Sidebar

27
Сб, фев

Ольга Александровна Богуславская (21.12.1890 - 02.02.1928)

VI. Рожденные Севастьяновыми

Как следует из документов, самая старшая из сестер Ольга, первенец в семье Севастьяновых, родилась 21 декабря 1890 и была с 1915 года замужем за офицером Виктором Николаевичем Богуславским (1894 1939). На личности ее мужа, оставившей черный след в истории нашей семьи, стоит остановить внимание.

В официальных документах о нем пишут: «из рабочих», основываясь на фальсифицированных анкетах советского времени1. Но на самом деле, как удалось выяснить его внучкам из переписки с архивами, В.Н. происходил из дворян, что тщательно скрывал при Советах. Никакой недвижимостью ни сам В.Н., ни его родители не располагали, как и Севастьяновы. Имеются документы об утверждении рода Богославских во дворянстве, подтверждающие выслуженное дворянство некоего Ивана Аркадьевича Богославского (по Киевской губернии), о пожаловании ему Владимира третьей степени, о наличии у него других орденов, его формулярный список. Этот И.А.Б., судя по всему, дед нашего В.Н.Б., родившегося в Тифлисской губернии в семье унтерофицера, а потом окончившего курс в Асхабадской (так!) мужской гимназии (видимо, семья не раз передвигалась в зависимости от места службы отца).

Фамилия прежде писалась и как «Богославские», и даже «Богословские». Судя по тому, что возможные предки В.Н. служили в Киевской губернии, а сам он «в службу вступил на правах вольноопределяющегося 1-го разряда в Киевское военное училище 6 сентября 1911 г.»2, корни его отслежены вполне правдоподобно. Об этом повествует «Полный послужной список подпоручика по Адмиралтейству Богословского (так!)» от 20.11.1915 г., за подписью генерал-майора, председателя Комиссии морских артиллерийских опытов Ф.Л. Ремесникова, копия которого хранится в семье потомков В.Н.

О.А. Севастьянова (в замужестве Богуславская) с книгой. 1910-е гг.

О.А. Севастьянова (в замужестве Богуславская) с книгой. 1910-е гг.

Список однозначно позволяет идентифицировать оного «Богословского» именно как нашего «Богуславского», исходя из подробностей карьеры. А перемена фамилии на «Богуславский» могла быть произведена в 1917-1918 гг. с понятной целью камуфляжа, чтобы избежать препятствий в служебном росте и вообще ненужных осложнений. Всего лишь одну букву удалось заменить, пользуясь неясностью произношения, и перед нами уже другой человек, да еще пролетарского, якобы, происхождения.

На первый взгляд невозможно понять: почему боевой офицер-пехотинец подпоручик уже с 1913 года, отличный стрелок из револьверов и винтовки, участник «кампании 1914-1915 гг. против Германии», побывавший под ружейным и пулеметным обстрелом в реальных боевых действиях в составе 1 армии Северо-Западного фронта, успевший покомандовать ротой, но никогда никакого отношения к флоту не имевший, почему он внезапно перевелся 08.10.1915 г. из Первого Туркестанского армейского корпуса, «находящегося в районе Минской губернии и расположенного биваком у завода “Прудзище”» в столичный город Петроград к новому месту службы? Да еще именно младшим офицером Команды Морских Артиллерийских Опытов Адмиралтейства. Сухопутный моряк. Понятно, что без мощной личной протекции такие кульбиты в разгар военных действий не делаются.

Все становится ясным, когда мы берем в соображение два обстоятельства.

Во-первых, сын Ивана Аркадьевича Богославского Николай Иванович, 1858 г.р., начавший службу унтер-офицером, работал затем в качестве члена той самой Комиссии артиллерийских опытов на научно-исследовательском Морском полигоне (после революции он стал командиром РККФ, как и А.Т. Севастьянов, вышел в отставку в 1929 г.). Не знаю, откуда потомки Богуславских почерпнули этот факт (ссылок нет), но он во многом объясняет неожиданный поворот в судьбе Виктора Николаевича, приведший его к знакомству с семьей Севастьяновых и женитьбе на Ольге Александровне.

Во-вторых, Комиссию морских опытов в 1917 году возглавлял генералмайор Е.А. Беркалов, сам родом тоже из Тифлиса. Кто знает, что могло связывать его с земляком и товарищем по службе, отцом В.Н.? Весьма вероятна его помощь как в переводе молодого офицера с опасной передовой на безопасный Морской артиллерийский полигон (МАП), так и в последующей фальсификации его биографии, ведь Беркалов тоже стал служить в РККФ, сохранив высокий пост, и мог оказать такую услугу.

Со временем В.Н. Богуславский тщательно скрывал не только свое происхождение, связь с отцом и начатки служебной карьеры, но и другие обстоятельства своей биографии. Поступая в 1935 году в вуз, его сын Николай укажет в анкете, что Виктор был мобилизован на фронт в 1914 году из студентов3, а вовсе не был потомственным и кадровым военным. Видимо, эту версию его просил распространять отец.

Виктор Николаевич был в те годы молод и красив, если судить по подростковой фотографии (на фотографии зрелых лет лицо, скорее, отталкивающее, правда фото плохого качества), его учебная и фронтовая биография безупречна. Сам был амбициозен и, как теперь говорят, достижителен, о чем свидетельствуют как две уже полученные к тому времени светло-бронзовые медали, так и его дальнейший карьерный рост. В видах такого роста женитьба на дочери полковника Севастьянова, метящего в генералы, заметного специалиста в важном деле морской артиллерии, выглядит вполне рациональным, целесообразным шагом.

Что же касается Ольги, то эта вполне симпатичная и очень жизнерадостная в ту пору девушка, давно созрела для брака и еще чуть погодя могла просто стать старой девой, чего, конечно же, не хотела. Ей в 1915 году, когда состоялось знакомство с Виктором, было уже 25 лет; ему 21

В.Н. Богуславский в детстве

В.Н. Богуславский в детстве

год, жених был на четыре года моложе невесты. Ольга не красива, но добра и миловидна, и от матери ей достались роскошные волосы. Жила тихо на иждивении родителей. Для нее свадьба с молодым, красивым и перспективным офицером, коему благоволило начальство, была подарком судьбы.

Сохранились три фотографии невесты в свадебном платье, но ни одной жениха или совместной. Ни у Севастьяновых, ни у Богуславских. Бракосочетание состоялось, судя по датам на близ расположенных фото, не ранее конца 1915 или в 1916 гг.

Поначалу, видимо, у Ольги и Виктора все складывалось нормально. Во всяком случае, 9 августа 1917 года у них сын родился Николай, все на том же Морском полигоне, на Ржевке, в доме Севастьяновых. При крещении восприемницей была Ольга

Андреевна и какой-то офицер, подъесаул Г.П. Антоненко, возможно из друзей отца4. На страничке фотоальбома, соотносимой с траурным известием о Георгии в ноябре 1917 г., Ольга Андреевна стоит с младенцем Николаем на руках, прижимаясь к внуку щекой, словно ища утешения в скорби.

В.Н. Богуславский. 1930-е гг.

В.Н. Богуславский. 1930-е гг.

Но брак Ольги Александровны длился недолго, вскоре Виктор оставил семью. Что тому причиной мы точно не знаем. Основной источник сведений пока что один «Личное дело курсанта Военно-Морского инженерного училища им. т. Дзержинского (кораблестроительный сектор)» Николая Богуславского, начатое 10.06.1935 и конченное 28.04.1940 гг.5 Из него следует: «Вскоре после моего рождения, примерно в 1921 г. отец разошелся с матерью и я остался жить с матерью, дедом и бабушкой под Ленинградом. Мать поступила служить машинисткой, но по состоянию здоровья в 1927 г. вынуждена была бросить службу» (здесь и далее цитируется анкета Николая).

Думаю, на самом деле Виктор покинул жену и сына гораздо раньше. Почему догадаться несложно. Советская власть поставила крест на карьере полковника Севастьянова, который так и не был произведен в генералы, хотя такое представление в чин успело состояться. Легенда, сохранившаяся в семье Богуславских со слов того же Николая, говорит, что «большевики оставили ему жизнь, но отправили на службу простым солдатом на полигон взрывником». Пусть это далеко не так, но понятно, что полковнику генералом уже было не стать. Кроме того, самому Богуславскому оставаться на месте службы означало риск попасть в категорию «бывших людей», а то и в «лишенцы». А пытаться мимикрировать на виду у сослуживцев и при живом отце было тоже опасно из-за возможности разоблачения со всеми вытекающими грозными последствиями. Думаю, мотивом к бегству из семьи и Петрограда послужило, в первую очередь, желание молодого человека спрятать концы в воду, замести следы и начать с чистого листа жизнь и карьеру при Советах. Для этого надо было пожертвовать семьей, женой, сыном? Ну что ж, Виктор, как я понимаю, недолго колебался.

Легенда его новой жизни известна: сын рабочего из Тифлиса, студент, которого царские сатрапы загребли и отправили из вуза на фронт. Она, как видно, сработала, перешла даже в современные справочники. Отслеженные по архивам и справочникам вехи его пути наверх не оставляют сомнений: Виктору удалось заслужить доверие советской власти. Уже в 1918 году Богуславский вступил в партию коммунистов6, и дальше до поры все было хорошо и гладко. Ответ Российского государственного военного архива некоей Марине Львовне Черняк от 23.05.97 г., пересланный мне Богуславскими, гласит:

«По документам архива установлено, что:

Приказом РВС СССР № 400 от 13 июня 1925 г. бывш. заместитель начальника Политического Управления Морских Сил Черного Моря Богуславский В.Н. утвержден в должности военкома Управления по обеспечению безопасности кораблевождения на Черном и Азовском морях с 1 мая 1925 г.

  • Приказом Главного Управления РККА № 185 от 11 ноября 1925 г. зачислен слушателем Восточного факультета Военной Академии.

  • Приказом РВС СССР № 160 от 2 июля 1927 г. направлен в распоряжение Разведывательного Управления Штаба РККА.

  • Приказом РВС СССР № 623 от 6 октября 1928 г. назначен военкомом штаба Морских Сил Балтийского моря.

  • 1929/1930 гг. (точную дату установить не удалось) назначен помощником по политической части начальника Военно-Морской академии.

  • Приказом РВС СССР № 0210 от 7 июня 1931 г. зачислен в резерв РККА.

  • Приказом НКО СССР № 1916/п от 26 ноября 1936 г. состоящему в резерве РККА Богуславскому В.Н. присвоено воинское звание “бригинтендант”.

  • Приказом НКО СССР № 2472 от 15 июня 1937 г. уволен в запас РККА по ст. 43 п “а” (“по сокращению штатов в связи с реорганизацией”) “Положения о прохождении службы командным и начальствующим составом РККА”».

Итак, понятно: наш «сухопутный моряк» и «рабочий из дворян» поначалу делал карьеру по политической части как скороспелый коммунист, замначальника Политического управления всего Черноморского флота, впоследствии разведчик, военком и вновь высокопоставленный политработник. Очевидно, Виктора более чем устраивали перспективы, которые открывала перед ним Советская власть. Об этом говорит характерный эпизод, рассказанный мне его внучкой Викторией Богуславской, которая от отца знала следующее. Родственники Виктора уехали из Севастополя в Турцию (видимо, эвакуировались с Врангелем, поскольку младший брат Николай Богославский был белогвардейцем), некоторые потом оказались в Париже. А Виктор Николаевич, окончивший Восточный факультет Военной Академии, одно время служил военным атташе в Стамбуле, и встречался там со своими. Они уговаривали его там остаться, ехать в Париж, «но он уже был в чине генерала и имел семью в Москве» и уезжать не захотел.

Виктор Богуславский благополучно жил в столице с новой, молодой женой, Ниной Алексеевной Тирон, и приемной дочерью Людмилой в том самом знаменитом «Доме на [Берсеневской] Набережной», всесоюзном символе престижа и власти. Сюда к нему являлся его выросший сын Николай наездами из Ленинграда. Красавец мальчишка заставил отца жестоко ревновать жену (безосновательно?); кончилось тем, что Виктор выставил сына из дома и не велел являться на глаза. Что в конечном счете вышло тому во благо.

О.А. Севастьянова в свадебном платье

О.А. Севастьянова в свадебном платье

Итак, долгих двадцать лет после исчезновения с Морского полигона и из Петрограда у Виктора Николаевича все шло хорошо. А затем что-то пошло не так. Почему можно только гадать, однако вряд ли раскрылась тайна подложного происхождения: это отразилось бы в официальной биографии. Но так или иначе в 1937 году его увольняют из военных в запас. После чего последовал роковой удар, о чем из Центрального архива ФСБ Виктории Богуславской письмом от 21.08.00 г. сообщили следующее:

«Богуславский Виктор Николаевич, 1894 года рождения, уроженец г. Тбилиси, работал инспектором Центральной контрольно-инспекторской группы Наркомвода, был арестован 25 июля 1938 года НКВД СССР и приговором военной коллегии Верховного суда СССР от 13 апреля 1939 года по ст. 19-58 п. 8, ст. 58 п. 7 и п. 11 УК РСФСР (покушение и приготовление к террористическому акту; вредительство и контрреволюционная организационная деятельность) осужден к расстрелу, приговор приведен в исполнение 14 апреля 1939 года в г. Москве».

Жену и приемную дочь, конечно, тут же выселили из престижного дома.

Так окончилась жизнь и карьера Виктора Николаевича Богуславского (как водится, определением военной коллегии Верховного суда СССР от 12 мая 1956 года он был реабилитирован, но для моей повести это уже не важно).

К тому времени, как успешная карьера Виктора Богуславского так трагически прервалась, его бывшей жены уже давно не было в живых. Мы ничего не знаем точно о причине смерти Ольги Александровны; данный факт стал для меня большой неожиданностью, поскольку по фотографиям она всегда производила исключительно здоровое, даже цветущее впечатление. Между тем, в 1928 году, спустя всего десять лет после рождения сына Коли, она умерла на руках у родителей. Умерла всего 38 лет от роду от странной болезни, вызванной, скорее всего, глубоким нервным расстройством, подорвавшим жизненные силы. Перед смертью, по семейной легенде, которую я узнал от ее внучки, она надела белое свадебное платье, что довольно ясно указывает на причину расстройства.

Это была уже вторая смерть ребенка, обрушившаяся на Александра Тимофеевича и Ольгу Андреевну Севастьяновых, произошедшая причем в памятный день их бракосочетания 2 февраля и в этом мне видится роковой знак. В истории семьи, и без того уже отягощенной судьбой сына Георгия, наметился новый трагический поворот91. Следующим станет сын Борис в 1931 г.

А Виктор, по-видимому, навсегда сделался персоной нон-грата в семье Севастьяновых. Есть единственное фото в альбоме № 1 деда Бориса, на котором можно различить силуэт Богуславского-старшего, расположенный между Ольгой Андреевной и Ольгой Александровной. Но и то он густо замазан, вымаран синими чернилами и просматривается с большим трудом вот и вся память, которой бывший «зять негде взять» удостоился в достаточно изобильных семейных фотохрониках. Даже на той странице аль-

О.А. Севастьянова, В.Н. Богуславский (вымаран чернилами), О.А. Богуславская

О.А. Севастьянова, В.Н. Богуславский (вымаран чернилами), О.А. Богуславская

91 Я пока еще не знаю, когда и при каких обстоятельствах стала вдовой вторая сестра, А.А. Мартынова (урожденная Севастьянова), но и так ясно, что ее вдовство не добавило оптимизма в общую картину.

бома, где имеются три (!) фотографии Ольги в наряде невесты, мы не найдем портрета жениха. Наша семья, похоже, прочно вычеркнула «предателя» из своей жизни, он не вписался в нее. Живя в Москве и Подлипках, никто из Севастьяновых с ним, насколько известно, не общался. Вероятно, в его уходе наша семья однозначно видела причину гибели дочери, сестры и не простила ему предательства.

Дальнейшее развитие этой ветви нашего рода шло через Николая Викторовича Богуславского. Николаю в момент смерти матери не было и одиннадцати лет; он вырос на руках деда с бабкой как их ребенок. Поддерживали ли Севастьяновы какие-то отношения, кроме служебных, с Николаем Ивановичем Богославским, дедом маленького Николая, мне не известно. В 1929 году его не стало, так что у Коли другой родни, кроме нашей, по сути, не было.

В том же 1929 г. дед Севастьянов «по предельному возрасту (65 лет) вышел в отставку и переехал с семьей под Москву на ст. Подлипки». В это время в Москве в Доме Советов (2-я Извозная ул., д. 36, кв. 151) живет с новой семьей и относительно процветает, по окончании Военной академии им. Фрунзе, родной отец его, Виктор, но никакого участия в судьбе сына, насколько известно, не принимает.

Мальчик учится в школе, потом в фабзавуче, с 14 лет состоит в комсомоле. В 1933 году возвращается вместе со всеми из Подлипок на Ржевку и в следующем году поступает на 1 курс Ленинградского института точной техники и оптики. Но в доме, в семье сильны морские традиции, и в 1935 году «по мобилизации комсомола в военные школы командируюсь Октябрьским РК ВЛКСМ в училище». Как иждивенец персонального пенсионера НКВМ он пользуется льготами и учится бесплатно (на основании Постановления ВЦИКа и Совнаркома РСФСР о льготах для персональных пенсионеров, имеющих исключительные заслуги перед Республикой № 50, 1930 г.).

Высшее Военно-Морское Инженерное ордена Ленина Училище им. Ф.Э. Дзержинского, которое когда-то давным-давно (под другим наименованием, конечно) окончил и мой прадед Александр Тимофеевич, переехало в 1917 году из Кронштадта в Петроград, но курсанты все должны были жить в казармах. Успев порадовать морской формой деда с бабкой, а также двоюродного брата Никитку, Николай меняет место жительства, и старики остаются только с сыном Игорем. Но вскоре и тот вылетает из родного гнезда. В 1937-1938 гг. они умирают один за другим.

Юноша Богуславский, однако, не пропал, не потерялся, одинокий, в этом мире. Он продолжал учиться на «хорошо» и «отлично» (кроме основ марксизма-ленинизма, политэкономии и истории народов СССР, по которым не потянул выше «удовлетворительно»), также на «отлично» проходил практику. Как следует из финальной учебной аттестации от 28 апреля 1940 г., он был «живой и жизнерадостный. энергичен и исполнителен. Идеологически устойчив. Предан партии Ленина-Сталина и своей Родине». Заключение: «Может быть хорошим командиром-специалистом»7 . Окончив училище (диплом с отличием), Богуславский Н.В. для начала стал воентехником 1 ранга, а впоследствии дослужился и до капитана 1 ранга, преподавал в Нахимовском училище в Севастополе. Дочь вспоминает о нем как об очень красивом и умном, обаятельном и компанейском, но. скрытном человеке, что не удивительно.

Н.В. Богуславский офицер

Н.В. Богуславский офицер

На этом мои знания о Николае почти заканчиваются. Знаю, что он воевал, как и мой отец, и их общие дядья Владимир и Игорь, что отношения у них были приятельские, и Богуславский в середине 1960-х гг. приезжал по приглашению отца, в поисках работы после демобилизации (он же по специальности инженер-корабел, пусть и военный) к нам из Севастополя в Калининград. Но не остался, поскольку его жена Елизавета Алексеевна, блокадница, и дочь Вика были обе слабого здоровья, и климат в этом прибалтийском городе им не подходил, судя по одному его сохранившемуся письму. Кроме того, у него была старшая (внебрачная) дочь Лариса, родившаяся в 1942 г. в поселке Кокуй Читинской области, военный связист, после инженер-электрик. А также дочь Марина, 1953 г.р., тренер по плаванию, вышедшая замуж за Ю.М. Луппова, морского офицера, происхождением из дворян-землевладельцев. Младшая дочь Виктория родилась в 1958 г. в Севастополе, впоследствии художник-модельер. Потомков мужского пола, продолжающих род, не имеется.

Закончить очерк о Николае Богуславском хочу так. Этот красивый и жизнерадостный

юноша прекрасно, однако, понимал, в каком мире живет. Во-первых, он ни словом не упомянул в своих документах ни о Георгии, ни о Борисе Севастьяновых и их семьях. Хотя был полностью в курсе обстоятельств всей своей родни (обоих дядей и тетки Александры), о коей поведал в собственноручно написанной краткой автобиографии. Во-вторых, он осторожно указал: «О родственниках отца сведений не имею. Отец член партии с 1918 г., работает инспектором в НК Вод. Трансп. Живет в Москве, имеет семью». Очень сдержанно и минимально, при этом подчеркнут партийный стаж родителя. Ниже стоит подпись Николая и число: 22 марта 1938 года. К этому моменту отца уже уволили из РККА; до его ареста оставалось менее полугода. Сын что-то предчувствовал? Или просто уже отдалился духовно на максимальное расстояние?

Так или иначе, но полное сиротство, настигшее Николая после расстрела отца, давно и полностью бросившего его в раннем детстве, мало что изменило в его положении. Он был уже взрослым человеком, сам во всем и до конца отвечал за себя.

Николай умер 19 января 1990 г., похоронен в Севастополе.


1 Алексеев М.А., Колпакиди А.И., Кочик В.Я. Энциклопедия военной разведки. 19181945 гг. М., 2012, с. 128.

2 Об этом повествует «Полный послужной список подпоручика по Адмиралтейству Богословского (так!)» от 20.11.1915 г., копия которого хранится в семье.

3 Анкета поступающего в Военно-морское училище РККФ. ЦГА ВМФ, ф. Р-1530, оп. 10, д. 147, л. 9.

4 Выписка из метрической книги, часть первая, о родившихся за 1917 год. Выдана священником церкви Божия Матери Неопалимой купины, что при Морском полигоне (подлинник). ЦГА ВМФ, ф. Р-1530, оп. 10, д. 147, л. 8.

5 ЦГА ВМФ, ф. Р-1530, оп. 10, д. 147.

6 Алексеев М.А., Колпакиди А.И., Кочик В.Я. Энциклопедия военной разведки. 19181945 гг. М., 2012, с. 128. Эта же дата приводится в анкете, сданной сыном В.Н. Николаем в военное училище. Значит ли это, что В.Н. уже сменил фамилию на созвучную?

7 ЦГА ВМФ, ф. Р-1530, оп. 10, д. 147, лл.д. 12-22 об.

Яндекс.Метрика