Sidebar

28
Вс, фев

О русском национальном государстве

Стратегия и тактика национальной борьбы

Ответить просто на вопрос «ВН», каким я представляю себе Русское национальное государство (РНГ), мне было бы нетрудно. С 1997 года я именно этим, по сути, и занимаюсь постоянно с регулярностью вечного двигателя.

Однако инициатива журнала по обсуждению РНГ не вызвала у меня, скажу прямо, никакого энтузиазма. Ибо богатый и печальный опыт убедил меня в том, что такого рода обсуждения ведут не к консолидации разных русских политиков вокруг одного проекта, а к посильному лоббированию и пиару каждым из них своего собственного. Ради чего такие обсуждения как раз и затеваются.

Результатом установившейся практики является парадоксальное положение, когда, в один голос трубя о том, что создание РНГ есть центральный пункт повестки дня Русского движения, мы за добрых два десятилетия нисколько не приблизились в реализации этого пункта хотя бы даже до стадии продвижения единого проекта в массы.

В этой связи свой ответ на запрос «ВН» я вижу не просто в публикации неких текстов, уже не раз публиковавшихся в том или ином виде (проще всего было бы разразиться их перечнем – и дело с концом), а в краткой исторической ретроспекции, своего рода «хождению по мукам» названной многообещающей идеи.

Как пролагали фарватер

Вопрос о создании Русского национального государства встал на повестку дня после 1991 года, когда по всему периметру границ новой России (Российской Федерации) все бывшие «братские республики» Советского Союза стали трансформироваться в национальные государства. И даже не просто в национальные государства, а прямо-таки в этнократии. Судьба РФ, выключенной, казалось бы, из этого общего исторического процесса «восстания этничности» (Соловей) вызывала недоумение, ее перспектива был неясна.

Сегодня Российская Федерация с каждым годом все более остро и массово воспринимается как межеумочная, переходная форма, однако – к чему? Естественно было бы думать, что к такой же этнократии, но… Масса обстоятельств даже и до сих пор препятствует подобному развитию событий, оставляя вопрос открытым. Тем более неопределенным все казалось в начале и даже середине 1990-х.

В те годы периодически возникали попытки создания своего рода дискуссионных русских клубов. В разное время таковыми были семинар «Нация и государство» (при Комитете по геополитике Госдумы, ведущий А.В. Архипов), семинар «Национальная доктрина России» (при Российском общественно-политическом центре, ведущий А.Н. Савельев), Русский интеллектуальный клуб (при Московском гуманитарном университете, председателем был покойный ныне А.А. Зиновьев).

Действовала, хотя и не находила ни широкого круга почитателей, ни практического приложения в политике в силу своей сугубой религиозно-философской консервативности, Ассоциация по комплексному изучению русского народа (Е.С. Троицкий), регулярно выпускавшая сборники научных и научно-публицистических статей.

Однако ни одна из этих структур не поднимала вопрос об РНГ на системном уровне, не предлагала внятных разработок. Казалось бы, ясно и понятно: никакие трактаты не нужны; дайте проект Конституции – и сразу станет ясно все: лестница приоритетов, точки разногласий, система аргументации и проч. Но национал-патриоты в своем абсолютном большинстве тушевались перед этой задачей.

Первым реальным ответом на этот вызов времени был проект новой Конституции России, созданный в 1997-1998 годы именно под строительство РНГ по общему для бывших республик СССР этнократическому лекалу1. Рабочую группу молодых профессиональных юристов (она действовала под эгидой «Лиги защиты национального достояния», далее ЛЗНД) возглавлял автор этих строк; в работе принял участие ряд профессоров юрфака МГУ и ИГП РАН. Об этом проекте я самым подробным образом рассказал в большом обзорном очерке «Конституция Русского национального государства: к постановке проблемы», опубликованном недавно в трех номерах «ВН» кряду (№№ 15-17 за 2013-2014 гг.). Что позволяет мне не повторяться, характеризуя этот проект, а прямо перейти к его судьбе.

Он был опубликован как «Национальной газетой», так и отдельным изданием (1998) и заслушан на заседаниях обоих действовавших в то время в Москве политологических семинаров: в Российском общественно-политическом центре и в Комитете по геополитике ГД РФ. Кроме того, мое подробное изложение проекта под названием «Национализм с человеческим лицом» опубликовала «Независимая газета» Виталия Третьякова – ведущая газета российской интеллигенции, имевшая масимальный резонанс и влияние.

Сегодня приходится слышать о том, что более адекватного проекта РНГ не было и нет. Однако в те годы организации, которая бы подняла его на щит, не нашлось. Для РНЕ (А.П. Баркашев) и Памяти (Д.Д. Васильев) он был слишком демократичен, для РОС (С.Н. Бабурин) слишком националистичен, у КРО был свой проект («Проект Сергея Пыхтина»2), ЛЗНД не располагала ресурсами, чтобы самостоятельно продвигать свое творение.

Отметим, что идея Русского национального государства не просто соткалась из насыщенной поисками атмосферы второй половины 1990-х, а оказалась сформулирована сразу на языке закона. Надо признать, общество оказалось не готово к разговору на таком уровне, почти никто из идеологов, как оказалось, этим языком не владеет и мыслить юридически не готов или не способен. Планка обсуждения оказалась настолько завышена, что де-факто обсуждения и не было. Лишь отдельные фрагменты более или менее уловлялись локаторами общественной мысли, но в целом предложение оказалось не осмыслено, а потому и не востребовано обществом. Проект подвис в воздухе на пару лет.

Наряду с этой причиной тихого саботажа Русским движением данного проекта, была и другая. Наиболее яркая особенность проекта впервые четко обозначила: парадигма РНГ есть парадигма неимперская (если не антиимперская). К такому развороту большинство участников Движения было не готово. Уж ежели даже сегодня, когда полный крах российского неоимперства со всей очевидностью обозначили события на Украине, находятся авторитетные общественные силы, мечтающие о приведении Москвою Киева к союзным отношениям, то что говорить о 1990-х! В те времена девять из десяти русских национал-патриотов в той или иной форме хотели бы видеть будущее России имперским. Но – не авторы проекта.

Так или иначе, но первая серьезная политическая заявка на РНГ была создана и, если можно так выразиться, запатентована. Об этом сегодня многие предпочли бы не помнить, но что написано пером, не вырубишь и топором...

Естественным продолжением первого шага явилось создание карты Русского национального государства, поскольку самый же ближайший вопрос, когда речь заходит об РНГ, обычно таков: в каких границах оно должно лежать? На этот вопрос исчерпывающе, ясно и наглядно ответила карта, созданная ЛЗНД на основе огромной карты расселения различных этносов и этнических групп на территории СССР и сопредельных государств, созданной совместно двумя академическими институтами: картографии и этнологии и антропологии. Вычленив территории, на которых проживают русские, мы получили карту, названную нами «Русская Россия. Карта компактного расселения русского этноса» (первая публикация в «Национальной газете».

Карта явилась, с одной стороны, убедительным опровержением популярного обвинения в «уменьшительном национализме», ибо представляла оптимальные границы РНГ намного большими, чем ныне (воссоединение с Крымом и битва за Донбасс уже восстанавливают, к счастью, эти естественные границы, но лишь отчасти).

С другой стороны – карта так же убедительно отвергала любые претензии на имперскость, ибо не только не пыталась включить в состав «Русской России» бывшие республики СССР, кроме Белоруссии, но и исключала из этого состава Туву, Ингушетию и Чечню. Ярчайшей манифестацией неимперскости являлось оставление бОльшей части Украины и Казахстана за рамками идеального РНГ, что сегодня выглядит весьма здравым и актуальным пророчеством.

В комментариях к карте отмечалось, что на свете есть земли исторического расселения русских, предмет и продукт их многовекового подвига, воинского и трудового, которые должны быть рано или поздно воссоединены с «материковой» Россией. Идёт ли речь о бывших землях Области Войска Донского, отрезанных от нас немецким штыком по несправедливому Брестскому миру; или о Таврической губернии, которую даже тогда, в 1918 году, не посмели у нас отобрать; или о Харьковщине и Слобожанщине, куда от гнёта польских панов сбегались украинские крестьяне под защиту русского царя; или о южноуральских землях Гурьевского, Яицкого (Уральского), Семиреченского казачества, где и сейчас русские составляют от 70 до 90% населения; или о русском городе-крепости Нарве, или об основанном ещё Ярославом Мудрым городе Юрьеве (он же Дерпт, он же Тарту), или у отвоёванной именно русским и никаким иным штыком у турок Новороссии и Приднестровье… Комментарий завершался так:

«Теперь, глядя на эту карту, каждый русский человек отчётливо может видеть, как его родной народ разрезан “по живому”, какой страшный урон нанесён русским. И для него становится ясным, как божий день, историческое задание, поставленное перед ближайшими поколениями наших соплеменников: ВОССОЕДИНИТЬСЯ!

Карта вопиет, взывает к естественному чувству справедливости.

Но – именно справедливости. Нам нужно только наше, своё, родное. И ни одного квадратного сантимера свыше! Мы на чужое не посягаем. Никаких империй, никаких евразий! Этническому государству эти химеры, геополитические фантомы категорически противопоказаны».

Вот этот комплект – проект Конституции РНГ и соответствующая карта – я считаю едва ли главным интеллектуальным достижением всего Русского движения на сегодняшний день. Более четкого, ясного и правильного обозначения нашей общей цели мне не известно.

Идею РНГ – в массы

В отличие от Конституции, карта – из-за своей наглядности и простоты содержания – нравилась многим и даже перепечатывалась разными изданиями, порой без соблюдения авторского права и интеллектуальной собственности (например, газетой ). Но мы не предъявляли законных претензий, широко делясь своими наработками с коллегами и с массами. В конце 1990-х – начале 2000-х годов автор этих строк видел свою задачу в том, чтобы требование РНГ стало общим местом для всех участников Русского движения. И продвигал эту идею устно и письменно на всех доступных площадках и форумах.

В первую очередь назову свою небольшую книжку «Итоги ХХ века для России» (М., Вестник, 2000), которую считаю для себя фундаментальной по объему информации и количеству обозначенных в ней историософских идей. Периодически перечитывая эти «Итоги», я присягаю, что за пятнадцать лет все ее прогнозы сбылись, оценки подтвердились, а пожелания сохранили актуальность. Именно в этой книжечке оказались заложены основы идеологии РНГ, которые я пытался формулировать тогда на разных уровнях – историософском, философском, политологическом, этнополитическом и политэкономическом. Некоторые из них я привожу ниже:

«…Вовсе не создание “единого мирового сообщества” (раздираемого, как и прежде, противоречиями), а напротив – умножение национальных государств стало ведущей тенденцией нашего времени. В начале ХХ века таких государств было немногим более 50, сейчас – свыше 200. Трудно представить себе более ярко выраженную и более самоочевидную тенденцию.

<…>

…Решающим и не оставляющим сомнений экспериментом в поиске собственной идентичности для нас, русских, были опыты имперского существования. Двойной – с небольшим историческим промежутком – распад империй, в центре которых стоял русский этнос (1917 и 1991 гг.), ясно показал: нас при первой же возможности отторгает с большей или меньшей силой как Запад, так и Восток, и Юг. Наши попытки “тянуться с нежностью бессмысленно к чужому” не увенчались успехом, были отвергнуты с насмешкой и негодованием. Это более чем очевидно.

Это должно быть осознано до конца.

Отсюда – ясный императив для русских:

– оставаться самими собой (метафизическое содержание этой рекомендации для политика-практика в свете предыдущих констатаций не имеет никакого значения; главное – не поддаваться на обманы европоцентризма и не навязывать себя ни в западную, ни в восточную, ни в какую другую цивилизацию);

– воссоздавать (и создавать заново!) и соблюдать свою национальную среду обитания, свою русскую цивилизацию, свой “русский мiръ”, не поддаваясь никаким соблазнам “всечеловечества”, “евразийства”, “общеевропейского дома”, “всеславянского братства” и прочих тому подобных химер, с одной стороны, но и никого постороннего не допуская в этот мир – с другой;

– сохранять полную свободу в выборе партнеров на ближнюю и дальнюю перспективу, не позволяя себе ни в малейшей степени предвзятого отношения (симпатии или антипатии) ни к одной нации и руководствуясь только прагматическими соображениями и нормативами политтехнологии.

<…>

Следует осознать, что слом Главного Закона Жизни и появление в жизни ряда народов (в том числе русского) такого устойчивого фактора, как минусовой прирост населения, – это событие подлинно революционное, меняющее ход истории, сравнимое только с великими катастрофами в прошлом Земли. Оно заставляет отбросить представление о некоем алгоритме, которому суждено повторяться в истории России вновь и вновь по принципу “так было – так будет”. Отныне между ретроспективой и перспективой появляются принципиальные несовместимости уже не временного, а сущностного характера.

Поэтому нужно представить себе ход русской истории до 1990-х гг. и подвести под ним черту: так было. И понять: так больше – не будет. После чего взять за основу для прогнозирования лишь одну новейшую историю, чтобы выстроить совершенно новый алгоритм русского поведения, на иных, зачастую прямо противоположных привычному представлению принципах.

<…>

В политике подобной парадигме соответствует национальное государство. Его у русских никогда не было. Нам предстоит его создать.

<…>

Те, кто сегодня пытается продвигать идею “русской всемирности”, а также любые “всемирные русские проекты”, являются вольными или невольными агентами худшей разновидности глобализма с ее установкой на учреждение мирового правительства.

Нужно ясно понимать: данная философия, как бы ни были симпатичны и умны отдельные ее носители, такие, как Хомяков, Достоевский или Вл. Соловьев, как бы ни были они правы в отдельных частных моментах, – безнадежно устарела в целом, не соответствует задачам построения русского национального государства. Не способствует решению основной задачи русского народа: выжить и сохранить жизнеспособное потомство с русским самосознанием

Абсолютно все, что консервирует у русского народа имперскую психологию или ее рудименты – прилегающие к имперскому сознанию идеи и идейки, необходимо без всякого сожаления похоронить. И не эксгумировать по крайней мере до тех пор, пока русские не восстановят динамику рождаемости по образцу конца XIX века.

<…>

Итак, на повестке дня стоит создание Русского национального государства – этого настоятельно требуют, с одной стороны, глобальные тенденции развития, бросающие нам вызов, а с другой стороны – жизненные интересы русской нации. О том, каким оно должно быть и как его создать, подробно рассказывает Конституция Русского Государства (1997), созданная Лигой общественной защиты национального достояния при участии специалистов юрфака МГУ и Института государства и права РАН. Она полностью сохраняет актуальность и вполне доступна для изучения, равно как и карта “Русская Россия”, обозначающая оптимальные границы такого государства.

<…>

В основе русской национальной политической идеологии должен лежать краеугольный камень вообще концепции национализма: «Нация первична, государство вторично». Это ни в коем случае не значит, что государство есть нечто неважное; но мы должны твердо помнить, что в соответствии с диалектикой “сущность оформлена, а форма – существенна”.

Государство есть форма, отнюдь не определяющая сущность – нацию, но лишь выражающая ее во времени и пространстве. Недостатки и преимущества государства есть недостатки и преимущества нации, переведенные из ментального, имманентного нации, плана, – в план трансцедентный: бытийный и событийный. Государство – это свойства нации, объективированные в историческом процессе.

Отсюда следует тезис: нельзя (это просто бессмысленно) заботиться о внешней форме, не предусмотрев вначале необходимых изменений внутреннего содержания. Забота о русской нации должна лежать в основе любых преобразований России как государства, объективировавшего именно данную нацию. Расчетливое национальное строительство должно предшествовать государственному строительству, в том числе на стадии проекта, и во всем его определять.

Простая проекция предыдущего тезиса на практическую плоскость дает нам понимание ясного тезиса: “что хорошо для русских – хорошо для России; что плохо для русских – плохо для России”.

Сказанное не означает, что благо других народов России, прежде всего – автохтонных, не имеет значения для практикующего русского политика. Я сторонник гражданского равноправия в целом (хотя и не сторонник предоставления гражданства всем желающим). Но это значит лишь, что в ситуации конфликта национальных интересов, где одной стороной являются русские, ни о каком консенсусе не может быть речи: позиция “и вашим и нашим” является заведомо ложной, разрушительной и для нации, и для государства.

Россия – не только для русских, но для русских в первую очередь.

Есть область человеческой деятельности, где предыдущий тезис принимает вид ультиматума: это – политическая власть. Сегодня она реально воплощена в четырех субстанциях: три конституционные плюс СМИ. В этих субстанциях все основные полномочия без исключения должны находиться только у русских. На определенные должности русские могут назначать нерусских наместников при условии абсолютного контроля.

Вся власть – русским!

<…>

Построение русского национального государства не только политически необходимо, но и экономически возможно. Даже если весь мир будет против этого. Следует знать и помнить: Россия – самодостаточная страна, одна из очень немногих. Это целый мир, в котором есть все. У России, помимо людей, есть основные ресурсы, необходимые для выживания в новом столетии: сельскохозяйственные угодья; полезные ископаемые, в том числе энергоресурсы; ядерное вооружение; интеллект.

<…>

Экономическая политика национального государства должна соответствовать его сверхзадаче: абсолютному и относительному росту русского населения. Таков главный критерий пригодности той или иной программы.

Это значит, что во все экономические программы должны закладываться соответствующие приоритеты».

Понятно, что в данном случае перед нами – не блещущая последовательностью и не исчерпывающая тему агитка. Ее значение лишь в обозначении приоритетов, но на тот момент это именно и требовалось. Тем более, что основополагающие документы РНГ, как сказано выше, уже были созданы, а ссылка на них дана.

Понятно также, что идеологическая разработка темы РНГ требовала продолжения. Я использовал для этого любой предлог, стараясь при этом вовлекать в интеллектуальное сотрудничество максимальное число коллег. Таким предлогом скоро стало создание Национально-Державной партии России на основе моего альянса со Станиславом Тереховым (Союз офицеров).

Само название партии было знаковым (Национальная Держава!) и ко многому обязывало. На мои плечи легло программно-идеологическое обеспечение процесса; в январе 2001 года я приступил к созданию важного документа: «ЧТО НАС ОБЪЕДИНЯЕТ. Объединительная платформа нового русского движения с целью создания единой русской партии Национально-Державная партия России», написав основу, которую потом обсуждал и дополнял с десятком товарищей по убеждениям. На первое место в платформе была поставлена тема национально-государственного строительства, заявленная так:

«Национально-Державная партия России, руководствуясь интересами русского народа и всех коренных народов России, а также ценностями спра­ведливости и патриотизма, заявляет, что в случае ее прихода во власть будет проводить в жизнь следующие программные принципы:

1. В сфере государственного устройства

а) основные принципы, определяющие политику:

– Нация и государство находятся в неразрывном органическом единстве;

– Россия есть государственно-политическая ипостась русского народа. Будет великая русская нация – будет и великая Россия. Не будет великой русской нации – от России останется лишь горстка разрозненных стран-колоний;

– Русской нации нужна Великая Россия – Держава – как основа ее сохранения и развития. Не будет Великой России – не будет и великой русской нации. И никак иначе;

– Россия, согласно нормам международного права, признается мононациональной страной русского народа, т.к. русские составляют в ней абсолютное большинство населения;

б) русский народ утверждается в официальном статусе коренной, титульной и единственной государствообразующей нации России;

коренным народом России признается народ, не имеющий за пределами России своей субъектности и государственности;

в) необходимо стремиться к созданию мирным путем процветающего Русского национального государства – России – в границах компактного проживания русского этноса;

г) необходимо уравнять в правах области и края с республи­ками в составе Российской Федерации.

Все субъекты Фе­дерации должны иметь равные права; они не могут руководиться актами, противоречащими федеральному законодательству.

Впоследствии федеративное устройство России может быть полностью или частично пересмотрено методом референдума или внесения изменений в Конституцию, а наименование “Российская Федерация” отменено;

д) необходимо пересмотреть действующую Конституцию России, игнорирующую права и интересы русского народа, и внести в нее изменения или принять новую в соответствии с законом;

в России сохраняется принцип республиканского правления, принцип разделения властей, права и свободы граждан;

е) государственый аппарат, правительство и СМИ должны быть полностью очищены от антирусски настроенных людей;

Министерство по делам национальностей ликвидируется, вместо него создается Министерство по делам русского народа, в составе которого сохраняется департамент по проблемам коренных народов России и национальных меньшинств;

необходимо принять закон об ответственности за русофобию;

необходимо ввести национально-пропорциональное представитель­ство во всех ветвях власти независимо от уровня;

к высшим государственным должностям не должны допускаться нерусские и породненные с нерусскими лица, представители сексуальных меньшинств;

ж) необходимо признать вне закона масонство и тоталитарные секты, а также иудаизм и сионизм как учения, пропагандирующие национальную исключительность, национальное превосходство евреев и неполноценность других людей по национальному признаку;

з) необходимо укрепить государственную власть, значительно усилить государственное вмешательство во все дела жизни общес­тва в сфере политики, экономики, культуры, правопорядка;

необходимо серьезное укрепление дисциплины, наведение всеобщего порядка;

и) необходимо искоренение преступности, особенно организованной, краж имущества трудящихся, финан­совых афер и махинаций еврейской и южной мафии;

рецидивисты и лица, совершившие тяжкие уголовные преступления, должны быть ограничены в правах;

рэкет и вообще криминал в сфере экономики должны быть уничтожены, уголовный кодекс ужесточен, права милиции расширены, восстановлены добровольные народные дружины;

в области карательной юстиции следует исходить из принципа: «преступность – это преступники»;

к) должна быть восстановлена юридически и практически в полном объеме «доперестроечная» смертная казнь без права на помилование за особо тяжкие преступления, в том числе за незаконное изготовление и сбыт наркотиков;

вводится такая конституционная норма, как лишение гражданства по решению Верховного Суда;

л) суд присяжных ликвидируется;

м) признается факт геноцида по отношению к русскому народу. Правительству России будет предписано создать при Общественно-государственном Комитете по проблемам русского народа при президенте России Чрезвычайную государственную комиссию (ЧГК) по расследованию фактов геноцида русского народа и преодолению его последствий. В ЧГК должны, наряду с официальными представителями министерств и ведомств, войти выборные представители русских общественных организаций;

н) принимаются первоочередные законы; “О гражданстве”, “О правах коренных народов России”, “О русофобии”, “О разделенном положении единой русской нации и ее праве на воссоединение”, “О коррупции”, “О семье”, “О земле”».

Всего в Платформе оказалось 116 пунктов, под которыми, забыв частные разногласия, охотно подписывались все русские: и коммунисты, и монархисты, и националисты, и демократы. Партия росла как на дрожжах.

Вскоре Платформа была мною издана на плотной мелованой бумаге на обороте цветной карты «Русская Россия», что в совокупности послужило (и служит до сих пор) отличным агитационным материалом.

Проект Конституции и названная карта стали визитной карточкой НДПР, одним из ее ноу-хау, ее главным идеологическим оружием, какого не было и быть не могло ни у одной другой русской организации. Никто, кроме нас, не мог дать четкого и ясного ответа на простой вопрос: вот вы взяли власть – и что дальше? Мы же были готовы выложить свои «неубиенные козыри».

Освоение мейнстрима

Тем временем я не забывал и о другой аудитории, часто аполитичной и уж во всяком случае чурающейся откровенного национализма. Тем не менее, я считал необходимым и этим людям «запустить ежа в мозги». И осенью 2001 года выступил в университете г. Иваново на ежегодной конференции по интеллигентоведению (участником которой я долго был) с докладом: «Концепция новой России и задачи национального движения русской интеллигенции. Десять тезисов». Где высказался с предельной прямотой:

«К чему в политике должен стремиться русский интеллигент, какой строй сознательно утверждать и строить? Это должно быть русское национально-демократическое государство по форме и технократическое общество по содержанию».

Как этот призыв сказался на умонастроении коллег, мне не ведомо («нам не дано предугадать…» и т.д.), но я сделал, что мог.

Следующим шагом в продвижении идеи РНГ в массы было издание моей книжки «Русская идея, век XXI» (М., 2002). В тот момент я был официально сопредседателем НДПР и книжка носила характер партийной пропаганды. В ней многое дословно повторялось из книжки «Итоги ХХ века для России», но появилось и кое-что новое, что не грех и сегодня процитировать, особенно о ближнем зарубежье. Я писал там, в частности:

«Необходимо подчеркнуть, что все перечисленные меры во внешней и внутренней политике в качестве первого условия своего осуществления предполагают создание русского национального государства. Такого государства у русских не было никогда, его только предстоит еще создать.

<…>

Надо ясно понимать: восстановить империю в каком бы то ни было виде – означает окончательно погубить русский народ.

<…>

5. Необходимо сделать все, чтобы произошло реальное воссоединение русской нации. Научное исследование этой проблемы дает выверенные рекомендации. Следует различать русскую диаспору по двум критериям: 1) компактность или дисперсность расселения; 2) примыкание к границам России или удаление от них. В зависимости от этого следует:

– обеспечить если не тотальный, то максимальный вывоз в Россию русских, проживающих за рубежом дисперсно (рассеянно). Или компактно (как в Алма-Атинской области), но – вдали от границ России;

– обеспечить присоединение к России граничащих с нею земель, компактно населенных русскими. Это следует делать, либо разделяя страну проживания русских с третьей стороной (варианты: раздел Казахстана между Россией и Китаем, выделение Западной Украины в самостоятельное государство), либо – мирным (увы, долгим) путем и в соответствии с международным правом, двигаясь в пять этапов. Первый этап: русские в анклаве добиваются национально-культурной автономии. Второй этап: русские в анклаве добиваются национально-территориальной автономии в составе страны проживания. Третий этап: русская автономия путем референдума добивается суверенитета. Четвертый этап: суверенная русская область путем референдума принимает решение о вхождении в состав России. Пятый этап: Россия в соответствии с нормами своей Конституции принимает решение об изменении границ. Понятно, что этот процесс невозможен без активной целенаправленной поддержки России;

– в ожидании исполнения данных мер предпринять все усилия для сохранения русской национально-культурной идентичности, русского самосознания у наших единокровных собратий, отрезанных от материнской нации и страны.

6. Нельзя льстить себя надеждой на воссоединение с Украиной в целом. Эти мечты пусты и очень опасны. Они на практике уже обернулись предательством российской властью 11 млн. русских, проживающих там. Заключив, по вине коммунистической фракции Думы и лично Ельцина и Селезнева, договор с Украиной, утвердивший нынешние границы, Россия бросила своих людей на милость «самостийников», украинских этнократов. А у них задача: превратить русских Украины – в украинцев, не в первом, так во втором-третьем поколениях. Этот процесс «янычаризации» и «манкуртизации» русской молодежи прогрессирует гигантскими темпами при полном попустительстве России. Поскольку и Львов, и Крым (выражаясь символически) слишком хороши каждый по-своему, то киевская власть никогда не решится чем-либо одним пожертвовать. А покуда Львов (и с ним самостийническая идеологическая доминанта) – в составе Украины, нам не только с Украиной в целом, но даже с Крымом и Новороссией добром не воссоединиться. Это нужно ясно понимать и не строить иллюзий.

Есть разные сценарии решения данного вопроса. Но на ближайшее время в отношении русских на Украине следует руководствоваться изложенной в предыдущем пункте стратагемой.

7. Ни в коем случае нельзя решать вопросы, касающиеся народонаселения, его количественного и качественного состава, каким-либо референдумом. Жесткое волевое решение компетентных лиц, оформленное законодательно, – вот все, что возможно в таком деле. Иначе дешевый прагматизм, желание сиюминутной выгоды, неизжитый имперский психокомплекс и всеобщая душевная расхристанность, всетерпимость и треклятая жалостливость русского человека вынесут ему самому окончательный приговор. Смертный, разумеется.

<…>

9. Остро необходимо отделить от России те ее субъекты, само существование которых в составе страны несет с собой явную этнодемографическую (а значит – этнополитическую) угрозу, не компенсируемую геополитическими факторами. Это Чечня, Ингушетия, Тува, с которыми мы можем расстаться относительно безболезненно. Выполнив при этом ряд условий, как, например: 1) взаимная тотальная репатриация русских и титульных народов, 2) уточнение границ, 3) материальная компенсация в пользу России за развитие местного народного хозяйства, а в случае с Чечней – еще и за геноцид русских и за материальный ущерб, понесенный Россией в ходе развязанной чеченцами войны и т.д.

Без сомнения, иные республики Кавказа, в первую очередь, Адыгея, Дагестан (где за 10 лет процент русских снизился с 9 до 2), Карачаево-Черкесия, с их высоким приростом титульного населения, также несут в себе этнополитическую и этнодемографическую угрозу для русских. Но с их присутствием в России по разным причинам приходится мириться.

Некоторые квази-прагматики возражают: нельзя отдавать Чечню – там нефть, Туву – там марганец и т.д. Но иметь территории и владеть ими – это далеко не одно и то же. Разве русским принадлежит российский алюминий, российская нефть, российский никель? Если нерусский капитал сумел наложить лапу на наши ресурсы в одном случае (допустим, в Красноярске, в Тюмени), он сумеет это сделать и в другом (в Чечне, Туве). Смысл в том, чтобы, во-первых, стать хозяевами в собственной стране над собственными ресурсами (чего мы пока не достигли), а во-вторых – освоить практику неоколониализма, научиться владеть ресурсами, допустим, в колонии Туве, доминионе Ингушетии, протекторате Чечне, отделенных от нас, тем не менее, совершенно непрозрачными границами.

10. Наряду с ограничением роста численности инородцев в России должен действовать комплекс мер, повышающих рождаемость и качество новорожденных русских. В числе самых главных задач современного общества (не только в России, но везде, где разразился демографический кризис) – вернуть женщину к детской кроватке и домашнему очагу. Желательно – и мать, и бабушку. По силе возможности – хотя бы бабушку. Ведь одна из важнейших причин малодетности это разрушение извечной трехпоколенной структуры семьи. Необходимо провести ряд непопулярных мер, направленных на укрепление семьи и повышение рождаемости. В том числе, вернуть налог на бездетность в пользу многодетных семей, ввести алименты с женщин, оставляющих новорожденных в роддомах, ограничения на свободу развода и аборта. Необходимо запретить порнографию, жестко ограничить распространение эротической продукции; запретить трудовую миграцию российских женщин в страны дальнего и ближнего зару­бежья; запретить все конторы и фирмы, вербующие российских женщин на работу за рубежом в сфере секса, фото– и кинобизнеса, брачных и модельных агентств, работающих «на экспорт»; запретить так называемое «сексуальное обучение и просвещение» в школах. Необходимо создание школ материнства, усиление курсов домоводства в школах и других учебных заведениях. Необходима широкомасштабная пропаганда ценностей семьи и деторождения. За русскими мужчинами следует закрепить право на создание параллельной семьи на определенных моральных и материальных условиях.

11. Экономическая политика национального государства должна соответствовать его сверхзадаче: абсолютному и относительному росту русского населения. Таков главный критерий пригодности той или иной программы. Это значит, что во все экономические программы должны закладываться соответствующие приоритеты. Понятно, что именно по этой причине все т.н. либеральные программы развития России должны быть немедленно отменены, а их дурные последствия по возможности исправлены. Незаконная приватизация требует выборочного пересмотра (в первую очередь, в части предприятий стратегического значения и добывающей промышленности). Природную ренту и прибыль от эксплуатации госсобственности – а не налоги с населения! – следует сделать основным источником наполнения бюджета.

Таковы основные направления национального строительства в Русском Государстве, создание и построение которого является первоочередной задачей русского движения».

Можно только сожалеть, на мой взгляд, что ряд рекомендаций не был исполнен, а ряд других и не будет исполнен, пока РНГ не станет реальностью.

Составной частью книжки «Русская идея, век XXI» была «Программа государственного строительства Русского национально-освободительного движения». Преамбула, украшенная эпиграфом из Иоанна, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского («Россия – государство русского народа»), вещала без обиняков:

«Современное государственное устройство России ни теоретически, ни практически не соответствует правам и интересам русского народа.

Причина такого несоответствия, если смотреть с точки зрения цивилистики (раздел юриспруденции, трактующий вопросы государственного строительства), лежит в действующей Конституции России, написанной без малейшего учета потребностей русского народа как государствообразующего народа России. Русский народ, создавший Россию и являющийся ее основной скрепой, в Конституции даже не упоминается».

Далее идет переработанный текст пояснительной статьи к нашему проекту Конституции. После чего – финал:

«ИТАК, главная политическая задача русского движения в области государственного строительства состоит в создании русского национального государства. В целом русское государство может быть охарактеризовано как национально-демократическое государство с республиканским образом правления парламентского типа. (Поясним: «национальная демократия» – есть демократия, ограниченная по национальному признаку. Подробности см. выше.) Самый животрепещущий вопрос: в каких границах должно заключаться русское национальное государство, не приведет ли его создание к появлению узкой полоски «русской» территории (подобный проект под титулом «Русской республики» был выдвинут в свое время группой «этнических демократов» при поддержке некоторых недалеких русских общественных деятелей). На это отвечаем: границы русского государства должны быть в основном расширены по сравнению с сегодняшней Россией, поскольку в него должны войти компактно населенные русскими людьми Южный Урал (Северный Казахстан), Левобережье Днепра, Крым и Новороссия до Приднестровья (включительно), северо-восточный район Эстонии. Однако ряд областей, населенных в основном нерусскими, быстро размножающимися и резко недружественными по отношению к русским народами (конкретно: Чечня, Ингушетия, Тува), могут на определенных условиях и через процедуру народного волеизъявления быть исключены из состава России. В целом границы России желательно привести в соответствие с границами ареала компактного проживания русского этноса (см. карту «Русская Россия»).

Какова экономическая основа всех преобразований, необходимых для строительства русского национального государства? Ясно, что такой основой на данном этапе может быть, главным образом, доход от эксплуатации природных ресурсов России. Никакого другого подобного по мощи ресурса у нас в ближайшее не предвидится (в перспективе таким ресурсом станет интеллектуальный продукт – патенты, лицензии и т.п.). Это значит, что, в зависимости от степени и форм сопротивления частного капитала, должна произойти либо тотальная национализация недр, коренной пересмотр долей участия государства и частного бизнеса в добывающих и стратегических отраслях, отмена закона «О Соглашениях о разделе продукции» и т.д., либо радикальное изменение природной ренты и методов ее взимания, либо комбинация того и другого.

Для более подробного ознакомления с проектом русского государственного строительства необходимо прочесть названные в начале главы источники».

Итак, к концу 2002 года я мог считать, что проект РНГ получил достаточно всестороннее обоснование и достаточно полное изложение и выражение на всех необходимых уровнях: 1) идеологическом, 2) политико-географическом, 3) юридическом.

Теперь моей задачей стало включение такой цели, как построение РНГ, в программу всего Русского движения. Я решил эту задачу просто.

30 января 2004 по инициативе НДПР в нашей политической истории произошло событие, которое могло бы иметь значительные последствия: состоялась учредительная конференция Русского национального движения. На конференции был принят разработанный мною документ под названием «Программа-максимум и Программа-минимум Русского национального движения».При этом Программа-максимум РНД состояла из одной-единственной фразы:

«Построение Русского национального государства, включающего в себя территорию нынешней России (но без национально-территориального деления), а также земли, пожелающие с ней воссоединиться».

Под решением о принятии обеих программ стоят подписи практически всех русских организаций, что-то из себя представлявших на тот момент, бывших, что называется, «на плаву»: НДПР, ДПНИ, РОНС, ССО, ВДСР, «Спас», Партия Свободы (РНЕ, КРО, РОС и Память к тому времени сошли со сцены, кто на время, кто навсегда).

Этот момент я считаю очень важным. Что-то сдвинулось в русском общественном сознании, пусть пока только у авангарда народа. Но идею РНГ мы, что называется, «застолбили» в обществе, хоть и без всякой конкретики. Время показало, что идея прижилась и пустила корни и ростки.

Казалось бы, можно было считать свою задачу осуществленной и предоставитьход запущенного маховика самому себе. Увы, счастливый отдых от праведных трудов не предвидится, ибо маховик все время норовит сбиться с верной траектории – только успевай подставлять плечо…

Сумма десятилетия

В дальнейшем теме русской национальной государственности мною были посвящены многие публикации, среди которых я считаю наиболее интересными мои книги «Время быть русским» (2004, 2006), «Россия – для русских!» (2006) и полемические заметки по поводу коллективной монографии «Русская доктрина» (2008), вошедшие в мою книгу «Уклоны, загибы и задвиги в Русском движении» (2011) под заглавием «Мечты о России». В целом я отсылаю читателей к данным источникам («Россия для русских!» была признана в Адыгее экстремистским материалом в результате чрезмерного рвения местной прокуратуры, но решение в настоящее время отменено и пересматривается в Верховном суде республики, так что книгу читать можно), но некоторые фрагменты считаю нелишним привести здесь.

Книга «Россия для русских», по сути, вся посвящена идее Русского национального государства и ее воплощению в жизнь. Ее предисловие так и называлось: «Русский проект. От теории – к практике» и имело характерный подзаголовок: «Из ЭрЭФии – в Русское национальное государство».

Не менее характерным и резким был зачин книги:

«Мы, русские, живём сегодня в чужом и чуждом нам государстве с нелепым, полупристойным, режущим наш слух названием “Российская Федерация”.

В чужом, ибо сегодня власть в нём принадлежит антирусским силам, не только не защищающим и не сберегающим, но – напротив – грабящим, угнетающим и разрушающим русский народ. РФ – не “государство русских” (как порой нам пытаются внушить) и, тем более, – не государство “для русских”. Своей государственности у русских – самого большого народа РФ – нет как нет.

В чуждом, ибо в нём торжествуют духовные ценности, общественные цели и задачи, идущие вразрез с традиционными ценностями русского народа, а русское духовное наследие третируется как второсортное.

<…>

Факт проживания огромного, полного творческих сил русского народа в чужом и чуждом для него государстве, которое по праву должно быть своим и родным, губительно сказывается на народном физическом и моральном самочувствии. Мы деградируем, эмигрируем и вымираем, оставляя завещанное нам предками наследие – территорию, природные ресурсы, материальные и духовные сокровища, научный и культурный потенциал и даже генофонд – другим народам, не создававшим этого наследия, которые жнут, где не сеяли. Это – чудовищная историческая несправедливость.

Мы никогда с этим не смиримся. Мы намерены коренным образом ломать такое положение дел.

Мы понимаем, что единственный шанс на выживание связан для русского народа с обретением собственной национальной государственности. (Какую уже обрели все титульные нации бывших республик СССР.)

Наша Россия, завещанная нам предками, была другой, не такой, как РФ. Наша Россия, которую мы должны оставить потомкам, тоже будет другой.

Мы, безусловно, – патриоты России. Но – России пока несуществующей. Не той, презираемой, что есть на самом деле, а той, прозреваемой, что должна быть. Той, что призрачно сквозит нам через ржавый каркас Эрэфии. Той, что мы хотим построить.

Какой? На этот вопрос отвечает данная книга».

Пересказывать книгу я не вижу смысла, скажу только, что первая часть называлась «На языке закона». В оповещении «От автора» я раскрыл смысл названия, вкратце рассказав о попытках создания ряда законов (начиная с Основного), направленных на оптимизацию жизни русского народа. Содержание первой части и составила публикация всех подобных документов, сопровождаемая пересказом драматических обстоятельств их создания и обнародования.

Вторая часть называлась «От империи – к Русскому национальному государству». В оповещении я писал:

«Назначение второго раздела книги – обратное первому. Там я познакомил читателя с концепцией Русского национального государства, выраженной на языке закона, сухо и ясно, без эмоций и словопрений. Здесь же я хочу погрузить его в горячий и бурный мир идейных баталий, в которых выкристаллизовывались те юридические нормы, которые наше движение сегодня защищает в официальных инстанциях.

Как легко обнаружит читатель, мир русских национал-патриотов весьма неоднороден, и столкновение идей постоянно препятствует его объединению. Водоразделы в русском стане идут по многим направлениям. Я намеренно исключил из данной книги всё, относящееся к религиозным прениям, запрещённым в лоне нашей Национально-Державной партии как наиболее “взрывчатая” материя. Но включил многое из того, вокруг чего ломаются копья русских политиков и публицистов последних лет двадцати. Пусть читатель сам разберётся, на чьей стороне правда.

<…>

Для того, чтобы мы не погрузились в пучину междоусобиц после взятия власти, утверждая тот или иной проект Русского национального государства, некоторые идейно-политические “полосы препятствий” хорошо бы научиться проходить уже сейчас. И некоторые простые истины русского национализма затвердить заранее. По принципу: тяжело в ученье – легко в бою.

Помочь этому призвана моя книга».

Таким образом, как сама концепция РНГ, так и непростая история ее тернистого пути в русском обществе за десять лет (1997-2006) полностью отражены в данном сборнике документов и материалов. Хочу верить, что он представляет интерес не только для историков.

Вечный бой

Последнее, как мне казалось, что я должен сделать, дабы как следует послужить идее РНГ, – это дать два принципиальных идейных боя. Один – аръергардный, представителям недобитой имперской идеи, окопавшимся на тот момент, в основном, в Институте динамического консерватизма, а ныне в Изборском клубе. А другой – авангардный, против возникших в последнее время адептов национал-анархизма, чья базовая организация – Национально-демократический альянс (П. Хомяков, И. Лазоренко, А. Широпаев и др.). Подробная и всесторонняя полемика с этими противниками составила основу моей книги «Уклоны, загибы и задвиги в Русском движении», к которой были добавлены и другие полемические материалы, многие из которых затрагивают частные проблемы РНГ.

По поводу первого идейного противника я писал:

«Передо мной – солидный том, без малого в 900 страниц: “Русская доктрина”. Как говорится в аннотации, “это целостная мировоззренческая система, дающая для современной России программу общественно-политических преобразований с достаточно глубокой степенью конкретизации”.

Над томом, как можно выяснить из выходных данных, трудилось множество народу: девять авторов и членов редколлегии (общая редакция В. В. Аверьянова и А. Б. Кобякова), а также 34 эксперта и 21 консультант».

Вот с этим капитальным трудом, детально расписывающим, что надо делать национал-патриотам (в первую очередь, в плане государственного строительства) я и взялся вести столь же детальную полемику, с одной стороны.

А с другой стороны, я взялся за труд идейно разгромить концепцию НОРНа – политическое завещание профессора Хомякова и его сторонников.

В том и в другом случае проблема «нация и государство» стоит в центре внимания, но выглядит по-разному, противоположно. Свою задачу я обрисовал так:

«Мне показалась привлекательной задача параллельного анализа “Русской доктрины” как наиболее полного воплощения патриотической “русской идеи” прошлого, и, одновременно – НОРНЫ как наиболее яркого отрицания этой идеи.

Крайности сходятся. Отрицание этничности во имя государственности, “патриотическая русофобия” – такова опасная крайность, объективно скрывающаяся в консервативной “Русской доктрине”. Отрицание государственности во имя этничности, “анархическая русофобия” – такова не менее опасная крайность, которую авторы НОРНЫ даже и не скрывают. Ни та, ни другая концепция не является в действительности русско-националистической, хотя обе существуют именно в националистическом дискурсе и стали возможны только в ходе его развития. Ибо представляют собой первая – мобилизацию донационалистического патриотизма, резко оппонирующего народившемуся национализму, вторая же – обостренную квазинационалистическую реакцию на данную оппозицию. Такая вот диалектика.

Думается, что параллельный анализ обеих концепций позволит окончательно покончить с обветшалым патриотизмом во всех его видах, включая снятый и превращенный, и расчистить путь собственно русскому национализму, каков он есть».

Насколько это удалось, судить не мне.

К чему мы пришли

Плюсы и минусы, возникшие по ходу развития Русского движения в связи с идеей РНГ, выпукло и детально продемонстрировала дискуссия, вспыхнувшая по поводу вопросов о русском национализме (числом семнадцать), которые известный кремлевский журналист Павел Данилин публично задал Константину Крылову. Они отменно сдетонировали в русском движении, вызвав обильные рефлексы. В результате образовался идейный массив, в котором мне было любопытно разобраться, поскольку общественное значение темы русского национализма непрерывно растет. Результаты анализа отразились в статье «Семнадцать мгновений истины, или Наш ответ Данилину»3.

Дискуссия проявила интересную вещь. По ряду позиций у респондентов возник меня самого удививший прочный консенсус, по ряду других – столь же четкое расхождение во взглядах, преодолимое в одних случаях и антагонистическое в других.

Для нас первостепенную важность имеет, конечно же, все связанное с РНГ. Итак:

«Начну с вопроса, ответ на который поразил даже меня, видавшего разные виды в русском движении, своим единодушием.

Что именно хотят построить в России русские националисты в случае прихода к власти?

Все респонденты ответили единогласно, отбросив все сомнения и колебания, все междоусобные различия и посторонние соображения: Русское национальное государство.

На этом отрадном замечательном факте можно было бы и остановить весь разговор. Ибо один этот факт стоит целой статьи о русском движении.

Даешь Русское национальное государство!

Вот, он, крик русской души! Вот он, лозунг момента!

Все остальное, как говорится, рюшечки и бантики.

Но несколько слов добавить для полноты анализа необходимо. Вопрос слишком серьезен, чтобы судить о нем, не зная истории самого вопроса. А он заявил о себе не вчера.

В свое время в СССР историком В. В. Мавродиным был даже написан вузовский учебник «Образование русского национального государства» (М., ОГИЗ, 1939). Об этом сегодня уже мало кто знает, к сожалению. С тех пор всерьез на тему Русского национального государства у нас никто не писал, детально эту концепцию не разрабатывал, кроме меня («Русское национальное государство: “рай для своих” или “лавка смешных ужасов”? [ж-л «Политический класс» № 4, 2008 г.], «Россия для русских!» [М., Книжный мир, 2007] и мн. др.) и возглавлявшейся мною Лиги защиты национального достояния (ЛЗНД), разработавшей проект новой Конституции России (1998 г.). Нами была даже подготовлена, опубликована и разъяснена карта территории идеального государства: «РУССКАЯ РОССИЯ. Карта компактного расселения русского этноса» (2001 г.). Таким образом мною со товарищи в последнее десятилетие был создан, высокопарно выражаясь, «Русский проект», полностью и детально обнимающий собою всю концепцию русского национального государства на всех уровнях: от юридического, политического, исторического и нравственного – до географического. (Все материалы можно найти на моем сайте.)

Ничего подобного, никаких аналогичных разработок сколько-нибудь серьезного уровня, с привлечением лучших специалистов, не было сделано у нас больше никем и никогда, хотя скороспелых рассуждений на тему хватает.

Беда в том, что господа русские националисты, особенно теоретики, друг друга, увы, не читают, предпочитая каждый раз собственноручно писать историю кровью своего сердца с чистого листа. Ибо даже те из них, что в движении без году неделя, «образованность хочут показать». И пожинают при этом все заслуженные плоды (в основном, шишки), собирая один за другим свежеизобретенные велосипеды.

По понятной причине мне не с руки подвергать разбору этот весьма нестройный хор ни в целом, ни по партитурам. Чтобы не разбить ненароком то отрадное единство и согласие, которое манифестировано выше.

Но одно важное замечание я обязан сделать.

Понятно, что в общую, объединяющую всех нас формулу «Русское национальное государство» (РНГ) каждый волен вкладывать собственное содержание. У каждого в голове может жить свое мечтаемое РНГ, отдельными деталями которого можно с блеском делиться в дискуссиях. Но есть два принципиальных различия, которые легко вычитываются даже в тех призрачных набросках, что привели некоторые наши респонденты. Ими нельзя пренебречь.

Одну позицию четко обозначил Крылов, заявивший: «Русские националисты – чуть ли не единственные люди в России, последовательно отстаивающие классические демократические ценности. Не либеральные (которые сейчас заключаются в утверждении прав всевозможных меньшинств), а именно классические демократические, то есть права большинства. В России большинство населения страны – это русские (по крайней мере, пока). Демократические и национальные требования, таким образом, совпадают по факту. Но они совпадают и по смыслу. Организованная нация имеет право и даже обязана самоуправляться».

Другую позицию так же четко и даже агрессивно обозначил Борцов: «Русское Национал-Социалистическое Государство, чуть позже – Русскую НС-Империю. А вы что думали?».

<…>

Сегодня не стоит гадать, какая концепция победит и возобладает в русском государственном строительстве. Тем более, что, как это уже не раз бывало в истории, победить может одна, а возобладать в итоге – совсем другая. В самом общем смысле предскажу, что выиграть доведется тем, чьи теории ближе к жизни, к исторической и даже биологической правде.

А пока еще раз радостно констатируем: идея Русского национального государства объединяет русских националистов всех тонов и расцветок без исключения.

Таков наш главный ответ на кремлядский запрос».

Что ж, это действительно важный итог, выросший с 1991 года до наших дней.

О чем речь?

Закономерен вопрос: а что же это такое – «Русское национальное государство» (РНГ)? И что такое «национальное государство» вообще?

На этот вопрос я ответил еще в 2006 году в № 6-10 «Национальной газеты», статьей, которая так и называлась «Национальное государство». За ее краткостью приведу текст, слегка отредактированный, целиком.

«Если в двух словах, это государство, основной лозунг которого короток, прост и ясен: «Все – для нации, ничего – против нации» (под нацией, конечно же, подразумевается только государствообразующий народ; это понятие этническое, а не политическое).

Варианты могут быть очень разными, от жесткой этнократии (максимальный пример – Израиль), до апартеида (Латвия, Эстония) или просто государства, открыто провозглашающего суверенитет и приоритет одного народа (Казахстан, Украина и др). Детали можно узнать, читая конституции соответствующих государств (они доступны в Интернете). Что же касается Израиля, то, как говорят сами евреи, «нам конституции не нужны, у нас есть Тора и Талмуд». Прочтите эти источники – и вам станет ясно, почему Израиль остается едва ли не единственным государством в мире, не имеющим по сей день своей конституции. Ведь никакая конституция не утвердит с такой непреложностью абсолютное национальное и религиозное превосходство евреев и неполноценность всех остальных народов, как это делают самые священные еврейские книги…

Тот вариант Русского национального государства, который мы предлагаем к всенародному обсуждению, достаточно мягок, по сравнению с Израилем. Подробно и детально все его основные черты выписаны в проекте новой Конституции России, созданном Лигой защиты национального достояния (Русский проект. Конституция России: новый вариант. – М., 1998). Проекту предпослана пояснительная записка в виде статьи, подробно описывающей отличие РНГ от сегодняшней ЭрЭфии. Здесь же я лишь кратко обрисую его контуры.

ПЕРВОЕ. Национальное государство – не «многонациональная империя», хотя может иметь колонии. Оно полиэтнично (ибо его населяют многие народы), но оно должно быть и сознавать себя как мононациональное и унитарное. В доме должен быть один хозяин; в стране – один государствообразующий этнос, самоопределившийся на всей ее территории. Суверенитет народа приходит в этом случае на смену суверенитету государства, как последний пришел в свое время на смену суверенитету монарха.

И никаких «политических наций»! Нация есть понятие этническое. Лояльность к русскому народу – вот главный тест, обязательный для всех остальных жителей России, коренных или пришлых – неважно. (Пример: недавно узаконен текст присяги Израилю именно как еврейскому национальному государству.) Но при этом мы гарантируем равноправие для всех коренных народов, не имеющих своей государственности вне России и лояльных к русским. Нелояльным же в России не место.

ВТОРОЕ. Приоритет одного (в нашем случае – русского) этноса в государстве влечет за собой приоритет государственных, национальных интересов во всем – в политике, экономике, культуре и морали. Поэтому следующий по значению лозунг – «Опора на собственные силы». Это не значит, что права и интересы других народов должны подавляться, но надо ясно сознавать, что благосостояние государства зависит от них и требует их учета не в первую очередь. А главное: интересы государства и нации в принципе несовместимы с клановой экономикой. Контроль государства и народа в лице правящей русской партии над кланами должен быть строгим. Стремление к полной автаркии ошибочно, но экономическая (в первую очередь, продовольственная) независимость страны должна быть достигнута.

ТРЕТЬЕ. Национальное государство не может мириться с разделенным положением государствообразующего народа, особенно когда речь идет о непосредственно примыкающих к нашим границам территориях, компактно заселенных русскими. Русские должны жить в едином государстве, поэтому третий лозунг «Одна нация – одно государство».

О том, каковы должны быть идеальные границы русского национального государства, рассказывает карта «Русская Россия. Карта компактного расселения русского этноса» (2001). Она была задумана и сделана Лигой защиты национального достояния на основе огромной и очень подробной карты расселения разных этносов на территории России и сопредельных с нею государств (исполнители: Институт картографии и Институт этнологии и антропологии РАН).

ЧЕТВЕРТОЕ. Въезд и выезд на ПМЖ в национальном государстве строго регламентирован, это не проходной двор. Мы построим в России, богатейшей стране мира, настоящий земной Рай. Но только для своих: посторонних туда не пустим. У русского человека нет и не может быть никакого «интернационального долга» или же долга перед фикцией «человечества». Единственный долг его – перед собственной русской нацией. Бесспорным правом на гражданство и въезд может обладать только индивид, доказавший свое происхождение от одного из коренных народов России. Предполагается, что главный закон России – «Закон о Гражданстве» – детально проработает соответствующие вопросы и не только разделит население России на три основные категории, по примеру Конституции Украины (государствообразующая нация + коренные народы + национальные меньшинства), но и отделит по принципу полноправия граждан от подданных, а тех и других – от иммигрантов. Все коренные народы России получат преимущества перед иностранцами и лицами без гражданства. Не воля мигранта, въезжающего в Россию по своей нужде и прихоти, а воля России, приглашающей приехать конкретную нужную нам личность, будет определять визовую политику.

ПЯТОЕ. Такая огромная и сложная во всех отношениях страна как Россия не может управляться иначе, как властью партии по принципу демократического централизма. Если русский народ не способен создать такую партию, которая сможет взять и удержать власть в стране, и выдвинуть таких лидеров, которые способны проложить верный курс общественного развития, – значит, место его на исторической свалке, он нежизнеспособен. Но я твердо уверен в обратном. Лучшие силы русского народа должны объединиться в единой правящей партии, чью программу будет выполнять правительство и возглавляющий его президент – ломовая лошадь русской партии.

ШЕСТОЕ. Русский этнический национализм будет введен во все учебные заведения как обязательный предмет. Каждый житель России, неважно, постоянный или временный, должен жить с простой истиной в душе: от благосостояния русских в первую очередь зависит благосостояние России. Будут русские – единственный государствообразующий народ – многодетными, здоровыми, богатыми, образованными и сильными, значит, будет такой и вся Россия. А это нужно всем и каждому, всем остальным 175 этносам страны, в этом польза для них всех, и все должны этому способствовать. Конституционный закон «О сбережении нации (государствообразующего народа)» должен лечь в основу специального законодательства, посвященного данной проблеме.

СЕДЬМОЕ. Международные отношения Россия должна выстраивать без предвзятости, исключительно на основе прагматизма. Полная изоляция нам не нужна и даже опасна. Но и об «открытом обществе», куда каждый, кому охота, ходит, как в собственный чулан, речи быть не может.

ВОСЬМОЕ. Будут воплощены все остальные принципы «Программы-минимум Русского национального движения», включая: а) признание факта этнодемографической катастрофы русского народа и законодательное утверждение мер, в том числе чрезвычайных, направленных против депопуляции его как государствообразующей нации, против снижения его удельного веса в составе населения России; б) сохранение и укрепление этнического единства русского народа и всех исторических и культурно-языковых факторов, способствующих этому; в) запрещение русофобии во всех её проявлениях, защита человеческих и гражданских прав русских людей в любой точке земного шара; д) признание факта геноцида русского народа и преодоление его последствий.

ДЕВЯТОЕ. Никакие природные ресурсы России, включая (по примеру Израиля или Украины) землю и (по примеру Казахстана) воздух, не могут находиться в частной собственности: это общенациональное достояние. В данной сфере предстоит тотальная национализация.

ДЕСЯТОЕ. Светский характер РНГ гарантируется. Однако, допуская развитие «религии отцов» (то есть, конфессий, имевших когда-либо массовое хождение среди предков коренных народов России), РНГ ставит заслон на пути сект и конфессий, не имеющих в нашей стране национальных корней.

Таковы в самых общих чертах основные характеристики Русского национального государства, подробности которого должны быть прописаны его Конституцией.

Разработка и принятие Русской Конституции (Конституции Русского национального государства Россия) должна быть всенародным делом. Именно по такому пути сейчас пошел, кстати, Израиль, наконец-то осознавший неприличие своего исключительного положения как страны без основного светского закона. Там сегодня правительством инициировано всемирное (!) обсуждение всеми евреями проекта своей конституции. Мы предлагаем сделать так же: все русские грамотные и неравнодушные к своей судьбе люди должны обсудить наш проект, высказаться, а дальше – осознанно двигаться к цели его воплощения».

Суммируя сказанное

С моей личной точки зрения, сделанного уже вполне достаточно для объединения всего Русского движения на основе идеи РНГ. Для этого нужно лишь немного трудолюбия и желания единства со стороны лидеров Движения.

Ни того, ни другого мы не наблюдаем. Поэтому понимание приоритетности РНГ для русского народа вроде бы есть, а практического толка от этого понимания – никакого. Политический КПД от этой центральной идеи Движения – недопустимо низок. Это вызывает пессимизм, разочарование, раздражение.

Что же следует из всего сказанного? Две вещи:

– несть пророка без чести, аще как в доме своем и Отечестве своем;

– чума на головы честолюбивых вождей, торпедирующих каждый по-своему единство Русского движения.

Я надеюсь, они прочтут мой текст, сохраняя чувство не только юмора, но и ответственности.


1 Впервые издана в «Национальной газете» №2/1997 г., а затем, совокупно с законопроектом «О разделенном положении русской нации» – в брошюре «Русский проект» (М., 1998). Оба источника имются в Российской Государственной библиотеке.

2 О нем смотри мой упомянутый обзор в «ВН» №№ 15-17.

3 См. в кн.: Александр Севастьянов. Уклоны, загибы и задвиги в Русском движении (М., Русская Правда, 2011).

Яндекс.Метрика