Sidebar

28
Вс, фев

Уроки дела Тихонова-Хасис

Стратегия и тактика национальной борьбы

«Для достижения наших революционных целей обращение к вооружённой борьбе является единственной оставленной нам государством альтернативой. Сама борьба должна вестись жёстко и решительно, принося максимальный моральный и материальный ущерб нашим врагам...»

Марио Тути

Подполье – неизбежность. Пока что именно оно в наибольшей степени свидетельствует о готовности русских сопротивляться дискриминации, угнетению, уничтожению. Мы и хотели бы по-другому, но такой возможности нам не оставили. Нас железной рукой загнали в нишу подполья сурковы, путины и медведевы, это наш крест и судьба. Поэтому это наше сегодня и наше завтра.

Но подполье пока слишком малоэффективно. Низкий КПД. Потери перекрывают приобретения. Мы размениваем наших ферзей на пешки или мелкие фигуры. Нет стратегии, нет шкалы приоритетов.

Но самое главное – нет профессионалов подполья.

Боевиков, профессиональных киллеров, у русских нет, вырастить их трудно, может уйти не одно поколение. А у властей – разветвленная сеть агентов и провокаторов, отработанные приемы слежки и подавления.

Боевики есть у чеченцев (за рубежом – у арабов) и у бандитов.

Почти все громкие убийства за 20 лет, в том числе политические, начиная с Листьева и Старовойтовой, Политковской и Эстемировой, совершенные профессионалами из этой среды, не раскрыты или раскрыты в лучшем случае на уровне исполнителей.

Почти все убийства, совершенные русским подпольем, наоборот, раскрыты в довольно короткие сроки.

Значит надо договариваться с мусульманами (у нас есть общий враг: сионисты и Запад) и нанимать за деньги киллеров-профи.

А если готовить своих, то тоже профессионально, что требует больших средств.

Это значит, что деньги становятся решающим фактором борьбы.

Сегодня следует полностью сосредоточиться на том, как их зарабатывать и/или добывать.

На одном энтузиазме далеко не уедешь.

Хотя, конечно, такие убежденные люди, как …, каждый в одиночку стоит в чем-то десятка наемников. Но их место должно быть – не ниже звена заказчика. А исполнители пусть будут чеченцы, арабы или бандиты. Профессионалы, одним словом.

Это вторая попытка молодых, амбициозных русских политиков заняться легитимной русской политикой. Оба раза обоим обещали поддержку в Кремле, они верили, а кончалось все страшным крахом.

Александр Белов и Илья Горячев – живой пример того, во что нельзя верить, на что нельзя надеяться и как нельзя поступать.

И прежде всего нельзя присваивать себе несвойственные функции. Играть во взрослых дяденек, матерых политиков, когда молоко на губах не обсохло.

Не в свои сани не садись. Нам грубьянов не надо, мы сами грубьяны.

От молодых ждут и требуют совсем другого.

Прямого действия.

Не пройдя через ИРА, в Шинн Фейне делать нечего.

Из моего письма русскому националисту среднего возраста:

«В своем письме Вы выразили весьма заметную тенденцию. Растут стремительно ряды русской националистической молодежи, которой не хочется больше заниматься уличными боями, подпольщиной, митинговщиной, а хочется делать нормальную политическую карьеру, но в русском секторе. Появились даже целые организации, которые заявляют о себе, как о "респектабельных" (в своем убогом представлении, конечно) организациях русских националистов. Это "Русский Образ", чей позорный провал, связанный с нежеланием предать заслуженной анафеме Горячева, вполне закономерен. Это Русский гражданский союз (РГС), созданный тремя отщепенцами от разных организаций, позволяющий себе публично третировать "улицу". Такой кульбит попыталось в 2008 году совершить и ДПНИ, если помните (Белов, умница, раньше прочих попытался вырулить с опасной дорожки на безопасную), но кончилось это публичной обосратостью и расколом организации, от коего насилу-насилу оправились.

Все эти микрогоспода не понимают двух вещей:

1) все они существуют до тех пор и постольку, доколе и поскольку существуют улица и подполье, от коих они вздумали отмежовываться. Больше того, в обществе есть огромный запрос именно на эту низовую категорию Русского движения, которая по определению не может быть представлена никем, кроме молодежи. Нужны, грубо говоря, новые Манежки, а не новые РГС. А вот попытка молодых примерять мундир дипломатов выглядит комично, это пустые хлопоты. Если, благодаря этому массовому перебежчицкому настроению, уличная и подпольная активность упадет, за будущее наших доморощенных дипломатов, претендующих на создание "партии переговорщиков" (аналог Шинн Фейна), я не дам и ломаного гроша. Я знаю и понимаю, зачем нужен Белов с мегафоном и Демушкин в камуфляже, но я не знаю, зачем и кому нужны они же при галстуках и смокингах. Разве что кремлевским гасильникам. Тот, кто никому не страшен, – никому не нужен, я твержу это много лет, но слышать люди не хотят;

2) в респектабельном секторе и без них тесно, и люди в нем другого класса и уровня, вовсе не ждущие в свои объятия юных и дерзновенных неучей с неуемными, но неоправданными амбициями.

Поэтому переход вчерашних уличных бойцов в категорию менеджеров (так и хочется назвать их манагерами), во-первых, неуместен и неконструктивен, а во-вторых – преждевременен, даже если уже седина пробивается. Седые волосы еще не означают зрелые мозги, ибо таковые определяются не прожитыми годами, а талантом, помноженным на квадратные метры полок с усвоенными книгами.»

Т. 19. л.д. 65 – Рапорт опера капитана милиции Д.В. Игнатенко по делу об убийстве Рюхина: «В ходе развед. Беседы с Архипкиным А.Р. получена информация, что в совершенном преступлении также принимал участие молодой человек по имени “Никита”»1.

Cправочный комментарий №1

Реуцкий, Шитов, Анциферов - молодые, которые были задержаны по делу и сейчас сидят на зоне. На них вышли, отследив переговоры по мобилам вблизи от места преступления. Каждый исходящий и входящий звонок сотового телефона чётко локализуется по месту и времени. Для того, чтобы выяснить связи владельца номера, мусорам достаточно затребовать детализацию телефонных переговоров с указанием базовых станций за нужный период времени. Так становятся известны и места, где вы часто бываете (дом, работа).

Конкретно Реуцкого опознал выживший терпила, которому показали записи камер наружного наблюдения с ближайшей станции метро, на которых видно, как Реуцкий просто выходит со станции. Ещё по видеозаписи установили точное время прохода Реуцкого через турникеты, и благодаря этому стал известен номер его проездной карточки. Так стали известны все его передвижения по метро.

Паринов - «Румын». Его участие в деле установили в ходе сбора оперативной информации (слухи, стукачи). Личность установили, подняв распечатку его звонков. Номер засветился вблизи от места преступления. Номер был незарегистрирован, как не были зарегистрированы и номера его собеседников. Но «Румын» звонил с того же номера своей клиентке в фитнес-центре. Её номер был зарегистрирован на её имя. Она выдала фамилию, имя и место работы «Румына».

Проценко Анна Борисовна - Аня из Female Mob, бывшая девушка Бормана.

Архипкин А.Р. - Андрей Робертович «Паук», «Дон». Развед беседа - это и есть обычный способ сбора оперативной информации. Официальная версия «Паука»: «Меня пытали электрическим током, но я им ничего не сказал» (т. 19, л.д. 107).

Архипкин сдал и Паринова.

Неустанно повышая свою конспиративную квалификацию, Никита и Женя анализировали различные приемчики следствия, в т.ч. по делу Рюхина, комментируя в записях материалы этого дела (см. т.н. «Справочный комментарий № 1»).

Как известно, Никиту Тихонова оговорил Андрей Бормот, которого он тогда считал лучшим другом. Спасая свою шкуру, которая в итоге так и не пострадала, он в 2006 году заявил следствию, что Никита причастен к убийству этого юноши.

Это была неправда, и факт этой неправды спустя четыре года (для Никиты это были годы вынужденного подполья, а потом тюрьмы) был установлен следствием. Но последствия этой неправды оказались роковыми. Позвонив только что преданному им другу, Бормот рассказал о своем поступке и подговорил Никиту податься в бега. Что тот и сделал, будучи вполне осведомлен о приемах следствия в России.

В результате Тихонов был объявлен в розыск. В этом был свой интерес и у следствия. Так начался роковой путь, окончившийся в стеклянной клетке Мосгорсуда. Оговор Бормота – «точка невозврата» в судьбе Никиты.

Однако помимо этого оговора была и т.н. «оперативная информация», о которой известно из рапорта капитана милиции Д.В. Игнатенко начальнику оперативно-разыскной части подполковнику С.И. Суворову, которую тот велел довести «до следователя прокуратуры» (т.е. до Пашкевича, который и объявил в розыск Тихонова и Паринова). Информация была получена в результате т.н. «разведбеседы» с неким А.Р. Архипкиным (он же «Паук», «Дон»). В «Справочном комментарии» по этому поводу сказано: «Официальная версия “Паука”: “Меня пытали электрическим током, но я им ничего не сказал”».

Но на деле опера раскалывали и не таких (примеры Горячева, Ерзунова и Голубева весьма красноречивы). Один из непреложных выводов, следующих из изучения дела Тихонова/Хасис, как раз и состоит в том, что в Русском движении немало сексотов, которые умело отбирают, фильтруют и анализируют слухи, сплетни. Да и просто стукачей, добровольных и не слишком. Это главный ресурс оперов.

На втором месте – технические средства сбора информации. В том же «Справочном комментарии» говорится о том, что на Реуцкого, Анциферова и Шитова, осужденных по делу Рюхина, «вышли, отследив переговоры по мобилам вблизи от места преступления. Каждый исходящий и входящий звонок сотового телефона чётко локализуется по месту и времени. Для того, чтобы выяснить связи владельца номера, мусорам достаточно затребовать детализацию телефонных переговоров с указанием базовых станций за нужный период времени. Так становятся известны и места, где вы часто бываете (дом, работа)… Конкретно Реуцкого опознал выживший терпила, которому показали записи камер наружного наблюдения с ближайшей станции метро, на которых видно, как Реуцкий просто выходит со станции. Ещё по видеозаписи установили точное время прохода Реуцкого через турникеты, и благодаря этому стал известен номер его проездной карточки. Так стали известны все его передвижения по метро… Паринов – “Румын”. Его участие в деле установили в ходе сбора оперативной информации (слухи, стукачи). Личность установили, подняв распечатку его звонков. Номер засветился вблизи от места преступления. Номер был незарегистрирован, как не были зарегистрированы и номера его собеседников. Но “Румын” звонил с того же номера своей клиентке в фитнес-центре. Её номер был зарегистрирован на её имя. Она выдала фамилию, имя и место работы “Румына”».

Видеокамеры наружного наблюдения, биллинги мобильных телефонов (эти телефоны стали чем-то вроде маячков, облегчающих слежку за объектом), не говоря уж о старой доброй прослушке обычных телефонов и т.п. – всего этого хватает, чтобы человек уподобился «меченому атому», и чем больше он пользуется элетронными средствами связи, тем легче его отследить. Не спасает и хваленый скайп.

ТИХОНОВ О РУССКОМ ВЕРДИКТЕ

Главной проблемой деятельности Русского Вердикта я вижу отсутствие стратегических планов развития, конкретно определенных целей и задач деятельности организации (или же они есть, но меня о них в известность не ставят?) Соответственно назрела необходимость определить стратегические и тактические задачи, исходя из которых разработать общий план деятельности РВ. То, чем мы занимаемся сейчас, напоминает мышиную возню. РВ хватается за все подряд, почти ничего не доводя до конца. Более того, начинаем впрягаться в проекты, которые явно нам не по зубам и не сулят нам ничего кроме неприятностей (та же история с музеем К. Васильева). Тот же весьма успешно стартовавший проект помощи политическим узникам вскоре начнет выдыхаться – он по своей сути паразитарен и не может существовать без серьезных и постоянных финансовых затрат (а этот ресурс у правого движа весьма и весьма ограниченный).

Соответственно, предлагаю в ближайшее время провести очное совещание. Вот основные тезисы, которые хотелось бы обсудить:

1. Рассчитывать на то, что РВ будет взят на финансирование Белковским, – глупо. Естественно, и Фонд Сороса нам грантов так же не отпишет. В то же время правозащитная деятельность требует постоянных затрат.

Соответственно считаю что первейшей задачей РВ является выход на устойчивое самофинансирование. Это не значит, что мы должны найти спонсора (хотя и это было бы неплохо) РВ должен быть не паразитом, а самоокупаемой организацией. Понятно что у бонов, на которых мы ориентированы, с финансами постоянные проблемы, значит, мы должны разработать механизмы взаимодействия, которые приносили бы какие-то иные виды дохода. Недопустима дальнейшая практика бесплатных услуг. Это не приносит пользы ни РВ, ни тем, кому они оказываются. Бесплатная услуга ОБЪЕКТИВНО не ценится и не воспринимается серьезно. Примеры этого в деятельности РВ уже имеются. Например, взять тот же случай с Питерским бывшим ментом. Ему оказана консультационная и материальная помощь, но что от этого выгадал РВ? В то же время Питерский вполне мог бы разместить на паре-тройке тематических сайтов информацию по своем делу со словами благодарности в адрес РВ, никаких серьезных затрат это от него не потребовало бы, а нам могло бы принести существенную пользу. Если уж совсем примитивно рассуждать о том, чем нам могут быть выгодны подзащитные, то какой-нибудь бон может и морду нехорошему человеку набить по заданию РВ. Так же предлагаю в рамках поднятой проблемы ОЧЕНЬ серьезно продумать вопрос по реализации базы «возможности/потребности» (Алексею я по этой теме высылал материал) – он малозатратен, однако со временем может принести впечатляющие результаты.

2. Кадровая политика РВ – провальная. За полгода его существования новых соратников я как-то не наблюдаю. Это вполне объяснимо. Алексей, при всем моем к нему уважении, с людьми работать не умеет (впрочем и я тоже).

Соответственно задачей РВ является поиск человека способного работать с людьми. Если еще проще – то РВ нужен лидер, способный увлечь за собой инициативную молодежь и при этом способный адекватно воспринимать мнение соратников по работе. То, что происходит в РВ сейчас – неприемлемо. Нет лучшего способа отбить у кого-то желание действовать, чем не давать ему некоторое время никаких заданий. Таким образом мы уже успели отказаться от помощи нескольких человек, изъявивших желание сотрудничать с РВ. Более того, в результате совершенно абсурдных действий Алексея (уж извини, это критика исключительно в рамках внутреннего обсуждения ситуации, выносить ее на люди я не собираюсь ни при каких обстоятельствах) РВ в пух и прах разругался с адвокатом Беликовым. У нас что, адвокаты в очереди на сотрудничество с РВ стоят, или же думаете, что я один всю юридическую часть потяну за символическую оплату? В общем так – РВ нужен толковый лидер умеющий работать с людьми, способный стать официальным лицом организации.

3. РВ нужен не только лидер, но и соратники из других областей деятельности – компьютерщики, журналисты, пиарщики, юристы и пр. Неужели мы не найдем чем их занять?

4. Сращивание с ультраправыми – недопустимо (имеется в виду – недопустимо, чтобы кто-нибудь со стороны об этом догадывался). Поэтому нужно очень аккуратно подходить к вопросу совместных акций с правыми организациями (с тем же Русским образом, например). В противном случае мы станем ЕЩЕ ОДНОЙ маргинальной правой организацией, регулярно прессуемой ментами, без каких-либо серьезных возможностей и перспектив развития, неинтересной никому, кроме нас самих. Да, понимаю главный контраргумент – «Соратники нас не поймут». Так вот – не поймут нас только глупые соратники, неужели будем делать основную ставку на идиотов?

Считаю, что внешне мы должны оставаться легальной, законопослушной организацией занимающей ОБЪЕКТИВНУЮ позицию в сфере правозащиты.

5. Помимо соратников, нам нужны и союзники из числа других организаций и движений. В этом направлении мы не должны ограничиваться только рамками правой идеологии. Считаю что нашим союзником может быть любой, кто борется с режимом и при этом готовый либо сотрудничать с нами, либо (хотя бы) соблюдать в отношении нас нейтралитет.

Соответственно, имеет смысл приглядеться к левакам (тем более что социальные проблемы в обществе ничуть не меньше национальных), прочей оппозиции, естественно не забывая и о правом движе. Надо всерьез заняться проработкой контактов с наиболее серьезными политическими игроками в данной сфере, подумать, как можно наладить взаимодействие с теми же БХ, АКМ и т.п.

6. Считаю, что наиболее плодотворной идеей в правом движе должно стать сращение правого движа и криминала. В правой среде должны появиться свои преступные сообщества, созданные и действующие с одной стороны на традиции отечественного преступного мира, с другой на идеях национал-социализма. Тем более что решительные ребята в движе есть, а преступная деятельность предоставит нам серьезные возможности как в сфере практической деятельности, так и в сфере финансирования. Соответственно, необходимо серьезно подумать над тем, как заинтересовать криминалитет в сотрудничестве с правыми. Тем более что определенные наработки в этой сфере есть. Тот же Баламут сейчас по сути пытается в реале заниматься тем, что так старательно приписывали Николе – т.е. устанавливает связи с воровским миром, кое-каких успехов он в этом (в отличие от того же Николы) добился. Таким образом, считаю что обсуждение создания правоориентированного криминала – задача, подлежащая первостепенному обсуждению.

7. Сейчас мне все меньше и меньше понятен мой статус в РВ. Изначально, помниться, намечаемые проекты со мной обсуждались. Сейчас же меня как правило просто ставят перед фактом: «делаем то-то и то-то и не делаем того-то», без объяснения причин и целей. Такое было бы уместно, если бы я был наемным служащим РВ, однако по вполне очевидным причинам не возможно. Соответственно, мой статус – это статус соратника, обладающего, по крайней мере, правом знать, что и зачем мы делаем, и правом голоса при обсуждении намечаемых целей. Так что предлагаю деятельность РВ осуществлять, исходя из этой простой идеи, или же кто-то хочет это оспорить?

8. В самое ближайшее время необходимо провести собрание участников РВ и соратников союзных нам организаций (той же Вайт Мемори). Не сомневаюсь, что менты нами интересуются, соответственно, наша задача подготовиться к возможному общению с АКАБами, разработать общую версию. Это жизненно важно. Попалиться на таких пустяках, как те же НСВПшники, НСОшники и пр. правый люд – для участников правозащитной организации как минимум – позорно.

1 Тот же Архипкин сдал оперу и Александра Паринова («Румына»).

Яндекс.Метрика