет, то есть после гражданской войны 1861-1865 гг., в Америку переселилось свыше 50 млн. человек, которые затем продолжали активно размножаться в относительно тепличных условиях. Иммиграция долгое время скрупулезно квотировалась по расовому и национальному признакам. Но квоты постепенно росли. В 1949 году уже всем странам Азии – 41 стране – была выделена квота по сто человек в год (ибо было «необходимо завоевать дружбу азиатов в борьбе за сдерживание коммунистической агрессии»). Несмотря на это, до 1965 года среди переселенцев, все же, преобладали европейцы. Но 3 октября президент Линдон Джонсон на ступенях статуи Свободы торжественно подписал новый закон об иммиграции. В итоге некоторые диаспорные образования стали расти как на дрожжах. В одном только 1969 году в Америку переехало: 44.623 мексиканцев, 59.395 вест-индцев, 20.744 филиппинцев, 16.947 ямайцев, 15.440 китайцев (с Тайваня), 13.751 кубинцев, 10.670 доминиканских граждан и 23.928 латиносов. Если учесть, что с 1930 по 1965 гг. произошел трехкратный рост населения Южной Америки – с 200 до 600 млн человек, удивляться не приходится. Процесс, как говорится, пошел.

В упоминавшейся выше работе «Итоги ХХ века для России» я пишу об этом явлении так:

«Развивающимся нациям сегодня дан уникальный, единственный в истории человечества счастливый шанс: провести свое раскрестьянивание за счет массового заселения, «засеивания» развитых стран белой расы своим семенем, вместо того, чтобы сжигать это семя в топке войн и революций. Именно это «засеивание» развивающиеся нации и совершают самым активным образом, выпихивая миллионы своих единокровных на ловлю счастья в Европу и Америку. Они стремятся использовать свой шанс максимально, дабы сберечь свой генофонд.

Афро-азиатский и латиноамериканский «империализм» пока что носит мирный характер. Цветной мир великодушно не воздает белому по былым «заслугам». Процесс завоевания белого мира, «глобальная реконкиста», протекает, в нарушение тысячелетних традиций, без вооруженной борьбы. Европейцы беззвучно, не сопротивляясь, терпят нашествие на свой дом, как стихийное бедствие, как налет саранчи. Американцы дальновидно поглядывают, куда бы снова эмигрировать, не в Россию ли: Пентагон недавно провел штабные учения по защите «своей» Сибири от Китая.

Но тишина, я уверен, обманчива. Если белые вдруг попытаются возмутиться этой ползучей оккупацией, вздумают сопротивляться – хрупкий расовый, национальный и этноконфессиональный мир моментально рухнет, и откроется кровавая бездна. (Как она уже открылась в Косово, где расплодившиеся албанцы вполне закономерно вычистили из «сердца Сербии» снизивших рождаемость сербов, вздумавших было восстановить исторический статус-кво. Косово – не есть неповторимый политический уникум, напротив, это образцовая модель развития событий.) И тогда индо-пакистанцы припомнят англичанам беспрецедентное по жестокости подавление сипайских восстаний, китайцы англичанам и французам – опиумные войны, турки немцам – вековую войну Османской и Австрийской империй и т.д., и т.п…

Иммигранта легко впустить, но нелегко потом выставить. Спохватились со временем и европейцы, и американцы. Но поздно.

Америка судорожно пытается прикрыть дверь. Ввели законы, по которым с 1988 г. даже евреям ограничили въезд. Куда там! Находят лазейки и едут. Республиканцы с отчаяния пытались в 1996 г. ввести поправку к Конституции, чтобы хотя бы дети иммигрантов не получали автоматически американского гражданства. Не тут-то было. «Нация иммигрантов» их понять не пожелала: поправку пришлось снять, чтобы не повредила на нынешних выборах, ибо иммигранты тоже голосуют.

Европейцы пытаются сделать то же – и тоже не выходит. Они получили необратимый результат собственной глупости и недальновидности. В 1977 году Правительство Франции по соглашению с Национальным советом объявило, что к 1985 году сократит количество иммигрантов с 2 млн (на самом деле их уже было 4.196 тыс.) до 1 млн. И даже приняло ограничивающие миграцию законы. Результат? Уже к началу 1978 года количество иммигрантов возросло до 4.373 тыс. и только росло в дальнейшем. Англичане в 1981 году ввели закон о гражданстве, по которому только родившийся в третьем поколении жителей Великобритании ребенок может его получить. Снизило ли это пропорцию иммигрантов? Никак нет: она растет. Как за счет приезжих, так и за счет высокой рождаемости цветных».

И как ее решает Попов

Итак, проблема Запада налицо. Вот ее-то Попов и предлагает решить за наш счет. В той же работе я пишу об этом так:

«Попов боится и ненавидит южан (в первую очередь мусульман, но не только). И вкладывает им в уста страшные слова: «Западный мир должен быть уничтожен. Как ошибка истории». Он комментирует эту угрозу: «Мы имеем дело с альтернативой постиндустриализма и вообще европейской цивилизации. При таких установках агрессивного Юга несколько миллионов русских, приезжающих в Россию из Средней Азии и Кавказа, покажутся всего лишь предвестием грозы – десятков миллионов, которые будут вынуждены возвращаться назад, в Европу (прежде всего из США и Канады).

Я предвижу, что не удастся из-за отсутствия серьезных географических рубежей удержаться постиндустриализму в США и Канаде, что латиноамериканцы займут всю «прародину» индейцев. Я вижу некий гигантский «мост» между Аляской и Чукоткой, по которому возвращаются в Европу десятки миллионов потомков тех, кто когда-то пересекал Атлантику. И территория, которую на Севере и в Сибири отстоят русские, может дать достаточно работы и для части этих переселенцев. Такой вариант заселения Сибири дополнит многомиллионный приток русских и станет альтернативой «освоения из Китая» («Русский Холокост»).

Итак, мы не должны отдавать свою землицу китайцам, но должны приберечь ее для американцев и канадцев европейского происхождения. Как будто они нам ближе и нужнее. Ну что ж, похоже, и Пентагон так считает; браво, профессор!

Ясно, что американцы привезут с собой, если, не дай бог, переселятся в Россию, свою психологию и весь идейный багаж, не совместимый с нашим, и начнут превращать Россию в Америку со всеми ее противоречиями. Со всем тем, отчего им самим там стало мерзко жить. Зачем же пускать к себе столь сомнительных гостей, сделавших уже невыносимой жизнь в своей собственной стране? Бегущих от собственных порядков? Кроме того, они, спасаясь от «агрессии Юга» (по выражению Попова), просто принесут ее к нам на своих плечах. Нужно нам это?

А профессор тем временем суммирует: «В свете этого борьба великороссов за себя, за свое государство становится необходимой не только им, но и всему постиндустриальному обществу. Это во-первых. А во-вторых, в ходе поиска приемлемого для себя варианта постиндустриального общества Россия может сформировать такую модель постиндустриализма, которая, возможно, окажется более привлекательной для «третьего мира» и чем американская пирамида, и чем модель агрессивного Юга. Это способно ослабить опасность катастрофы современной цивилизации. Вот почему программа возрождения русских не только не враждебна, не только не опасна для других европейских народов, но и соответствует их коренным интересам. И интересам нерусских народов России… Подвожу итог: возрождая себя, русские внесут существенный вклад в сохранение в XXI веке европейской цивилизации».

Нам уже понятно, что такое «внесение вклада» обернется для русских не «возрождением», а окончательными и бесповоротным похоронами. И не все ли нам равно, черные, желтые или белые руки пришельцев нас, русских, закопают?»

Беречь русских, безусловно, надо. Как и создавать русское национальное государство. Но не ради кого-то другого, а ради нас самих. Зачем вымаливать при этом каких-то индульгенций на этом пути? Их щедро выдает инстинкт самосохранения нации.

Некоторые заповеди русского националиста

Проблема соотношения территории и населения, вдохновившая Попова, – одна из важнейших в истории человечества. Она существует на самом деле и определяет если не все, то очень многое в судьбе народов. И в России она стоит с большой, все возрастающей остротой. Как ее решать?

У меня сформулирована на этот счет короткая программа.

1. Идеальный вариант состоит в заселении русскими людьми опустевших, малозаселенных территорий. Как это и было всегда. Никакой паллиатив здесь невозможен, и никакие «россияне» вместо русских не подходят для такой задачи.

2. Если нельзя заселить русскими, надо постараться удержать эти пустынные территории силой – в том числе, стратегического, ядерного оружия. Пусть будут про запас: лучше иметь, чем не иметь. Когда-нибудь могут пригодиться.

3. Если невозможно сделать ни того ни другого, нужно сделать эти земли предметом политического торга, отдать их как можно дороже тому из соседей, кого меньше всего опасаешься. Возможно, даже автохтонному народу здешних мест. И не навсегда, а в аренду. История может повернуться по-всякому; смотришь, сосед и сам пройдет через раскрестьянивание и лет через сто ему тоже станет некем заселять и защищать арендованный кусок земли. И тогда возникнет возможность возвращения его под свою юрисдикцию. Народы живут долго, надо уметь смотреть вперед и ждать. Кстати, мудрый и терпеливый Китай, меряющий время тысячелетиями, недавно именно так вернул себе цветущие Гонконг и Макао.

4. Ничего другого предложить невозможно.

5. Звать инородцев на земли, заселенные русскими, – нельзя. Никаких. Никогда. Ни на каких условиях. Это – абсолютное табу.

6. Обсуждать последний тезис с кем-либо бессмысленно. Тому, кто не принимает его всей душой, всем, как говорится, «нутром», – никакие аргументы никогда ничего не объяснят. Это водораздел, который перейти нельзя, за которым схватка не на жизнь, а на смерть.

Таков мой ответ Гавриилу Попову.

Яндекс.Метрика