Sidebar

28
Вс, фев

Установочные соображения

Стратегия и тактика национальной борьбы

СООБРАЖЕНИЯ ПО ТЕКУЩЕМУ МОМЕНТУ

Сегодня, похоже, наша Россия вышла на очередное распутье, за которым либо новая Смута, либо – стабилизация и спокойное, деятельное развитие.

В высшей степени это зависит от состояния умов, которое определяется ожесточенной борьбой двух общественных групп: либералов, ставящих на «великие потрясения» и разрушение страны, и противостоящих им государственников.

Перед конструктивными кругами стоит задача отвлечь от увлечения стихией «великих потрясений» и привлечь на свою сторону две главные силы современной России: 1) простое большинство – русский народ; 2) значимое меньшинство – интеллигенцию, в особенности «второго порядка», т.е. обслуживающую духовные потребности интеллигенции и одновременно формирующую общественное мнение. Без решения этой двуединой задачи невозможно победить силы разрушения.

Как это сделать?

Вот три теоретических соображения, продиктованные азбукой этнополитики, которые необходимо предпослать практическим рекомендациям на политическую злобу дня.

Первое. Как известно, бактерию нельзя окончательно победить только с помощью антибиотиков – она инцистируется (окукливается) и потом, при благоприятных условиях, снова оживает. С бактерией радикально, до конца, может справиться только другая бактерия-бактериофаг, т.е. пожиратель бактерий.

Точно то же правило действует в сфере этнических взаимоотношений: в наше время нельзя одними только государственными мерами справиться с нежелательной активностью того или другого этноса (как правило, государство проигрывает в войне с народом). Это можно сделать только всемерно опираясь на встречную активность другого этноса.

Применительно к нашим дням, это соображение диктует такой вывод.

Сегодня т.н. протестное движение, имеющее целью свержение законного режима и реванш антинародных сил, представляет собой этническую химеру: еврейская голова на русском теле. Это с полной убедительностью наглядно продемонстрировали как митинги, так и, в максимальной степени, «контрольная прогулка» 13 мая с.г.

Более глубокий анализ позволяет вскрыть ту же закономерность на стратегическом уровне тотального противостояния про- и антироссийских контингентов. Еврейская компонента протестных и реваншистских устремлений, направленных на переворот и смену власти в России, везде и всюду является сегодня руководящей и направляющей силой.

Таким образом, один к одному повторяется российская ситуация как 1905-1917 гг., так и 1991-1993 гг., когда на теле русского народного бунта точно так же сидела и направляла этот бунт еврейская голова. Это новое совпадение заставляет испытывать сильнейшие опасения за судьбу Родины и нашего народа. Опасения настолько сильны, что требуют применения любых контрмер, без оглядки на какие-либо нормы и правила.

Однако это самоочевидное обстоятельство не стало пока что предметом анализа и критики со стороны проправительственных сил. Возможно, по соображениям ложной политкорректности, возможно – из-за собственных внутренних противоречий. Это свидетельство слабости, робости и недальновидности государственников, неготовности вести войну на выживание, что обрекает их на заведомое поражение. Которое автоматически станет поражением всей России на неопределенно долгую перспективу.

Следовательно, стратегия борьбы с разрушителями страны предполагает покончить с названной химерой, оторвать ее голову от тела, противопоставить эти два начала одно другому. Эффективное противодействие «революционной» стихии с неизбежностью требует главного: осмысленного перевода конфликта в разряд этнического противостояния, с опорой на русский фактор как на самостоятельного политического игрока в полном смысле этого слова.

Не следует бояться закономерного в данных условиях роста антисемитских настроений в обществе. Резерв толерантности в России по отношению к евреям достаточно велик (что регулярно отмечают соответствующие еврейские агентства). А необходимость «привести в чувство» еврейских заправил народного протеста, дать им острастку, в первую очередь – руками их же более разумных и осторожных влиятельных соплеменников, очевидна. Но для этого их надо напугать.

Если бы накануне японской войны Николай Второй провел встречу с главными руководителями всей еврейской российской общины, возложил бы на них ответственность за революционную активность их соплеменников и обязал бы с нею покончить под страхом тотальной депортации евреев и/или передачи их судьбы в руки Союза русского народа, то ни революции 1905 года, ни, тем более, рокового Октября, скорее всего, не было бы вообще.

Ну и, естественно, никакой революции не было бы, если бы своевременно были физически устранены ее руководители-инородцы, такие как Ленин, Троцкий-Бронштейн, Зиновьев-Апфельбаум, Каменев-Розенфельд, Дзержинский, Свердлов и мн. др.

Но нет ничего хуже пустых угроз. Этого следует избегать. Угрозы должны иметь вполне конкретное наполнение.

Второе. Если мысленно представить себе оси главных политических координат, то в качестве абсциссы традиционно предстает ось социальная, легко делимая на левую и правую части (принятое в политологии деление, обозначающее консолидацию нижних слоев населения слева, а верхних – справа). В таком случае в качестве ординаты предстанет ось национального деления, условно разбитая также на две части: свои и чужие.

В этих координатах и протекает, в норме, человеческая жизнь. Ведь человек от рождения принадлежит тому или иному общественному слою (сословию, классу, касте) и той или иной этнической группе. Это изначальное местоположение в названных координатах не зависит от его воли, от его выбора. Но оно, напротив, само навязывает человеку выбор, диктует ему волю.

Этнический и социальный принципы организации общества вообще, онтологически, противоречат один другому и один другого стремятся исключить. Это понятно: ведь в основе каждого из них лежит защита и поддержка только своего социума: либо своего этноса, либо своего класса. Такова неотменимая диалектика социального и национального.

Отсюда – первый вывод: поскольку первейшая из основных форм взаимоотношений различных социумов есть конфликт в этнической или социальной форме, то погасить один тип конфликта можно только за счет раздувания другого.

А именно. Если хочешь помешать национальному, этническому объединению и этнической войне – подведи контрмину классовой борьбы. Если хочешь не допустить гражданской, классовой войны – разогрей национальные конфликты. Национальное единство скрепляется борьбой с другими этносами; классовое – борьбой с другими классами.

Социальное и национальное в человеке и в обществе – как два плеча одного рычага: чем больше одно, тем неизбежно меньше будет другое. Искусственно удлиннив или укоротив плечи рычага, мы способны произвести общественный переворот.

Итак, вывод второй. Классовая борьба в силах взорвать национально однородное общество (например Россию, где свыше 80% населения – русские). Поэтому, чтобы сплотить этнос, нужно заставить его забыть о классовом антагонизме. А битва этносов зачастую раздирает страны, сумевшие погасить социальные конфликты. Поэтому, чтобы объединить класс, нужно заставить его забыть о существовании внутри него разных этносов с их порой противоречивыми интересами. Именно так действовали и в 1917, и в 1991 году еврейские революционеры, сумевшие, будучи «национально чужими», внушить русскому народу, что борются за его интересы и являются для него «социально своими». При этом они специально зачастую маскировали свою этническую чужесть: брали русские псевдонимы, использовали агентов влияния – полукровок, породненных с евреями русских и т.д.

С чем мы сегодня столкнулись, если смотреть с заявленной позиции, в политическом раскладе митинговой протестной стихии?

Налицо очередная попытка разрушить русскую национальную солидарность, русскую нацию, разогрев среди русских социальный конфликт. Используя на этот раз в качестве «локомотива революции» средний класс вместо отыгравшего свое пролетариата. При этом роль выразителя прав и интересов русского среднего класса, как и прежде, взяла на себя по преимуществу еврейская интеллигенция.

Отчасти именно такой конфигурации протеста способствовала многолетняя деятельность Владислава Суркова на посту руководителя внутренней политики России. (Этот получеченец-полуеврей сознательно выстраивал политический ландшафт страны исключительно в социальных координатах, подавляя все проявления координат национальных, особенно у русских.) Отчасти – конформистская позиция Зюганова и КПРФ, разогревавших русский социальный протест, но при этом отказавшихся его возглавить и уступивших данную нишу инородцам.

Этот перекос необходимо должен быть исправлен, в противном случае социальный взрыв под руководством нерусских деятелей, глубоко чуждых русским национальным интересам, но воспринимающихся русским большинством как «социально свои», – неизбежен. Со всеми катастрофическими последствиями, о которых напоминает история.

Как следует из сказанного выше, исправить перекос возможно только одним способом: внеся раскол по национальному признаку в протестный контингент. Отделив и противопоставив русское тело революционной химеры – ее еврейской головке, стравив их друг с другом. Это во-первых. А главное – доведя до логического завершения то размежевание российской интеллигенции на еврейскую и русскую составляющие, которое наблюдатели отметили уже в 1990-е годы. Это во-вторых.

Иного не дано.

Исправляя перекос, не надо опасаться впасть в другую крайность. Как говорил Мао Цзэдун, «чтобы выпрямить, надо перегнуть». На карту поставлено слишком многое, опасливая осторожность неуместна и граничит с предательством национального интереса.

Третье. Как учит нас этология, агрессия есть базовый инстинкт человечества, один из четырех главных инстинктов, определяющих поведение людей. Как любой другой инстинкт, агрессия есть продукт миллионов лет эволюции, надежный механизм, предупреждающий вымирание видов, охраняющий их. Агрессию в принципе нельзя «победить», уничтожить, да и не следует этого делать и к этому стремиться, иначе мы поставим человечество как биологический вид под угрозу вымирания.

Но… агрессию, в том числе массовую (!), можно сравнительно легко перенаправить, если она приняла опасный, разрушительный характер.

Данный способ особенно эффективен, если при перенаправлении агрессии используется один из ее естественных векторов, как то между- или внутривидовая вражда.

Это третье соображение идеально коррелирует с двумя первыми.

Примерное наполнение всех трех тезисов см. ниже.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Итак, в соответствии с вышесказанным, практические задачи делятся на две категории:

1) противодействие нерусской и антирусской этнической атаке на Кремль, использующей маску социального протеста, и несистемной оппозиции, борющейся «за светлые идеалы демократии» и т.п.;

2) мобилизация и консолидация вокруг Кремля русского народа как единственного государствообразующего народа России и главной опоры российской государственности. Данная задача требует стратегического преобладания государственников в общественном сознании, где они сегодня абсолютно проигрывают либералам.

В такой последовательности и излагаются практические рекомендации.

I. Нужно развернуть войну с коррупцией и воровством, о которой так много говорят оппозиционеры, но демонстративно – широковещательно и прицельно – направив ее на данном этапе исключительно против еврейских бизнесменов, а еще более того – администраторов. Дело, начатое в 2000-е годы, надо достойно завершить. Тем более, что есть высокая общественная востребованность и великолепный, в высшей степени благовидный предлог.

Ведь это вы, господа, хотели и требовали войны с коррупцией? Нападали на правительство и президента по данному поводу? Теребили, цеплялись к нему? Отлично! Получайте ее по полной!

Для начала надо взять политически окрашенных бизнесменов и администраторов: Чубайса, Фридмана, Кириенко, еще парочку близких к политике, из числа самых высокопоставленных, влиятельных, знаковых. Считающих себя в полной безопасности (как некогда троцкие-зиновьевы или березовские-гусинские). Лучше всего – тех, кто оккупировал Сколково, прикрывшись искусственной неприкосновенностью. И взяться за них гласно, да так, чтобы они во весь голос взвыли: уймите своих ищеек и гончих! В ответ на что им надо четко и жестко сказать: уймите сначала вы своих шавок. И они пойдут на это, если поймут, что другого выхода нет. И сами найдут для того наиболее действенные средства, можно не сомневаться.

Максимальное раздувание этой кампании в подконтрольных Кремлю СМИ сыграет многообразную положительную роль:

1) будет удовлетворен общественный спрос на борьбу с «жуликами и ворами», что снизит накал антиправительственных выступлений. Жаждущим крови будет брошена самая сладкая кость, хотя и не та, которую ждали инициаторы волнений;

2) инициатива в этом деле окажется перехвачена Путиным, из рук несистемной оппозиции будет выбито едва ли не главное ее оружие;

3) попытка раздуть встречную кампанию, заостренную против Путина и его окружения, даже если и состоится, не сможет нанести ущерба больше уже нанесенного. Она уже исчерпала свои основные аргументы за время предвыборной борьбы и вряд ли добавит к сказанному что-то новое, преимущество новизны будет за Кремлем, да и в плане «убойной» фактуры, думается, с правительством конкурировать будет трудно;

4) еврейская головка протестных масс вынуждена будет под давлением соплеменников (многие из которых по совместительству кукловоды и спонсоры протеста) пойти на попятную, притом публично (!), при этом она потеряет лицо и авторитет, «слиняет»;

5) вид реальной расправы с еврейскими коррупционерами охладит рассудок таковых же русских, перед которыми должны оставаться открытыми двери к деятельному покаянию и исправлению. Что поможет выправить положение в стране в целом, послужит к общей пользе.

Но надо помнить две вещи:

А. Воевать следует всерьез и до полной победы, игра в войну недопустима, а недобитый противник опасен вдвойне, как это и показали события «снежной революции»;

Б. Недопустима и война на два фронта, одновременно против коррупционеров и еврейских, и русских, иначе, во-первых, смысл послания будет смазан, не прочитан как должно, эффект может пропасть, а во-вторых, русские бизнесмены и администраторы активно втянутся в войну на стороне противника. Что чревато большой бедой и поражением. Такой войны на два фронта Путин может не выдержать и капитулировать. С ним проиграют и все противники либерального реванша. А что ждет проигравших в России, объяснять не надо.

И только разобравшись окончательно с главным противником, по прошествии кампании можно будет обратиться и к «своим негодяям».

II. Опыт борьбы официальной власти с революционерами в России, как до революции, так и при советской власти, показывает, что силовой путь их подавления может быть эффективным только в случае тотального государственного террора. Перед нами три высокопродуктивных примера: контрреволюционный террор, установленный в 1825 году после восстания декабристов Николаем Первым, а в начале ХХ века Столыпиным, а также контр-контрреволюционный террор, установленный большевиками.

В противном же случае, если государственный террор ослабевает (после смерти Николая Первого, Столыпина, после смерти Сталина), рано или поздно все кончается победой революции и триумфом «недодавленных». Левых политиков в первом случае, диссидентов во втором.

В современных условиях (в наши дни в качестве революционеров выступают «сислибы» – системные либералы, жаждущие реванша) столь жесткий подход невозможен в принципе. Есть граница, которую нынешнее государство уже не смеет перейти в отношениях с личностью, перечеркнув и отбросив права и свободы человека и гражданина. В частности, в России эта граница обозначена имеющими абсолютный приоритет над внутренним законодательством международными документами, такими как Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенция о защите прав человека и основных свобод и др., включая действующую Конституцию с ее приоритетом личности.

Однако эту границу вполне могут переходить порою организации не государственные, а общественные, созданные в целях гражданской самообороны и выполняющие непростую, но необходимую роль чистильщиков общества, его сторожевых псов. Они способны, даже не нарушая прямо законов, создать атмосферу угрозы и давления, сковывающую действия противника. Негласно опираясь при этом на понимание и законную поддержку в государственных структурах.

Для того чтобы противодействие национал-патриотов разрушительным действиям еврейско-либерального руководства «снежной» и любой другой революции было сколько-нибудь эффективным, таким организациям следует позволить существовать. Допустим, в виде всероссийской Добровольной народной дружины, воссозданной под руководством одного из известных лидеров Русского движения и действующей при поддержке МВД.

В противном случае лагерь этнических либералов просто не воспримет всерьез перспективу остаться один на один с национал-патриотами, лишившись всякого властного патронажа. И это приведет только к эскалации противостояния. Нет большей опасности для охотника, как слегка подраненный и разъяренный этим зверь. Так и зарвавшиеся политиканы вроде Бориса Немцова или Дмитрия Быкова способны на крайние средства и любые продерзости, если их только раздражать мелкими «дротиками» типа посадки на пятнадцать суток, не давая почувствовать реальную угрозу, исходящую непосредственно от не принимающего их общества.

Помимо прямых врагов российской государственности, заявивших о себе открыто в 2011-2012 гг., в России сложилась устойчивая группа опорных для противника медиа-персон высшей квалификации, интеллигентов второго порядка1, разлагающих русское общество, вредящих ему сознательно и систематически: Владислав Сурков, Эмиль Паин, Владимир Мукомель, Станислав Белковский, Александр Брод, Алла Гербер, Марат Гельман, Алексей Венедиктов, Владимир Познер, Александр Рыклин, Николай Сванидзе, Михаил Швыдкой, Александр Подрабинек, Андрей Колесников, Михаил Оштрах, Дмитрий Быков, Виктор Шендерович, Юлий Гусман, Виктор Шнирельман, Евгений Ясин и мн. др. Действуя через самые репрезентативные СМИ, международные форумы и организации типа Общественной палаты, они формируют сознание, в первую очередь, т.н. «креативного класса», превращая этот важнейший слой в вольного или невольного противника собственной страны и народа. Укорененные подчас в высшем эшелоне политики, они чувствуют себя в полной безопасности от государства, отлично зная, что просто «не по зубам» ему.

От государства, но не от общества: эту простую мысль следует донести до них в максимально доходчивой форме. (Параллельно, чтобы снизить накал обвинений в антисемитизме, которого в любом случае в войне с либералами не избежать, необходимо поощрять морально и материально честных тружеников евреев из числа интеллигенции первого порядка: врачей, инженеров, ученых и т.д., делая это широковещательно.)

Сказанное имеет один важнейший аспект. А именно.

В течение последних десяти лет Кремль, в расчете на мирное сосуществование с сислибами, шел им навстречу, всячески подавляя русское движение, систематически ужесточая законодательство. Во взаиморасчетах Кремля с сислибами русские служили разменной монетой. В итоге 282 статья УК РФ, когда-то предложенная коммунистами с целью восстановления советской «дружбы народов» и борьбы с этносепаратизмом, превратилась в «мясорубку» для русских патриотов и заслужила название «русской статьи». Закон «О противодействии экстремистской деятельности» стал чемпионом нелепости даже с точки зрения многих представителей либерально-демократической братии. До абсурда дошла при Рашиде Нургалиеве «антиэкстремистская» практика: отделы по борьбе с оргпреступностью МВД повсеместно преобразованы в отделы по борьбе с экстремизмом (хотя преступления этого рода составляют менее 0,1% от общего числа), а федеральный список «экстремистской» литературы уже насчитывает около 1,5 тысяч произведений, втрое превысив зловещий список отреченных книг Ватикана. По обвинению в совершении преступлений на национальной почве в тюрьмах и лагерях заключено свыше 2000 русских людей. Венцом абсурда явилось признание экстремистскими пары брошюр за их «ярко выраженный прорусский характер»…

Отказ от этой порочной практики, вбивающей клин между президентом и основной массой избравшего его народа, категорически необходим. Легкомысленное отношение к русскому фактору опасно. Нужно внести изменения в законодательство, откорректировать соответствующие статьи УК РФ и закон «О противодействии экстремистской деятельности» (список поправок имеется), отказаться от инквизиционной практики и амнистировать или помиловать большую часть осужденных по данным статьям, назначить омбудсменом представителя русского правозащитного движения (например, Наталию Холмогорову). Русским националистам всех мастей следует позволить усилиться, укрепиться. А одновременно – окончательно оторвать их от либералов, а там и развернуть против них фронтально.

Вне этих мер гарантировать союз Кремля и Русского движения невозможно. А вне подобного союза Путину не победить сислибов-реваншистов.

Названные меры, кроме всего прочего, послужат ясным сигналом сислибам, после чего можно ожидать сворачивания их активности и даже массовой эмиграции. Опыт распознавания подобных сигналов у них достаточно богат.

В случае такого выхода из игры этнических либералов, «революционное» движение, лишившись своего истинного локомотива, руководящей и направляющей силы, быстро выдохнется и выродится, превратится в явление фарсовое. Или примет формы конструктивной, а не деструктивной оппозиции.

Президент должен ясно обозначить свою позицию, отказавшись от принципа «и вашим и нашим», отвернувшись от сислибов и повернувшись, наконец, лицом к русским национал-патриотам. В противном случае ему просто не выжить, ни политически, ни физически. Мира и дружбы у своего главного противника ему не вымолить и не выторговать.

III. Начало эпохального и судьбоносного альянса президента и Русского движения должно быть знаковым и публичным, через манифестацию долгожданного диалога Путина с главными представителями «русского сектора» в политике. Люди должны быть реальные (не какие-то никому не известные футбольные фанаты), начиная с автора настоящей записки, а разговор – откровенным и серьезным. Ему могла бы предшествовать пробная встреча автора с руководителем АП Сергеем Ивановым ради формирования повестки дня и списка участников.

В дальнейшем такие встречи должны стать регулярными. Президент не может жить и действовать, не соотнося свои решения с надеждами и чаяниями государствообразующего народа. Это чревато трагическим разминовением власти с народом и утратой главной опоры в обществе.

Одним из главных следствий диалога президента с русскими национал-патриотами должно стать создание Министерства по делам русского народа, в составе которого должен функционировать отдел по делам народов России (именно так, а не наоборот, как это было в прежнем Миннаце!). В ходе предвыборных выступлений Путин сам выступил с инициативой воссоздать некую госструктуру, посвященную национальному вопросу, осталось слово перевести в дело. Но здесь важнее всего – верно расставить приоритеты в соответствии с удельным весом многочисленных национальных проблем, среди которых проблема русского народа (единственного государствообразующего народа России) – наиглавнейшая, от которой напрямую зависят все остальные.

Об этом надо говорить прямо и честно, не стесняясь.

IV. Вековечное противостояние «злата» и «булата» проявилось в сегодняшней России в виде противостояния сислибов и силовиков-патриотов. В этом противостоянии у сислибов оказались именно те преимущества, которые традиционно и повсеместно обеспечивает «злато»: финансовое, организационное и информационное. Правда, у силовиков в той или иной степени есть возможность обратиться к государственной казне, но это не всегда удобно (ограничения по публичности и гласности).

Необходимо по крайней мере выравнять возможности сторон, чтобы в итоге добиться неформального господства в информационном пространстве. Без обретения подлинного, непоказного идейно-политического превосходства Кремль будет обречен на эскалацию силовых методов борьбы (с обеих сторон), а это, как показывает история, путь поражения власти.

Как добиться успеха в этом деле?

В первую очередь, нужен негосударственный фонд, финансирующий независимые, но лояльные общественные организации и СМИ. В особенности – национально-патриотические. Поскольку, во-первых, это главная потенциальная опора в противостоянии еврейскому либеральному сообществу, а во-вторых – за национал-патриотами стоит большая Правда, на которую до сих пор государство закрывало глаза. Оно упрямо отказывалось от диалога с русскими, выращивая себе тем самым могильщиков. Сегодня этих могильщиков необходимо переквалифицировать в шаферов. Но это уже не так-то легко, и возможно только путем взвешенного, строго целевого протекционизма.

Кем должен наполняться фонд? Конечно, участие госкорпораций возможно и желательно. Но прежде всего для этой цели необходимо содействовать политическому сплочению этнически русских предпринимателей, настроенных патриотически. Не столько русские миллиардеры (таковые имеются, и немало, но они сторонятся политики, ощущая свою уязвимость), сколько бизнесмены среднего уровня должны массово вступать в Союз русских купцов и промышленников (название условно) и наполнять вышеуказанный фонд в обмен на льготы и привилегии, характер которых здесь не обсуждается. Участие в пополнении фонда со стороны нерусских предпринимателей не исключается, но не в рамках деятельности Союза, а в порядке личной инициативы. Примечательно, что попытки создавать политические организации из представителей отечественного бизнеса не раз имели место, но оказывались несостоятельны из-за отсутствия ясно выраженной идеи объединения. Союз восполнит этот недостаток.

Названный фонд должен замыкаться на единый аналитический и информационный центр, чье предназначение – научно выверенные рекомендации по финансированию тех или иных инициатив. Для этого нужно участие ученых специалистов, в совершенстве подготовленных в плане знания как русского национального/националистического дискурса, так и основных фигурантов Русского движения. Но при том это будут люди, способные отделить в Движении конструктивное начало от деструктивного, негласные цензоры, отслеживающие основные опасные перекосы в национально-патриотической среде.

Указанный центр призван также периодически консультировать в обязательном для сторон порядке высшее руководство основных каналов ТВ, а также всех правительственных и околоправительственных СМИ, начиная с «Российской газеты», и русских национально-патриотических СМИ. Составляя вместе со всеми ними своего рода штаб, осуществляющий мозговой штурм политически актуальной проблематики и вырабатывающий как долго- и среднесрочную политику пропаганды, так и инструкции по быстрому реагированию. То есть, аналитическому центру должны быть приданы функции информационного и координационного (в плане информационной политки) центра. Но при этом обязательно – негосударственного.

Указанный центр призван также влиять на книжный рынок и издательскую политику в масштабах всей страны, СНГ и Прибалтики. Главным инструментом чего должен стать вновь созданный аналог бывшей некогда «Союзкниги» в ранге государственной корпорации, а также восстановленные библиотечные коллекторы и другие меры, согласованные с рядом профильных министерств.

Целесообразно, ради пропаганды передовых знаний и создания корпуса просвещенных русских агитаторов и пропагандистов, открыть Высшие курсы этнополитики при одном из московских вузов, организацию которых автор записки готов взять на себя. Следует также рассмотреть вопрос о руководстве и направлении деятельности ряда вузов, сделавшихся рассадниками космополитических кадров, агентов глобализма и либерализма, и ежегодно порождающих все новые резервы для «цветных революций» в России. Это, в первую очередь, РГГУ и ВШЭ, созданные еще при Ельцине «прорабами перестройки» именно в качестве кузницы подобных кадров.

В идеале вокруг упомянутого русского национал-патриотического аналитико-информационного центра должна сложиться информационная империя, наподобие той, что в 1920-30-е годы была создана в Германии трудами Альфреда Гугенберга. Действуя как бы на личный страх и риск частных лиц, на деле она послужит укреплению взаимоотношений Кремля с народом, согласованию интересов сторон к общей пользе и конечному возвышению России.

V. Сурков, уходя с поста в АП, оставил русским в подарок отравленное яблоко раздора в виде новой редакции закона «О политических партиях». При этом ни участие в выборах партийных блоков, ни создание партий по национальному признаку не предусмотрено и не предвидится. Результатом чего станет закрепление раздробленного, «сетевого» состояния Русского движения, лишающего его надлежащей действенности.

Между тем, наличие в российском обществе именно действенной партии вменяемых русских националистов необходимо для государственного спокойствия, это очевидно. Абсолютное большинство населения России, ее государствообразующий народ, до сих пор не имеет своей правосубъектности, в отличие от 21 народа, располагающего даже собственным суверенитетом и государственностью в составе России. Это положение не только противоречит Конституции, но противоестественно и конфликтогенно, оно расшатывает основу российского «общественного договора», а потому нетерпимо.

Речь в данном случае не идет о создании «русской партии» усилиями Кремля. От такой организации вреда может быть больше, чем пользы.

Но представляется желательным:

1. Отмена п. 3 ст. 9 закона «О политических партиях», гласящего о недопущении создания партий по национальному признаку. Данный пункт был принят в рамках общей концепции внутренней политики «имени Суркова», поскольку считалось необходимым дозволить общественную консолидацию лишь по одной из двух основных осей координат: социальной. В результате искусственно купированная национальная составляющая обратилась к нелегитимным формам проявления. К чему привела такая близорукая политика, видно на примере «снежной революции»;

2. Делегирование двух-трех представителей Союза русских купцов и промышленников в руководящий орган наиболее перспективной русской партии, ради координации целей и задач, тактики и стратегии, а также для оптимизации вопросов финансирования партии.

3. Установление для названной партии режима наибольшего политического благоприятствования.

VI. Особые усилия должны быть направлены на формирование обширного пула медиаперсон русского этнического происхождения – историков, экономистов, публицистов, писателей, журналистов, артистов, кинодеятелей и т.д., стоящих на государственнических позициях. Это должны быть люди не только исключительно высокой профессиональной квалификации, но и обладающие харизмой, обаятельные, яркие и талантливые. С бойцовским темпераментом, способные дискутировать и «держать удар».

Эти люди должны будут сменить на экранах телевизоров, в радиоэфире, на страницах печатных СМИ тот эшелон не менее талантливых и ярких, но враждебных российской государственности лиц из либерального лагеря, о которых кратко шла речь выше.

Вполне понятно, что таким персонам как Сергей Кургинян, Михаил Леонтьев, Максим Шевченко, Михаил Веллер, Вячеслав Никонов, Виктор Милитарев и т.п., удовлетворяющим многим из названных критериев, кроме одного, главного – этнического, в этом пуле не место. Это не значит, что от их услуг следует отказаться, но с авансцены театра военных действий их придется решительно убрать. Для пользы дела. Ибо их присутствие на авансцене лишает картину противостояния ее истинного этнического содержания, гасит и лишает осмысленного вектора русский протест против либералов-разрушителей, отталкивает русские массы от прокремлевского направления. У русского антилиберального движения не может быть нерусское лицо: это очевидная аксиома.

Не слишком подходят для пропаганды идеалов русского государственничества такие «мощные старики», как Никита Михалков, Илья Глазунов, Станислав Говорухин или Александр Проханов. Следует отдать должное их талантам, но… Увы, новые поколения воспринимают их призывы как безнадежную архаику, зовущую то ли во вчерашний, то ли в позавчерашний день, отталкивающую старческим ригоризмом. В их «светлое прошлое» никто из молодежи идти не хочет. Ведь империю не возродить, если предварительно не восстановить этно-демографический баланс начала ХХ века, чего пока не ждем.

Ну, а евразийские фантазии Александра Дугина и вовсе не соответствуют массовому русскому общественно-политическому тренду. Недаром все попытки дугинского партстроительства на почве евразийства потерпели фиаско.

Итак, старое вино не наливают в новые мехи. И наоборот.

В то же время предельно ясно: не добившись решительного и притом неформального перевеса в медиа-пространстве, государственникам не выиграть кампанию за спасение, сохранение и развитие России. Не отколоть чужеродную голову от народного протеста, не развернуть этот протест в созидательное, конструктивное русло. А главное – не привлечь на свою сторону основную массу собственно русской интеллигенции, «креативный класс», в чьих мозгах вызревает концепция будущей России.

Для того чтобы скрытый патриотизм русской интеллигенции перевести в открытую и творческую форму, ее мало убедить, надо еще и обаять. А это вызов не для инородцев и не для бездарей, а для лучших представителей той же самой русской интеллигенции. Мобилизовать ее – жизненно важная задача государственников, от которой зависит исход не отдельных битв, но всей кампании.

Эту задачу нельзя ни обойти, ни провалить.

С данной целью следует, в первую очередь, обратиться к огромному потенциалу весьма многочисленной творческой интеллигенции, выброшенной из жизни, оставшейся не у дел, чей образ жизни и статус уничтожен именно либералами-реформаторами. Имеются в виду члены творческих союзов – писателей, журналистов, художников, музыкантов, кинематографистов, других деятелей культуры. Этот потенциал сегодня в забвении, он буквально валяется в пыли, надо лишь нагнуться и поднять его к новой жизни, раскрепостить от тяжести бытового гнета. Для этого, как говорилось выше, необходимо прежде всего создавать госкорпорации по сбыту интеллектуальной продукции: книготорговые сети (включая киоски СМИ), сети кинопроката, сети клубов и домов культуры и т.д., своего рода естественные монополии. Отдача – именно в идейно-политической сфере – может стать колоссальной.

Следующий адресат – техническая интеллигенция: инженеры, конструкторы, технологи, которым надо дать возможность хорошо зарабатывать, не покидая страну. Это потребует пересмотра патентного права и других мер. Данный отряд интеллигенции – один из наиболее многочисленных. В России он традиционно является одним из главных потребителей политизированной информации и одним из главных же акторов социально-политических перемен. От расположения умов этого контингента зависит у нас очень многое.

Наконец, нужна настоящая кадровая революция, которая позволит русской студенческой молодежи ощутить свою востребованность, в том числе в общественно-политической жизни страны. Нужны «русские хунвэйбины» с самоощущением русского хозяина на земле своих предков, но хунвэйбины образованные, воспитанные на русской культуре, проникнутые русским духом и чувством ответственности за свою единственную Родину. Готовые в любой момент встать на ее защиту против любого врага. Нечто в этом роде пытался сделать Василий Якеменко, но несколько примитивно, противоречиво, идейно ограниченно и малодуховно. Нужны серьезные коррективы.

В настоящей записке не место деталям. Это лишь наиболее общие соображения, позволяющие откорректировать политическую ситуацию в нужную сторону сохранения, упрочения и развития России.

28.05.2012

1 Интеллигенция первого порядка обслуживает потребности всего населения в целом, интеллигенция второго порядка – в первую очередь специфические духовные потребности самой интеллигенции.

Яндекс.Метрика