Sidebar

02
Вт, март

Некролог

II. Севастьянов Александр Тимофеевич (13.10.1864 - 29.01.1937)

29 января с.г. в 8 час. утра, скончался от тяжкой болезни, на 73 году, видный специалист по морской артиллерии инженер М.О. полигона, Александр Тимофеевич Севастьянов.

Начав военную службу в 1885 году и перейдя в 1918 году в ряды Р.К.К.А. тов. Севастьянов, до конца своих дней работал по морской артиллерии.

В годы гражданской войны военмор тов. Севастьянов принимает участие в рядах северо-двинской флотилии. Не раз инженер Севастьянов был командирован на суда военного флота и батареи береговой обороны для выполнения заданий по своей специальности.

Тов. Севастьянов оставил несколько ценных трудов по морской артиллерии. Тов. Севастьянов всего прослужил на военной службе 55 лет, из них 44 года в М.О. полигона. Он вложил всю свою жизнь в дело укрепления мощи родной морской артиллерии и память о нем будет долго жить в ее рядах».

Некролог. Январь 1937 г.

Некролог. Январь 1937 г.

К сему в альбоме № 4 сохранились три фотографии. На первой аккуратно выложенная камнями высокая могилка с простой надписью: «Севастьянов Александр Тимофеевич ск<ончался> 29/I1937». На второй уже две могилки на аккуратно огороженном участке: прадеда и, свежая, в цветах, прабабки. На третьей отдельно столбик с дощечкой, посвященной прабабке. Дата смерти О.А. предположительна, поскольку на фотографии ее могилки плохо различим год, закрытый веточкой («Род<илась> 1869. Скон<чалась> 24 февр. 19..»). Но вычислить несложно: мужа она успела похоронить в январе 1937 г., а фото сделано в летнюю пору до отъезда Таисии в Сибирь в 1938 году, ибо успело попасть в сибирский альбом. Следовательно, О.А. умерла в феврале 1938 года, а кто делал фотографию сложно сказать. Скорее всего, фотографировала именно Таисия, заехав в Ленинград по делам, возможно, связанным с наследством. В семье сохранилась целая стопка фотостекол одного формата за 1920-1930-е гг., значит, в доме был фотоаппарат и кто-то в семье владел искусством фотографии1. Кто же, если не она? Мог бы и внук Никита, но зачем ему было ездить в Ленинград, когда деда с бабкой уже не было в живых? Семья жила слишком бедно, чтобы просто так разъезжать. В начале 1990-х отец подтвердил письменно, что бабушка умерла в 1938 году и похоронена рядом с дедом на Ржевском кладбище Ленинграда, но место захоронения найти ему не удалось, ибо в блокаду все могилы, казавшиеся бесхозными, были заняты.

Но прежде, чем перейти к отцовским рассказам, надо обратиться к такому важному, итоговому материалу, как характеристика А.Т., написанная за два года до кончины и выданная ему Советской властью в лице некоего Шешаева, начальника АПНИИ2. Документ весьма существенный, ибо с него было снято три копии 28 января 1937 года, то есть накануне смерти прадеда, явно для каких-то официальных нужд. Как тут не вспомнить, что далеко не всем в 1937 году довелось скончаться от старости и болезни (у прадеда был рак прямой кишки), удостоившись подобных некрологов. Значение такой характеристики равнялось своего рода охранной грамоте для всей семьи. В ней говорилось хорошим русским языком, дельно и подробно (цитирую полностью):

«Александр Тимофеевич Севастьянов работает в Морском Отделе НИАПа по вольному найму на штатной должности инженера высшей квалификации (Т-9).

Общий вид могил предков

Общий вид могил предков

О.А. у могилы А.Т., лето 1937 г.

О.А. у могилы А.Т., лето 1937 г.

Могила О.А.

Могила О.А.

Тов. Севастьянов родился 13 октября (!) 1864 г. в семье сельского учителя, из крестьян в селе Усть-Вага Шенкурского уезда Архангельской губ. (ныне Северный край).

В 1881 г. окончил гимназию, в 1885 г. Техническое училище Морведа с производством в подпоручики корпуса морской артиллерии; в 1891 г. артиллерийский офицерский класс. Последний чин в старом флоте полковник. Беспартийный.

Первые восемь лет по окончании училища и арт. класса проходили в службе на судах флота, последующие 42 года были всецело посвящены деятельности по испытанию артиллерии на Морском полигоне (18931929 и 1933-1935 гг.) и на заводе № 8 (1929-1933 гг.).

Назначение тов. Севастьянова членом комиссии морских артиллерийских опытов Морского Полигона совпало с началом крупных реформ в морской артиллерии, вызванных переходом от дымных порохов к бездымным (1893 г.). Выработка практических приемов и составление инструкций по обращению с этими порохами при различных условиях службы и хранения производились на Полигоне при руководящем участии тов. Севастьянова, назначенного в то время заведующим Полигонской пороховой лабораторией.

В дальнейшем, состоя членом Комиссии морских артиллерийских опытов и заведуя последовательно снарядным и орудийным отделами, тов. Севастьянов получил разносторонний опыт и стал большим специалистом по мат. части морской артиллерии, особенно же приобрел известность и составил себе имя, как знаток автоматического оружия, с которым начал работать с момента его появления в России. В этой области тов. Севастьянов был известен далеко за пределами Полигона и, как крупный специалист, посылался на заводы и в части флота для приемок, для обследования состояния орудий, для инструктирования личного состава. Особенно такие командировки практиковались во время гражданской войны и в восстановительный период.

Производя исследования и испытания автоматического оружия отечественного и иностранного производства, тов. Севастьянов не замыкается сам на себя, а весь свой опыт вкладывает в составленные им описания и инструкции, которые и по сейчас не утратили своего значения.

При производстве артиллерийских опытов тов. Севастьянов неоднократно подвергал свою жизнь опасности и в 1903 г. при стрельбе из 75-мм пушки на меткость и скорость был тяжело ранен (2-й класс ранения), вследствие преждевременного воспламенения заряда на 69-м выстреле.

После революции весь свой многолетний опыт и знания по специальности тов. Севастьянов отдает на службу рабочему классу. Оставаясь на своем посту, он в первые дни революции вооружает пулеметами грузовики, отправлявшиеся к Смольному. Во время гражданской войны вооружает морской артиллерией жел. дор. платформы; в 1919 г. в Устюге и Котласе на С. Двине устанавливает морскую артиллерию на пароходах, буксирах и баржах для похода на Архангельск.

С 1920 по 1923 г. состоял организатором и инспектором школ Пороховского района по ликвидации неграмотности3.

Многолетняя, беспрерывная и полезная деятельность тов. Севастьянова в области артвооружения флота отмечена благодарностью, объявленной ему приказом начальника Морских сил РККА от 16/X-1925 г. за № 408.

В 1929 г. тов. Севастьянов увольняется вовсе от службы по предельному возрасту и согласно протокола комиссии № 8 от 1/X-29 г. получает персональную пенсию в размере 120 руб. в месяц.

Однако, специальные знания и опыт находят свое признание и тов. Севастьянов сейчас же поступает на военный завод № 8 под Москвой, где занимает ряд руководящих постов по сборке и испытаниям образцов скорострельной артиллерии.

В 1933 году, в связи с расширением объема работ на Полигоне, тов. Севастьянов приглашается с завода № 8 на штатное место инженера в/к Морского отдела НИАПа, каковое и занимает с 1 августа 33 г. по сие время, являясь руководителем опытов, как по части автоматического оружия, так и в других областях.

Несмотря на преклонный возраст, тов. Севастьянов до сих пор отлично исполняет возложенные на него обязанности, делясь с младшими сотрудниками НИАПа своим многообразным опытом и являясь для них образцом исполнительности и серьезного, внимательного и добросовестного отношения к делу.

В октябре 1935 г. исполняется 50-летие служебной деятельности тов. Севастьянова на командных должностях в области строительства морской артиллерии».

Как видим, в этом позднем документе содержатся важнейшие сведения, почему-либо не отразившиеся в послужных списках царского времени. Оказывается, А.Т. сын не просто крестьянина, но сельского учителя, родившийся уже не в деревне Скомороховская, как все его предки, а в большом селе Усть-Вага. И Архангельская гимназия, для поступления в которую в 1876 году понадобилась, как видно, справка-метрика из консистории, это не фунт изюму, ведь там серьезно учили латынь и греческий, и как минимум один из европейских языков (скорее всего, французский) и вообще давали классическое образование. Оказывается, прежде, чем поступить в Техническое училище, он уже был неплохо образован!

Видимо, не так уж проста была семья его отца, раз смогла дать сыну такое образование, которое предоставило ему в дальнейшем и дворянское звание, и чуть было не генеральский чин. Недаром в восприемниках у него числится некий надворный советник.

Но здесь, как раз, уместно вспомнить рассказ моего отца о старшем брате Александра, Василии (родился, предположительно, в 1857 г.), который-де мальчиком ушел в Питер на заработки и на свои деньги потом помог выучить младшего брата. Между ними разница в семь лет и еще двое братьев, но помогал он именно Александру. Об этом же показал на допросе дед Борис о своем отце: «Образование получил за счет своего брата Василия Тимофеевича Севастьянова, работавшего в типографии Министерства финансов» (л.д. 47). Со временем Василий, дослужившийся до звания почетного гражданина Санкт-Петербурга, стал восприемником (крестным отцом) по крайней мере некоторых детей А.Т. и О.А. Севастьяновых.

Обстоятельства детства и юности прадеда ярко выразились в его демократических убеждениях, в его гражданской и классовой позиции, быть может, не декларированных на царской службе. Даже став дворянином по выслуге, он сердцем всегда оставался с простым народом, с крестьянством. И, хотя никогда так и не вступил ни в какую политическою партию, однако не только принял с первых же дней Октябрь как форму народовластия (так тогда казалось многим), не только честно служил Советской власти как военспец против белых армий Юденича и Миллера, но еще и взвалил на себя, сразу по окончании Гражданской войны, общественную работу по ликвидации безграмотности. Как многое закладывается в нас с младых ногтей!


1 Насколько известно, Таисия не поддерживала связь ни с Игорем Севастьяновым, ни с Александрой Мартыновой.

2 Научно-исследовательский институт на базе Артиллерийского полигона.

3 Это трогательная деталь, ведь сын сельского учителя из крестьян занимался этим нелегким делом в порядке добровольной инициативы, так понимая свой общественный долг.

Яндекс.Метрика