Sidebar

28
Вс, фев

Эпизод первый: обвинение

VII. Севастьянов Борис Александрович (26.02.1898 - 15.04.1931)

В ОО ОГПУ поступили сведения, что в Москве возникла активная контрреволюционная офицерско-монархическая группа, оказывающая не только враждебное сопротивление проводимым Советским правительством и Партией мероприятий в борьбе с капиталистическими элементами и успешным выполнении (sic!) фундамента экономики социалистической стройки, но и ставит своей задачей создание контрреволюционной организации для борьбы и свержения Советской власти.

В архивном деле моего деда № 106754, которое мне выдали для ознакомления в приемной Министерства безопасности России (Кузнецкий мост, 22) в июне 1993 года, находится «Обвинительное заключение по делу контрреволюционной офицерско-монархической группы, возглавляемой бывшим белым офицером Севастьяновым и Кишкиным». Оно гласит:

«1931 года апреля 4 дня я, уполномоченный II Отдела ОО ОГПУ Дегтярев, рассмотрев следственный материал по делу № 106754 по обвинению <далее красным карандашом подчеркнуто>:

  1. Севастьянова. белого морского офицера-лейтенанта

  2. Бубнева. сына бывшего полковника эмигранта

  3. Кишкина. бывшего дворянина, сына министра временного правительства

  4. Яхонтова. бывшего дворянина, белого офицера

  5. Садомова С.А. . купца-офицера царской армии

  6. Вяземского. бывшего князя

  7. Садомова Н.А. . бывшего купца-офицера

  8. Ломач. чиновника-мещанина

  9. Струкова Н.

  10. Струкова С.

  11. Садомова А.Н.

КРОВЬ Б.А. СЕВАСТЬЯНОВА НА ИХ РУКАХ

Е.Г. Иегуда (псевдоним Г.Г. Ягода)

Е.Г. Иегуда (псевдоним Г.Г. Ягода)

И.М. Леплевский

И.М. Леплевский

Е.А. Шептицкий (псевдоним Евгеньев)

Е.А. Шептицкий (псевдоним Евгеньев)

Н.Г. Журид (псевдоним Николаев)

Н.Г. Журид (псевдоним Николаев)

Для более успешного проведения контрреволюционной работы, главные инициаторы ставят своей задачей выделение из этой группы боевого ядра для проведения террористических актов над видными членами Советского правительства (Сталин, Ворошилов и др.).

Агентурной работой наличие в Москве этой контрреволюционной офицерско-монархической группы подтвердилось, поэтому главные организаторы и участники таковой: бывший белый офицер Севастьянов Б.А., Кишкин <и т.д.> ОО ОГПУ арестованы и подвергнуты допросам.

Следственным производством существование в Москве вышеупомянутой контрреволюционной офицерско-монархической группы подтверждено и установлено, что контрреволюционная работа членов данной группы глубоко пустила свои щупальцы в разные слои населения и проводила среди своих единомышленников вербовку новых членов, устраивались под видом разных легальных вечеринок собрания, на которых обсуждались, критиковались вопросы проводимой политики Партии и Советской власти, высказывались о желании участвовать в террористических актах над видными работниками Партии и Власти, писали разную контрреволюционную литературу (стихотворения, рассказы и т.п.), которую распространяли среди контрреволюционных кругов, вели контрреволюционную работу среди рабочих Московских предприятий, пытаясь этим самым подготовить их к разным антисоветским выступлениям.

С целью активизации контрреволюционной деятельности и роста контрреволюционной группы, инициаторы этой группы Севастьянов и Кишкин создали по месту службы Кишкина в Биомузее Тимирязевской Академии контрреволюционный кружок, в который вошли Ломач, Кишкин, Струков, Кейтович, Боголюбов и др.

Наиболее ярко контрреволюционная деятельность группы в целом и в частности отдельных членов рисуется следующим образом:

  1. Севастьянов Борис Александрович, бывший белый морской офицер, в 1918 г. состоял членом контрреволюционной офицерской террористической организации, которая ставила своей задачей не только свержение Советской Власти, путем восстания и реставрации монархического строя, но и совершение террористических актов над членами Советского Правительства.

Террористической организацией, членом которой является Севастьянов Б.А., был убит в Ленинграде т. Володарский и подготовлялись другие террористические акты.

Позднее понял, что контрреволюционная террористическая организация поднять восстание и свергнуть Советскую Власть не имеет возможности, нелегальным путем выехал с морским офицером Эвертом Борисом Александровичем (sic!) на юг в армию Деникина.

Прибыв к Деникину, вновь связался с членами контрреволюционной террористической организации бывшими офицерами Благовским, Новиковым, Бакиным и др. деятельность которой было направлено на производство терактов над лицами, подозревающимися в подпольной коммунистической деятельности.

Находясь в эмиграции в Константинополе, продолжал поддерживать связь с членами той же контрреволюционной террористической организации (Новиковым, Бакиным), которые уже из Константинополя направляли в СССР террористические диверсионные группы, для поднятия восстаний на Дону, Кубани, Тереке и производстве террористических актов над руководством Партии и Власти в указанных районах.

По этому поводу он же Севастьянов показывает:

“. настроен контрреволюционно. в первые дни революции создали контрреволюционную монархическую организацию.

Этими рассказами подготовлял их Бубнева, Струковых, Яхонтова к активизации против Соввласти.”

Находясь в рядах белых Деникина, а затем Врангеля армий, активно боролся с Красными войсками; пренебрегая опасностью для жизни с подчиненной ему группой бывших белых врывался на катере в Севастопольские (sic!) порты по побережью Черного моря, расстреливал краснофлотовцев и уводил к белым принадлежавшие Красному флоту корабли с боевым снаряжением и вооружением.

За успешное проведение боевых операций неоднократно белым командованием награждался и производился в офицерские чины, последний раз был произведен в лейтенанты.

Касаясь исключительной роли своей личности в боевых действиях в рядах белых против красных войск, Севастьянов говорит:

“При входе в ворота Мариупольского порта <.>”1

А обвиняемый по этому же делу Бубнев А.Г. заявляет так:

“Севастьянов мне рассказывал, как он рубил топором краснофлотовцев”2.

Возвратясь из эмиграции и имея широкий опыт и знание в области подпольной работы контрреволюционных организаций, Севастьянов Б.А. восстановил связь с находившимися в Москве бывшими людьми и офицерами, а затем, убедившись в их контрреволюционном настроении, создал тесно спаянную контрреволюционную офицерско-монархическую группу из Кишкина (бывший дворянин, сын министра временного правительства), купцов-офицеров Садомовых С.Н. и А.Н., Яхонтова (бывший белый офицер), сыновей бывшего дворянина Струковых С. и Н.М., сына бывшего белого полковника эмигранта Бубнева А.Г., князя Вяземского и Ломача М.Ю.

Для обработки идеологии членов группы Севастьянов и Кишкин устраивали разные сборища на квартирах, вели явно контрреволюционные разговоры, подвергали контрреволюционной критике политические мероприятия Советской Власти, высказывали друг другу заверения в том, что в случае возникнет война они окажутся на стороне врагов Советской Власти и с честью будут бороться за свержение Совправительства.

Обвиняемый Бубнев о деятельности группы контрреволюционной вообще показывает так:

“.Мне известно, что в Москве сгруппировалась активная антисоветская группировка, состоящая из бывших белых офицеров и бывших кадетов, Севастьянов, сын генерала Краснова, Струков, Кишкин, Ломач и др.. Вокруг Кишкина на службе также сгруппировалась контрреволюционная публика... Я лично считаю, что организатором и вдохновителем этой организации является Севастьянов”, а в отношении исключительно контрреволюционной деятельности Севастьянова Бубнев заявляет: “.В разговоре со мною Севастьянов выражал желание принять участие в террористических актах против представителей Соввласти Сталина и вообще всех членов правительства”.

Допрошенный специально по вопросу контрреволюционной деятельности Севастьянова обвиняемый Струков С.М. дает такие показания:

  1. Как в отношении контрреволюционной деятельности Севастьянова, так и в отношении других обвиняемых участников контрреволюционной группы в деле имеются данные, в достаточной степени характеризующие контрреволюционную сущность их деятельности и идеологии.

  2. Кишкин. создал по месту службы в Биомузее из бывших людей, антисоветски настроенных, контрреволюционную группу. а затем в целях активизации ее через Струкова С.М. восстановил связь с наиболее активной контрреволюционной группой, возглавляющейся бывшим белым морским офицером Севастьяновым Б.А.

  3. Бубнев. служил добровольцем в белой Деникинской армии, проживая в Москве связался с бывшим белым морским офицером Севастьяновым, организатором и вдохновителем контрреволюционной офицерско-монархической группы, который, выявив прошлое Бубнева, ввел его в состав своей контрреволюционной группы и через него проводил антисоветскую работу по линии обработки, втягивания в группу молодежи из бывших людей и подготовки антисоветских течений среди рабочих завода “Коса”, на котором также работал и Бубнев.

“.Имел беседу с Севастьяновым и Струковым об участии в террористических группах, деятельность которых направлена против членов Совправительства и Партии.»

  1. Струков С.М..

.о политической физиономии Струкова обвиняемый Севастьянов говорит: «К Соввласти относится враждебно.”

  1. Яхонтов. связался с бывшим белым офицером Севастьяновым, который к этому времени создал активную контрреволюционную офицерскомонархическую группу и принимал участие в таковой. Посещал сборища членов группы, принимал участие в устройстве вечеринок и антисоветских разговорах. Вносил членский пай для устройства сборищ с выпивками.

<.>

Сопоставляя имеющиеся в распоряжении ОО ОГПУ агентурные сведения со следственным материалом по обвинению Севастьянова, Киш

кина, Бубнева. считаю инкриминируемое обвинение в участии в контрреволюционной офицерско-монархической группировке и попытке создания контрреволюционной организации в полной мере подтвержденным, а посему на основании вышеизложенного ОБВИНЯЮТСЯ:

1) Севастьянов Б.А. в том, что:

а) с 1918 по 1921 г. состоял членом контрреволюционной офицерской террористической организации, ставившей своей целью создание ячеек на Дону, Кубани и других местах СССР и поднятия восстания против Советской Власти, а также совершения терактов над членами Совправительства и Партии.

б) вернувшись из эмиграции создал в Москве активную контрреволюционную монархическую группу из бывших людей и офицеров.

в) учавствовал (sic!) в обсуждении вопроса производства терактов над вождями Партии ВКП(б), что предусматривается ст.ст. УК 58/4, 58/8, 58/11.

<.>

Следственное дело за № 106754 по обвинению Севастьянова Бориса Александровича <.> считать законченным и передать на рассмотрение Коллегии ОГПУ для вынесения судебного решения.

Ф. Дегтярев195

Евгеньев196

Николаев197»

Справка: все обвиняемые арестованы и содержатся под стражей в Бутырском изоляторе.

Уполномоченный II Отдела ОО ОГПУ “Согласен” помнач II Отдела ОО ОГПУ “Утверждаю” помнач II Отдела ОО ОГПУ

Вот за что, если судить формально, был арестован и расстрелян мой дед Борис, вот за что его жена, моя бабка Тая стала вдовой, а мой маленький тогда еще, семилетний отец стал сиротой, безотцовщиной. И я родился и вырос, никогда не видев живым своего замечательного деда.

Как оценить этот документ? Что стоит за ним в действительности? Кое-что видно невооруженным глазом, понятно без комментариев. Этим документом палачи попытались оправдать убийство моего деда. Но ничего действительно криминального в нем не установлено, тяжкие обвинения голословны, ничем не подтверждены, не обоснованы. Никаких реальных действий контрреволюционных, никаких, тем более, террористических актов не выявлено, одни слова. Вот так «шили дела» в то время.

Напротив, картина вырисовывается довольно мирная. «Бывшие люди» (хорошенькое клеймо!) тянулись друг к другу, как птицы одного пера, что так естественно, встречались, дружили, ездили вместе на охоту, устраивали веселые посиделки с напитками, анекдотами, песнями, дерзкими стихами, откровенными разговорами в лучших традициях русской, а потом и особенно! советской интеллигенции. Слегка фрондировали. Пытались жить, как ни в чем не бывало...

Этого оказалось достаточно, чтобы классовая ненависть рабочекрестьянского государства обрушилась на них и кого стерла с лица земли, а кого законопатила в места лишения свободы, а кого просто напугала до самой смерти.

Впрочем, только ли классовая ненависть? Вот тут без подробных комментариев уже никак не обойтись.

Кто инициировал операцию «Весна», в рамки которой идеально вписалось дело деда? Кто давал санкцию на арест деда, на раскрутку дела? Знаток проблемы, замдиректора по науке Национального военно-исторического музея Украины Я.Ю. Тинченко пишет: «Широкомасштабное избиение старого генералитета и офицерства было организовано по чьему-то непосредственному указу свыше. Чьему к сожалению, до сих пор не ясно»3.

Попробую кое-что прояснить.

* * *

Ордер на арест моего деда я видел собственными глазами в его деле.

На нем стоит яркая, крупная, размашистая подпись красным карандашом: «Ягода». Что это за фрукт такой и какое отношение он имел к моему деду и его гибели?

Дело происходило в 1931 году, когда ОГПУ, после Ф.Э. Дзержинского, умершего в 1926, формально возглавлял В.Р. Менжинский тяжелобольной человек, почти никогда не покидавший своего кабинета. На самом деле все давно было в руках его всесильного зама Генриха Ягоды, который и осуществил, в отпущенный ему срок, беспримерное по обдуманной, целенаправленной жестокости и систематичности массовое уничтожение русской национальной элиты, недобитой при Ленине. В том числе офицерства дореволюционной чеканки, относящегося к категории «цвет нации», составлявшего едва ли не наиболее численно значительную ее часть. Это был такой же геноцид, как тот, что позже немцы устроили евреям, только гораздо более страшный, ибо у евреев наиболее генетически ценные слои населения уцелели, а у русских, наоборот, были уничтожены все подряд. На «русской грядке», вместо сорняков, были сознательно выполоты все именно самые культурные растения, вместо сухих веток были срезаны самые цветущие и плодоносные. Бывший первый мэр Москвы, мудрый грек Гавриил Попов остроумно и точно назвал все это «Русским Холокостом». Результат которого сказывается до сих пор самым плачевным образом.

Именно Генрих Ягода есть, после Ленина, Свердлова, Троцкого и иже с ними, главный творец и центральная фигура этого самого «Русского Холокоста», который аукается нам до сих пор отсутствием русской элиты, стертой с лица земли в те годы. Хотя, конечно же, не один Ягода в этом виноват, но он в эпицентре процесса, он его демиург.

Генрих Ягода троюродный брат Якова Свердлова. Клан Свердлова в большевистской иерархии, еврейской в целом, стоял высоко, пожалуй, даже выше всех. Ягода дорожил этим родством, и недаром закрепил свою принадлежность к клану, женившись на племяннице Свердлова Иде Леонидовне Авербах, дочери родной сестры Якова. Ягода был достойным членом своей семьи Иегуда, своего клана Свердлова, своего еврейского народа. Биограф Ягоды М.М. Ильинский недаром счел нужным указать на обстоятельство, которое бросилось ему в глаза: «Во всех документах Г.Г. Ягода отмечал и всегда подчеркивал, что он по национальности еврей». Крапивное семя этого проклятого рода еще где-то живет в России, имеет потомство, а возможно и гордится именитым предком.

Сын своего народа, Ягода был и оставался еврейским националистом в большевистской оболочке, руководствуясь исключительно мотивами национальной вражды и ненависти, заставлявшими его уничтожать цвет русского народа. Об этом, помимо всего прочего, лучше всего говорит тот факт, что именно при Ягоде репрессивный аппарат Советской власти как никогда оказался насыщен и перенасыщен еврейскими кадрами.

Руководимое с 1926 года Ягодой ОГПУ превратилось, таким образом, не в «карающий меч Революции», как любят говорить о себе чекисты, а в топор палача, коим орудовала захватившая власть банда юдократов-русофобов, куда изначально, помимо Ленина, входили Свердлов, Дзержинский, Урицкий, Троцкий, Каменев, Зиновьев, Луначарский, примкнувший к ним Бухарин и мн. др.4

Об этом необходимо рассказать со всей подробностью для детей моих и внуков, чья непримиримость и жажда справедливого воздаяния не должны иметь пределов во времени. Именно такой рассказ о главном палаче Генрихе Ягоде, в чьих руках оказался тот самый топор, был подготовлен мною и выпущен отдельным изданием в 2018 году под заглавием «Ядовитая ягодка революции»5. Я не пересказываю его здесь, в этой скорбной хронике, чтобы не марать ее страницы. Но завещаю своим потомкам читать его и всегда помнить об убийцах Бориса Севастьянова, которым нет прощения.


1 Текст данного показания деда полностью содержится в Приложении. Его смысл уже излагался выше по «Салажонку» Колбасьева и воспоминаниям участников Гражданской войны, отметивших мариупольский эпизод 2 мая 1920 года, дерзкий налет белых моряков, увенчавшийся уводом красного судна. Поэтому здесь его дублировать я не стал.

2 Об этом эпизоде как Б.А. зарубил топором краснофлотовца в Мариуполе на борту взятого ими судна откуда-то знал и помнил и мой отец. А.С.

3 Тинченко Я.Ю. Голгофа русского офицерства в СССР. 1930-1931 годы. М.: Московский общественный научный фонд, 2000. С. 28. Тинченко считает: «Можно лишь предположить, что инициатива исходила от Политбюро ЦК ВКП(б)», но аргументов в пользу этой версии не приводит никаких.

4 Этот геноцид следует рассматривать как финальную часть русско-еврейской этнической войны, начавшейся еще в 1870-е гг. и продолжившейся, в том числе, в русле войны Гражданской (1917-1921), но с нею не закончившейся. Во всех перечисленных участников властной группировки ленинцев текла еврейская кровь. Участие же в ней известного своей русофобией русского Н.И. Бухарина во многом объясняется тем, что он был женат трижды, но оба последних раза на еврейках. Любопытно, что Бухарин в 1910-е гг. долгое время жил по фальшивому паспорту, где фигурировал как Мойша Долголевский, еврей: характерный пример заместительной самоидентификации.

5 Севастьянов А.Н. Ядовитая ягодка революции. М., Самотека, 2018.

Яндекс.Метрика