22
Ср, мая

Всемирная интифада. Предисловие

Всемирная интифада

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

1. ДВЕ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

2. ВСЕМИРНАЯ ИНТИФАДА

3. БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ КОНФЛИКТ – КЛЮЧ К ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ

4. РУССКОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ: ГЕРОИ И ЖЕРТВЫ

5. ПРИЛОЖЕНИЕ: ХРОНИКА РУССКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1999 ГОДУ в «Национальной газете», главным редактором которой я служу с 1997 года, появился спецвыпуск №1 под названием «Чего они от нас хотят? (Евреи, русские, Россия.) Открытое письмо всем кандидатам в депутаты государственной Думы, в члены Совета Федерации, в президенты России». Это был первая часть только что написанного мною исследования, вторая часть которого появилась там же (спецвыпуск №3) в том же году. А немного позднее, в январе 2001 года этот же текст появился уже в виде отдельной книги с более кратким, но точным и «кассовым» названием «Чего от нас хотят евреи». Именно так, без вопросительного знака, поскольку книга содержала не вопрос, а ответ, вылущенный мной с немалым терпением из многих сотен современных еврейских газет, журналов, брошюр и книг, а также из иных, в том числе аналитических материалов. В течение года десятитысячный тираж книги разлетелся без остатка, несмотря на то, что у меня нет своей сети распространения и торговых точек.

Надзирающая за моей газетой инстанция – Московское управление Комитета по делам печати – с удовольствием, надо полагать, ознакомилась с публикацией и никак поначалу не отреагировала.

Отреагировали евреи.

Порой, когда страх расплаты особенно тревожит еврейские сердца, с еврейской стороны раздаются невнятные разговоры о «русско-еврейском диалоге». Я скептически отношусь к этим разговорам, совершенно не верю в их искренность. Стоит минутному страху пройти, а привычной самоуверенности укрепиться, и евреи сами в первую очередь забывают об этих призывах, переходят в контратаку. По большому счету они не заинтересованы в таком диалоге, ибо предельно не заинтересованы в поиске правды в русско-еврейских отношениях.

Больше того, всякую попытку такого поиска они воспринимают в штыки и немедленно объявляют проявлением антисемитизма (который они часто именуют «зоологическим», хотя, на мой взгляд, точнее было бы говорить об «антропологическом»). Не избежал этого и мой скромный научный труд. О нем незамедлительно оказалась извещена Мосгорпрокуратура, вынужденная назначить проверку книги, в том числе в НИИ Генпрокуратуры. Проверка показала, что книга является действительно научным исследованием (на 170 страниц приходится 280 ссылок на источники), написанным с соответствующей, вполне законной целью, и оснований для уголовного преследования ее автора – нет.

Итак, со стороны евреев никакой попытки обсудить книгу по существу не было. Попытка утопить, наказать автора и книгу – была; а обсудить – не было.

Со стороны же своих, русских исследователей и читателей я прочел и выслушал немало замечаний. Некоторые из них составляют предмет моей гордости (например, академик И.Р. Шафаревич не раз ссылается на мою книгу в своей блистательной «Трехтысячелетней загадке», положительно оценивает некоторые мои доводы, хотя и не считает, что проблема имеет решение вообще). Но были и критические замечания.

СРЕДИ критиков нашлись такие, кто упрекнул меня в предвзятости и односторонности, как если бы я забыл о вкладе евреев в развитие отечественной науки, культуры, оборонной мощи и т.д. и т.п. Мне попытались поставить на вид, что я рассказал читателям лишь о темной стороне еврейско-русских отношений, намеренно выключив из вниманию сторону светлую. Это не совсем так. Но коль скоро такой упрек прозвучал, я постараюсь на него ответить здесь:

1. Наука, культура и оборонная мощь – дело хорошее, и вклад в их развитие российских евреев есть вещь общеизвестная. Но лишь политика организует в общественном смысле нашу жизнь, определяя, кто и на каких условиях будет пользоваться всеми ее благами, включая названные выше. Поэтому именно вклад в политику позволяет определить суть и смысл деятельности той или иной общественной группы. Вот почему, соглашаясь (без деталей) с тем, что евреи принесли России много добра, я считаю, что зла они принесли гораздо больше. Ибо те политические изменения русской жизни, которые евреи наметили, подготовили и произвели в 1917 и 1991 гг., поставили мой народ на грань смерти, превратили его в полутруп, чего не возможно искупить никакими культурными или научными «примочками» и «припарками».

2. Следует помнить о философском противоречии между общим и частным, логическим и историческим. Я охотно признаю, что многие евреи, жившие в России, украсили ее интеллектуальную и художественную жизнь. Да и материальную жизнь тоже, если иметь в виду труд многочисленных архитекторов, инженеров, ученых, врачей и т.д. Я никогда не стану этого отрицать хотя бы по той простой причине, что на определенном (и немалом) отрезке моей собственной жизни знакомство и дружба с некоторыми представителями еврейской интеллигенции были ее истинным украшением. Это были люди высокого полета – прославленный историк и литературовед; знаменитый психолог; блистательный искусствовед; талантливый художник и мастер жизни; ученые, журналисты и писатели, а также некоторые другие (имена не называю)… Ничего, кроме слов глубокой благодарности, эти люди не заслуживают. Равно как и многие литераторы (Пастернак, Мандельштам, Маршак, Заходер и др.) или деятели искусств (Левитан, Антокольский и др.), чье творчество мной любимо с детства.

А в юности я с родителями жил в абсолютно интернациональном и внеконфессиональном Калининграде, где мы широко дружили с разнонациональной интеллигенцией, и я должен честно сказать, что входившие в наш круг интеллигенты-евреи (профессора и преподаватели вузов, музыканты, литераторы) стояли, как правило, значительно выше среднего уровня, у них было чему поучиться. Русская интеллигенция – в большинстве своем первого поколения, «от станка и сохи», – им уступала. А выше них (в смысле воспитания, образованности, культуры, умения мыслить и созидать, внутреннего благородства, т.е. собственно интеллигентности) я ставил только, пожалуй, своего отца, «недобитого» русского дворянина. Осиротев в 7 лет (его отца, белогвардейца, расстреляли, а их с матерью отправили в ссылку в Башкирию, потом в Туруханск), пройдя затем весь фронт и чудом уцелев (а его мать, военврач, так и погибла во фронтовом госпитале), отец непонятной силой генов и собственных детских воспоминаний (импринтинга) сохранил и выпестовал в себе этот ушедший сегодня в прошлое психотип. Только вернувшись в Москву с мамой, я успел застать здесь еще несколько таких же «недобитых» русских дворян (В.С. Шумков, Л.Е. Кропивницкий, П.С. Романов и другие), чтобы оценить этот психотип вполне и по достоинству – «как класс». Помню свое ощущение от первой встречи с Кропивницким, художником и поэтом, искусствознатцем и духовидцем, прошедшим Сталинград и десять лет советских концлагерей (его пращур Марко Кропивницкий, считается основоположником украинской драматургии). Так, наверное, чувствовал себя гадкий утенок Андерсена, когда в лесной заводи вдруг увидел могучего и сияющего белого лебедя и понял вдруг всем сердцем: мы одной крови! Таких людей, как мой отец, как названные мною дорогие покойники, больше в мире уже нет, сей «класс» сошел в небытие навсегда. В основном не оставив мужского потомства. Но именно знакомство с ними помогло мне в свое время понять, какой была та Россия, у которой учились овладевшие ею евреи, у которых потом порою учились мы…

В Москве я продолжал водить дружбу с евреями, и даже женился в 18 лет на еврейке недолгим и бездетным браком. Так бы и жил, наверное, до смерти, не задумываясь о феномене еврейства, если бы эту идиллию не разбила вдребезги окаянная перестройка. В один миг все мои друзья-евреи, такие милые, интеллигентные, утонченные, умные и образованные, оказались вдруг по ту сторону баррикад! Вдруг выяснилось, что мы совершенно по-разному оцениваем происходящее, что они радуются тому, что меня приводит в ужас и негодование, что они все, как по команде, подставляют плечо разрушителям и расхитителям России – голосуют, например, за Ельцина, участвуют в партиях и движениях гайдаровского или «яблочного» направления, в их мероприятиях и т.д. и т.п. Не могу забыть, с каким мечтательным выражением один из моих старших друзей-евреев, умница, знаток жизни, эстет, у которого я многому учился, которого продолжаю любить несмотря ни на что, воскликнул с искренним чувством: «Ах! Вот бы России в президенты Анатолия Чубайса! Какой блестящий ум! Какая могучая воля!» – и это о человеке, которого я своими руками бы изрезал на куски! А какую бурю эмоций я испытал, узнав, что российские евреи избрали «человеком года» Владимира Гусинского – создателя и вождя самого русофобского телеканала на свете – НТВ, с которого ежедневно лились помои на мою родину и мой народ, оплевывалось наше прошлое и настоящее и где нам отказывали в будущем! Мерзкую, жабопопугайскую внешность Гусинского природа как назло сделала столь отчетливо еврейской… И его, эту супермразь, – «человеком года»?! Да это до какой же степени превратный мир, оказывается, – еврейство?!

Дальше – больше. Приглядываясь вообще к проявлениям русофобии в жизни и СМИ, я обнаруживал, что за ними, как правило, стоят евреи. Вплоть до международной политики, вплоть до проблемы трофейных ценностей, которой я занимался профессионально. В статье «Сикофанты» я описывал характерный эпизод: «Не забуду сцену суда весной 1996 г., как сидели мы рядом с Тетерятниковым, два потомственных русских дворянина, сплотившиеся в борьбе за наше национальное достояние, а напротив, на скамье истцов, – тоже пара соплеменников: замминистра Михаил Ефимович Швыдкой и матерый адвокат Давид Маркович Аксельбант, составивший себе имя, ходатайствуя за евреев-отказников, а ныне представлявший Минкульт»... Такая картина русско-еврейского противостояния оказалась характерной для всех областей политики, экономики и общественного мнения, куда ни кинь взгляд.

Ах так, господа евреи, подумал я, ну что ж, давайте разберемся, почему мы так по-разному смотрим на судьбу России и русских, почему у вас стоит плюс там, где у русских минус и наоборот, почему вы видите белое там, где черно, а черное там, где бело. И я взялся изучать еврейские текущие периодические издания. Так родилась книга «Чего от нас хотят евреи».

Основная мысль этой книги в том, что она представляет среднестатистическую, типическую картину еврейского сознания, еврейской модели поведения, объясняет еврейскую позицию в среднем, в целом. При том, что отдельные евреи могут порой вести себя в чем-то совершенно иначе, в пороговой ситуации их поведение в массе становится политически стандартным. Итак, не спрашивай, чем еврей занимается изо дня в день четыре года подряд, спрашивай, как он голосует один раз в четыре года. И ты увидишь: вероятность отклонения от общеплеменной линии ничтожна (в чем состоит эта линия, в книге расписано довольно подробно.)

Иные евреи, как уже говорилось, заслуживают большой благодарности со стороны русского народа. Спору нет, многие из них занимались созидательным трудом на благо России (не стану приводить примеры, их очень много). И в целом в 1980-е гг. русско-еврейский конфликт полудремал, и отношения были почти нормальными… Пока не пришел час дележки общенародной собственности. Пока не наступил переломный момент в истории, развилка политических дорог. Пока евреям в массе не нашлось места в политике: во власти и СМИ, у пультов управления общественным сознанием. Потому что именно в этой ситуации евреи – наиболее этноэгоцентричный и самоуправляющийся народ из всех существующих – проявляют себя так, что с лихвой перекрывают весь позитивный эффект от своего созидания. Ну, не стану пересказывать.

По правде говоря, выход этой книги не оттолкнул от меня моих бывших друзей-евреев, ибо они оценили объективность моего подхода и горькую правду моих выводов. Никто из них не «разругался», не «расплевался» со мной. Наши отношения просто тихо прекратились. Национальная солидарность с нашими народами развела нас в стороны. Для меня это личная трагедия и большая жертва, но тут уж ничего не поделать. Я выбрал то, что мне ближе: свою правду и свой народ…

НО ОСНОВНУЮ критику вызвали, естественно, главные выводы моей книги. Многие читатели не без оснований усомнились в том, что предлагаемое мною решение проблемы – «ассимиляция и эмиграция всех евреев» – реально осуществимо.

Во-первых, указывали мне мои критики, евреи в принципе не ассимилируются. Еврей всегда останется евреем, а если он об этом забудет, ему напомнят о том даже спустя поколения и вернут в общину. Мне приводили многочисленные примеры, рекорды диссимиляции, из которых самый поразительный принадлежит евреям Испании. Как известно, евреи были изгнаны из этой страны королевским декретом 1492 года, но при этом те из них, которые соглашались принять христианство, могли остаться и продолжать работать в Испании, как раньше. Таких выкрестов – их называли «марранами» – оказалось немало. Они вступали в браки с испанцами-христианами, включая самых родовитых, наживали состояния, достигали немалых карьерных высот, но при этом никогда не забывали о своих еврейских корнях, а многие, скрываясь от свирепой инквизиции, тайно продолжали исповедовать иудаизм. Марраны и их потомки никогда внутренне не смирялись с королевским декретом 1492 года. И вот уже в конце ХХ века, на волне усиленной пропаганды мифа о холокосте, бесхребетный испанский король уступил беспрецедентному давлению всемирного еврейства, отменил пресловутый декрет и даже принес от лица королевского дома Испании (позор-то какой!) извинения евреям за 500-летней давности изгнание…

Как же отреагировали на это роковое событие испанские евреи? Они не только все немедленно обнаружили себя, сразу же сбросили так и не приросшую за 500 лет маску «марранства» и вернулись в иудаизм. Если бы! Они еще вскрыли все свои склепы и могилы и перезахоронили по иудейскому обряду своих мертвецов, накопившихся за полтысячелетия!! Вот тебе и ассимиляция… Как таких ассимилируешь?

Во-вторых, так же настойчиво разъясняли мне читатели, евреи никогда добром не покинут сладчайшую Россию, где деньги можно делать из воздуха, не скупясь на взятки продажной власти и облапошивая простоватое население. В Израиле такое, небось, не проходит! Поэтому о какой поголовной эмиграции евреев из России можно мечтать? Они как раз-таки возвращаются массами обратно! Нет, лишь депортация евреев властями по специально принятому закону или даже референдуму может помочь делу! Так убеждали меня.

Что мог я возразить моим критикам? Только привести в пример еврейский же анекдот. Увидев на вывеске лавочки нарисованные часы, молодой человек входит и предлагает починить ему старый брегет. «Извините, молодой человек, – объясняет седой бородатый старик в ермолке, сидящий за прилавком, – но мы здесь часов не чиним. Мы здесь производим обрезание». «А зачем же вы на витрине часы нарисовали?» – изумляется юноша. «А вы бы что хотели?» – лукаво отвечает ему вопросом на вопрос старик…

Ну, а в самом деле, если серьезно: что делать-то, как быть? Ведь и впрямь, не только не эмигрируют, но и активно возвращаются евреи в Россию. И не только старожилы, но и едут новые евреи-колонисты, никогда раньше не жившие в России. И даже уже специальный Всемирный конгресс русскоязычного еврейства создали, чтобы управлять этим процессом, в пику Сохнуту. И землю русскую скупают, и селятся компактно, как вот под Тулой – целым поселеньем еврейским. И разворачивают «правозащитную» деятельность (с негласных позиций: «права человека есть, прежде всего, права еврея») организаций, призванных подавлять протест коренных народов против еврейского господства, таких как Антидиффамационная лига, Московское бюро по правам человека и др. И с ассимиляцией дело идет, чем дальше, тем хуже, ибо евреи активно развивают и поддерживают в России все институты, способствующие выявлению и укреплению их еврейской идентичности. То есть, все мои прогнозы сбываются, да еще форсированно, в худшем виде.

Масла в огонь подлила книга Шафаревича, в которой он трактует мировое еврейство как загадку без отгадки и проблему без решения. Я воспринял эту гипотезу в качестве вызова мне как аналитику и исследователю.

…ПРОДОЛЖАЯ, таким образом, под влиянием критики и новых наблюдений, невольно размышлять на тему еврейства и еврейско-русских отношений, я взял во внимание некоторые аспекты, ранее не входившие в круг моего внимания.

Позвольте предложить вам, читатель, свое мнение, сложившееся в результате изучения этих аспектов. Возможно, оно ошибочно, возможно – нет, судите сами. Сможете – возразите, не сможете – согласитесь.

Яндекс.Метрика