Sidebar

02
Вт, март

В чем Кремль противоречит русскому интересу

Стратегия и тактика национальной борьбы

КАК РОССИЙСКАЯ ВЛАСТЬ РАЗОШЛАСЬ С РУССКИМ ОБЩЕСТВОМ

Определимся с понятиями, о которых пойдет речь. Что такое Власть? Что такое Общество?

С Властью определиться просто. Под Властью мы, в соответствии с Конституцией России, будем понимать три ее официальные ветви: законодательную, исполнительную и судебную. И заявленную проблему будем рассматривать именно в контексте взаимоотношений Общества с этими ветвями.

С Обществом – сложнее. Оно в России настолько неоднородно, пестро во всех отношениях, что необходимо найти некое значимое большинство, которое позволит пренебречь многочисленными частными различиями и говорить об обществе как о чем-то более или менее целом, а не о десятках параллельно существующих «обществ», «сообществ» и т.д.

Что же это за большинство в России, которое позволяет нам ставить вопрос о феномене «Общества»? Воспользуемся сравнением с СССР, чтобы прояснить картину.

Современная Россия диаметрально противоположна бывшему Советскому Союзу в главном: в общественной структуре. В те времена шла речь о «социально однородном обществе»: такова была официальная доктрина. Наряду с ней действовала и другая основополагающая доктрина: «советский народ – новая историческая общность людей». То есть, усиленно насаждалось идеальное представление о советском обществе как монолитном человеческом сплаве, в котором социальные и национальные различия теряют всякое значение. Фальшивость этого представления обнажилась уже к исходу коммунистической эпохи, когда стало ясно, что разлом страны произойдет именно по социальным и национальным граням, которые обозначились в 1970-е, а в 1980-е приобрели характер настоящих водоразделов.

Социальные грани сейчас вне зоны нашего внимания. Национальные же грани, наличие которых коммунисты всегда просто отрицали (Ленин: «нации – буржуазная выдумка»), неожиданно для многих преобразовались в крепкие границы национальных государств. И даже не просто национальных, а этнократических! Украина – для украинцев, Казахстан – для казахов, Латвия – для латышей, Грузия – для грузин и т.д. и т.п.: четырнадцать национальных держав по всему периметру российских границ…

Стало кристалльно ясно, что в Советском Союзе проживал вовсе не какой-то там безнациональный «советский народ», о котором нам рассказывали небылицы, а что в действительности это была многонациональная страна, содержавшая в себе ряд наций именно в полном научном смысле слова, способных провозгласить и утвердить свой национальный суверенитет, свою национальную государственность.

Распад Советского Союза и Перестройка придали России такие качества, которых она была лишена в составе СССР.

Во-певрых, мы оказались в стране, вновь разделенной на социально неоднородные классы и сословия, чьи интересы во многом противоречат друг другу, и говорить сегодня о некоем «российском обществе» как значимом большинстве невозможно, если ориентироваться на социальные критерии. Ибо значимой группой сегодня является лишь социальное меньшинство, а социальное большинство вовсе не определяет политическую картину современной России, является политически дефективным.

Во-вторых, в отличие от СССР, мы оказались не в многонациональной, а в мононациональной стране. Причем, если сознание социальной однородности, в котором воспитывалось советское общество, сегодня разбито в мелкие осколки, то русское национальное самосознание заметно растет (яркий пример – события 11 декабря в Москве на Манежной площади). Это отмечают не только журналисты и политики, но и ученые-социологи. Если в 1986 году 78% русских определяли себя как «советские» и только 15% как «русские», то сегодня по данным ВЦИОМ против лозунга «Россия – для русских!» выступает менее 20% опрошенных, а значит прямо или с оговорками его поддерживают или хотя бы не возражают около 80%.

Итак, мы не погрешим против истины, если признаем, что в постсоветской России обнаружилось новое значимое большинство населения: русский народ. А значимое большинство – это и есть Общество. При таком понимании проблема «Общество и Власть в России» трансформируется в проблему «Русский народ и Власть».

Коротко эту проблему можно охарактеризовать одним словом: РАЗМИНОВЕНИЕ. Общество и Власть разминулись друг с другом; дело дошло даже до открытой государственной русофобии.

Вряд ли можно отрицать, что русские, как и любой другой народ, имеют свои права и интересы. Хотя в международном праве, в отличие от детально проработанных прав национальных меньшинств, права национального большинства как таковые не рассматриваются, но это значит лишь, что они присутствуют в правосознании «по умолчанию» как права народов вообще (в том числе, например, такая правовая константа, как право наций на самоопределение).

Сегодня Власть грубо нарушает права и интересы русского народа. Стремительно обостряется конфликт между Обществом, стремительно их осознающим, и Властью, отказывающейся их не только удовлетворять, но даже замечать.

Начать можно прямо с фундаментального права русского народа на самоопределение, которое до сих пор не реализовано. В отличие от 21 народа России, имеющего свою государственность, у русских такой государственности нет. Об этом громко кричит преамбула Конституции России, начинающаяся словами: «Мы, многонациональный народ России…». Факт принятия Конституции и провозглашения государства России от лица некоего «многонационального народа» (научно абсурдный фантом) означает именно, что у русских нет своей государственности, каковая притом имеется, по той же Конституции, у татар, башкир, якутов, чеченцев, адыгов, ингушей и т.д. У русских ее нет ни юридически, ни фактически! Что вряд ли справедливо, ибо Россию создал все-таки именно русский народ, по имени которого ее и назвали.

На учредительной конференции Русского национального движения 30 января 2004 года была принята «Программа-максимум и программа-минимум», где исчерпывающе сформулированы основные требования, кристаллизованные всем ходом развития русского самосознания:

«ПРОГРАММА-МАКСИМУМ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

Построение Русского национального государства, включающего в себя территорию нынешней России (но без национально-территориального деления), а также земли, пожелающие с ней воссоединиться.

* * *

ПРОГРАММА-МИНИМУМ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

1) признание, в соответствии с международными стандартами, России – мононациональной страной русского народа, составляющего абсолютное большинство ее населения;

2) признание и законодательное утверждение исторической роли и фактического значения русского народа не только в качестве коренного и титульного (всю Россию назвали по нашему имени), но и как единственной государствообразующей нации России. Ибо русские – не только создатели России, но и единственная (!) нация, без которой Россия не могла бы существовать в виде единого государства в ее настоящих границах.

3) признание права русского народа на национально-пропорциональное представительство во всех органах государственной власти и местного самоуправления России;

4) признание права на воссоединение единой русской нации, оказавшейся в разделенном положении;

5) признание факта этнодемографической катастрофы русского народа и законодательное утверждение мер, в том числе чрезвычайных, направленных против депопуляции его как государствообразующей нации, против снижения его удельного веса в составе населения России;

6) сохранение и укрепление этнического единства русского народа и всех исторических и культурно-языковых факторов, способствующих этому;

7) запрещение русофобии во всех ее проявлениях, защита человеческих и гражданских прав русских людей в любой точке земного шара;

8) признание факта геноцида русского народа и преодоление его последствий».

Знает ли Власть об этих требованиях? Слышит ли она голос Общества, голос русского народа? Нет, не знает и не слышит. И слышать не хочет.

Возьмем власть законодательную. В Госдуме начала 2000-х был разработан законопроект «О русском народе»1. Прошли слушания. Где проект ныне? Под сукном. Вместо него нам подсовывают законопроект «Об основах национальной государственной политики», где есть глава 16, посвященная русским. Там на русских возлагается вся ответственность за Российскую державу, но нет ни слова о русских правах и интересах. Подробный и резко отрицательный отзыв на этот законопроект был передан в Администрацию президента, в Госдуму и в Минрегионразвития2.

Можно углубиться в тему несоответствия законодательства русским правам и интересам (фактов много)3. Но главное – русский народ лишен своего легитимного представительства в семье народов мира. Нет такой инстанции, которая имела бы право представлять русских на любом уровне: от Ассамблеи народов России до Организации Объединенных наций. Создавать свои национально-культурные автономии (НКА) русским в 2003 году запретили. А закон «О политических партиях» запрещает создание партий по национальному признаку. Вот и получается, что народ, на котором держится вся Россия, лишен всякого законного представительства вообще. Нормально ли, справедливо ли, хорошо ли это?

Соответственно, в России нет такой инстанции, куда русский человек мог бы законно обратиться со своими этническими проблемами (а их немало) и где его хотя бы выслушали и ободрили, реально помогли.

Возьмем власть судебную. Как известно, законодательная власть много побеспокоилась о том, чтобы в судебном порядке пресекать конфликты на почве национальной, религиозной, расовой вражды. Приняты новые соответствующие статьи в УК РФ и даже отдельные законы, например «О противодействии экстремистской деятельности». Однако и трактовка этих законов в СМИ, и правоприменительная практика показывают, что они применяются исключительно односторонне: когда нужно раздуть жупел т.н. «русского фашизма». В тех же случаях, когда убийства, избиения, вообще насилие и дискриминация применяется против русских людей, об этих замечательных статьях и законах все сразу забывают. Я лично не раз бывал свидетелем судебных процессов такого рода, когда, например, Пресненским судом была оправдана газета «Московский комсомолец», напечатавшая: «Давайте вспомним: между русским человеком и свиньей много общего». Судья Тюленев не нашел тут правонарушения. А попробуй кто напечатать такое о мусульманине или еврее?! Подобная несправедливая, односторонняя судебная и милицейская практика, утвердившаяся у нас повсеместно, по сути, является наихудшим видом разжигания межнациональной розни.

Суммируя отношения русского Общества с судебной и законодательной Властью, я готов со всей ответственностью перефразировать Радищева: русский человек в законе мертв.

Возьмем, наконец, власть исполнительную. Когда президент России заявляет, что лозунг «Россия – для русских!» могут прокламировать только придурки и провокаторы, как прикажете его понимать? Значит, придурки и провокаторы – это 70 с лишним процентов электората, избравшего его на этот пост?! Неоднократные попытки выйти на президента, чтобы просветить его в отношении азбучных истин этнополитики, в отношении основных проблем русского народа, его прав и интересов, каждый раз наталкивались на саботаж чиновников. Администраторы менее высоких уровней (министры, губернаторы, мэры и др.) берут пример с президента.

Что же остается сказать в таком случае? Только повторить: отношения Общества и Власти в современной России носят характер разминовения.

ПОНЯТНО, что если Власть и Общество разминулись между собой, ничего хорошего в этом нет. Так и до большой трагедии рукой подать. Ведь если народ вытолкнуть, вытеснить из легального политического пространства, как это сегодня делают с русскими, он, защищаясь, неминуемо, неизбежно перейдет в подполье. И тогда никакие сколь угодно жесткие меры не спасут нас от беспредельного роста экстремизма. Что мы, собственно, с тревогой и наблюдаем сегодня все. И мы все этого не хотим.

Как эту трагедию предотвратить?

Необходимо, чтобы возможность такой трагедии была осознана Властью прежде, чем она произойдет в жизни. Кремлю необходимы регулярные консультации с реальными, а не самим же Кремлем сделанными русскими организациями, подобные тем, какие он проводит с национальными организациями других народов России (например, с главраввином Берл Лазаром для обсуждения проблем еврейской общины). Это нужно, прежде всего, самой Власти, чтобы держать руку на пульсе событий.

Необходимо убрать из закона «О политических партиях» пункт 3 ст. 9, запрещающий создавать партии по национальному признаку, ведь это естественное право, вытекающее из Всеобщей декларации прав человека и гражданина.

Необходимо аннулировать поправки к закону «О НКА», дискриминирующие русских, и зарегистрировать наконец, федеральную русскую НКА. Тем более, что соответствующие судебные решения уже имели место быть.

Необходимо принять эти меры, чтобы у русских в семье российских народов было легитимное представительство, чтобы русские не чувствовали себя несправедливо ущемленными и обделенными, чтобы преодолеть разрыв между Обществом и Властью, чреватый большим взрывом. В конечном счете в этом заинтересованы как Общество, так и Власть. Но если у Общества есть признаки понимания ситуации, то Власть этим похвалиться не может.

Не надеясь, что в ближайшее время наши элиты сами собой вдруг прозреют, я решаюсь прокомментировать и разъяснить тот краткий инвентарь национальных русских проблем, который представлен в вышеупомянутой Программе-минимум РНД. Начнем анализ с малого, чтобы тем вернее постичь большое.

Первоочередные этнополитические проблемы русского народа

(комментарий к Программе-минимум РНД)

1. НЕОБХОДИМО ПРИЗНАТЬ, В СООТВЕТСТВИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМИ СТАНДАРТАМИ, РОССИЮ – МОНОНАЦИОНАЛЬНОЙ СТРАНОЙ РУССКОГО НАРОДА, СОСТАВЛЯЮЩЕГО АБСОЛЮТНОЕ БОЛЬШИНСТВО ЕЕ НАСЕЛЕНИЯ.

Часто приходится слышать и читать, что Россия-де – «многонациональная страна». Это утверждение антинаучно, юридически ошибочно и политически вредно. Авторы подобных заявлений в лучшем случае не понимают значения слова «многонациональная», они повторяют расхожую нелепость, с дальним прицелом запущенную в необразованную толпу. На самом деле для того, чтобы страну можно было признать мононациональной, вовсе не нужно, чтобы все 100% ее жителей принадлежали к одному этносу. Для этого вполне достаточно 67%. Так утверждает международное право, общепризнанные в цивилизованном мире принципы. Если мы заглянем, к примеру, в документы старейшей и авторитетнейшей международной правозащитной организации «Freedom House» (в ее опекунах состоят такие знаменитости политологии как Збигнев Бжезинский, Билл Ричардсон, Кеннет Адельман и др.), мы обнаружим там четкое и ясное определение: «Мы определили страны, где более двух третей населения принадлежит к единой этнической группе, как мононациональные, а те, где нет подобного большинства в две трети, – как многонациональные»4.

Русских в России более 80%. Больше, чем евреев в такой этнократической стране, как Израиль. Больше, чем казахов в Казахстане, украинцев на Украине, латышей в Латвии, эстонцев в Эстонии…

Итак, Россия – полиэтническая, сложносоставная, но все же мононациональная, а не многонациональная страна. Эта идея должна постулироваться твердо и открыто.


 

2. НЕОБХОДИМО ПРИЗНАТЬ И ЗАКОНОДАТЕЛЬНО УТВЕРДИТЬ ИСТОРИЧЕСКУЮ РОЛЬ И ФАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ РУССКОГО НАРОДА НЕ ТОЛЬКО В КАЧЕСТВЕ КОРЕННОГО И ТИТУЛЬНОГО, НО И КАК ЕДИНСТВЕННОЙ ГОСУДАРСТВООБРАЗУЮЩЕЙ НАЦИИ РОССИИ.

Тезис о том, что русские – не только главные создатели России, но и единственная нация, без которой Россия не могла бы существовать в виде единого государства в ее настоящих границах, полностью подтвержден исторической наукой5. Не укрепляя всемерно, не оздоравливая, не усиливая, не взращивая в первую очередь именно русский народ – становой хребет Отечества – мы не сможем укрепить, оздоровить, усилить и само Отечество. Благо русских, таким образом, есть благо всей России, в том числе всех населяющих ее коренных народов и национальных меньшинств. Зло, вред, причиненные рускому народу, оборачиваются злом и вредом для всей России. Первоочередная забота о русском народе, о его правах и интересах полностью оправдана целями и задачами общегосударственного процветания.

Россия – не Америка, жители которой есть «нация иммигрантов» (Джон Кеннеди): это страна русского народа. Фигурально выражаясь, русский народ – этот тот сук, на котором сидят в России все остальные многочисленные коренные народы и национальные меньшинства. Закон и порядок в России должны быть приведены в соответствие с этим фактом.

В силу вышесказанного ясно, что проблемы русского народа – есть проблемы государственные. Это проблемы важнейшего, приоритетного общегосударственного значения.

Между тем, сегодня мы сталкиваемся с вопиющим несоответствием юридического, политического, экономического и бытового положения русского народа – его исторической роли и фактическому статусу в нашей стране. Нарушение прав и законных интересов русских людей носит до такой степени массовый и регулярный характер, что позволяет говорить о геноциде, этноциде русских не только в ближнем зарубежье, но и в самой России, а также, как это ни прискорбно, о политике государственной русофобии. Об этом ниже.

3. ПРЕСЕЧЬ НАРУШЕНИЕ ПРАВА РУССКОГО НАРОДА НА НАЦИОНАЛЬНО-ПРОПОРЦИОНАЛЬНОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В ОРГАНАХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ РОССИИ.

Русский народ не имеет в России своей государственности, суверенности, своего национально-территориального образования. В отличие от многих народов России он не является субъектом права, выпадая из системы федеративных отношений.

Вдобавок к тому он зачастую еще подвергается дискриминации и унижению в различных национально-территориальных образованиях (их по Конституции насчитывается 21), среди которых немного найдется таких, чьи власти и титульные народы прошли бы тест на лояльность к русским.

В 2003 году в стенах Государственной Думы прошло заседание круглого стола, посвященное данной теме. Организаторами выступили Комитет по делам национальностей Госдумы и Академия госслужбы при президенте России. Профессорами и доцентами названной Академии была со многими цифрами и фактами в руках обрисована опасная тенденция, ярко проявившаяся в постсоветской России: во всех так называемых национальных республиках произошло вытеснение русских из аппарата и структур исполнительной власти, из банковского сектора, из основных СМИ, из наиболее прибыльных сфер экономики, а кое-где – и из законодательных собраний. Показательным можно считать пример Адыгеи, где титульный народ – адыги – составляющий всего около 20% населения, составил абсолютное большинство в местном парламенте и практически полностью владеет всеми структурами власти и экономикой маленькой республики.

И это в Адыгее, где русских почти 80% населения! Что же говорить о Дагестане, где русских по переписи 1989 года было 9%, а осталось едва ли 2%; или о Чечне, где русские еще недавно составляли около 40%, а теперь их меньше, чем в Дагестане; или об Ингушетии, где русских было 2%, а теперь не осталось и вовсе! В Кабардино-Балкарской республике имеют место постоянные нападения кабардинцев на русских в Прохладненском (исстари казачьем) районе под лозунгами «Русские, уходите с нашей земли» и т.п. В Татарстане татары составляют менее 50% населения республики, но занимают при этом от 75% до 85% «руководящих кресел». Эта республика открыто претендовала на статус «ассоциированного государства», не подписала Федеративный договор в 1992 г., не проводила референдум по Конституции, не пускала и не пускает к себе российский бизнес из других регионов. Русские оказались там на положении граждан второго сорта. Между тем активисты Татарского общественного центра (ТОЦ) воевали в Чечне против русских, разрушили в 2003 году православную часовню в Набережных Челнах, пропагандируют джихад. В новогодние праздники 2005 года татары учинили безнаказанный погром русских сел Чаадаевка и Архангельское. В школах Татарстана на изучение татарского языка отводится времени в полтора раза больше, чем русскому; при этом преподаватели русского, в отличие от преподавателей татарского, не получают надбавки к жалованию. Татарская элита болезненно реагирует на любые попытки центральной власти указать ей на сопряженность интересов и судеб Татарстана и России. Последним проявлением этой болезненности стала критика со стороны Госсовета Татарстана по поводу проекта закона «Об основах государственной национальной политики РФ» – за якобы содержащееся в нем положение о «главенствующей роли русского народа».

Вытеснение русских из всех жизнено важных сфер происходит отнюдь не только на Кавказе или в национальных республиках Поволжья. Вот что пишет в статье «Крайний Север: русским вход запрещен» бывший вице-мэр Якутска, действительный член Академии Космонавтики им. К.Э. Циолковского – Александр Азямов, которого местные этнократы сумели выжить из Якутии, предварительно бросив на несколько месяцев в тюрьму:

«В одночасье русские на окраинах стали людьми второго сорта, которых только ленивый или окончательно спившийся нацмен морально или физически не пинает. На Крайнем Севере отмечено резкое сокращение русского населения, особенно там, где у власти оказались местные “бароны”, лелеющие антирусские настроения. На последнем съезде КПСС один известный нацмен недаром в грубой форме отрезал, что впредь-де никогда не будет ни старшего, ни младших братьев. И теперь на окраинах России даже многочисленные полукровки, которые раньше с гордостью говорили, что они русские, вдруг в один миг стали передовым отрядом “национальной интеллигенции”. Ныне вчерашние “младшие братья” претендуют на особые отношения своих “суверенных” государств с “суверенным” несуществующим Русским государством, от которого эти “бароны” стали получать все, а возвращать ему – ничего. Они отгородились таможнями, ввели различные ограничения для приезжающих русских. А чтобы местные русские не мешали строить вдруг свалившееся с небес “суверенное” государство ханов и рабов, “бароны” решили всех их превратить либо в беженцев, вынужденных переселенцев, либо (если кто пожелает остаться) в современных рабов, которые будут много работать, но ничего не будут получать за свой труд… Все производства возглавили местные национальные кадры, имеющие весьма смутные представления о деятельности промышленных предприятий. Правоохранительная система на глазах стала приобретать преступный клановый характер, при отчетливой тенденции полной “суверенизации” от центральных федеративных органов власти. Участились случаи полного произвола против русских, грабежей, разбоев со стороны лиц в милицейской форме. Расследования подобных преступлений ведут, как правило, те же лица. Промышленность, добываемые минеральные ресурсы на корню разворовываются местными “баронами”, их родственниками и приближенными лицами (под стенания и причитания о горькой судьбе своего вымирающего народа). При этом они еще и натравливают “свой вымирающий народ” на “русских пришельцев”, утверждая, что все беды – от них. “Русские, убирайтесь отсюда! Вас никто к нам не звал!” – таков лейтмотив местных лидеров “национальных фронтов”. Откровенно хулиганские антирусские выходки начинаются с началом рабочего дня, под одобрительные взгляды руководства из нацменов, и заканчиваются во второй половине дня на очередном митинге – таковы политические результаты деятельности “национальных фронтов” и их активистов» («Национальная газета» № 3 [7] за 1997 год).

Все это писалось Азямовым не с чужих слов, а по собственному горькому опыту. Да и все мы помним еще дни, когда Якутия ввела, было, собственную таможню и визовый режим посещения для любого жителя России извне республики. За последние годы центральной властью, президентом было сделано немало для приведения региональных законодательств в соответствие с Конституцией России и общероссийскими законами. Но не везде эта работа проведена последовательно и до конца. А что касается подзаконной практики, то на дискриминационном положении русских законодательная унификация и вовсе никак не отразилась. Русские по-прежнему являются в национальных республиках своей страны людьми второго сорта.

Особенно ярким проявлением дискриминации русских явилось фактическое ограничение их прав на участие в выборах президента той или иной национальной республики. Хотя де-юре такое ограничение не вводилось, но, требуя по местному, республиканскому закону от кандидата в президенты знания языка титульной нации, хитрые законодатели на деле поставили непреодолимый барьер перед жителями нетитульной национальности, поскольку никто никогда этих языков в обязательном порядке не изучал. Именно так, в нарушение ст. 19 Конституции России (где провозглашено равенство прав всех граждан независимо от национальности), было заведено избирать президента, например, в Калмыкии, Чувашии и ряде других республик. Характерно, что с требованием, чтобы на пост главы Республики Горный Алтай (где алтайцев всего 30%) мог выдвигаться только алтаец, выступил Курултай алтайского народа. Это требование не было удовлетворено, после чего 18 августа 2005 года в с. Балыктуюль была сожжена Свято-Пантелеймоновская церковь.

С момента того круглого стола в ГД прошло три года, но негативная тенденция не изменилась, а последствия ее только закрепились в республиках, отток откуда русских жителей неуклонно продолжается, что ведет к образованию в теле России моноэтнических анклавов, каковыми уже практически стали Чечня, Ингушетия, Тува. Дагестан, конечно, моноэтническим не назовешь, но в смысле вытеснения оттуда русских он не отстает от названных выше регионов. Между тем, если русских, всегда выполнявших роль главной скрепы разрозненных территорий, на этих территориях не останется, их никем и ничем нельзя будет заменить. И в таком случае новый распад страны – лишь вопрос времени.

4. НЕОБХОДИМО ПРИЗНАТЬ ПРАВО НА ВОССОЕДИНЕНИЕ ЕДИНОЙ РУССКОЙ НАЦИИ, ОКАЗАВШЕЙСЯ В РАЗДЕЛЕННОМ ПОЛОЖЕНИИ.

Впервые за свою историю русский народ оказался в разделенном положении, которое зафиксировано не с помощью оккупационных войск, а международно признанными границами.

Необходимо подчеркнуть, что вопрос о разделенном положении русской нации и ее праве на воссоединение – это не проблема русских «национальных меньшинств» в ближнем зарубежье. Именно такую постановку проблемы пытаются нам навязать, но переводить разговор о разделенной русской нации в плоскость защиты прав национальных меньшинств – неактуально. Потому что это в первую очередь именно наша проблема – проблема большого народа, проблема «материковых» русских, которые всегда были и желают навсегда остаться единым народом. Это нас сегодня разрезали по живому. Это от нас отрезали значительную часть нашего метафизического тела. Это нас сократили, уменьшили, ослабили. Это нам необходимо вернуть, «пришить обратно» отрезанную часть. Поэтому мы должны сосредоточиться на проблеме разделенной русской нации как единого целого и устремиться к ее воссоединению.

Положение осложнено тем, что все бывшие советские республики, за исключением Белоруссии, преобразовались не просто в национальные государства, но в весьма жесткие этнократические режимы, последовательно проводящие по отношению к русским жителям политику этноцида (то есть бескровного духовного геноцида) и ущемления гражданских и общечеловеческих прав. Так обстоит дело не только в Казахстане, Прибалтике, Молдавии и на Украине, но и в республиках Средней Азии и Закавказья, откуда непрерывно продолжается исход русского населения.

Таким образом, на рубеже нового тысячелетия перед русскими возник целый ряд никогда прежде не ставившихся задач – от элементарного выживания и сохранения своей национальной идентичности в неблагоприятных условиях нерусских этнократий, до задачи воссоединения единой русской нации в границах всей территории компактного проживания русского этноса.

Следует подчеркнуть, что российские власти не имеют внятной политики по отношению к русской диаспоре, плохо ориентируются в ее внутренних отношениях и избегают открытой поддержки каких бы то ни было русских организаций, опасаясь «дипломатических осложнений». Хотя любая вменяемая власть в любой другой стране немедленно использовала бы неравноправное положение своей диаспоры в качестве мощнейшего рычага международной политики и сделала бы борьбу за «права человека» (конкретно: за права русского человека) инструментом гуманитарной интервенции, а саму диаспору – плацдармом экономической и политической экспансии. Но в условиях, когда русские не стали еще субъектом политики и подвергаются дискриминации даже в самой России, это, по-видимому, невозможно. Результатом, в частности, является тотальный стратегический провал всей российской «ближнезарубежной» политики, начиная с Грузии, Азербайджана и Украины, кончая Белоруссией, Прибалтикой и Приднестровьем.

Проблема справедливого, мирного и законного воссоединения разделенной нации не нова в международном праве. Так, в ХХ веке мы стали свидетелями воссоединения немецкой нации (к чести немцев надо сказать, что они никогда официально не признавали законности раздельного существования своего народа); на наших глазах континентальный Китай воссоединился с Гонконгом и Макао. Можно ответственно утверждать, что никаких опасных для мира во всем мире потрясений от этих воссоеднинений не произошло, напротив, уровень международной напряжености снизился. На повестке дня стоит вопрос о воссоединении Китая с Тайванем, о слиянии Южной Кореи – с Северной и т.д.

Напротив, факт разделения единого (в данном случае русского) народа при помощи несправедливых и необоснованных границ представляется незаконным, вопиюще противоречащим всемирно признанному праву наций на самоопределение, а также принципам гуманизма. Он должен быть преодолен.


 

5. НЕОБХОДИМО ПРИЗНАТЬ ФАКТ ЭТНОДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЫ РУССКОГО НАРОДА И ЗАКОНОДАТЕЛЬНО УТВЕРДИТЬ МЕРЫ, НАПРАВЛЕННЫЕ ПРОТИВ ДЕПОПУЛЯЦИИ ЕГО КАК ГОСУДАРСТВООБРАЗУЮЩЕЙ НАЦИИ.

Этнодемографическая катастрофа русского народа – давно признанный всей научной общественностью факт. (Ряд ученых с тревогой заявляет даже о том, что русские как этнос могут сойти с исторической арены к концу столетия.) Проблема в том, чтобы это признание было переведено в политическую плоскость и повлекло бы за собой политические, экономические и иные решения, способные обратить вспять негативные процессы и исправить нанесенный указанной катастрофой урон.

Россия без русских – обречена. Не будет русских – не будет и России. Об этом должно быть внятно и недвусмысленно заявлено с самых высоких трибун, чтобы сознательно мобилизовать все силы страны на исправление ситуации. Вместо этого нам с тех самых трибун говорят о некоем «дефиците трудовых ресурсов», что и неверно по существу (Россия никогда не была столь обеспечена этими ресурсами, как сегодня), и опасным образом фальсифицирует проблему.

Надо понять и признать на государственном уровне, что трагический итог ХХ века для русского народа состоит в подрыве его сил и генофонда в результате трех основных факторов. Во-первых, это раскрестьянивание. Через данный закономерный, но опасный по своим последствиям исторический процесс прошли и другие белые христианские народы Европы и Америки, чье положение также сегодня внушает тревогу6. Но вот другие два фактора – специфически российские, усугубляющие общеевропейскую роковую тенденцию к вырождению. Это, во-вторых, четырехступенчатый геноцид русских в течение одного столетия. И в-третьих – подъем и крах собственного глобализационного проекта (он же всемирная коммунистическая утопия), надорвавший жизненные силы русских. Все или почти все прочие проблемы, стоящие сегодня перед русским народом, а значит и перед Россией, – производные от вышеуказанного трагического основного итога.

Некоторые наблюдения и выводы, касающиеся современного положения дел, изложены в докладе «Демогеноцид русского народа» Б. И. Искакова (д.э.н., профессор, завкафедрой статистики МБИ, замзавкафедрой статистики РЭА им. Г.В. Плеханова, президент Международной славянской академии), где он, в частности, пишет:

«За 1992-2004 гг. резко ухудшилось состояние структуры и общий генофонд населения России. Доля условно «здоровых» в населении значительно упала и сегодня составляет 10-30% и продолжает быстро снижаться. Доля условно здоровых среди детей и подростков гораздо ниже, чем среди населения в целом. Ухудшение здоровья и генофонда нации нарастает на фоне абсолютного вымирания России…

Анализ показывает, что каждый день отсрочки в решении проблемы несет миллионы смертей в будущем в силу неумолимых законов демографии. Если выправить государственные рули России, Украины и Белоруссии и других славянских стран слишком поздно и недостаточно решительно, то запланированная мировой и отечественной олигархией и предательскими режимами гибель всего славянского этноса может оказаться необратимой и неотвратимой. К сожалению, в Госдуме, администрации и Кремле нет понимания всей масштабности и трагичности этой проблемы.

Международная славянская академия исследовала влияние основных причин столь глубокой депопуляции, сверхсмертности. Таких причин шесть.

На темпы вымирания России наиболее сильно влияет главная причина: тотальное внедрение криминальной приватизации, принудительный передел собственности, насаждение криминально-олигархического капитализма, проведенного мировым капиталом в России в 1990-е годы через своих агентов влияния. Коэффициент парной корреляции вымирания с «блицкригом приватизации» равен 99% – практически функциональная зависимость, по теории статистики. Приватизация за бесценок, насильственный передел собственности, «чубайсизация» всей страны потянула цепочку: наркотизация, алкоголизация, падение нравов, ослабление семьи и брака, разорение и обнищание народа, преступность и терроризм, ухудшение экологии…

Второй фактор: криминальная наркотизация, тотальная алкоголизация, развязанная в 1990-х годах. Парная корреляция наркотизации с вымиранием – 98%. Почти функциональная зависимость. По классификации Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) выделяется 10 групп наркотиков. В адаптированной к условиям России классификации на первом месте: алкоголь, никотин, жесткие наркотики. Влияние жестких наркотиков в России возрастает очень быстро по сравнению с влиянием алкоголя и никотина.

Третий по влиянию фактор: ограбление народа криминальной приватизацией 90-х годов и обнищание народа. В качестве показателя выбрана доля обнищавших ниже прожиточного минимума, ибо вымирает, прежде всего, именно эта наиболее беззащитная прослойка населения. Парная корреляция обнищания с вымиранием составляет – 90%, почти функциональная зависимость. Нам навязывают обман, когда Госкомстат и др. официальные органы говорят о черте бедности. То, что у нас считается чертой бедности, – это черта нищеты в богатых, сытых странах. Поэтому когда говорят, какая доля проживает ниже черты бедности, эта доля на самом деле проживает ниже нищеты, а доля бедных гораздо больше. В качестве показателя используют так называемый коэффициент расслоения доходов между самой богатой и самой бедной десятиной населения. Это отношение называют коэффициентом расслоения (КР). По мировой статистике, если КР = 4,5 – в стране еще спокойно, если 5,6 – забастовки, революция. В нашей стране КР свыше 15%. В Москве этот коэффициент превысил 53% (по заниженным данным).

Четвертый по влиянию фактор – тотальное падение нравов, насаждаемое «демократами» и русофобными СМИ, которые растлевают детей, подростков, молодежь и все население. Из публикуемых показателей, отражающих разные грани падения нравов, выбраны два: ослабление семей и преступность. Ослабление семей, измеряемое отношением числа разводов к числу заключенных браков, показывает, какая доля семей распадается. Это – показатель более мягкой компоненты падения нравов. Парная корреляция между ослаблением семей и вымиранием  88%.

Пятый по значимости фактор – преступность как жесткая форма падения нравов. Парная корреляция между депопуляцией и преступностью составляет – 83%…

Шестой по значимости фактор – экологический. Загрязнение внешней среды, отравленность воздуха, пищи, воды, отравленность многих компонентов среды, в которых мы живем. Парная корреляция – 79% с вымиранием. Влияние факторов экологии носят кумулятивный характер».

Более подробно и обстоятельно проблема этнодемографической катастрофы русских исследована коллективом авторов сборника «Демогеноцид – война олигархии против России. Моделирование и прогнозирование динамики населения и производительности труда» (М., МСА, 2004).

Анализ проблемы позволяет утверждать: необходимо, наряду с немедленным восстанавлением Комитета по делам семьи, детей и демографии при Правительстве, немедленно же учредить Чрезвычайную государственную демографическую комиссию для разработки программы по преодолению демографического кризиса, основной задачей которой должно стать увеличение абсолютной и относительной численности русских как государствообразующего народа. Необходимо разработать и внедрить специальную государственную программу «Русская семья, русские дети».

Государство и общество должны также всемерно поддержать деятельность общественных организаций, способствующих подъему рождаемости русского народа.


 

6. НЕОБХОДИМОСТЬ СОХРАНЕНИЯ И УКРЕПЛЕНИЯ ЭТНИЧЕСКОГО ЕДИНСТВА РУССКОГО НАРОДА И ВСЕХ ИСТОРИЧЕСКИХ И КУЛЬТУРНО-ЯЗЫКОВЫХ ФАКТОРОВ, СПОСОБСТВУЮЩИХ ЭТОМУ.

Среди вызовов и угроз, адресованных русскому народу, не на последнем месте стоит размывание его этнических границ, разрушение его генотипической и культурно-исторической целостности. Речь тут должна идти не только об опасности обвальной иммиграции, которая уже сейчас должна характеризоваться как нашествие, вторжение или оккупация. Эта опасность может быть названа внешней, она направлена на растворение русских среди массы пришельцев. Однако имеется еще и не менее страшная опасность разложения нашего этноса изнутри.

О том, в чем суть такого положения и чем оно чревато, лучше всего говорит современная судьба недавно еще триединого русского этноса, состоявшего, как учила академическая наука, из трех субэтносов: великороссов, малороссов и белорусов. Сто лет целенаправленной пропаганды, «промывки мозгов» малороссийского субэтноса привели к его полному отрыву на данном этапе от братских русских народов-субэтносов: великороссов и белорусов. Сто лет подряд малороссам внушалось (вначале австрийцами и поляками, а затем уже и своими «национально-сведомыми» украинскими националистами при поддержке западных спецслужб), что украинцы – не русские, что это отдельный, совершенно особый народ со своей, отдельной культурой и историей. В результате мы имеем сегодня страну и нацию, отвергающие всякую идею единства с нами и последовательно занимающие антироссийские позиции во внешней политике, а во внутренней проводящие неуклонный этноцид своих же граждан – этнических русских. Аналогичная «работа» ведется сегодня в отношении белорусов, и это большая общая беда и тревога для наших народов.

Но, что хуже всего, в самой России антирусскими и антироссийскими силами продолжается та же разрушительная деятельность. Только на этот раз от нас, русских, пытаются оторвать такие неотъемлемые части нашего народа, как казачество, поморы, семейские и старожилы и другие подгруппы единого русского этноса. Этим подгруппам тоже сегодня внушается: вы-де – не русские, вы отдельные народы со своей историей и культурой. Цель этой пропаганды ясна: поманив различными соблазнами, типа тех, что изложены в ратифицированной Россией международной Конвенции о защите прав национальных меньшинств, выманить из состава русских его значительные и во многом авангардные слои (ведь перечисленные подгруппы формировались из наиболее физически здоровых и сильных, духовно активных людей – воинов, колонистов, землепроходцев), а тем самым – ослабить русский народ как таковой.

К сожалению, невыносимо горький украинский опыт мало учит нас уму-разуму. Значительная часть казачества и поморов уже «повелась» на эту дешевую пропаганду, лелея в своей среде сепаратистские тенденции, подогреваемые вполне обоснованными обидами на центральную власть и совершенно необоснованными надеждами на ее особое благоволение. Как великое политическое достижение они рассматривают право, лукаво данное им при последней переписи населения, писаться не «русскими», как это всегда было (и что в целом соответствует научной истине), а именно «поморами» и «казаками» и т.п. Ослепленные, обманутые, они далеко не все понимают, что ни казаки, ни поморы, ни еще менее крупные группы никогда ничего не добьются в отрыве от русского народа, от его борьбы за свои права и интересы. А вот если русский народ, и без того ослабленный свалившимися на него в ХХ веке бедами, будет еще более ослаблен отделением от него все новых частей, то конец придет всей матушке-России, а с ней – и высоко возмечтавшим о себе казакам и поморам…

Отсюда вытекает необходимость принятия государственной программы укрепления этнического единства русского народа и всех исторических и культурно-языковых факторов, способствующих этому.


 

7. ЗАПРЕЩЕНИЕ РУСОФОБИИ ВО ВСЕХ ЕЕ ПРОЯВЛЕНИЯХ, ЗАЩИТА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ И ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ РУССКИХ ЛЮДЕЙ В ЛЮБОЙ ТОЧКЕ ЗЕМНОГО ШАРА.

Русофобия есть публичное выражение неприязни и неуважения к русским, воспрепятствование защите их прав и интересов. Требование о запрете русофобии настолько самоочевидно и обосновно текущей действительностью, что почти не нуждается в особых комментариях. Но некоторые акценты поставить, все же, надо.

Во-первых. Россия, конечно же, обязана защищать общегражданские и общечеловеческие права наших сограждан независимо от их национальной принадлежности. Однако помимо этого необходимо помнить о том, что защита русских людей имеет особо важное государственное значение в силу государствообразующей роли русского народа.

Во-вторых. Учитывая, что за рубежом все наши сограждане независимо от национальности трактуются, как правило, именно как «русские», а не «россияне», активная защита прав и интересов русских людей вовне будет восприниматься как момент высокой национальной солидарности России. Что благотворно скажется на ее международном имидже (пример тому мы уже видели в случае с российскими летчиками, вызволенными из африканской тюрьмы). Напротив, отказ от защиты прав и интересов русских за рубежом формирует негативный имидж России как слабой страны, не имеющей своего национального достоинства.

В-третьих. Для современных русских необычайно важной задачей является национальная консолидация. Постулирование подхода, вынесенного в подзаголовок, будет много тому содействовать.

В-четвертых. К сожалению, в наше время приходится констатировать явление государственной русофобии, что является абсолютно нетерпимым. Данный пункт должен решительно поставить заслон этой тенденции.

В качестве примера вопиющего проявления государственной русофобии можно привести законодательный запрет на пользование людьми русской национальности законом «О национально-культурной автономии» («О НКА», 1996) и многочисленными благами и преференциями, которые этот закон предоставляет. Первоначально НКА по данному закону могли создавать все совершеннолетние граждане, относящие себя к определенной национальности. Однако после трех лет изощренных отказов Минюста, несмотря на судебные решения, регистрировать Федеральную русскую национально-культурную автономию, учрежденную в 1999 году, Госдума приняла поправку к закону, согласно которой теперь данное право относится лишь к национальностям, «находящимся в ситуации национального меньшинства». Понятно, что русские – коренной, титульный и государствообразующий народ, самоопределившийся на территории всей России, национальным меньшинством быть не может. Налицо, таким образом грубое попрание русских прав и интересов, а также нарушение статьи 19 Конституции России. Несмотря на то, что оба профильных комитета ГД (по культуре и по делам национальностей) были против этой поправки, несмотря на то, что против нее высказались десятки региональных глав администраций и законодательных собраний, а также известные юристы, данная позорная дискриминационная поправка была, все же, «продавлена» через Госдуму. В итоге у нас сегодня зарегистрировано полтора десятка федеральных НКА различных национальностей, которые все существуют на средства бюджета, в то время как более 80% налогоплательщиков России, наполняющих этот бюджет – а именно, русские люди – такого права лишены. Таким образом, русские попросту обложены дополнительным специальным налогом на развитие и содержание культур других народов. А тем временем «развитием» собственно русской культуры усиленно занимаются швыдкие.

Дискриминация русских и откровенная русофобия проявляются не только в отношении русского языка и культуры, но и в сфере образования. Возьмем, например, такую вещь, как школы с «этнокультурным компонентом», как выражаются чиновники. В Москве, например, есть десяток еврейских школ, где и преподаватели и дети – только евреи, где углубленно преподается еврейская культура, еврейская история, еврейский язык. Прекрасно! Но почему же тогда русским школам запрещено набирать преподавателей и учеников по национальному признаку, а разрешено лишь по территориальному?

Государственная русофобия провоцируется и культивируется многими СМИ, их информационной политикой. Достаточно сравнить заговор молчания вокруг множества убийств и изнасилований русских людей, творимых нерусскими иммигрантами, – с той информационной бурей, которая возникла вокруг убийства малолетней таджикской наркоторговки, или хулиганствующего грузинского подростка, или избиения негритянской банды, прописавшейся «на брегах Невы». Но государство ничего не противопоставляет этим кампаниям лжи и дезинформации, смиряясь с диктатом русофобов от прессы.

Как дискриминационную по отношению ко всем народам, но прежде всего – к русскому народу следует рассматривать статью 9 (пункт 3) закона «О политических партиях», гласящую: «Не допускается создание политических партий по признакам профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности». Здесь мы сталкиваемся с прямым нарушением всемирно признанных международно-правовых норм, зафиксированных, в частности, в Международной декларации прав человека и гражданина, в Международном пакте о гражданских правах и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированных Россией. На первый взгляд, при чем тут именно русские? Однако не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы догадаться, чем вызван данный пункт закона. Конечно, законодатель (тот же самый, который запретил русские НКА) опасался не создания партии алеутов, коих всего-навсего шестьсот человек, или манси, коих около пяти тысяч. Ясно, что своим острием закон направлен против политической самоорганизации русского народа.

Из всех видов общественных организаций лишь две – НКА и партии – обладают хоть какими-то реальными возможностями и преимуществами. Но обе они для русских оказались запрещены.

Между тем, беда вовсе не в том, что другие народы России сильны, сплочены и активны; это не плохо. Беда в том, что русские слабы и неконсолидированы. Легальных возможностей для их консолидации режим не оставил. Значит, он должен быть готов принять на себя ответственность за все последствия такого положения дел.


 

8. ПРИЗНАНИЕ ФАКТА ГЕНОЦИДА РУССКОГО НАРОДА И ПРЕОДОЛЕНИЕ ЕГО ПОСЛЕДСТВИЙ.

В феврале 2005 года в Институте философии РАН прошла первая научная конференция «Геноцид русского народа в XX – XXI вв.». На конференции выступили многие ученые – академики, доктора наук. Общее число присутствующих на конференции – до 400 человек из десятков регионов России и СНГ.

Вступительное слово произнес автор настоящей статьи, отметивший необходимость постановки перед всем мировым сообществом вопроса о геноциде русского народа, практически непрерывно длящемся вот уже более ста лет и унесшим многие десятки миллионов человек.

Конференция единогласно приняла обращения в официальные инстанции, в том числе к президенту В.В. Путину, генеральному прокурору России господину В.В. Устинову и в ООН (направлены). Было отмечено, в частности, что «в последнее время русская национальная мысль неоднократно обращалась к теме геноцида русского народа», что факт такового геноцида можно считать установленным по множеству эпизодов и что генпрокуратуре следует «установленным порядком осуществить должную проверку настоящего сообщения о преступлении «геноцид» в отношении русского народа и возбудить в процессуальном порядке соответствующее уголовное дело».

Отдельным образом президенту предлагалось «признать необходимым исследовать вопрос об осуществлении режимом Дудаева-Масхадова геноцида в отношении русского населения, для чего поручить Правительству России создать Чрезвычайную Государственную Комиссию с соответствующими полномочиями», ведь и сам президент В. В. Путин в свое время в интервью французскому еженедельнику «Пари-матч» отметил: «Россия переживала годы позора, потому что она бросила там своих людей на произвол судьбы. А по сути, в последние годы на территории Чечни мы наблюдали широкомасштабный геноцид в отношении русского народа, в отношении русскоязычного населения. К сожалению, на это никто не реагировал»7.

Материалы сборника должны выйти отдельным изданием. Названная конференция – лишь первое звено в постановке и исследовании данной проблемы. За ней прошла еще одна, одноименная, но уже в Санкт-Петербурге. Планируются все новые и новые мероприятия, связанные с темой геноцида русского народа, поскольку эта тема явно назрела. Замалчивать ее далее невозможно и опасно.

Лучшее, что могла бы сделать власть в данном отношении – создать, совместно с организациями, поднявшими в обществе данный вопрос, совместную комиссию и приступить к исследованию проблемы и преодолению ее последствий. Однако вместо этого власть, как обычно, отмолчалась.

* * *

ТАКОВЫ, в общем и целом, основные этнополитические проблемы русского народа, нерешенность которых ежедневно порождает большие и малые беды, трагедии и неурядицы. Всем, кто думает о перспективном будущем России, а равно о повестке дня на ближайший политический сезон, следует иметь их в виду.

Чтобы предупредить подобное плачевное и негуманное развитие событий, необходимо, на мой взгляд:

– во-первых, убрать из российского законодательства статьи 280, 282, 282’ УК РФ и закон «О противодействии экстремистской деятельности» как нормы бесполезные и лишь накаляющие и без того непростую обстановку в стране, то есть вредные; русское массовое правосознание давно оценило эти нормы как аморальные, а их жертв рассматривает как политзаключенных, узников совести и мучеников русской идеи. В российском законодательстве достаточно уголовных статей, чтобы бороться с преступностью, не скатываясь в политические преследования;

– внести в законодательство нормы, исключающие нелегальную и жестко ограничивающие легальную иммиграцию (всего три закона, их проекты имеются в моем распоряжении);

– вернуть национальный состав России к пропорциям, характерным для РСФСР 1950-х годов, в эпоху искренней дружбы народов.

«В общероссийском масштабе на региональном уровне происходит раздел сфер влияния между местной бюрократией и буржуазией, с одной стороны, и сильными этническими сообществами – с другой. Между ними существуют отношения как конкуренции, так и взаимодействия (как правило, коррупционного). Проигравшей стороной является местное население, которое фактически оказывается преданным своей элитой (здесь и далее выделено мной. – А. С.). <…>

В результате напряженность в обществе нарастает, причем не только в отношении приезжих, но и в отношении собственной элиты. Предательство национальной идентичности ослабляет русскую буржуазию перед лицом этнических сообществ, которые сохраняют верность своим правилам, нормам и традициям. Это объективно способствует усилению позиций приезжих в бизнесе и во власти, что может привести к дальнейшему перераспределению благ в пользу последних не только в провинциальных городах России, но и в столицах. Фактически речь идет о латентном захвате экономической и политической власти в стране».

А вот и итог такого положения вещей:

«Нарастает конфликт между властью и этнически русским населением страны (составляющим 82%). Политика борьбы с «русским фашизмом», которую пытаются вести власть и часть интеллигенции, иногда принимает формы борьбы с ростом русского самосознания. Массовые выступления (по образцу кондопожских) в этих условиях являются естественной (хотя и грубой, но единственно возможной) реакцией «защитного национализма» русских, причина которого заключается в полной утрате властью контроля над миграционными процессами в стране и искусственной маргинализации умеренного национализма на общественно-политическом поле. Непонимание необходимости радикальных изменений национальной политики в сторону защиты интересов большинства (а не меньшинств) является важной причиной нарастания недоверия к власти и чревато переходом к экстремальным формам самозащиты».

Да. Мы предупреждали много раз... Как об стену горох!

А тем временем кремлевские мудрецы:

  • Не дали возможности создавать политические партии по национальному признаку. В том числе русским – наиболее в том заинтересованным ввиду особой многочисленности и особой же незащищенности.

  • Не дали русским зарегистрировать легальную Национально-Державную партию России, аккумулировавшую в то время лучшие, самые здоровые силы русского движения. А также и другие законопослушные партии: РОНС, ПЗРК, КРО – Великую Россию и т. д.

  • Не дали нам, в отличие от других этносов, зарегистрировать даже безобидную Федеральную русскую национально-культурную автономию. Испугались. Пожадничали денег. Приняли поправки к закону об НКА, вообще исключающие для русских возможность создания таковых.

  • Не дали студентам выразить свое справедливое возмущение в 2006 году, не дали способному молодому лидеру Дмитрию Зубову зарегистрировать Национальный студенческий союз.

  • Не защищают русских в ситуациях этнических конфликтов.

  • Попустительствуют многообразной дискриминации русских в политике и быту.

  • Не дают русским политикам и идеологам выхода в ТВ-эфир.

  • Не преследуют русофобию в СМИ и органах исполнительной власти.

  • Не дают даже нормально проводить Русский Марш по избранному маршруту.

  • Не дают, в отличие от других этносов, возможностей для проведения русских мероприятий. Русским не находится места в Московском Доме национальностей.

  • Не встречаются с русскими лидерами, делегатами, в отличие от представителей других этносов, не желают знать и обсуждать русские этнические проблемы, вообще ничего хорошего для русских не делают.

  • Не работают с русской диаспорой, фактически бросили наших русских за рубежом на съедение местным этнократам.

  • Президент нашел возможность встретиться с главным редактором «Новой газеты» (откровенно антирусской и враждебной президенту и правительству) Дмитрием Муратовым, чтобы выразить соболезнование по поводу гибели Маркелова. Но гибель русского мальчишки Боровикова от пули мента-убийцы не тронула никого в Кремле.

  • Но самое главное: Кремль взял курс на многонациональную империю традиционного российского типа, то есть империю наоборот, наизнанку, где нацменьшинства, инородцы и национальные окраины выполняли роль метрополии, потребляющей ресурсы, а сама Россия и ее этнический эквивалент – русский народ выполняли роль колонии, источника ресурсов. Мы же, русские националисты всех мастей, сортов и рангов, единодушно требуем, как показал недавний опрос, совсем другого: создания Русского национального государства, в котором будет действовать принцип: все для русских, ничего против русских.

Вот нынешний генпрокурор, тоже побывавший министром юстиции, Юрий Чайка, преданнейше служащий Кремлю, кто бы его ни представлял собою. До поры прокуратура особо не тревожила русских националистов, поскольку большинство прокуроров тоже русские, и они не могут не признавать внутренне нашей правоты. Но они люди служивые, подневольные, для них команда сверху значит много. Даже если это «преступный приказ». И Чайка такую команду дал. 26 июля 2007 года он собрал расширенную коллегию Генпрокуратуры с участием МВД и ФСБ, на которой русский национализм (давший, на тот момент, 0,0001 всей преступности в стране) был представлен в качестве главной государственной опасности и, соответственно, главной мишени прокурорских усилий. После чего соответствующие указания были разосланы по всем региональным прокуратурам. С тех пор по всей стране развернулись инквизиционные процессы, своей нелепостью и жестокостью напоминающие даже не ежовщину, а прямо-таки средневековую охоту на ведьм.

И вот 12 января в интервью «Российской газете» Чайка отчитался о результатах 2008 года: было вынесено почти 29 тысяч актов прокурорского реагирования «в связи с нарушением законодательства о межнациональных отношениях и противодействии экстремизму», в то время как за 2007 год – чуть более 12 тысяч. Кроме того, «прокуроры направили свыше 4600 заявлений в суды общей юрисдикции о ликвидации, запрете деятельности экстремистских объединений и признании информационных материалов экстремистскими».

«Потный вал вдохновения», – так это, кажется, называется? Дело простое: в регионы пришла разнарядка, прокуроры бросились «выполнять план», проявлять рвение в надежде на премии, звания и награды. Можно вообразить, чего они там, в регионах, «наваяют», до какого абсурда и идиотизма дойдут в погоне за начальственным одобрением!

Да к чему далеко ходить за примером: в Советском районном суде города Иванова попытались признать экстремистской мою чуть не десятилетней давности брошюру «Азбучные истины национализма» за то – внимание! – что книга (цитирую судебное решение) «имеет ярко выраженный прорусский характер». Инициировал судебный процесс областной прокурор Мурат Азраилович Кабалоев. Думаю, что сильно не поздоровилось бы в Иваново авторам таких произведений, имеющих ярко выраженный прорусский характер, как «Бородино», «Полтава», «Тарас Бульба», «Война и мир»… Глупо, да и времени жалко, а ведь придется теперь ездить в Иваново судиться. И такой же бред, я уверен, шагает теперь по всей стране с легкой руки генпрокурора Юрия Чайки.

Точно таким же образом пытается ориентировать русскую в целом милицию и глава МВД татарин Рашид Нургалиев. Хотя уж кто-кто, а милиция, составляющая сводки преступности и сталкивающаяся с нею каждый день, лучше всех прочих знает и понимает, что борьба, которую ведет русская молодежь, носит именно оборонительный характер! Тем не менее для борьбы с «экстремизмом» в МВД России был создан специальный департамент. Для его работы даже готовится внесение поправок в закон «Об оперативно-розыскной деятельности».

Тем временем, депутаты ГД РФ подготовили новые поправки в закон о противодействии экстремизму. Основной удар на этот раз наносится по свободе слова в ее последнем оплоте – интернете (вопреки, между прочим, установкам Дмитрия Медведева, данным в ежегодном президентском послании). Проект закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ в связи с совершенствованием деятельности по противодействию терроризму», в частности, обязует провайдеров закрывать доступ к сайтам с «экстремистским» содержанием. Кроме того, если сейчас в КоАП административная ответственность наступает в случае массового распространения такого рода материалов либо их производства и хранения «в целях массового распространения», то авторы законопроекта изымают из действующего кодекса слово «массовый» и, таким образом, предусмотренную ответственность будут нести распространители экстремистских материалов, а также те, кто их хранит, независимо от того, сколько экземпляров подобных материалов у них будет обнаружено. Есть у вас в библиотеке экземплярчик «Майн Кампф», необходимый для работы по истории фашизма? Этого будет достаточно для уголовного преследования. Как в худшие времена большевистского террора, будут сажать за простое владение интересной книжкой.

Кто же так озаботился удушением наших свобод? О, надо видеть эту группу из Комитета по безопасности! Ее составили три единоросса и один ЛДПР-овец. А именно: генерал-лейтенант милиции Алексей Розуван; председатель правления фонда «Национальная академия футбола» Сергей Капков (более известный как личный пиарщик Романа Абрамовича, ибо в бытность последнего губернатором Чукотки возглавлял в регионе управление по делам СМИ и связям с общественностью); бывший работник центрального аппарата КГБ и ФСБ, а ныне бизнесмен-строитель Владимир Стальмахов и, наконец, кадровый функционер ЛДПР, окончивший Сочинский государственный университет туризма и курортного дела, Евгений Нодариевич Тепляков (он же, почему-то, Багишвили – до августа 2007 г.). Их непробиваемые лица так и стоят перед моим внутренним взором.

Вот несколько наиболее вероятных векторов нашего ближайшего развития.

Во-первых, следует ожидать, что Россия превратится теперь в самую большую, после США, колонию Израиля и в политического сателлита американо-израильского консорциума. Со всеми вытекающими в рамках текущих цивилизационных войн последствиями.

Во-вторых, Россию будут усиленно переделывать в социал-демократическую среднеевропейскую страну типа Франции или Голландии, чтобы окончательно добить, ослабить русское население, растворить его в приезжих инородцах, в том числе цветных. Я частый гость в Европе и знаю не понаслышке: Европа, настоящая исконная белая Европа, которая одна, собственно, и достойна этого имени, – мертва или агонизирует. И нас будут так же медленно, целенаправленно и планомерно убивать, насаждая мультикультурное, мультирасовое сознание, уничтожая в зародыше всякий русский национализм – как экстремальный, так и дипломатический и даже академический. Нас будут подвергать этнической мутации не слишком спеша, шаг за шагом. Как говорят французские повара, надо варить лягушек на медленном огне, чтобы притерпелись и не повыпрыгивали. Сегодня те же французы, вываренные за двести лет «свободы, равенства и братства», уже не имеют сил, чтобы развернуть вспять процесс расфранцуживания Франции. Нам готовят ту же участь под лозунгами патриотизма, дружбы народов и толерантности, только в более короткие сроки.

В-третьих, как верно предполагают наши наиболее чуткие историки, в России (как всегда, в форсированном и экспериментальном порядке) будет устанавливаться новый тип государства, к которому неотвратимо продвигается и развитый Запад. Только там приметы социального государства, добытые вековой борьбой профсоюзов в условиях мирового противоборства двух систем, будут дольше сопротивляться искоренению, чем в России, закосневшей в шоке обвальных «реформ» и, по выражению Зюганова, «исчерпавшей лимит на революции», неспособной не только на национальное восстание и народную гражданскую войну, но даже и на настоящее профсоюзное движение или партизанщину. Это новое грядущее государство называют сегодня по-разному: «государством с клановой экономикой», «имитационной демократией», «корпорацией-государством» (не путать с корпоративным государством» итальянских фашистов), «неолиберальным государством» и пр. Суть его в том, чтобы в максимально атомизированном обществе, где разрушены все социальные и национальные связи, объединяющие людей, полностью реставрировать власть централизованного капитала и капитализировать в конечном итоге самую власть. Антидемократическое и коррумпированное до мозга костей, это государство озабочено только одним: оптимизацией извлечения доходов, в том числе из человеческого ресурса. На служение этой цели поставлены суд и прокуратура, армия и милиция, СМИ (особенно телевидение) и парламент. Это государство по-своему тоталитарно и нетерпимо к инакомыслию. По форме напоминая Рим эпохи упадка с ее выборными императорами, оно сулит отсутствие всяких гарантий уверенного существования, экономической деятельности и даже самой жизни не только простым гражданам, но и тем элитным группировкам, которые почему-либо не относятся к властвующему клану. Как нам хорошо известно и памятно по сочинениям Светония и Тацита, основным содержанием общественной жизни в таком государстве становится борьба кланов за власть, чреватая регулярной гражданской войной в самых разных формах (от верхушечно-проскрипционной до тотальной). Вот только народу эти гражданские войны уже не сулят никаких благ и льгот.

А мы, русские националисты, проиграли. Назову несколько параметров нашего проигрыша режиму.

Впервые у нас не будет своих депутатов в Госдуме, способных хоть в малой мере защитить нас и заступиться за русский народ, хоть как-то выразить его интересы. Дума нового созыва тотально прокремлевская по сути и в значительной степени инородческая по составу.

Впервые у нас не осталось ни одной легальной, официально зарегистрированной партии, пригодной хоть к какой-то легитимной политической деятельности, к участию в выборах. Абсолютно уверен, увы, что режим и не допустит появления такой партии впредь. Это значит, что и в дальнейшем состав Госдумы будет нам недружественным, а то и враждебным.

Впервые режим объявил русскому национализму открытую войну (устами Владислава Суркова на съезде Единой России) и повел ее жестоко и последовательно скоординированными усилиями ФСБ, прокуратуры и судов на всех уровнях и во всех регионах. Несмотря на то, что в репрессивных органах у нас огромное количество сочувствующих, они будут выполнять антирусские приказы Николая Патрушева и Юрия Чайки и исправно получать за это премии, звездочки и должности.

Практически к нулю свелась наша правозащитная деятельность, она стала малоэффективной перед лицом лавины заказных политических процессов, исход которых заранее предрешен, будь адвокатом хоть сам Цицерон. Удушение демократических прав и свобод коснулось, конечно, не только национал-патриотов. Всю страну заново обучают говорить не то, что думаешь, и делать не то, что говоришь. Но только в отношении нас развязана специальная кампания, в то время как остальным недовольным затыкают рот как бы походя, между делом. Одновременно при президенте создана в качестве совещательного органа Общественная палата, под завязку укомплектованная нашими политическими противниками.

Несмотря на то, что русский национализм реально превратился во влиятельное интеллектуальное течение, непрерывно набирающее силу и авторитет, он, вопреки ожиданиям, не стал козырной картой в предвыборной игре партий. (Если не иметь в виду шута Жириновского, способного опоганить любую идею, к какой только прикоснется.) Вполне очевидно, что такова была установка Кремля: русские националистические лозунги ни в коем случае не должны были прозвучать с высоких трибун, несмотря на соответствующий общественный запрос. В итоге даже Единая Россия, которая может себе многое позволить и которая даже создала под выборы специальный «Русский проект», вообще не задействовала эту карту: табу!

Надо полагать, эта же установка сохранится и на президентских выборах, от которых я не чаю неожиданных результатов, поскольку считаю и Зюганова, и Жириновского в равной степени марионетками Кремля.

Факт табуированности русской национальной темы на самом верху многозначителен. Следует ожидать, что эта табуированность будет спускаться сверху вниз, охватывая СМИ, систему образования, академические круги и т.д. Недаром генпрокурор Чайка так злобится на Интернет, в принципе неподвластный репрессиям. А вот на всем остальном информационном пространстве от репрессий, увы, защиты нет.

Сократилось финансирование Русского движения, поскольку контроль Кремля уничтожает и терроризирует национально мыслящий русский бизнес-контингент, отбивает у него охоту спонсировать русских политиков.

Сократилось и число русских национально-патриотических СМИ, снизилась их действенность и эффективность. Идейно-политическая активность все больше смещается в Интернет, при этом из информационного пространства Русского движения выключаются наиболее широкие обездоленные массы, лишая его важной социальной базы.

Но самый главный вывод состоит в том, что 2007 год, на мой взгляд, подвел черту под главным направлением Русского движения за весь примерно двадцатилетний период. Ведь основные надежды данного периода были, в основном, все связаны с физической активностью масс. Таковы мои беспристрастные наблюдения очевидца, теоретика и практика движения. Так вот, эти надежды сегодня должны быть оставлены: нет ни тех масс, ни той активности, ни лидеров, за которыми массы пошли бы безоговорочно, зато есть отлаженный государственный механизм, способный эту активность блокировать и подавлять, буде она возникнет. А лет через десять, учитывая этнодемографические процессы в России, о восстании масс и вовсе придется забыть.

Второе. Волна репрессий, разогнанная против всякого инакомыслия, должна, по идее, нанести максимальный вред тем, кто ее разогнал. Ведь развернув фронтальное наступление на гражданские права и свободы, нанося громкие удары по свободной прессе, по ученым и писателям, режим сам себя поставил во фронтальную же оппозицию со всей интеллигенцией страны, для которой демократические свободы есть не просто важнейшая из ценностей, а естественная среда обитания, условие, без которого ее полноценное существование невозможно. Умный Путин оказался в данном вопросе глупее дурака Ельцина, который нутром понимал значение интеллигенции в современном мире и значение свободомыслия для интеллигенции.

Это значит, что наша правозащитная деятельность станет еще одним мостиком, который русские националисты смогут перекинуть к широким интеллигентским кругам. А для нас в этом необходимость первейшая. Ибо именно интеллигенция, как я не устаю говорить и писать уже двадцать лет, есть архимедова точка опоры для любого трезвомыслящего русского политика. Тот, кто не хочет или не может ею овладеть, ничего не достигнет в современной России (да и в любой современной продвинутой стране). И наоборот, тот, кто сумеет распропагандировать и завербовать интеллигенцию на свою сторону, получит главный приз.

Медведев: Уважаемые граждане России!.. В полную силу заработали в новой Государственной Думе парламентские партии.

Севастьянов: Оптимизм явно наигран. Радоваться тут нечему: партийная жизнь России есть зрелище сколь же превратное, столь и отвратное. Ибо не только не отражает действительного расклада политических сил в обществе, но и злостно искажает этот расклад. Причем сразу в нескольких измерениях.

Во-первых, всякое общество существует в системе координат, которую задает вовсе не только одна-единственная ось социального размежевания, как нам пытаются это преподать, но еще и вторая, не менее важная ось: размежевания национального. Такова жизнь. Соответственно, само размежевание в обществе происходит не только по принципу «правый – левый» (творцы кремлевского внутриполитического курса усиленно делают вид, что этот принцип – единственный достойный внимания), но и по принципу «свой – чужой». Роковое значение этнического фактора проявилось после крушения СССР многократно, неотвратимо и, казалось бы, ярко и однозначно. В наше время закрывать на это глаза – глупо, опасно, едва ли не преступно.

Однако российский закон «О политических партиях» (ст. 9 п. 3) прямо запрещает создание партий «по признакам национальной принадлежности». И этим лишает всех без исключения граждан всех национальностей возможности на государственном уровне определять, выражать и защищать свои национальные интересы и права.

Но ведь этнические права и интересы существуют объективно, они специфичны, они вовсе не покрываются, не исчерпываются общегражданскими правами! Это значит, что участие в партиях, организованных по российским законам, оставляет всю национальную проблематику на глубокой периферии, что противоречит ее действительному значению. Следовательно, стратегия общественного развития России с самого начала закладывается на ложных основаниях, без учета важнейших факторов, которые волюнтаристски попросту сняты с повестки дня, как будто их и нет. Но в реальности-то они есть, только обречены проявляться у нас исключительно в уродливой, искаженной форме. От этого плохо всем, и Кремлю в том числе.

Особенно важно, что игнорируются среди прочих – права и интересы государствообразующего, русского народа. Никакого политического субъекта, который бы законным образом их выражал и защищал, сегодня, увы, нет в природе. И законодательством российским такой субъект показательно не предусмотрен. Значимое большинство страны в политике не представлено, зато непропорционально мощно представлено и всем в стране заправляет значимое меньшинство в лице «Единой России». Это противоречие носит характер антагонизма.

Во-вторых, «парламентские партии», что тут лукавить, на российском политическом жаргоне есть лишь заранее охолощеные партии, допущенные Кремлем в парламент. Говорить, что они «заработали в полную силу», – значит издевательски высмеивать этих политических кастратов. Ибо им отведена лишь одна на всех малопочтенная роль немого и послушного штемпеля для кремлевских законопроектов. Никакого самостоятельного или, боже упаси, оппозиционного значения у Госдумы сегодня нет; такова финальная стадия ее эволюции, таков трагикомический итог истории легальной оппозиции и вообще парламентаризма в России.

Партии создаются для выражения политической позиции значительных групп людей, для легальной защиты их прав и интересов. Введя ограничения на создание партий, Кремль оставил многие подобные группы за пределами законной публичной политики. В том числе самую значительную группу российского населения (значительную количественно и качественно) – русский народ. Партия русского народа была бы, несомненно, партией абсолютного большинства России. Именно она определяла бы всю судьбу страны. Но пока что такая партия, будь она создана, – вне закона.

В отличие от Путина, Медведев сумел почувствовать: что-то не так в сложившейся политической системе. И, во-первых, решил чуть-чуть расширить в парламенте присутствие «допущенных» партий и соответствующего электората. А во-вторых, вообще произвел – ни много ни мало! – конституционный переворот, неожиданно изменив характер нашего строя и поставив правительство под контроль парламента (соответствующая поправка в Конституцию уже принята). Это очень важный шаг на пути от президентской к парламентской республике. Я давно настаиваю на необходимости подобного шага, но… имея в виду, конечно же, руководящую и направляющую роль партии русского большинства. Только в таком варианте парламентская республика для нас желанна и необходима. Однако сегодня эта роль принадлежит партии «Единая Россия», вообще никакого отношения к русскому народу не имеющей, его проблем не знающей, их не обсуждающей и не учитывающей. Таким образом, заведомо верное средство учреждено под заведомо неверную цель. А это значит, что нас ждет не разрешение проблем, а их закоснение, не улучшение, а ухудшение общественного климата.

Произошедшее говорит о том, что застылое догматическое марксистско-ленинское политическое мышление по-прежнему доминирует в Кремле, у президентских советников. Там продолжают рассуждать о политике лишь в застарелых социально-экономических категориях, деля общество на правых, левых и центр, как сто лет тому назад. Несусветная глупость! Нам предлагаются различные вроде бы правильные изменения в закон о партиях, но только не то главное, основное, которое нужней всех прочих. И кто-то надеется при этом консолидировать население?! Поистине, бывает же такая слепота!

Что мы скажем на это?

Мы требуем: снимите запрет на создание партий по национальному признаку. В нем – главный тормоз общественного развития. Он должен быть убран. И тогда постепенно все встанет на свои места, и в стране восстановится нормальная управляемость, дисциплина исполнителей и ответственность властей. Ибо тогда уже не партия капиталистов-космополитов, как сегодня, а партия абсолютного большинства – русского народа – возьмет под контроль парламент и правительство, консолидирует страну и мобилизует ее на достижения и победы. Другого пути к нормальной жизни в России нет. Ибо если 80% населения страны консолидировано воедино – то кто устоит против нас вовне или внутри России?!

Смелее договаривай, президент!

Медведев: …Речь идёт о народе с тысячелетней историей, освоившем и цивилизовавшем огромную территорию. Создавшем неповторимую культуру. Мощный экономический и военный потенциал. Действующем на прочной основе выработанных, выстраданных, выверенных за века ценностей и идеалов.

Севастьянов: – Интересно, что же это за народ такой? Назови-ка! Нет, не называет, хотя еще не раз близенько подходит к самому краю «скользкой» темы, говоря о судьбе «великого народа». Какого? Да все того же, по умолчанию. Назвать этот народ «российским», а-ля покойный Ельцин, уже неудобно: долго и упорно навязывавшаяся нам фальшивая концепция «российского народа» столь же долго и упорно отвергалась обществом, и сегодня она звучит уже просто неприлично, режет слух, и Медведев, слава богу, это понимает. Но назвать «великий народ» (русский) по его настоящему природному имени, видимо, еще неудобно перед кем-то влиятельным, вот и приходится обходиться экивоками и эвфемизмами.

Что мы скажем на это?

Всем уже давно и предельно ясны две простые и научно установленные вещи: 1) только русский и никакой другой народ создал великое государство (Российскую империю, СССР, Россию); 2) только на русском народе оно держалось и держится ровно в той мере, в какой это еще по силам русским. Не будет этих сил – не будет и России. Другие народы могли (могут) помогать или противодействовать русским. Это лишь замедлит или ускорит ход державного движения, но не изменит его характер и направление.

Дело за малым: признать все сказанное с самой верхней трибуны страны. Признать прямо, без экивоков и эвфемизмов. И изменить строй и законодательство в соответствии со сказанным.

Пока что до этого, как кажется на первый взгляд, еще далеко. Но есть логика хода истории, есть логика развития идей. Сказал «Господи», скажешь и «верую»! Только надо смелее мыслить и договаривать мысль до конца.

О наших ценностях, общественных идеалах и нравственных принципах

Медведев: Есть вещи, которыми нельзя поступиться, есть вещи, ради которых нужно бороться и побеждать. Это то, что дорого вам, дорого мне, дорого нам всем. То, без чего мы не можем себе представить нашу страну…

Теперь собственно о ценностях. Они хорошо известны.

Справедливость, понимаемая как политическое равноправие, как честность судов, ответственность руководителей. Реализуемая как социальные гарантии, требующая преодоления бедности и коррупции. Добивающаяся достойного места для каждого человека в обществе и для всей российской нации в системе международных отношений.

Это свобода – личная, индивидуальная свобода.

Свобода предпринимательства, слова, вероисповедания, выбора места жительства и рода занятий. И свобода общая, национальная. Самостоятельность и независимость Российского государства.

Жизнь человека, его благосостояние и достоинство. Межнациональный мир. Единство разнообразных культур. Защита малых народов…

Семейные традиции. Любовь и верность. Забота о младших и старших.

Патриотизм. При самом трезвом, критическом взгляде на отечественную историю и на наше далеко не идеальное настоящее. В любых обстоятельствах, всегда – вера в Россию, глубокая привязанность к родному краю, к нашей великой культуре.

Таковы наши ценности, таковы устои нашего общества, наши нравственные ориентиры…

Севастьянов: Все вроде бы неплохо на первый взгляд, но ко всему сказанному, кроме наиболее тривиально-неоспоримого, есть очень важные поправочки.

О справедливости. Да будет известно тем, кто этого еще не знает, что справедливость есть категория классовая и национальная. То, что кажется справедливым рабочему и крестьянину, не всегда покажется таковым предпринимателю и землевладельцу, да и профессору, как правило, тоже. «Все люди равны, всем – поровну», – скажут люди физического труда (вспомним знаменитый принцип Парижской Коммуны: равная оплата за равный по времени труд). «Все люди разные; каждому – свое», – будут настаивать на своем понимании справедливости предприниматели и интеллигенты. А справедливость с точки зрения, допустим, чеченца (дела Буданова, Аракчеева, Худякова и Ульмана тому примером) или еврея (дело Копцева и многие иные дела по ст. 282 УК РФ или по закону «О противодействии экстремистской деятельности») может сильно отличаться от русского представления о ней.

Но главное даже не в этом. Суд по любви в принципе несовместим с судом по справедливости, ибо любовь есть высшая несправедливость: это бесконечное и немотивированное предпочтение любимого – всем остальным. Незабываем блестящий афоризм правителя Испании генерала Франко: «Для своих – всё; для остальных – закон».

Кто же свой, а кто чужой в нашем обществе для высокопоставленного оратора? Или все подряд свои? Неправда, так не бывает. Да и на дух не нужен нам еще один отчим, для которого все детишки в доме одинаково не свои и не чужие. Нам нужен отец; русские устали от сиротства, от горькой безотцовщины. Настолько устали, что уже и грузина Сталина, передушившего русско-советскую элиту, готовы в отцы к себе записать.

Что мы скажем на это?

Определись, кто, в конце концов, тебе свой, президент! Ведь если мы, русские, для тебя – не свои, значит и ты нам – чужой, но тогда ни о какой консолидации не может быть и речи. И крепко знай и помни следующее.

Нам не нужна антирусская «национальная справедливость» а-ля немецкая династия российских императоров Романовых, тем более нам не нужна антирусская «справедливость» а-ля еврейские большевики-интернационалисты, и даже а-ля «отец всех советских народов» грузин Сталин или а-ля заложник и марионетка космополитов Ельцин.

Нам нужна справедливость Русского национального государства, где все будет для русских и ничего против русских. Любишь русских – докажи делом. Не любишь – так и будем знать. Но не жди и от нас тогда опоры и поддержки.

О честных судах. В последние годы мы, русские националисты, часто сталкиваемся с возмутительным судебным произволом, направляемым с самых больших высот российской власти: из ФСБ, Генпрокуратуры и Администрации президента. Произвол столь же беззаконный, сколь и непробиваемый: заказные политические процессы с предрешенным исходом идут один за другим, поражая своим цинизмом и жестокостью. Настоящий беспредел: Кремль развязал форменную войну с русским движением. Методика самая подлая и провокационная: одной рукой русских изгоняют из легального политического пространства и загоняют в подполье, а другой рукой беспощадно уничтожется всякого рода партизанщина. Каков итог? В стране, как в 1920-е годы, множится число самых настоящих политзаключенных, узников совести, единственное преступление которых в том, что они жили и действовали в силу своих политических, моральных, а порой и религиозных убеждений. По суду закрываются, караются СМИ и издательства, слишком поверившие в свободу мысли, слова и печати. Все это делается через прокуратуру и судей, которых, вопреки Конституции, не избирал народ, а назначала власть. Ей, а не закону служат судьи России в своем абсолютном большинстве. Демонстрируя при этом, как я сам не раз убеждался, удивительную беспринципность и некомпетентность.

Наряду с превращением в орудие политического беспредела, суды, как метко заметил один журналист, превратились в бизнес-корпорации, ловко, непрерывно и в максимальном размере выкачивающие деньги из тяжущихся. Взяточничество в судах достигло гомерических размеров. Дошло до того, что появилась новая профессия: судебный брокер, то есть человек, который берет на себя переговоры с судьями о вознаграждении за то или иное решение, избавляя от этой щепетильной задачи клиентов и адвокатов, выводя их (небесплатно) из зоны риска.

На этом фоне заклинания о том, какими правосудными, компетентными и порядочными должны быть суды, звучат довольно лицемерно.

Что мы скажем на это?

Что делать? Как заставить судей быть независимыми и неподкупными одновременно? Как исправить обвинительный уклон? Вот в чем вопрос. Снять госконтроль – будут еще пуще брать взятки, неправедно решать дела. Усугубить госконтроль – восторжествует телефонное право, административный произвол, а заказные процессы, от которых уже и так тошнит, станут повсеместной нормой.

Есть, на мой взгляд, три ключика к проблеме. Прежде всего, надо вернуться к исполнению своей Конституции и провести весь судейский корпус через народные выборы и регулярные перевыборы в дальнейшем. Назначенным властями судьям не место в судах. Судья, чьи приговоры высшая инстанция отменяла более двух раз, автоматически должен исключаться из судейского сословия за профнепригодностью, с запрещением возвращаться в него. Политические процессы (по ст. 282, 282’ УК РФ, по закону «О противодействии экстремизму», буде таковые не отменят вовсе) должны перейти под контроль суда присяжных.

О свободе. Говорить всерьез о свободе предпринимательства и слова в современной России – значит профанировать тему.

О свободе слова я уже все высказал в не утратившей актуальности статье «Новая инквизиция» («Наш современник» № 3 за 2008). На ТВ жесточайшая цензура, печатные СМИ трепещут и переходят на старый добрый эзопов язык, издательства избегают острых книг, типографии, под прямым нажимом ФСБ, отказываются печатать «сомнительные» книги (дожили, ё-моё: цензура типографий!) и т.д. МВД, ФСБ и Госдума пытаются замахнуться на свободу мысли даже в Интернете, даже на личных блогах (тем временем ряд лиц уже получили свои срока за неосторожность в этой лично-публичной переписке!). Короче говоря, интеллигенцию вновь возвращают в безвоздушное пространство советского периода, приводят в состояние безгласности, когда самая возможность возразить утрачивается.

О «свободе» предпринимательства ярче всего сказала нам свежая (ноябрь с. г.) история с запретительной пошлиной на вывоз круглого леса, которую правительство заблаговременно объявило (в расчете на заблаговременное же создание древообрабатывающей промышленности, лесопилок и заводиков), затем бестрепетно ввело, а потом… вынужденно отменило, ибо железнодорожные составы и морские суда, груженые лесом-кругляком, парализовали все движение на Дальнем Востоке. (Данный товар составляет 60% нашего экспорта в Китай.) Никто и не подумал создавать лесопилки и заводики, даже под угрозой полной остановки производства, ибо таковы в нашей стране условия осуществления пресловутой «свободы»: создать честно работающее предприятие, ту же лесопилку, себе дороже выйдет.

Что мы скажем на это?

Свобода – вещь не умозрительная: она либо есть, либо ее нет. Сегодня в России ее уже, можно сказать, нет. Де-факто нет свободы выборов, свободы референдумов, свободы партийной жизни, свободы слова и печати, свободы вероисповедания (репрессии обрушились на ряд родноверческих общин), свободы предпринимательства.

Надо либо признать это официально и честно сказать: граждане, свободы нет и не будет. (Так в свое время «честно» поступили большевики: открыто заявили еще в 1918 году, что они-де не могут позволить клеветать на Советскую власть – и враз закрыли все газеты, кроме большевицких и просоветских. И так до самого конца монополию и держали.) Либо немедленно подтвердить формулу 1990-х: разрешено все, что не запрещено, – и при этом убрать из законодательства все нормы, ограничивающие свободу слова, противоречащие Всеобщей декларации прав человека и гражданина. Прежде всего – статью 282 из УК РФ и соответствующие статьи закона «О противодействии экстремистской деятельности». Ведь по этим статьям сегодня судят даже за критику действий отдельных милиционеров как за разжигание ненависти к социальной категории: милиции в целом, якобы. И прочих абсурдных и жестоких процессов не счесть.

Любой другой путь – лицемерие и подрыв доверия к власти.

Понимает ли это Медведев? Пока, видимо, нет, если судить по его дежурной реплике («Мы не позволим разжигать социальную и межнациональную рознь…») и по тем наставлениям, которые он недавно дал директору ФСБ Александру Бортникову. Но разжигать то, что и без того давным-давно естественно и закономерно пылает ярким пламенем, никому в голову не придет. Беда в том, что у нас обычно судят как за разжигание – всего лишь за констатацию полыхающего пожара и поиск его причин. Видимо, сам Медведев никогда не сталкивался с практикой соответствующих судебных процессов, судит о них с чужих слов, в том числе с подачи антирусской прессы и всевозможных берлазаров. Хорошо бы, кто-нибудь его на сей счет просветил…

О защите малых народов. Ну, сколько же можно?! Что это за неравноправие в законе, что за двойные стандарты, вопиюще противоречащие ст. 19 Конституции РФ? Почему одни народы нужно «защищать», а другие могут и так обойтись, плевать на них? И когда же мы поймем, что на самом деле больше всего в защите нуждается не малый, а самый большой народ, тот народ, на котором все держится, который есть тот сук, на котором сидят все остальные народы России?! А вовсе не те народы, на которых не держится вообще ничего, существенного для других?

Порочный теоретический подход в жизни немедленно оборачивается порочной же практикой. Вот пример. Есть закон, регулирующий права коренных малочисленных народов Севера. В том числе, назначающий им для поддержания традиционного образа жизни и пропитания – определенные квоты на лов рыбы и зверя. А теперь представьте себе, что на берегу Белого моря стоят рядом два села – в одном живут, допустим, коми, а в другом – поморы. Поморы, как и казаки, это субэтнос русского народа, потомки новгородцев (в основном), двинувшихся на освоение Русского Севера еще с IX века. Их не очень много осталось, но это далеко не худшая часть русского народа. Их традиционный промысел от века, как и у коми, – рыбная ловля, бой морского зверя и т. п. И вот сегодня, видя, как сосед-коми спокойненько по положенной квоте ловит лосося и треску, бьет зверя и проч., а им, поморам, за те же деяния грозят страшные наказания как браконьерам, поморы поставили себе задачу: отделиться от русского народа, самоопределиться как отдельный этнос и добиться равных с другими малочисленными народами прав. Как видим, закон, хороший для малых народов, но утверждающий притом неравноправие, обернулся большой подлостью, несправедливостью и бедой для русских.

Что мы скажем на это?

Такой паскудный результат закономерен, ибо гнила сама мысль: наделить по национальному признаку особыми преимуществами народы, от которых никаких особых преимуществ для России не происходит. Обделив при этом преимуществами тот народ, без которого (единственного!) Россия вообще жить не может. Ни логики, ни справедливости, ни расчета тут нет никакого: одна глупость, невежество, недальновидность, торжество демагогии и чужеродных для нашей страны воззрений и подходов!

Итого: красивыми словами о справедливости, честных судах, свободе и тому подобных вещах отделаться от народа не получится. И все славословия по адресу провозгласившей права человека Конституции, которыми была полна речь президента, не убеждают.

Мы должны знать конкретно, какое именно содержание вкладывается в эти прекрасные лозунги, чем они будут наполняться и как реализовываться. Ибо пока они реализуются зачастую с точностью до наоборот.

Выполняйте свою Конституцию

Медведев: Конституционный порядок и впредь будет обеспечиваться всеми законными средствами…

Принятие в 1993 году Основного закона, провозгласившего высшей ценностью человека, его жизнь, его права и собственность, стало беспрецедентным событием в истории российской нации. И мы должны поблагодарить за это всех, кто участвовал в разработке и согласовании этого документа…

В наши дни, уже на новом этапе развития, российское общество подтверждает приверженность демократическим ценностям Конституции…

Севастьянов: А каким образом общество подтверждает приверженность этим ценностям? По-моему, оно в Конституцию и не заглядывало сроду. А то бы давно возмутилось несоответствием основного писаного закона и житейской (да и судебной) практики.

Вот есть в Конституции статья 19, утверждающая равноправие граждан независимо от национальности. Выше мы уже видели, что закон о малочисленных народах эту норму нагло опрокидывает. Но это ведь не единственный пример, можно привести еще по меньшей мере парочку.

Так, есть закон, регулирующий права репрессированных народов. Однако именно русские, больше всех, как говорит бесстрастная статистика, пострадавшие от кровавых репрессий коммунистического режима, этим законом не охвачены, льгот и привелегий, полученных многими другими народами России, лишены. Помимо того, что этим нарушена элементарная справедливость, возникло еще одно неприятное последствие, угрожающее целостности русского народа. Ибо казаки, этот русский субэтнос, наиболее пассионарная, авангардная часть русского народа, получила в результате импульс к отделению от русских в целом (как и вышеописанные поморы). Почему, для чего? А для того, чтобы, выделившись в отдельный, якобы «нерусский» этнос, потребовать уравнения в правах с другими репрессированными народами и получить-таки вожделенные льготы и привилегии. Казаки действительно страшно пострадали от большевиков и им действительно обидно после этого глядеть на соседей, вознагражденных, в отличие от казаков, за свои страдания. Вред от этой несправедливости и возбужденной ею ревности может быть огромен и непоправим. Русские должны быть признаны репрессированным народом, иначе где же хваленое конституционное равенство народов?

Или вот еще: с 1996 года действует великолепный закон «О национально-культурных автономиях», позволяющий народам сохранять и развивать в желательном им направлении свою национальную культуру, а государство обязывающий им помогать. Всем народам России, кроме… естественно, русского. В 2003 году были специально приняты такие поправки к закону (вопреки позиции обоих профильных комитетов Госдумы – по культуре и по национальным делам), которыми правом на создание НКА оказались наделены только народы, «оказавшиеся в положении национального меньшинства». Абсолютно безграмотная юридически формулировка обрела силу закона и привела к жестокой дискриминации русских, не только лишенных важных прав и льгот, но и фактически обложенных теперь косвенным налогом на содержание всех НКА всех остальных народов России, безразлично, коренных или пришлых.

Ну, а вершину пирамиды несправедливых этнических законов, ущемляющих права русских, венчает унаследованное от большевиков положение, когда у 21 народа России есть свой суверенитет и своя государственность, а все остальные народы этого лишены, в том числе государствообразующий народ России, русские. Такой порядок внесен в самую Конституцию, что придает ей нестерпимо противоречивый характер. Какое уж тут, к чертям собачьим, равенство народов?!

Я привел только несколько примеров того, как плохо продуманное действующее законодательство России ущемляет законные права и интересы русских, дискриминирует их, в нарушение статьи 19 той самой Конституции, о которой так высоко отозвался наш новый президент.

Или вот еще пример, показывающий, что действующее законодательство просто и мило аннулирует конституционные нормы. Так, статья 26 Конституции дает право каждому «определять и указывать свою национальную принадлежность». Как хорошо! Не хватает только малости – механизма, с помощью которого это можно было бы сделать. Раньше, при советской власти, такой механизм был и реально действовал: это паспорт. А теперь? Что делать человеку, который хочет «определить и указать» свою национальную принадлежность? Как осуществить это право? Пальцем на стенке написать «Я – русский!»? Самовыписать себе удостоверение в произвольной форме? Отсутствие механизма осуществления права делает само это право недействительным, фиктивным.

Подобных примеров издевательски извращенного отношения на практике к вроде бы нормальным и правильным положениям Конституции России можно привести еще немало. Что со всем этим делать?

Что мы скажем на это?

Слова первого лица в государстве не имеют права так наглядно расходиться с делами, творящимися в государстве. Иначе его авторитет может упасть непоправимо низко. Хвалим Конституцию – и демонстративно ее не выполняем. Говорим об уважении к Конституции – и терпим вопиющие противоречия с нею в нашем законодательстве, да и в ней самой, к нашему стыду… О каком же конституционном порядке нам говорит президент Медведев? Пусть для начала потратит рабочее время и уберет эти противоречия, приведет действительность в соответствие с конституционными нормами. Или нормы – в соответствие с действительностью.

От слов – к делу!

Медведев: Государственная бюрократия по-прежнему, как и 20 лет назад, руководствуется всё тем же недоверием к свободному человеку, к свободной деятельности. Эта логика подталкивает её к опасным выводам и опасным действиям. Бюрократия периодически «кошмарит» бизнес – чтобы не сделал чего-то не так. Берёт под контроль средства массовой информации – чтобы не сказали чего-то не так. Вмешивается в избирательный процесс – чтобы не избрали кого-нибудь не того. Давит на суды – чтобы не приговорили к чему-нибудь не тому. И так далее…

Такая система абсолютно неэффективна и создаёт только одно – коррупцию. Она порождает массовый правовой нигилизм, она вступает в противоречие с Конституцией, тормозит развитие институтов инновационной экономики и демократии.

Севастьянов: Какие замечательные слова! Такое чувство, будто я сам это писал. Прямо-таки до буквы совпадает с той критикой, что приведена мною выше! Ай, да Медведев! Браво! Не случайно на этих словах так напрягся в зале Путин, а покойный ныне патриарх Алексий Второй посмотрел на Медведева с нескрываемой жалостью, как на мальчика, вознамерившегося лизнуть топор на морозе.

Только вот слабовато верится в искренность сказанного президентом. Ибо нет конкретного адреса критики, а безадресная критика стоит недорого. Где же эта самая бюрократия зловредная гнездится, откуда она завелась у нас? Не с иных ли планет десантировалась? Не в заоблачных ли высях обитает?

Да нет, друзья. Чтобы ее обнаружить, президенту Медведеву всего лишь надо было бы вглядеться в тех, перед кем он выступал с этой замечательной инвективой. А вглядевшись, пальцем указать: вот они, главные российские бюрократы, обер-конструкторы гнилой, «неэффективной» и «коррупционной» системы.

Кто был все последние годы главным идеологом государственного строительства? Кто давал установки Госдуме, судам, прокуратуре, ФСБ? Ответь, президент! Не Сурков ли твой любимый, непотопляемый, драгоценное наследие путинского режима, переданный, как эстафетная палочка бывшим президентом новому? Не еврейское ли лобби, непоколебимо окопавшееся в Кремле и на Старой площади?

Что мы скажем на это?

Подождем с полгодика, посмотрим, будут ли существенные кадровые перемены в Кремле, соберет ли Медведев вполне свою, новую, команду. В первую очередь, будет ли Сурков заменен человеком, настроенным не анти-, а прорусски. Изменится ли состав Администрации президента вообще, потеснится ли еврейское лобби. Будут ли введены законы, стимулирующие развитие производства (по примеру хотя бы Китая), исключающие давление бюрократии (то есть исполнительной власти) на прессу, избиркомы, суды. Очень хочется, чтобы президент не знал покоя, пока не приведет российскую действительность к декларированному им самим идеалу.

Но верится мне в это слабо. Ведь занятая им позиция по вопросу, к примеру, о свободе слова – по меньшей мере странная. Вот его слова: «Свобода слова должна быть обеспечена технологическими новациями. Опыт показал, что уговаривать чиновников «оставить в покое» СМИ практически бесполезно. Нужно не уговаривать, а как можно активнее расширять свободное пространство интернета и цифрового телевидения. Никакой чиновник не сможет препятствовать дискуссиям в интернете или цензурировать сразу тысячу каналов».

Как прикажете понимать этот пассаж? Выходит, «спасение утопающих – дело рук самих утопающих»? Нам, обществу, журналистам, политологам, предлагается самим хитрить, используя техническую смекалку, чтобы переиграть правительственных душителей свободного слова – ФСБ, МВД, прокуратуру и прочих цензоров-добровольцев... Это так теперь понимается свобода слова? О каком же торжестве демократии нам рассказывают президентские сказки? Уж посоветовал бы заодно к эзопову языку прибегать, по старинке. Или за границей печататься, как во времена Герцена или диссидентов. Это – выход?!

Президент публично расписывается в полном бессилии обуздать своих собственных подручных, супостатов свободы, предлагает нам смириться с торжеством инквизиции, вместо того, чтобы ее запретить, бороться с нею.

Каким будет результат этой безответственной, страусиной позиции? А это очень даже понятно! Ведь почти сразу после этого выступления Медведева в Госдуму поступил законопроект, приравнивающий интернет к СМИ, то есть устанавливающий судебную ответственность владельцев сайтов и блогов наравне с редакторами периодической печати! Ты, президент, делаешь всю ставку лишь на свободу слова в «пространстве интернета»? Ну, так мы покажем, чего стоят твои иллюзии! Ведь стоит посадить в тюрьму с десяток таких квази-редакторов – и все остальные «тысяча каналов» (или десять тысяч) будут ходить по струночке. Вот какова реакция истинных хозяев страны на медведевский прогиб, капитуляцию, на его демонстративный уход от конфронтации, от тяжелой рыцарской битвы за демократические свободы. Жалует царь – да не жалует псарь! И все, стало быть, будет в России не по-царски, а по-псарски!

Будем жить в псарской России? Вот еще не хватало! Дожили!

Слышать от высшего лица в государстве советы, как бы нам это государство, в лице его подчиненных и служащих, перехитрить и одурачить, по меньшей мере странно. А как быть с другими правами и свободами? Тоже хитрить и изворачиваться, вместо того, чтобы решительно изменить правила игры? Так и хочется спросить: ты президент, блин, или что? Или у нас уже не президентская республика? Или свои псари страшней Саакашвили?

Президенту надо поскорей расстаться с такой капитулянтской, унижающей его и наше достоинство позицией. «Лишь тот достоин счастья и свободы, кто каждый день идет за них на бой» (Гёте). Верность демократии доказывается делом.

Шемякин суд, или Козел в огороде

Медведев: Прошу предусмотреть дополнительные меры для привлечения к законотворческому процессу представителей неправительственных организаций, Общественной палаты. Думаю, было бы полезным их обязательное участие в рассмотрении законопроектов, затрагивающих важнейшие для каждого человека вопросы: свободы человека, вопросы здоровья, вопросы собственности. И, соответственно, надо внести изменения в регламенты Государственной Думы и Совета Федерации.

Севастьянов: Прелестно! Итак, наш президент, оказывается, тоже понимает, что не все в порядке в датском королевстве – в том смысле, что общественная жизнь России регулируется не лучшими законами, которые в принципе надо менять. И кто же будет этим заниматься, кого привлекает он в качестве экспертов и инициаторов? Да как раз всех тех, кто сегодня ходит в главных инквизиторах, охотников на ведьм, коими набита Общественная палата: Валерий Тишков, Николай Сванидзе, Алла Гербер, Александр Брод и иже с ними – все они являются одновременно как членами ОП, так и главными героями моей статьи «Новая инквизиция», все они отъявленные русофобы и патентованные не друзья русского народа, доносчики и добровольные подручные политического сыска. Именно они и их единомышленники и подельники уже довели за годы целенаправленных усилий российское законодательство до уровня абсурда, превратив Россию в позорное полицейское государство, в котором карается политическое инакомыслие. Их трудами тюрьмы и лагеря наполняются сегодня здоровой русской молодежью, а редакции газет и журналов, издательства, ученые и писатели не успевают отбиваться от судебных преследований. Конечно, именно этим милейшим людям-доберманам теперь и карты в руки, кому же еще! Одно было утешение, что ОП есть фиктивный, неправомочный вмешиваться в законотворческий процесс орган, «с его озлобленным умом, кипящим в действии пустом» (Пушкин). Скоро, похоже, и этого утешения не станет.

Что мы скажем на это?

А что тут скажешь? То ли президент совсем не ориентируется в кадрах, не отслеживает общественно-политическое поле, не знает, как говаривал Горбачев, «кто есть ху», то ли он полностью подконтролен антирусским силам, до стадии зомби, послушной марионетки. Знать бы наверняка…

О бедном мигранте замолвили слово. А о нас кто подумал?

Медведев: Так называемый ценз оседлости, предписывающий члену Совета Федерации проживать в ранее определённом регионе определённое количество лет, должен быть отменён…

Я уже говорил, что межнациональный мир – это одна из главных наших ценностей. У нас исторически сложился уникальный и богатейший опыт толерантности и взаимного уважения. В то же время сохраняются проблемы, способные обострять межэтнические, межконфессиональные отношения. Среди них безработица (особенно в регионах с трудоизбыточным населением), правовая неурегулированность земельных отношений, нелегальная миграция и ряд других причин. Причём такие проблемы особенно чувствительны там, где не решаются социально-экономические вопросы. Где региональные и местные власти не помогают развитию малого бизнеса, не создают новые рабочие места…

Обращаю особое внимание: надо оптимизировать организацию миграционных процессов внутри страны и создать реальные условия для повышения мобильности российских граждан – как эффективного способа перераспределения трудовых ресурсов, так и обеспечения права граждан на труд.

Своего совершенствования требуют и механизмы регулирования внешней миграции. Они должны наконец получить правовое оформление, адекватное потребностям нашей страны, масштабам самой миграции. В Россию продолжает прибывать поток мигрантов, особенно из стран Содружества. Известно, что многие из них стремятся получить российское гражданство. В целом это позитивный процесс. Однако получение гражданства должно стать доказательством их успешной интеграции в жизнь нашего общества и восприятия его культуры и традиций. Отмечу также, что мы должны прежде всего сохранять баланс на рынке труда и обеспечивать интересы российских граждан.

Севастьянов: Весьма противоречивые идеи, в которых закамуфлированы большие проблемы и камни преткновения. Главная из них та, что Кремль, судя по всему, додумался перемещать по всей стране значительные массы трудящихся отечественного происхождения (не иммигрантов), передвигая бригады (артели?) из трудоизбыточных регионов туда, где требуется рабочая сила. Это вместо того, чтобы развивать предприятия, в том числе сельскохозяйственные, на местах, там, где эта самая рабсила родилась, выросла, обзавелась семьей и детьми и, по логике нормальной жизни, должна жить, работать, обустраивать бытие и в свой срок ложиться в землю к праотцам. (Недаром на Руси говорят: где родился, там и пригодился.) Есть, стало быть, замысел превратить русский народ в перекати-поле, очевидно, по образцу американцев, всю жизнь колесящих по своей стране в поисках работы и нигде не пускающих корней. Но там этот бродячий уклад давно стал нормой жизни, люди легко бросают съемные квартиры в одном городе, чтобы снять подобное же жилье в другом и мгновенно адаптируются в типовых условиях вместе с семьей. Но у нас-то жизненный уклад совсем иной. Если наши мужики будут надолго уезжать в другие города за заработками, их семьи вовсе не бросят свой налаженный, какой-никакой, быт, чтобы последовать за ними с чадами и домочадцами, как это делается в Америке. Нет, вместо этого по нашим городам образуются целые контингенты полуброшенных жен и заброшенных детей. Каков будет от того социальный эффект – не хочу даже думать, дрожь берет. Миллионы семей будут быстро и основательно разрушены – это при нашей и без того ужасной брачной статистике. А депрессивные регионы, из которых съедут последние дельные мужики, станут еще депрессивнее и деградируют вконец. Более верного способа добить русский народ я просто не слыхивал! Сравнить эту плодотворную идею можно только с уничтожением «неперспективных деревень» в Нечерноземье, капитально подорвавшим нашу демографию.

Непонятной осталась и позиция президента по важнейшей проблеме нелегальной иммиграции. Сегодня из примерно 12 млн иммигрантов в России – примерно 11 млн находятся в нашей стране незаконно, нелегально. Это при том, что среди коренного населения отмечена высокая безработица, которая с кризисом пошла в рост и может достигнуть, по расчетам социологов, опасной отметки в 12 %. Много писалось серьезными авторами о том, что трудовая иммиграция сегодня России не нужна, что вред от нее с лихвой перекрывает пользу. Как от нелегальной, кстати, так и от легальной; просто от нелегальной иммиграции происходят проблемы одного сорта, а от легальной – несколько иного. Но нам не нужна по большому счету ни та, ни другая, никакая. И даже весьма опасна, а по мере развития кризиса и конкуренции на рынке труда эта опасность будет возрастать. И уж во всяком случае ничего «позитивного» в том, что иммигранты интегрируются в российское общество я, в отличие от президента, не вижу. (Прошу не путать иммигрантов с репатриантами, т.е. с представителями коренных народов России, возвращающимися на родную землю.)

Из этих двух президентских тезисов вырисовывается нерадостная картина. Ликвидацию нелегальной иммиграции нам никто не обещает, никакие шаги в этом направлении не намечаются (хотя, чтобы радикально решить эту проблему, достаточно всего трех законов). Но зато власть намерена превратить во внутренних мигрантов добрую часть собственного народа. От этой части, кстати, в местах ее нового пребывания немедленно возникнут все те же мигрантогенные проблемы, включая криминальную и санитарную, даром что они все россияне. Мигрант есть мигрант, неважно, внутренний или внешний: его модель поведения одна и та же, и для коренного населения он столь же «желанен» и «полезен». В итоге среди русских появятся дополнительные яблоки раздора, вместо консолидации. Вот спасибо! Только этого нам не хватало…

Далее. Как понимать отмену ценза оседлости для представителей регионов в Совете Федерации? Неужели люди, без году неделя живущие в том или ином регионе, предпочтительнее в плане выражения и защиты его интересов, нежели люди, выросшие в этом регионе и шкурой прочувствовавшие его проблемы? Что за дикая логика? Она особенно опасна, если учесть, что во многих регионах уже сложились влиятельные национальные лобби, в том числе из числа национальных меньшинств, иммигрантов, которые имеют достаточно средств и связей, чтобы продвинуть своего человека на важный пост вместо представителей коренного населения. Этого хочет Кремль? Получается, что так. Но этого не хотим мы, русские.

К национальным вопросам теснейшим образом примыкают вопросы, связанные с федеративным устройством России, с ее искусственным и противоречащим собственной Конституции делением по национально-территориальному признаку.

Это неприличное слово «федерация»

Медведев: Теперь несколько слов о дальнейшем развитии российского федерализма…

Что сегодня для нас особенно важно?

Первое – это достигнуть оптимального баланса разграничения полномочий между Федерацией и регионами. Как вы знаете, здесь была проведена большая, можно сказать, огромная работа. Но мы всё равно ежегодно уточняем параметры этого разграничения. В том числе вносим изменения в перечни имущества, необходимого для федерального, регионального уровня, для того чтобы полноценно исполнять свои функции. Считаю, что надо вернуться к этому вопросу и наконец определиться, сколько и какого имущества надо регионам.

Второе. До сих пор не найдена схема оптимального размещения по стране территориальных структур федеральных органов исполнительной власти. Их вообще очень много, надо их сокращать. А также нужна схема их эффективного взаимодействия с региональными органами власти. Напомню, что в соответствии с частью 2 статьи 77 Конституции федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Федерации образуют единую систему.

Третье. Законодательные органы власти субъектов Федерации вносят в Государственную Думу множество инициатив, но законами из этих инициатив становятся лишь единицы. Это объясняется их недостаточной проработкой и большим количеством альтернативных законопроектов в Думе. А в целом плохой информированностью регионов о законодательном процессе на федеральном уровне. Полагаю, что здесь значительно большую роль, чем сейчас, мог бы сыграть Совет Федерации – как координатор законодательной деятельности представительных органов территорий. Прошу представить такие предложения с учётом предлагаемого мной нового порядка его комплектования.

Севастьянов: Как много верных, вроде бы, слов… Доверимся, вознадеемся?

У представителей точных и технических наук есть правило: прежде чем решать задачу, решить теорему ее решения. То есть, удостовериться, что данная задача в принципе может быть решена, что она вообще имеет решение. Поскольку в мире существует множество задач, никакого решения не имеющих.

Сдается мне, перечисленные Медведевым задачи именно из разряда таковых.

А все потому, что для России федеративное устройство есть нонсенс и противоестественная конструкция, противоречащая ее историческому пути и всей, так сказать, онтологии. И как ни пытайся решать частные вопросы, связанные с улучшением той или иной стороны федеративной проблемы, все это – мертвому припарки, поскольку сама межеумочная федеративная система неорганична для нас, была навязана нам большевиками силой, она доказала свою ублюдочность и опасность на примере всего СССР и, если от нее радикально не избавиться, докажет то же самое и на примере России.

Об этом написано множество работ и даже есть докторская диссертация историка А. И. Вдовина (МГУ), углубляться в данную тему нет надобности. Достаточно сказать, что федерация есть позитивный, прогрессивный момент, когда речь идет об объединении разрозненных земель, разных частей в одно целое (США, ФРГ), но она же есть негативный, деградационный момент, когда мы сталкиваемся с расчленением единого целого на части, на земли (РСФСР и ее наследница Россия). В первом случае это шаг к целокупности страны, во втором – к распаду.

Поэтому надо сосредоточиться не на том, как усовершенствовать заведомо негодную, болезнетворную для нас конструкцию, а на том, как ее с наименьшими потерями демонтировать и вернуть Россию в ее естественное цельное (унитарное) состояние.

Что мы скажем на ВСЕ это?

Один из главных недостатков президентской формы правления состоит в том, что проблем в стране много, а президент один. Он не может, даже чисто физически, быть компетентным во всех проблемах, а значит неизбежно попадает в кабальную зависимость от экспертов, консультантов. Хорошо, коли здравого смысла и житейского опыта у него достаточно, чтобы смотреть сквозь их вольное или невольное вранье и видеть проблему такой, какова она есть. А если нет? Если он попросту еще слишком молод и мало терт жизнью?

Национальные вопросы – важнейшие, определяющие. Этнополитика, как сегодня всем становится ясно, есть для любого политического деятеля – наука наук. От не усвоивших ее уроков людей жди беды. Но нашу номенклатуру – ни советскую, ни постсоветскую – никто этнополитике не обучал, ее постулатов и законов не объяснял. Никто не объяснял нашим руководителям, что нация первична, а государство вторично, и что поэтому телесное и душевное здоровье государствообразующего народа превыше всего. Никто не учил будущих президентов России смотреть на все вещи сквозь призму русских интересов. Так, как смотрит любое нормальное – израильское, или английское, или эстонское, или казахстанское – правительство сквозь призму интересов, соответственно, евреев, англичан, эстонцев или казахов. Вот поэтому и решаются у нас судьбоносные вопросы через пень-колоду, непродуманно и непоследовательно. Винить в этом, на первый взгляд, некого. Но нам-то от этого не легче!

Если русский народ хочет выжить, он не должен спокойно сидеть и смотреть, какие планы в отношении него питает прелестный Кремль. Еще одного эксперимента над собой русские просто не переживут. Пора брать свою судьбу в собственные руки.

Я не думаю, что Медведев – злодей, желающий уморить свой народ. Напротив, он мне пока что скорее симпатичен, мне кажется, что он – неплохой человек, преисполненный самых благих намерений. И это меня больше всего пугает, ибо всем известно, куда такие намерения ведут. Нам нужен, вместо благих намерений, точный, научно выверенный этнополитический расчет. Но – так сложилось исторически – существует слишком много факторов, объективных и субъективных, препятствующих верному пониманию президентом русских проблем. Мы это ясно увидели из анализа его послания.

Если мы вовремя не приложим все усилия к тому, чтобы президент услышал нас, русских, чтобы он задумался над нашими опасениями и надеждами, принял к сведению наши проблемы, наши потомки нам этого не простят. Не говоря уж о том, что и потомков-то может не остаться.

Кремлю остро нужен диалог с русским народом: таков залог его выживания. С этой мысли я начал свою статью и сейчас самое время к ней вернуться.

Но и русскому народу жизненно необходим диалог с Кремлем. Мы готовы к такому диалогу, потому что точно знаем, чего хотим.

Движение это оказалось обманным. Постепенно, в несколько приемов, на демократические права и свободы оказалась наброшена прочная сеть ограничений и запретов, почти полностью их аннулировавшая. А ведь после того, как нашу страну разорили, унизили, ограбили, после того, как наш народ низвели в целом за черту бедности, права и свободы человека и гражданина – это единственное, что нам оставалось в утешение! Однако от них сегодня мало что сохранилось. Наживка, на которую клюнуло российское общество конца 1980-х, разложилась, и обнажился голый крючок антирусского геноцида.

Выборы превращены в фарс на манер советских выборов без выбора, организация референдума обставлена такими ограничениями, которые делают его неосуществимым. А ведь выборы и референдум – это, по Конституции, и есть формы народного волеизъявления как высшей власти страны!

Создание и регистрация легитимных партий также предельно затруднены, а создание партии, защищающей интересы какого-то одного этноса (например, русского) вообще запрещено в нарушение прав человека. К тому же, свидетельства о регистрации неуклонно отбираются сейчас даже у тех партий, которые имели регистрацию, но почему-либо показались Кремлю «лишними» в его раскладах. А лишними постепенно становятся все партии, одна за другой, кроме пары фавориток, ведь власть взяла твердую установку на создание двухпартийной системы и бестрепетно проводит зачистку политического поля.

Практически не действует норма закона, устанавливающая заявительный, а не разрешительный характер митингов, шествий, демонстраций и т.д.: все это теперь тоже обставлено такими рогатками, которые не позволяют народу полноценно проявить себя в политике.

Словом, о том, что Россия еще недавно обещала стать нормальным, цивилизованным, демократическим государством, можно забыть. Если рассматривать происходящее с позиций теории общественного договора, то ясно видим, что власть в одностороннем порядке расторгла договор с народом и заменила право – произволом.

Самое страшное в том, что нас лишают возможности даже возразить власти по поводу творимых безобразий и несправедливостей, как в социальной, так и в национальной сфере. В национальной – в особенности. Поскольку именно этнополитические проблемы вышли в наше время на первый план, именно они определяют самое существо нашей жизни, но именно их-то нам и запрещено обсуждать откровенно и объективно. Нам силой и страхом навязывают фальшивые нормы политкорректности и толерантности, превращая жизнь в кошмарную оруэлловскую антиутопию с ее знаменитым «двоемыслием», когда человек думает одно, говорит другое, а делает третье. Людям, выросшим при диктате (тем более – терроре!) коммунистической идеологии, все это памятно, знакомо и оттого вдвойне противно и тревожно.

Машина подавления инакомыслия

Каков механизм инквизиционного подавления инакомыслия в путинской России? Он состоит из нескольких элементов, звеньев, плотно пригнанных друг к другу, часть которых относится к государственному аппарату, часть – к структурам сионистско-юдократического лобби8. Вся суть дела в сращении и согласованности действий этих двух частей.

Во-первых, это аппарат промывания мозгов, сосредоточенный в руках названного лобби: телевидение (например, НТВ, REN-TV), радио (например, «Эхо Москвы»), газеты (например, «Коммерсантъ», «Московский комсомолец», «Новые известия», «Новая газета» и др.) и т.д. Периодически к их работе подключаются отдельные передачи других каналов телевидения и радио, другие печатные СМИ и общественные институты (например, Общественная палата при президенте). Задача этого звена в том, прежде всего, чтобы насаждать у населения ложные идейные приоритеты и нравственные ценности, ложные ориентиры. Далее, это звено не жалеет светлых красок для изображения «борцов с фашизмом, ксенофобией, антисемитизмом и национализмом» (так извращают понятия: ведь во всем мире национализм трактуется как позитивное явление), а также черной краски для противной стороны, на которую они систематически науськивают весь государственный аппарат подавления, да заодно и серые обывательские массы. На деле никто более не способствует становлению в России полицейского, антидемократического режима и возбуждению национальной розни, чем эти самые «светлые личности». Но рядовому слушателю разобраться в этом самому нет возможности, он принимает и хвалу, и клевету негодяев за чистую монету.

Во-вторых, это юридическое сообщество, обслуживающее интересы все того же лобби, состоящее из адвокатов и законотворцев (яркий пример – Павел Крашенинников), которое, с одной стороны, непрестанно создает и проталкивает через Госдуму, используя все мыслимые рычаги вплоть до давления на президента, изменения в законодательстве, цель которых одна: заткнуть рот инакомыслящим, ограничить свободу слова и печати, воспрепятствовать свободному обращению человеческой мысли в нашем обществе. («Совершенствование» ст. 282 УК РФ, разработка «антиэкстремистского» законодательства и т. д. – вот предмет их постоянных забот.)

С другой стороны, эти же юристы и их помощники и эксперты, понаторевшие в судебных преследованиях и организованные в различные сообщества типа Московского антифашистского центра, Информационно-аналитического центра «Сова», комитета «Гражданское содействие», «Гражданский контроль» (СПб), «Российской анти-дискриминационной инициативы» и т. п., неустанно бомбардируют прокуратуры всех уровней и иные правовые инстанции доносами на порядочных русских людей, пишущих, издающих или распространяющих неугодные лоббистам сочинения и воззрения.

Здесь в последнее время особенно отличилось работающее на западные гранты Московское бюро по правам человека (директор Александр Брод), буквально завалившее прокуратуру своими заявлениями. Абсолютное большинство этих заявлений остается без судебных последствий, колоссальное количество времени, сил и нервов работников прокуратуры (не говоря о жертвах этих доносов) тратится впустую, что ярко характеризует деятельность МБПЧ (а до него Московского антифашистского центра и тому подобных структур) как злонамеренно клеветническую.

Брод, по его признанию, уже 6 лет занимается мониторингом ксенофобии, национализма и т.д. (замечу, что российское законодательство не содержит указаний на преступность ксенофобии и национализма как таковых), не имея никакого специального образования по этому направлению, ни ученых степеней и званий, ни монографий или публикаций в научных изданиях. Брод – не эксперт и не специалист. Оценки Брода ни для кого не могут считаться обязательными. Его просто назначил этим заниматься некий Совет его организации. Что это за организация? МБПЧ долгое время функционировало как дочерняя структура Объединения комитетов в защиту евреев в бывшем СССР (UCSJ, основано в 1970 г.). Это Объединение спонсирует семь бюро: в Алма-Ате, Бишкеке, Львове, Риге, Тбилиси, Минске и Москве. В документах Объединения директор МБПЧ Брод А. С. числится как «персонал».

МБПЧ финанируется из-за рубежа как по линии Объединения комитетов в защиту евреев, так и по линии Московской Хельсинской группы. Об этом подробно рассказывает письмо Следственной службы Управления по г. Москве и Московской области ФСБ РФ № 8/2-1063 от 26 февраля 2006 г. на имя депутата ГД ФС РФ Н. А. Павлова. Из письма следует, что «в 2003 году НП МБПЧ был получен грант Европейской Комиссии в размере 1.448.112 евро на осуществление так называемого правозащитного проекта под названием “Общественная кампания противодействия расизму, ксенофобии, антисемитизму и этнической дискриминации в многонациональной Российской Федерации”«. Колоссальные деньги, полученные Бродом из-за рубежа, надо как-то оправдывать, иначе больше не дадут. Отрабатывая гранты, МБПЧ создает жупел «русского фашизма» и «экстремизма», чтобы очернить репутацию России в глазах международного сообщества. Однако в то самое время, когда президент клеймит наймитов Запада, «шакалящих» в кругах иностранных представительств, Генпрокуратура самым благосклонным образом сотрудничает с МБПЧ, вполне, на мой взгляд, подпадающим под президентскую инвективу. Возможно, потому, что МБПЧ умеет делиться «золотым дождем», на него изливаемым: издает за свой счет труды НИИ Генпрокуратуры, оплачивает сотрудникам этого НИИ заказные экспертизы и т. д.

Оба названных звена – идейно-пропагандистское и юридическое – имеют надежную опору в таком же сионистско-юдократическом лобби, процветающем в научном и околонаучном мире, откуда черпаются соответствующие доктрины, а при необходимости – ловко состряпанные экспертные заключения. Так, доктрину миграционной политики разрабатывали доктора наук Эмиль Абрамович Паин и Владимир Изевич Мукомель, экспертное обслуживание «охотников на ведьм» во многом взяли на себя членкор В. А. Тишков и доктор наук В. А. Шнирельман (Институт этнологии и антропологии РАН), к созданию ельцинской концепции национальной политики приложили руку те же Паин и Тишков и т. д.

С аналогичной целью используются и некоторые официозные организации, как, например, Общественная палата при президенте России, где одна из комиссий возглавляется тем же Тишковым и куда недавно вошел тот же Брод.

В-третьих, это отдельные особо рьяные прокуроры и милиционеры (всецело к прокуратуре и милиции как таковым это не относится, в большинстве там работают пока русские люди, для которых национал-патриотические взгляды вполне органичны), начиная с Юрия Чайки и Рашида Нургалиева, которым не за страх, а за совесть охота разделаться с русской идеей, с русским движением. Как пример можно привести питерскую юную (диплом юриста получила лишь в 2005) прокуроршу М. Л. Юрьянову, отличающуюся, по словам заслуженных пожилых людей, которых она арестовывала и обыскивала, особым садизмом, грубостью и цинизмом, граничащим с презрением к закону. В результате ее руководящих действий, например, профессор, правозащитник и помощник зампреда Госдумы О. Г. Каратаев надолго попал в больницу, перенес острый сердечный приступ и срочную операцию на поврежденном позвоночнике. Она же руководила взломом квартиры Константина Душенова, по её указанию ночью проводился незаконный обыск в квартире Александра Малышева (тоже в его отсутствие), который завершился сердечным приступом у 78-летней бабушки свидетеля. Другой подобный пример – надзорный прокурор Мосгорпрокуратуры В. В. Рыбалка, целенаправленно годами травящий мужественного русского издателя А. М. Аратова, которого открыто обещал упечь в тюрьму. И т. п.

Иногда борзость отдельных прокуроров (особенно в провинции) объясняется не стремлением выслужиться или личными политическими воззрениями, а элементарной тупостью или непроходимой безграмотностью. Чего стоит запрос в издательство «Русская Правда» от следователя Первомайского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Кировской области юриста 3 класса Ю. А. Ляпустина («говорящая» фамилия!), в котором он требует сообщить, было ли некое печатное издание «допущено цензурой к обращению. Если да, то кем и когда?». Спрашивается, каким образом этот «юрист 3 класса» вообще оказался в своем чине, не держав в руках Основной закон России (Конституцию), где черным по белому написано: «цензура запрещается» (ст. 29, п. 5)? Его диплом юриста, его должность куплены за деньги?

Наконец, как сказано выше, отдельные сотрудники прокуратуры могут находиться в финансовой и иной зависимости от заказчика политических процессов (сионистско-юдократического лобби), в частности от МБПЧ. Каких только гадостей не сотворит иной человек от бедности и алчности, а то и под нажимом лоббистских СМИ!

В последние месяцы, однако, прокуратуре в целом, хочешь не хочешь, пришлось активизировать русофобскую деятельность по прямому приказу сверху. Дело в том, что по неуточненной инсайдерской информации 26 июля с.г. Юрий Чайка собрал расширенную коллегию Генпрокуратуры с участием МВД и ФСБ, на которой русский национализм был представлен в качестве главной государственной опасности и, соответственно, главной мишени прокурорских усилий. После чего соответствующие указания были разосланы по всем региональным прокуратурам.

Абсурдность такой установки очевидна, ведь национализм – это любовь к своему народу (в русском языке нет другого термина для обозначения данного понятия): борьба с национализмом – это борьба с любовью к своему народу. Но прокуроры люди служивые; им приказали – они сделают. Велели выявлять, выслеживать и подавлять русских националистов – значит, будут исполнять, хоть и против совести и воли. И вот, как в памятные 1930-е годы, началась кампанейщина.

В законе нет понятия «русский национализм»: для него выдумали эвфемизм «экстремизм». Несмотря на то, что по милицейской статистике за 2007 год в стране орудует тысяча этнических (читай: нерусских) преступных группировок, несмотря на то, что преступления т.н. экстремистской направленности составляют 0,01% (одну сотую процента!) от общего количества преступлений (357 из 3,5 млн), основные силы карательных инстанций брошены именно на экстремизм.

В-четвертых, сегодня главным заказчиком политических дел является, как в старые недобрые времена, госпожа госбезопасность. Не прокуратура, а именно ФСБ формирует стратегическое направление («борьба с русскими националистами») и курирует весь процесс этой борьбы. Именно ФСБ, например, собрала материалы по пребыванию Александра Белова (ДПНИ) в Кондопоге, передав их затем в карельскую прокуратуру. Именно ФСБ вызывала для опроса супругу Б. С. Миронова, находящегося под судом, разъясняя ей «неправоту» русского движения. Именно ФСБ присутствует, как правило, при наиболее важных обысках и изъятиях нежелательной для режима литературы (которую они поспешно клеймят «запрещенной») – будь то у меня дома в 2002 году, или у издателя Александра Червякова в мае 2007 года, или в издательстве «Белые альвы» в ноябре 2007 года и т.д. Именно в ФСБ теперь приходится ходить на допросы Корчагину, поскольку прокуратура отказывается возбуждать против него дела. Правильнее будет сказать, что всю черную, грязную работу ФСБ пытается переложить на плечи МВД и прокуратуры, но при этом полностью направляет и контролирует весь процесс.

Стратегия такого поведения ФСБ в высшей степени неумна и противоречива. Ведь превратить русское движение из противника режима в его мощнейшего сторонника было бы совсем нетрудно, для этого надо лишь прислушаться к справедливым требованиям государствообразующего народа, начать защищать его права и интересы. От этого государство Россия (и его ФСБ) только укрепится, получив безоговорочную поддержку 82% населения – мечта любого разумного политика. И наоборот, раздувать конфронтацию государства (в лице ФСБ и др.) с государствообразующим народом – это опасное безумие, сродни плеванию в колодец, которое ничем хорошим не кончится, а для самих плевателей может и вовсе обернуться трагически. Нельзя рубить сук, на котором все сидят. Таким образом, борьба Федеральной службы безопасности с русским движением – есть борьба против самих основ государственной безопасности России. Парадокс?

Чем объяснить эту безумную стратегию ФСБ? Можно было бы предположить, что она унаследована от известного своей русофобией Юрия Андропова, но ведь Андропов-то был еврей, для него русский национализм был физиологически неприемлем, а Николай Патрушев – вроде бы русский. Думаю, секрет в том, что сегодня ФСБ, как и Генпрокуратура, получает концептуальные установки из Администрации президента, где немало нерусских людей, начиная с самого Владислава Суркова, которого осведомленная газета «Стрингер» характеризует как полуеврея-получеченца. Именно этот влиятельный чин, претендующий на роль идеолога Кремля, заявил не так давно на съезде Единой России, что у режима есть два врага: олигархи и русские националисты. Ловко смешав, во втором пункте, личное с общественным. В ФСБ послушали бредни высокопоставленного инородца и взяли под козырек? Видимо, так.

Что будет с Сурковым, с Чайкой после ухода Путина? Неизвестно; потому-то и торопятся сегодня каратели, и усиливают репрессии.

В-пятых, завершающим звеном механизма подавления инакомыслия являются суды России. Об их ужасающей, запредельной неправосудности можно писать многие тома. А эпиграфом взять слова милой молодой судьи Зюзинского суда г. Москвы, переданные нам адвокатом: «Какая разница, что я напишу в решении, вы же все равно будете опротестовывать». Нет, это не святая простота, как можно бы подумать. Эта та степень цинизма и правового нигилизма, при которой ни закон, ни совесть судьи просто не имеют места. Особенно, когда речь идет о заказных процессах, а такими являются абсолютно все, имеющие политический оттенок, то есть вменяющие ст.ст. 280, 282 УК РФ, закон «О противодействии экстремистской деятельности» и т. д. Увы, с таким отношением к делу мне лично приходилось встречаться в судах настолько часто, что я полностью потерял всякую веру в российское правосудие. Его попросту нет. Судебная власть, вопреки Конституции, – не что иное как филиал власти исполнительной, ее покорная обслуга.

Итак, обратимся к наиболее ярким эпизодам удушения свободомыслия и демократии в современной России, чтобы продемонстрировать вышеописанный механизм в действии.


1 Я входил в рабочую группу под руководством В. А. Печенева.

2 Опубликован в газете «Русский фронт» № 3 (27) за 2006 г.

3 Лекцию на тему «Русский народ в правовом поле России» мне не раз приходилось читать по университетам.

4 См. первый абзац главы «Ethnicity and nationalism» [1999]. Источник: http://www.freedomhouse.org/survey99/essays.

5 Мне уже приходилось давать развернутую аргументацию данного тезиса в статье «Глобализация и интересы России» (Политический класс» № 8 за 2006).

6 Эту тревогу один из ведущих политологов мира Патрик Бьюкенен не зря выразил в названии своего бестселлера «Смерть Запада» (М.-СПб., Terra Fantastica, 2004).

7 Цитирую по: «Независимая газета» 08.07.2000.

8 Под сионизмом понимается светская (в отличие от иудаизма) модификация доктрины еврейского национального и религиозного превосходства, заклейменная в 1975 году Генеральной Ассамблеей ООН как разновидность фашизма. Под юдократией понимается сложившийся при Ельцине режим, при котором большинство ключевых позиций в политике, экономике, информационном поле оказались заняты людьми еврейской национальности или породненными с таковыми. В такой ситуации одни евреи начали быстро и хищнически делить колоссальные богатства страны – как данные от бога, так и нажитые тяжелым трудом многих поколений, другие стали объяснять народу, что это правильно и хорошо, что так и должно быть, а третьи защищали такое положение вещей всеми силами и на всех фронтах: в судах, в СМИ, в кулуарах высшей политики, а если надо – то и с оружием в руках, как это делали бейтаровцы в октябре 1993 года. Несмотря на определенные «антиолигархические» усилия президента Путина, влияние этого глубоко эшелонированного режима пропитывает до сих пор все российское общество.

Яндекс.Метрика