10
Вт, дек

Главный приз — Баку

Русскому об Азербайджане

После двух месяцев прений и под давлением турок Сейм провозгласил (22 апреля 1918 года) независимую Закавказскую демократическую федеративную республику (ЗДФР). Турции только это и нужно было. Она Брестский мир подписывала с Россией, а с ЗДФР можно говорить более жестким языком. Не довольствуясь Карсом и Батумом, турецкая армия заняла Александрополь, оказавшись опасно близко от Тифлиса. Грузины решили, что втроем не спастись, каждый должен спасаться сам. На сепаратных переговорах с немцами они просили их взять Грузию под свой протекторат. Немцев не надо было уговаривать, им был нужен контроль над трубопроводом Баку-Батуми, единственной в то время артерией транспортировки нефтепродуктов.

Независимую Грузию соседи вскоре стали ласково называть «Грузинской Нефтепроводной Республикой».
Едва 3 тысячи немецких солдат высадились в Поти, грузинская фракция Закавказского Сейма объявила о независимости Грузии. Это было 7 июня 1918 года. Азербайджанский депутат Фатали-хан Хойский сказал пророческие слова: «Народы Закавказья настолько тесно связаны друг с другом, что разделение их окажется совсем непростым». Но добавил: «Азербайджанцам не остается ничего другого, как принять аналогичное решение». Азербайджанская фракция в главе с Мамедом Расулзаде объявила себя Временным Национальным советом и 10 июня провозгласила Азербайджанскую Демократическую Республику (АзДР). Премьером был избран Ф. Хойский. Но местом торжественного акта стал не Баку, а Тифлис.

Баку, окончательно ставший главным оплотом большевизма на всем Южном Кавказе, оставался для правительства Азербайджана недоступен, там была объявлена «пролетарская диктатура». Проводил ее в жизнь Бакинский Совнарком. Рассматривая подвластную территорию как часть РСФСР, Совнарком спешно национализировал нефтедобычу и каспийский флот. Главным же образом комиссары занимались вывозом нефти в Астрахань для спасения большевиков метрополии. Через короткое время стало ясно, что этому скоро может придти конец: в середине июня турки уже вошли в Гянджу и Евлах. Если бы они взяли Баку сходу, мировая история могла бы пойти иным курсом (об этом чуть ниже). Но продвижение было медленным. Доктор исторических наук Фарид Алекперов констатирует: 27 июля турки были всего в 16 км от Баку, однако чтобы овладеть городом им понадобилось еще 50 дней.
В июле, ввиду турецкой угрозы, Бакинский Совет пригласил английские войска, находившиеся в Персии, а власть сдал «Диктатуре Центрокаспия» (Центрального комитета Каспийской военной флотилии), которая и взяла на себя оборону Баку от турок и делала это довольно успешно: за два следующих месяца турки смогли продвинуться лишь до Кюрдамира и Шемахи, т.е. всего на 150 километров. До Баку оставалось еще столько же.
Англичан тоже прельщала бакинская нефть, в связи с чем они охотно откликнулись. Числом около тысячи человек они прибыли в Баку 4 августа. Свою роль британцы видели лишь в том, чтобы быть «инструкторами и вдохновителями» войск Центрокаспия и «оказывать политическую поддержку» его правительству.
Совнаркомовцы же на нескольких пароходах отплыли 14 августа из Баку в Астрахань. До цели они не дошли, их настигли в море военные корабли Центрокаспия. Пароходы под конвоем были возвращены обратно. Оказалось, комиссары покинули Баку «без сдачи отчета об израсходовании народных денег». Их обвинили также в незаконном вывозе военного имущества и измене (по некоторым источникам, «в бегстве перед лицом неприятеля»). История с расстрелом 26 бакинских комиссаров на туркменской стороне Каспийского моря остается темной. Ясно одно: это не была месть азербайджанцев за резню марта 1918 года, такой версии вообще нет. За событиями в Баку нервно следили немцы. 27 августа в Берлине между Германией и ленинским режимом было подписано дополнительное соглашение к Брестскому мирному договору. В нем немцы, среди прочего, брали на себя обязательство препятствовать пересечению границ Шемахинского и Бакинского уездов войсками любой третьей державы. Не то, чтобы немцы хотели навредить своей союзнице Турции. Просто они боялись, что обороняющиеся могут сжечь нефтепромыслы в случае вступления турок в город.
Другими словами, Германия желала, чтобы по крайней мере до конца войны Баку оставался в составе большевистской России. Взамен последняя должна была поставлять Германии четвертую часть добываемой в Баку нефти либо иное согласованное (читай: большее) ее количество.
Но все это относилось уже к области грёз. Исполнять соглашение, подписанное ленинскими посланцами, было некому. Большевиков в Баку к моменту его подписания и след простыл, а Центрокаспию Ленин был не товарищ. Но даже если бы соглашение от 27 августа исполнялось, спасти Германию оно уже не могло. Были упущены решающие 10-12 недель.
Англичане пробыли на Апшероне совсем недолго. Едва стало известно, что турки перебросили к Баку дополнительные части с Месопотамского, Сирийского и Балканского фронтов, англичане эвакуировались в Иран, а правительство Центрокаспия – в Петровск (ныне Махачкала).

Яндекс.Метрика