22
Чт, авг

Кто смел, тот и съел

Русское движение. Заметки очевидца

Как только Закон о НКА был опубликован, весьма многие национальности нашей необъятной Родины восприняли этот факт как руководство к действию и стали проводить разъяснительную и организационную работу ради создания соответствующих НКА на всех уровнях, от местного до федерального. Например, известный юрист Эдуард Коман, занимавший на тот момент пост заместителя начальника Отдела межрегиональных отношений Комитета общественных и межрегиональных связей Правительства Москвы, разъяснял читателям «Международной еврейской газеты»: «Одной из основных целей создания НКА как общественных объединений особого типа является обеспечение с их помощью более чёткого представительства национальных общин в диалоге с государством…

Именно НКА являются “представительствующими” объединениями, именно они, находясь в юрисдикции Закона “О национально-культурной автономии”, пользуются более широкими правами в объёме этого Закона... Создание НКА позволяет продвинуться по пути партнёрства на правовой основе в отношениях между наиболее социально активной частью национальных общин и органами государственной власти» (Национально-культурная автономия: что это такое и зачем это нужно. – «МЕГ» №8 за 1997 г.). Несколько номеров названной газеты вело агитацию и пропаганду НКА, подробно инструктируя своих читателей, почему, зачем и как нужно создавать их в каждом городе, где есть еврейская община. Подобные материалы печатали СМИ и других национальностей.

Прошло всего два года после выхода Закона, и я, присутствуя в Московской городской думе на совещании, проводимом соответствующим комитетом для представителей московских НКА, с удивлением обнаружил, что в одной только первопрестольной уже существует одиннадцать региональных НКА: армянская, ассирийская, еврейская, казахская, корейская, курдская, латышская, немецкая, польская, сербская и болгарская. Соответствующие национальности оказались самыми сообразительными, деловыми и проворными. Они первыми очутились у финишной черты, за которой начинается распределение конкретной государственной помощи, и первыми стали её получать. (Упомянутое совещание было посвящено как раз вопросам финансирования различных программ, представленных в Мосгордуму московскими НКА.) Показалось весьма любопытным, что в Москве помимо региональных зарегистрировано также множество местных – в округах. Так, армянских окружных НКА оказалось ни много ни мало – десять, татарских – девять, корейских – пять, еврейских – четыре… Напомним, речь идёт о 1998 годе. С тех пор количество и ассортимент московских НКА существенно расширились. В каждом округе каждая НКА получила возможность требовать у префектур – по закону! – помещение для офиса на самых льготных условиях, финансирование местных культурных программ и т.д. и т.п.

Многие НКА уже приобрели не только местный и региональный, но и федеральный статус. Одними из последних – весной с.г. – зарегистрировали федеральную НКА российские цыгане, о чем весело писала пресса. Всего в стране сегодня имеется около 200 местных, свыше 100 региональных и 10 федеральных НКА.

Итак, Закон о НКА заработал и начал приносить конкретные плоды для культурного развития и защиты национальных интересов многих национальностей. И это правильно и очень хорошо.

Национальностей в России много. Пока что федеральных НКА у нас гораздо меньше, чем могло бы быть, судя по списку российских народов и народностей. Но отнюдь не потому, что власти чинили им какие-либо препятствия. Просто не все из них оказались столь же организованными, дисциплированными, сообразительными и проворными, как вышеупомянутые. Никому из них никаких запретов не ставилось, и вход в данное «царствие небесное на земле» до сих пор был открыт для всех национальностей.

Кроме одной.

Яндекс.Метрика