24
Пт, мая

Отдельно от государства

Русское движение. Заметки очевидца

Как известно, у русских, в отличие от нескольких десятков народов, проживающих в России в различных национально-территориальных образованиях, нет своей государственности. Проще говоря, нет своего государства. У татар, башкир, калмыков, чеченцев и т.д. – есть, а у русских – нет. Ибо Россия пока ещё не стала государством русских ни юридически, ни фактически.

Юридически – потому, что первая же фраза Конституции России гласит: «Мы, многонациональный народ России… принимаем настоящую Конституцию», чем подчеркивается правосубъектность и суверенность не русского, а именно некоего «многонационального народа». То есть, этой фразой утверждается, в частности, что юридически Россия именно не является государством русских. (Русский народ вообще начисто лишён правосубъектности в стране, созданной нашими, русскими предками для своих потомков. Он даже ни разу не упомянут в Конституции. Если когда-то Радищев метко заметил, что «крестьянин в законе мёртв», то сегодня можно сказать о русском человеке как таковом, что он «в законе мёртв».)

Фактически – потому что русский человек хоть и составляет 85% населения страны, но не является хозяином Россиини в каком смысле. Ни у кого не повернется язык сказать, что на памяти живущих поколений русский народ распоряжался своей судьбой, судьбой России и российским имуществом. Мы, русские, получаем от России во всех отношениях не больше, а меньше многих других наций, неся при этом основной груз тягот и повинностей.

Точнее всего будет сказать, что русские де-факто живут и существуют автономно от государства. Не получая, естественно, от этой «автономии» никаких льгот и преимуществ. Очень верно подмечено в докладе группы Миграняна (Русский фактор в российской политике. – «НГ-Сценарии» 14.06.00), что «русские стесняются своего государства». В этом нет ничего удивительного, потому что «своё» государство само стесняется русских: давно бросило их на произвол судьбы, ни в чём русским не помогает, не заботится о них, а кое в чём ещё и мешает жить.

Что даёт русским Россия именно как русским? Ничего.

Защищает ли Российское государство священное право русского народа проживать на своей исторической территории в рамках единого государства, как то подобает государствообразующему народу и как то испокон веку было на Руси? Нет. Государство смирилось с разделённым положением русской нации, приняло его как должное. Оно ничего не делает для того, чтобы воссоединить с материнской нацией отрезанные от неё десятки миллионов русских людей, компактно проживающих в приграничных областях – Южном Урале, Новороссии, Крыму, Приднестровье, Нарвском районе (вообще т.н. Северо-Востоке Эстонии). Оно бросило без помощи не только русских в странах СНГ (знаменательно, что даже соответствующее министерство ликвидировано на наших глазах), но и русских беженцев и вынужденных переселенцев (так же ликвидирована Федеральная миграционная служба).

Что предпринимает государство для того, чтобы изменить блокадное, по сути дела, положение русского анклава – Калининградской области? Ничего.

Защищает ли Российское государство священное право русского народа властвовать в стране, созданной нашими русскими предками? Занимает ли русский народ – государствообразующая нация! – соответствующее положение во властных структурах? Нет.

Что предпринимает государство для того, чтобы изменить сложившиеся в российских республиках этнократические режимы, дискриминирующие русских? Ничего.

И так далее.

Беззащитное юридическое положение русских в нашей стране вполне целенаправленно и сознательно консервируется государством. Чем иначе объяснить то обстоятельство, что Департамент по проблемам русского народа Министерства по делам национальностей был разогнан, не успев создаться? А разве не достоин внимания тот факт, что в Госдуме до сих пор нет не только русской фракции, но даже Комитета по проблемам русских? Все проекты по развитию русского народа попадают в соответствующий подкомитет Комитета по делам национальностей ГД, коим руководит Светлана Смирнова, удмуртка, отличившаяся в бытность свою депутатом законодательного собрания Удмуртии тем, что требовала сделать удмуртский язык вторым государственным. Предложения по улучшению положения русских в этом подкомитете регулярно торпедируются. Так, недавно при обсуждении в Комитете вопроса о необходимости создания закона «О государственно-правовом статусе русского народа», Смирнова высказалась против него. А на последующем заседании экспертного совета Комитета, посвящённом работе над законопроектом, ведя заседание, добилась изменения формулировки названия на расплывчатое «О русском народе». Похоже, что российские политические верхи, увы, больны «русобоязнью» (русофобией, попросту).

В современной России вообще нет такой инстанции, куда русский человек мог бы обратиться со своими проблемами, в том числе национально-культурными, не как обычный гражданин на общих основаниях, а именно как русский человек. Случись с ним что, он вынужден обращаться (выражаясь фигурально) не к отцу, а к отчиму: к государству, у которого таких же неродных детишек – пруд пруди. Но даже и за этой скудной отчимской (не отцовской!) лаской – русский, будь любезен, становись в общую очередь, в самый хвост.

Итак, повторим, русские сегодня – в противоестественном, парадоксальном положении: государствообразующая нация, не имеющая не только своей государственности, но и государственной защиты и поддержки.

Яндекс.Метрика