20
Вс, окт

Время быть русским! Линия фронта

Время быть русским

(Опубликовано в «Национальной газете» №3-4, 2001)

Если хотим победить

«Быть русским – значит быть воином», - говорил легендарный Кутузов. Сколько раз мы делом доказывали эту идею! И что была бы русская история, если выключить из нее все наши легендарные победы? Мы умели побеждать, мы привыкли побеждать…

Почему же сегодня мы побеждены? Потому что изменились правила войны, инструменты современной войны уже совсем не те, что прежде, и требования к солдату она предъявляет тоже совсем другие. Физические силы, ловкость, отвага, выносливость, навыки боя и другие воспетые в веках качества русского солдата, столько раз блестяще проявленные в полевых условиях, сегодня могут решить исход лишь сражения, но не кампании. Да и сами кампании протекают теперь отнюдь не на полях сражений.

Где сегодня проходит линия незримого фронта, разделяющая русский народ от его врагов? Банки и биржи, страницы газет и экраны телевизоров, кабинеты политиков и кулуары парламентов, залы судов – от простого районного до Конституционного…

Готова ли русская армия к бою на этих полях и высотах? Боюсь, что нет.

Значит – надо учиться воевать заново, перенося все лучшие бойцовские качества русского человека на новый образец народного солдата. Мы должны создать новую русскую армию – русских банкиров и журналистов, политиков и юристов, владеющих интеллектуальными технологиями «самооброны без оружия» и готовых сражаться за свой народ.

Если хотим победить.

Русские в законе

Сегодня в Государственной Думе рассматривается ряд законопроектов, от которых зависит судьба русского народа. Четыре из них «О русском народе», «Об основах государственной национальной политики», «О русском языке как государственном» и «О внесении изменений и дополнений в закон «О национально-культурной автономии» прямо затрагивают важнейшие основы русской жизнедеятельности.

Русская общественность об этом практически не информирована, на ситуацию она не влияет никак. В один прекрасный день мы можем проснуться и обнаружить, что наша жизнь уже загнана в жесткие рамки, причем совсем не те, какие бы хотелось.

В чем причина такого внимания высшего законодательного органа страны к национальным (русским, в частности) проблемам? Во-первых, до властей наконец дошло, что национальная идея (потребность в которой огромна при том идейном вакууме, что образовался с крушением коммунизма) не может быть безнациональной. А во-вторых, в стране, на 85% населенной одним народом (русскими) нельзя из этого народа бесконечно делать фигуру умолчания. И сегодня, когда русские, наконец-то, перестали возлагать все надежды на государство, начали искать реальные пути к самоорганизации, начали осознавать собственные национальные интересы и все яснее и четче формулировать свои требования, перед властями остро встала задача сыграть на опережение и подсунуть нам свой вариант нашего развития.

Чем определяется конфликт идей вокруг указанных законопроектов? Столкновением интересов: с одной стороны – русского народа, с другой – тех 15% населения, которые не входят в состав русских. И которые хотели бы поставить русский народ в удобное для них положение, мало считаясь с его жизненными потребностями.

На чьей стороне сегодня перевес? На стороне основного народа страны или тех 15%? В чьих руках находится решение наших, русских, жизненно важных проблем? Кто диктует стране свою волю?

На эти самые 15% приходится 175 (по последней статистике) национальностей! Казалось бы, пестрый, неоднородный состав, у каждого народа свои проблемы, свои противоречия. Однако в данном вопросе они все выступают заодно против русских интересов. И еще настойчиво требуют: создать дополнительный орган управления государством – Совет национальностей, где у каждого народа будет один голос. У русских – один. И у каждого нерусского – по одному. Итого: 175 против одного в любом важном вопросе, даром что этот один представляет 85% населения страны. Прообразом такого Совета стала Ассамблея народов России, созданная бывшим министром национальностей, известным «другом» русского народа Рамазаном Абдулатиповым. В этой Ассамблее (с таким ко многому обязывающим названием!) русский народ, понятное дело, не имеет официальных и полномочных представителей вообще.

Какие кадры решают все?

Как осуществляют уже сегодня нерусские народы России свой диктат в национальном вопросе? В первую очередь - посредством расстановки кадров.

Начать с того, что все годы правления Ельцина его советником по национальным проблемам был Эмиль Абрамович Паин.

Основные проблемы национальной жизни решались в Федерально миграционной службе (ФМС), Министерстве по делам национальностей и Комитете по делам национальностей Госдумы. Как там обстоит дело с кадрами?

ФМС возглавляли последовательно: еврейка Регент, ассириец Каламанов, осетин Хетагуров. Программу государственной миграционной политики разрабатывали упомянутый Эмиль Паин и директор Центра этнополитических и региональных исследований Владимир Изевич Мукомель.

Пройдитесь по коридорам Миннаца: у вас зарябит в глазах от нерусских фамилий. Среди министров этого ведомства за последние годы побывали и аварец Абдулатипов, и еврей Сапиро, а уж если ставили русских, то таких, что один (Михайлов) первым делом разогнал Департамент по проблемам русского народа, а второй (Блохин) разогнал даже оставшийся после того крохотный Отдел русского народа своего министерства и вдобавок внес в правительство сверхрусофобские поправки к закону «О национально-культурной автономии» (о них – ниже).

Кто представлял эти поправки в Комитете по делам национальностей Госдумы? Замминистра Талия Ярулловна Хабриева (татарка) и зам. начальника департамента, непосредственно поправки готовившего, Зоя Юмцараевна Цыренова (бурятка). Кто поддержал их на этом памятном заседании? Представитель еврейской федеральной НКА Роман Спектор, представитель украинской федеральной НКА Александр Руденко-Десняк

А что собой представляет сам Комитет по делам национальностей ГД РФ? Вот его состав: председатель Валентин Никитин (КПРФ, украинец), зампред Каадыр-оол Бичелдей (тувинец), зампред Светлана Смирнова (удмуртка), члены Сергей Будажапов (бурят), Александр Бурулько (русский), Рагиб Гимаев (башкир), Анатолий Никитин (КПРФ, русский, по другим данным – касимовский татарин), Владимир Казаковцев (КПРФ, русский), Асламбек Аслаханов (чеченец). Как видим, из девяти членов – только двое безусловно русских, да и те интернационалисты по партийной принадлежности. На обсуждении законов, касающихся русского народа, я не видел и не слышал их ни разу. Видимо, у них есть дела поважнее.

<…>

Я не могу и не хочу сказать ничего плохого о деловых и человеческих качествах всех названных людей. Я только хочу подчеркнуть, что именно эти люди держат сегодня в своих руках судьбу 150-миллионного русского народа в России и за ее пределами.

Это справедливо?

Ты доверяешь им свою судьбу, мой русский читатель?

Водораздел

Есть несколько пунктов, по которым, как показывает практика дебатов, русские расходятся с нерусскими на диаметрально противоположные позиции.

Во-первых, это признание русского народа – не только коренным и титульным, но и единственным государствообразующим на всей территории России. Позиция нерусских неколебима: все те народы России являются государствообразующими, которые работают на укрепление, а не на разрушение страны. Но среди них ведь могут оказаться и киргизы, и таджики, и азербайджанцы, и негры, и голландцы… И все они будут «государствообразующие»?

Абсурд! Однако с большим смыслом. Ведь признание русских единственным государствообразующим народом дает законное основание для особого патронажа со стороны государства по отношению к русским. А значит, с привилегированным де-факто положением нерусских в России будет покончено. Вот в чем суть противостояния по этому вопросу.

Во-вторых, это признание России мононациональной, а не «многонациональной» страной. Позиция нерусских: в Конституции закреплено, хоть и не разъяснено, понятие «многонациональный народ», значит – и страна тоже многонациональная. Мотивы их неприятия см. выше. Логики – ни на грош, но позиция твердая.

В-третьих, бесконечно важнее поддерживать не абсолютную численность русского народа (нам приходилось держать гораздо большую территорию гораздо меньшим числом жителей), а его удельный вес в составе страны. Это единственная гарантия целостности и процветания России и нашего, русского национального долголетия. Но нерусские больше всего боятся именно роста удельного веса русских (вспомним истерику Шаймиева, Рахимова и Аушева в ответ на воссоединение с Белоруссией: причина именно в этом). При этом они делают вид, что опасаются, будто рост удельного веса русских станет достигаться не за счет прироста русского населения, а за счет убытия нерусского. Абсурд?! Но именно так, к примеру, аргументировал Рагиб Гимаев на заседании комиссии Комнаца свою точку зрения на законопроект «О русском народе».

В-четвертых, болезненную реакцию нерусских вызывает утверждение о праве единого русского народа, оказавшегося в разделенном положении, на воссоединение. Даже мирным путем. Действительная причина такой реакции – все в том же: возрастет удельный вес русских в стране, а этого никак допустить нельзя. Но предлогом выставляется возможность дипломатических осложнений с Украиной, Казахстаном, Эстонией…

В-пятых, нерусские даже и слышать не хотят о геноциде, претерпленном русскими в ХХ веке и о необходимости преодоления его последствий. Разыгрываются целые спектакли с деланным возмущением по поводу «надуманной проблемы геноцида русских». Нам предлагают «все забыть» и «списать», а то, мол, и нам могут предъявить счета за геноцид и т. п. Сценарист и режиссер этих спектаклей известен - это тот, на ком лежит основная ответственность за самый страшный геноцид русского народа – времен революции, граджанской войны и последующих десятилетий. И тот же режиссер, опасаясь конкуренции, не хочет, чтобы мы поднимали вопрос о нашем геноциде со стороны немцев в 1941-1945 гг., ибо с точки зрения этого режиссера, Холокост может быть только один (и только один получатель дивидендов с «Шоа-бизнеса»).

Точно так же нерусские возражают против причисления русского народа к числу репрессированных народов, имеющих право на реабилитацию со всеми вытекающими из этого политическими и экономическими последствиями. Здесь ими руководит обычная жадность, боязнь, что появится еще один участник раздела бюджетного пирога.

В-шестых, русофобию необходимо рассматривать как тяжкое преступление против безопасности государства (сегодня она рассматривается в порядке ст. 282 УК РФ как преступление средней тяжести, и за нее еще никого не осудили – пример с русофобствующим «МК», безнаказанно сравнившим русских со свиньями, у всех перед глазами). Но нерусские даже и слышать не хотят о такой постановке вопроса.

Таковы основные принципиальные позиции, по которым русским не удается достичь взаимопонимания и согласия с нерусскими в России.

Как кадры решают судьбу русских людей

Итак, вернемся к законам, готовящимся Думой.

1. Законопроект «О русском народе» будет вынесен на парламентские слушания 25 мая сего года. Проект уже подготовлен Комитетом по делам национальностей ГД (он размещен целиком на с. 10-11 вместе с альтернативным проектом). Я принимал участие в его разработке, стремясь заблокировать ненужные и вредные положения. В целом проект нельзя назвать плохим, но нельзя назвать и хорошим. Он, на мой взгляд, не вреден для нас, но явно, вопиюще недостаточен.

Законопроект не подтверждает ни наш статус как единственного государствообразующего народа (в полном соответствии с историей и действительностью), ни статус России как мононациональной страны, ни необходимость поддерживать удельный вес русского народа в составе российского населения, ни факт геноцида русского народа и необходимость преодоления его последствий, ни особую опасность русофобии, страшно разрушительной для всего государства в целом.

Словом, из шести вышеприведенных положений, являющихся для русского народа наиболее жизненно важными, но категорически отвергаемых российскими инородцами, в проект вошло только одно: о разделенном положении единой русской нации и ее праве на воссоединение. Все остальное – отвергнуто.

Однако можно не сомневаться, что даже в таком урезаном виде законопроект вызовет бешеное сопротивление в Думе, состоящей, по некоторым данным, на две трети из нерусских людей. Можно вообразить, какой отпор будет дан ему со стороны еврейских фракций – «Яблока» и СПС, да и со стороны русофобствующих депутатов из других фракций, таких, как Александра Буратаева и Александр Федулов («Единство») или некоторые коммунисты-интернационалисты.

2. Законопроект «О русском языке как государственном» также можно охарактеризовать как в целом не вредный (хотя невозможно смириться с тем акцентом, который сделан в нем на конституционном праве в республиках РФ вводить иные государственные языки кроме русского; но это фундаментальный недостаток Основного, а не данного, закона). Однако и в нем есть важнейшее упущение. О его сути говорит диалог, прозвучавший на заседании рабочей группы по подготовке законопроекта под руководством Каадыр-оола Бичелдея:

Севастьянов: За последние десять лет мы неоднократно бывали свидетелями того, как незнание языка титульной нации в различных национальных республиках служило поводом для ограничения конституционного права русских людей быть избранными на должность президента республики. Мне кажется, в законопроекте должно быть указано: «Знание русского языка является необходимым и достаточным условием для осуществления граджанином конституционного права быть избранным на любом уровне власти».

Бичелдей: «Достаточным» – да, согласен. «Необходимым» - нет. У нас в Туве есть много избранных председателей различных местных органов власти, которые не знают русского языука, но прекрасно ориентируются в обстановке.

Однако при таком подходе нарушается конституционное право граждан – «обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления» (ст. 33 Конституции РФ). Представьте: вы в Туве обращаетесь к руководству с заявлением на русском языке (не зная тувинского), а руководитель администрации не может его прочесть!

3. Законопроекту «Об основах государственной национальной политики» уже был посвящен предыдущий номер «Националки», где разместилось целиком мое выступление с трибуны ГД. Сейчас Комитет по делам национальностей уже обобщил все замечания к данному законопроекту, и мы посвятим им отдельный материал в ближайшем номере. Здесь только напомню, что законопроект пытается закрепить в российском праве:

- статус России как многонациональной страны (вредная ложь);

- статус всех народов России как государствообразующих (вредная ложь);

- статус национализма как «идеологии, политики и действий, основанных на иррациональном представлении о преимуществе своего народа перед другими» (вредная злонамеренная ложь);

- статус экономической, социальной, политической и правовой защищенности национальных меньшинств как «основного направления государственной национальной политики» (абсолютно неконституционное положение, дискриминирующее остальные народы);

- статус «разжигания национальной розни» как тяжкого преступления (не соответствует УК РФ);

- статус русского народа как единственного несущего «ответственность за развитие Российского государства» при полном отсутствии соответствующих прав!

В законопроекте есть и многие другие недостатки, о которых я уже писал.

На парламентских слушаниях по данному закону зал был переполнен, но публика на девять десятых была нерусской. Об это откровенно сказали с трибуны чеченский депутат Аслаханов («Только посмотреть на аудиторию - и можно сказать, кто больше всего заинтересован в том, чтобы этот закон был принят») и представительница Центра по защите прав репрессированных народов Алиева («Кстати, кто здесь выступает от имени русского народа? Представители только нерусских этносов. Интересы русского этноса отсутствуют»). Цитаты даны по стенограмме.

Спрашивается после этого, имеет ли значение кадровый состав Комитета по делам национальностей ГД, готовившего эти слушания, приглашавшего участников?

4. Перечисленные законопроекты написаны явно не с позиций защитников русских интересов. А законопроект «Об основах…» прямо-таки отдает русофобией. Но все рекорды русофобии бьет законопроект «О внесении изменений и дополнений в закон «О национально-культурной автономии», подготовленный под руководством бурятки Цыреновой и лоббируемый заместителем министра по делам национальностей татаркой Хабриевой.

Первая же поправка, предлагает в статье 1 закона, гласящей, что «Национально-культурная автономия в Российской Федерации… - это форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой общественное объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям», заменить слова «общественным этническим общностям» словами: «определенной этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории».

Иными словами, первая же поправка к закону отрезает русским возможность создания своих национально-культурных автономий.

Подробный анализ ситуации, сложившейся вокруг русских НКА, читатель найдет в статье Михаила Кузнецова (доктора юридических наук, профессора Академии Госслужбы при президенте России) «Дискриминация», перепечатанной из «Независимой газеты».

Здесь же только скажу, что если данная дискриминационная русофобская поправка будет принята, это будет означать полный и в высшей степени скандальный разрыв между русским национальным движением и всеми ветвями нынешней российской власти.

Готовят репрессии

Судя по всему, те силы, что незримо стоят за современной русофобской (в конечном счете, антироссийской) законодательной политикой, прекрасно понимают, что реакция русского народа на принятие подобных законов может быть резкой и непредсказуемой. Поэтому они, во-первых, окружили подготовку их плотной завесой молчания, а во-вторых, уже сейчас готовят законы, позволяющие заткнуть русским рот и связать руки на случай открытого выражения недовольства.

А именно: в Госдуму внесены законопроекты "О противодействии политическому экстремизму" и "О запрещении нацистской символики и литературы". Выдержки из них были опубликованы в предыдущем номере. Проект рекомендаций парламентских слушаний по этим законопроектам, подготовленный Комитетом по законодательству ГД (председатель Павел Крашенинников, СПС), выдал тайные страхи и установки инициаторов:

«Было особо отмечено, что свобода мысли и слова, выражения своего мнения чрезвычайно важна для реального проявления свободы человека. Однако эта свобода не может быть абсолютной, безграничной… Этим… объективно обусловлена необходимость установления определенных правовых ограничений, связанных с целенаправленным распространением в российском обществе идей фашизма, нацистской символики и иных форм проявления политического экстремизма (в эту формулу легко втиснуть все, что угодно авторам! – Ред.)…

Анализ проявлений политического экстремизма в России свидетельствует о все большей его организованности и слиянии с организованной преступностью... Однако на данном этапе политический экстремизм наиболее активно проявляет себя в распространении печатной и аудиовизуальной продукции, разжигании социальной, национальной и религиозной вражды, создании радикально настроенных общественных объединений и проведении ими общественных акций, попытках участия в выборах (а этого, оказывается, никому, кроме них, нельзя!! – Ред.) в органы государственной власти...».

Не надо быть гадалкой, чтобы понять, что еврейские фракции, чьи уши торчат из-за данных законопроектов, обеспокоены больше всего и в первую очередь не чеченским терроризмом и не деятельностью бейтаровцев или вооруженных охранников из Фонда безопасности еврейских общин Москвы (о котором мы писали в №5 за 2000 г.), а именно ростом русского национализма. И что законопроекты направлены именно против него.

Чего стоит, например, попытка законодательно утвердить запрет на литературу, а также аудио-, фото-, кино-, видеопродукцию, «оправдывающие практику совершения военных и иных преступлений нацизма, осужденных Нюрнбергским международным военным трибуналом, а равно содержащие призывы к геноциду этнических групп либо насильственных действий в отношении отдельных их представителей». После принятия такого закона станет вообще невозможно, например, вести свободную научную дискусию по поводу так называемого Холокоста – или дать пощечину подонку нерусского происхождения (тебя будут судить не за оскорбление действием, а как экстремиста - по новым, куда более жестким правилам).

По счастью, составляли эти подлые законопроекты, видимо, не юристы, а «специалисты» типа известного мастера лживых доносов Евгения Прошечкина и его дружков из Московского антифашистского центра. Поэтому данные тексты нафаршированы фактическими, логическими и юридическими нелепицами. Разгромный (!!) отзыв на них дал консультант Отдела по обеспечению деятельности полномочного представителя президента РФ в Государственной Думе Виктор Ковалев, защитивший докторскую диссертацию как раз по аналогичной тематике.

Смогут ли разум и знания остановить зарвавшихся от собственной безнаказанности еврейских экстремистов и их подручных, мечтающих запретить нам в нашей стране отстаивать свои законные права и интересы так, как мы считаем нужным?

Я лично в этом не уверен. Противник точно выбрал момент: коммунисты, неоднократно блокировавашие прохождение подобных законов через Думу, сегодня не в силах заблокировать ничего, и предсказать реакцию думского большинства ныне сложно. Переход «Отечества» в «Единство» вызывает в этом плане обоснованные опасения.

Не случайно попытка продавить законопроекты о борьбе с «экстремизмом» и «нацистской» литературой сопровождается диким визгом демпрессы по поводу якобы погромов в Ясенево. Каковые «погромы» - либо обычный на Руси выплеск буйной энергии молодежи наподобие потешных кулачных боев, либо - нельзя исключить! - расчетливая провокация тех, кому такие сюжеты, предельно раздутые ТВ, очень на руку. Чтобы пугать обывателя и власть «ростом экстремизма» и говорить о необходимости его срочного и жесткого обуздания. Разумеется, с помощью все тех же безграмотных законов.

На подходе, кстати, и новый закон «О СМИ», в котором будут ужесточены нормы контроля за свободой слова и усилены карательные функции по сравнению с невнятной ст. 4 ныне действующего закона.

Словом, как говорит пословица, бьют и плакать не дают.

* * *

В условиях наступления антирусской власти с помощью новых законов на права и интересы русского народа нам нужно:

во-первых, проникнуться сознанием опасности и сутью проблемы;

во-вторых, прилагать все возможные усилия для развития русского национального самосознания и распространения идей русского национализма, вести широкую разъяснительную работу по данному вопросу;

в-третьих, забросать президента Путина и председателя Госдумы Селезнева письмами протеста, лучше коллективными, по поводу вышеописанной законодательной атаки на русский народ (помните, линия фронта сегодня – здесь!);

в-четвертых и в-главных, форсировать процессы объединения русских сил (если надо – то и через головы близоруких и амбициозных руководителей русских организаций) в единую русскую партию.

Кто защитит нас, кроме нас самих?

Яндекс.Метрика