Sidebar

27
Сб, фев

О предначертании судьбы

III. Севастьянов Георгий Александрович (12.09.1893 - 14.11.1917)

В истории трагической гибели моего двоюродного деда есть, на мой взгляд, момент мистический, на котором я хотел бы остановиться в заключение.

Я уже отметил по ходу изложения, что деда Георгия, свежеиспеченного мичмана изначально назначенного вахтенным начальником на эсминец «Бдительный», внезапно не прошло и двадцати дней перебрасывают на эсминец «Инженер-механик Зверев». Как будто судьба пожелала уберечь его от гибели на том злосчастном судне.

А ведь «Бдительный» и вправду был отмечен каким-то особым злосчастием, над ним явно тяготел недобрый рок. Вот небольшая цепочка злоключений этого корабля. Начать с того, что нашему «Бдительному» предшествовал его полный одноименный двойник, построенный на немецком заводе Шихау в Эльбинге в 1900 году (первоначально под именем «Кит», переименован в 1902 г.). Этот первый «Бдительный», предназначенный для войны с Японией, был отправлен на Тихий океан, но уже в начале войны из-за неисправности (лопнули трубки в котле) долго оставался на ремонте в Порт-Артуре, а в октябре 1904 года, возвращаясь ночью из бухты Белый Волк, подорвался на японской мине заграждения. Он остался на плаву, несмотря на два разрушенных кормовых отделения, и был отбуксирован в порт, но ремонту уже не подлежал и кончил тем, что был взорван собственной командой накануне сдачи славной крепости.

А наш, второй, эсминец «Бдительный», построенный там же в 1906 году, тоже начал не лучшим образом, поскольку уже в в 1910-1911 гг. подвергся капитальному ремонту корпуса и главных механизмов с заменой котлов. А вскоре, в 1915-1916 гг. вновь вынужден был проходить капремонт. Не успев отремонтироваться, получил 22 октября 1916 г. на банке около Балтийского порта повреждение, причем в нелепых обстоятельствах: выходя в предутренней мгле из внешней стоянки кормой вперед, наткнулся на мель и повредил винт. Едва прошло два месяца после этого и новое происшествие: идя замыкающим в кильватере колонны из трех миноносцев, «Бдительный» в ходе неудачного (из-за лопнувшей от неисправности цепи Галля) маневра протаранил идущего впереди «Бурного», нанеся ему пробоину, а себе погнув таран.

Наконец, снимаясь со швартовов в Ревельской гавани 17 июля 1917 г., «Бдительный» по вине машиниста форштевнем врезался в деревянную стенку, причем носом застрял в стенке и освободить его удалось только при участии водолазов. Апогеем невезучей судьбы стал роковой день в ноябре.

Дед Георгий низачем не должен был находиться на «Бдительном» 14 ноября 1917 года, когда тот столь небдительно напоролся на немецкую мину. Деду нечего было там делать. Что привело его на борт обреченного корабля? Как он оказался там, почему? Подменял заболевшего Вартенбурга, оставшегося на берегу и счастливо избежавшего смертельной опасности по этой причине? Сопровождал как флаг-офицер (читай: адъютант) начдива Кедрова, который отчего-то выбрал «Бдительного» для морского перехода? Не знаю. Но отчетливо понимаю одно: если бы в тот день Георгия не было на этом несчастливом эсминце, он, быть может, прожил бы еще долго.

Чистая случайность если оставаться в рамках философского детерминизма, которому я привержен. И в то же время для меня это пример неотвратимой силы рока, которого не обмануть, не обойти. Георгий был ведь назначен когда-то на «Бдительный», вот на нем и погиб, исполняя предначертанное назначение. «Но примешь ты смерть от коня своего», как на века сформулировал гениальный Пушкин.

А можно посмотреть и так: жестокосердый дед Георгия по матери, Андрей Никитич Майданюк, как известно, проклял дочь-ослушницу, вышедшую замуж по любви и против воли отца и проклял не просто так, сгоряча, между делом, а с соблюдением церковной обрядности, в Казанском соборе. Спрашивается, могло ли именно так, в роковом и необъяснимом совпадении обстоятельств, проявиться это проклятие? Я думаю, могло. Во всяком случае, своего первого сыночка Ольга Андреевна потеряла. А что это значит для родительского сердца, я знаю не понаслышке.

Когда я перечитываю характеристики мальчика, потом юноши-кадета Георгия Севастьянова, у меня каждый раз сжимается сердце от сознания ужасной гибели такого чудесного и такого родного мне человека. Утешает одно: он жил и умер героем.

Слава ему и мир его духу.

Г.А. Севастьянов с сестрой Ольгой, братом Владимиром

Г.А. Севастьянов с сестрой Ольгой, братом Владимиром, невестой Екатериной, братом Игорем,
кузиной (?), неизвестным георгиевским кавалером. Лето 1916 г.

Г.А. Севастьянов с будущей женой Екатериной. 1916 г.

Г.А. Севастьянов с будущей женой Екатериной. 1916 г.

Е.Д. Севастьянова на фоне японской ширмы. Гельсингфорс. 5 февраля 1917 г.

Е.Д. Севастьянова на фоне японской ширмы. Гельсингфорс. 5 февраля 1917 г.

Е.Д. Севастьянова на фоне японской ширмы. Гельсингфорс. 5 февраля 1917 г.

Е.Д. Севастьянова стоя. Гельсингфорс, 1917 г.

Е.Д. Севастьянова стоя. Гельсингфорс, 1917 г.

Е.Д. Севастьянова в кресле. Гельсингфорс, 1917 г.

Е.Д. Севастьянова в кресле. Гельсингфорс, 1917 г.

Е.Д. Севастьянова в Кисловодске. 1930 г.

Е.Д. Севастьянова в Кисловодске. 1930 г.

Е.Д.Севастьянова. 1940-е гг.

Е.Д.Севастьянова. 1940-е гг.

Яндекс.Метрика