16
Ср, окт

Рождение русского националистического авангарда

Русское движение. Заметки очевидца

Идейный тупик, в котором оказался стихийный русский национализм сразу после крушения СССР, настоятельно требовал своего преодоления. И оно произошло.

Это связано с возникновением новой генерации теоретиков русского национализма (Владимир Авдеев, Сергей Городников, Владимир Истархов, Вадим Колосов, Борис Миронов, Роман Перин, Андрей Савельев, Александр Севастьянов, Вадим Сидоров, Петр Хомяков), а также с выходом националистического дискурса в широкую публику. Один за другим выходят согласованные между различными лидерами и организациями документы национального единения, разрабатываются идеологические платформы, публикуются статьи в центральной прессе, призванные разъяснить специфические русские права и интересы как самим участникам Русского движения, так и массовому читателю. Об этом сегодня уже существует специальная литература26.

Осенью 1994 г. в «Независимой газете» – главной газете всей российской интеллигенции – выходит статья Александра Севастьянова «Национал-капитализм». Она вызвала много откликов, что позволило затем автору выступить с разъяснениями под заголовком «Национал-капитализм – II». Одни респонденты грозили редактору Нюрнбергским трибуналом и писали доносы в Московскую прокуратуру, другие находили в высказанных соображениях единственно верную идею новой России. Кого-то решительно не устраивал вердикт «капитализм», а кого-то тошнило от определяющей приставки «национал». Словом, угодить не удалось почти никому, но термин прижился и периодически всплывает в политологии, как со ссылками, так и без.

С этой публикации берет отсчет история национал-демократического направления в русском националистическом дискурсе.

Вот ее опорные тезисы:

– у России не было выбора между капитализмом и социализмом: капитализм пришел закономерно, всерьез и надолго (с чем сегодня не спорят даже коммунисты);

– выбор был, но совсем иной: капитализм колониальный – либо капитализм национальный, причем победил колониальный (с чем сегодня не спорят даже либералы);

– национальный капитализм – это: 1) госпарткапитализм как строй, при котором государство, действуя, в идеале, через правящую партию, не только патронирует, но и контролирует отечественный бизнес, следя за балансом частных и национальных интересов; 2) подавляющее физическое преобладание представителей государствообразующего этноса и вообще коренных народов страны в составе класса буржуазии;

– диалектика момента: колониальный характер российского капитализма (а он по-прежнему таков) отражает слабость позиций русской национальной буржуазии, ее классовую незрелость и неконсолидированность, ее непредставленность в российской политике; изменение этого статуса в сторону большей потентности повлечет за собой и изменение строя;

– политэкономическая задача номер один для России, если она намерена выжить, – поворот от колониального капитализма к национальному, на «китайский путь развития»;

– это станет возможным, когда вырастет и политически созреет класс русской национальной буржуазии, чтобы осуществить диктатуру национального капитала;

– такая диктатура может сложиться только через «союз ума и капитала», через закулисный союз между Союзом русских купцов и промышленников (название условно) и респектабельной Русской политической партией (название условно), исповедующий триединый лозунг: «нация – порядок – справедливость».

Поскольку капитализм и демократия есть сущности, неразрывно связанные в современном мире, переход от концепции национал-капитализма к концепции национал-демократии подразумевался, что называется, самой силой вещей.

Статья вызвала множество писем в редакцию (часть была опубликована) и вообще породила многие толки. Термин «национал-капитализм» с тех пор прочно вошел в обиход политологов и публицистов, но поначалу сильно критиковался. Одним не нравилась апология капитализма, другим, естественно, национализма. Однако старт радикальному обновлению дискурса был дан, и развернуть процесс вспять уже было невозможно, он пошел крещендо. Ладья русского национализма отчалила от опостылевшего берега и поплыла в края еще незнаемые…

Среди тех, кто публично (в той же «Независимой») выразил солидарность с автором, был профессор Петр Хомяков. В скором времени из печати вышла его брошюра «Национал-прогрессизм. Теория и идеология национального выживания и развития России».Затем, в декабре 1994 г., была сдана в набор книга Севастьянова «Национал-капитализм». Следом за ней в конце 1995 г. выходит книга Хомякова «Национализм без социализма». В мае 1996 года издается книга Севастьянова «Национал-демократия», в приложении которой был размещен написанный обоими авторами совместно «Российский национал-капиталистический манифест». Все эти публикации лили воду на мельницу «нового русского национализма».

Однако, нет, как говорится, базиса без надстройки. Политическим соответствием национал-капитализму, его санкцией и функцией является, как легко догадаться, не что иное как национал-демократия. Продвижение этого парного бренда («национал-капитализм» – «национал-демократия») стало главной задачей ближайшего десятилетия.

Одновременно с творческим тандемом «Севастьянов – Хомяков» складывается параллельная активная группировка теоретиков и публицистов (В. Давыдов, С. Городников, В. Колосов, А. Севастьянов) разрабатывавших и продвигавших национал-демократическое направление в противовес консерватизму всех сортов: 1) православному монархизму, 2) имперству, 3) национал-социализму. Это отразилось в практически одновременном учреждении Колосовым – журнала «Национальная демократия» (№ 1 – июль-август 1995), Давыдовым – «Национальной газеты» (№ 1 подписан в печать 03.06.95) и выпуске Севастьяновым сборника своих статей под общим названием «Национал-демократия» (сдан в набор 09.01.96).

Вскоре видный функционер КРО А.Н. Савельев получил в Российском общественно-политическом центре (РОПЦ) должность начальника организационно-политического отдела, а с нею возможность вести семинар «Национальная доктрина России», где в регулярных дебатах выступали многие активисты русского движения, включая всех перечисленных выше (в 1996 году вышел сборник стенограмм заседаний). Савельев, хоть имперец и православный консерватор, однако также не избегает влияния национал-демократического тренда.

Одновременно заработал семинар «Нация и государство» при комитете по геополитике Государственной Думы (вел его А.В. Архипов, помощник депутата Алексея Митрофанова).

На этих двух площадках, преимущественно, и происходили теоретические баталии тех лет с участием десятков штатных и самодеятельных теоретиков – ученых и публицистов, вырабатывался современный дискурс русского национализма.

В 1996 г. на презентации книги Севастьянова «Национал-демократия» (2-й гуманитарный корпус МГУ) с вышеназванными лицами перезнакомились Владимир Авдеев (на тот момент писатель, автор книги «Преодоление христианства») и Павел Тулаев (преподаватель-испанист и поэт, автор книги «Крест над Крымом», характеризовавший себя тогда как «православный фашист»). Тогда же Авдеев заявил о своем намерении полностью сосредоточиться на проблемах расологии.

С начала 1997 года «Национальная газета», едва влачившая скромное существование, была передана Давыдовым в руки Севастьянова, став затем на десять лет самым заметным СМИ русского национализма авангардного, национал-демократического характера, его рупором, фронтально противостоя всем консервативным направлениям в Русском движении.

Нужно вспомнить здесь и о самой ранней русской Национал-демократической партии,созданной в конце 1997 года Сергеем Городниковым, Александром Лобковым и Александром Елисеевым и зарегистрированной в марте 1998 года в Минюсте как региональная организация Москвы и Московской области (локомотивом регистрации НДП был Андрей Савельев). Партия не стала массовой и не получила политических перспектив в то время, но обозначила восходящую тенденцию.

Несколько ранее, 27 декабря 1996 г. был подписан и в начале 1997 г. обнародован первый знаковый документ русского националистического авангарда. Им стал манифест с символическим именем «Русское согласие», подписанный Авдеевым, Городниковым, Савельевым, Севастьяновым и Хомяковым (Давыдов принимал участие в обсуждении документа, но не подписал его по скромности). Провозглашая отход от любой архаики, авторы писали:

«Наши ближайшие политические цели: русский суверенитет, русская государствен­ность, русская этнократия, воссоединение русского народа.

Пора закрыть “плавильный котел” на нашей земле. Ассимиляцию должно довести до конца, не добавляя в этот котел новых компонентов и стремясь к увеличению русской пропорции. В отношении нерусских нужна активная анти­иммиграционная политика. Расовая гигиена – осознанная необходимость…

Мы не консерваторы. Наша идеология – это идеология современная, она нацелена в буду­щее, а не в прошлое. Наши цели впереди, и добиваться их мы будем современными мето­дами. Русская национальная идеология не должна иметь ничего общего с архаикой… Мы против всех пережитков добуржуазного общества…

Технократическая политика не может быть политикой маргинальных слоев общества. Это политика, планируемая и осуществляемая при решающей роли интеллектуалов и предпринимателей. Это политика, проводимая непосредственно в их, хотя и не только в их интересах.

Инженер, учитель, врач, армейский офицер, ученый, студент, рабочий высшей квалификации, менеджер-производственник – вот основная опора национального движения, социаль­ная база его актива.

Из сказанного вытекает, что национализм и социализм не совместимы. Национал-социализм – неудачная, а потому провалившаяся карика­тура на национализм. Задача русских националистов – найти оптимальные формы национал-капитализма и обеспечить переход от дезорганизованного, разложившегося, неструктурированного общества к сословно-корпоративному. Русские националисты говорят “да” – всем социальным гарантиям, “нет” – социализму как общественному строю».

Так было положено основание национал-демократическому тренду, который с тех пор развивался наиболее динамично и сегодня стал влиятельной альтернативой как национал-социализму, так и право-консервативному направлению.

Здесь необходимо обрисовать основные идейные черты национал-демократии, какой она сложилась во второй половине 1990-х гг.

Яндекс.Метрика