22
Чт, авг

Всемирная интифада. Ближневосточный конфликт – ключ к внешней политике россии

Всемирная интифада

Ближневосточный конфликт – ключ к внешней политике россии

Ближневосточный конфликт – несмотря на его, на первый взгляд, локальный характер, это фактор общемирового значения. Силы, столкнувшиеся в этом конфликте, поистине глобальны: это, с одной стороны, мировое еврейство, оплотом которого, сакральной ценностью и политическим форпостом является государство Израиль, а с другой стороны – это мир ислама, все мусульманские народы, вольно или невольно втягивающиеся в конфликт.

Как действует механизм глобализации ближневосточного конфликта?

Во всех странах, где евреи занимают сильные позиции в экономике и политике, они воздействуют на правительства этих стран, добиваясь от них союзнического или по меньшей мере лояльного отношения к Израилю. (Ярчайший пример – США.) Для осуществления этой цели используются все средства, включая локальные войны с этническими мусульманами, как в России, или прямые провокации, как это было в Америке 11 сентября 2001 года. Как сегодня неопровержимо доказано, за сокрушительной атакой на Международный торговый центр в Нью-Йорке стоит израильская разведка Моссад, которая в лучшем случае знала о готовящейся атаке, но не предупредила своего союзника – американский народ, а в худшем – сама стояла за подготовкой и осуществлением этой акции, принесшей Израилю неисчислимые морально-политические дивиденды.

Не без оснований писала российская пресса также и о следе Моссада во взрывах московских домов на ул. Курьянова и Каширском шоссе.

Каждый раз, когда обостряются отношения между той или иной страной и этномусульманским компонентом, официальные лица Израиля, такие как Шарон или Нетаньяху и др., делают соответствующие заявления. А подконтрольные евреям СМИ (таковыми являются все без исключения основные СМИ в Америке и России, не говоря о других странах) активизируют пропагандистскую кампанию по «промыванию мозгов» населению в выгодном Израилю ключе. Пропаганда внушает населению стран, вовлекаемых в конфликт, что оно находится «в одной лодке» с народом Израиля; что у них общий враг – «исламский терроризм»; что только в Израиле можно найти полное понимание, поддержку и готовность к союзным действиям и что, таким образом, проблемы Израиля (а шире – евреев вообще) есть в то же время проблемы данных стран – и наоборот. Особый акцент, конечно же, делается на этноконфессиональном аспекте противостояния, хотя реальной подоплеки для этого сегодня нет, во всяком случае, со стороны христиан.

Искусство пропагандистов высоко, их изобретательность порой поражает. Чего стоит, например, создание в Израиле боевого подразделения для борьбы с палестинцами под названием «Русский батальон»! НДПР уже заявляла свой протест по данному поводу.

Последний яркий пример, отчетливо попахивающий провокацией, – захват заложников в московском мюзик-холле. Он готовился и репетировался долго. Мог ли не знать об этом генеральный продюсер «Норд-Оста» еврей Александр Цекало? Пресса уже обратила внимание: все основные (и единственные!) переговорщики – Рошаль, Политковская, Явлинский, Немцов, Кобзон – евреи, как и Хакамада, отец которой – японец, но мать – еврейка. Случайно ли все это? И разве не очевидно стремление евреев в очередной раз нажить морально-политические дивиденды на русско-мусульманском конфликте? Предстать в образе миротворцев, в то время как разжигание русско-чеченской войны в течение многих лет было излюбленным делом еврейских СМИ и еврейских олигархов? Как будто в России нет людей доброй воли другого национального происхождения! Думается, не случаен и тот факт, что вместо того, чтобы взять в плен и допросить основных террористов, спецназ перестрелял всех спящих боевиков, убирая ненужных свидетелей и пряча все концы в воду. Вряд ли теперь мы когда-нибудь сможем узнать, кто же были истинные режиссеры и продюсеры этого кровавого «мюзикла». Однако длительное присутствие по этому поводу на телеэкранах наших «товарищей по несчастью» Шарона и Нетаньяху, в очередной раз высказавших весь свой набор псевдоаргументов, говорит о многом.

Парадокс состоит в том, что между русскими и мусульманами не существует вообще объективной почвы для войн и конфликтов. Мы, как доказано веками, вполне комплиментарны друг другу, нам нечего делить, а православие и ислам издавно мирно уживались в России.

Между тем, Россия уже втянута во все конфликты с миром ислама, растянувшиеся по всей длине так называемой «дуги нестабильности» от Косово до Таджикистана, включая Чечню, Нагорный Карабах и Афганистан. Причем только в Абхазии мы заняли сторону мусульман, и то не слишком последовательно.

Следует отметить, что эскалация русско-мусульманского конфликта заметно осложняет отношения России и континентальной Европы, в отношениях которой с мусульманами произошел принципиальный поворот в сторону сближения позиций. Италия, Испания, Германия, в известной мере Англия, а более всех – Франция однозначно поддерживают сегодня арабов, а не евреев. И это касается не только арабов Палестины (в Израиле по этому поводу – настоящий шок), но и Ирака. Приведу пример, свидетелем которому был сам в Париже осенью 2000 года во время обострения арабо-израильского конфликта. В течение лишь одной недели, что я там пробыл, во Франции было разгромлено четыре синагоги, причем одну из них большегрузный автомобиль просто протаранил насквозь! И что? И ничего! Президент Ширак лишь мягко пожурил с телеэкрана разрушителей, заметив, что не стоит так накалять отношения. Последовательно промусульманские позиции заняла Европа (о причинах этого мы здесь не судим) и в Косово, и в Чечне, весьма сдержанные – в Афганистане. И только Россия, демонстративно противопоставляя себя Европе, совершенно игнорируя собственные приоритеты и не считаясь со скромностью своих людских и военных ресурсов, словно пытается доказать всему миру, что именно она в последние десятилетия заделалась главным противником всех мусульман вообще… Как будто ревнуя к званию «Большого Шайтана», коим гордится Америка. Личные выступления президента Путина неоднократно подчеркивали: Россия-де – форпост «цивилизованного мира» против «религиозного экстремизма» (читай: ислама).

Случайно ли это втягивание России в глобальный конфликт с мусульманством, вопреки всем своим коренным геополитическим и этнополитическим интересам? Неизбежно ли, оправдано ли объективными причинами такое втягивание? Нет, конечно. Всего лишь каких-то пятнадцать лет тому назад ничего подобного и представить себе было невозможно. Доперестроечная Россия – СССР – занимала в ближневосточном конфликте ясную, четкую, политически и нравственно мотивированную проарабскую позицию. Нужно ясно представлять себе роль и место арабов в исламском мире, чтобы понимать благотворность такой позиции в первую очередь – для самой России. Ведь для всех мусульман мира арабы – народ, породивший величайшего пророка Мухаммеда, хранители высших святынь ислама – есть существа высшего порядка. Это центральный народ исламского мира. Отношения с арабами автоматически экстраполируются на весь мусульманский мир, стимулируя либо вражду, либо, наоборот, добрососедские отношения. Именно поэтому, пока мы поддерживали арабов на Ближнем Востоке, нам прощали даже Афганистан. Невозможно было себе представить араба, воюющего против русских в России. А стоило нам отвернуться от арабов, предать своих ближневосточных друзей и союзников, как мы тут же, условно говоря, получили эмира Хаттаба в Чечне. Хаттаб – собирательный образ, за ним стоит вообще проблема арабских добровольцев в войнах с Россией. Их появление, как и вообще эскалация войны в Чечне, – результат роковой смены курса России на Ближнем Востоке.

Чем официально мотивирует сегодня российская власть свой произраильский курс? А тем, видите ли, что в Израиле проживает свыше миллиона наших бывших соотечественников. Получается, что миллион предателей, отряхнувших со своих ног прах нашей Родины и бросивших, покинувших ее, унося в душе ненависть и презрение к России, нам почему-то должны быть дороже и ближе, чем многие миллионы наших соотечественников-мусульман, патриотов России, которые никуда из нее не думают уезжать. И отношения с коими для нас, русских, жизненно важны, в отличие от отношений с евреями даже в самой России, не говоря уж об эмигрантах. Это, конечно же, фальшивый предлог, способный убедить только очень поверхностные умы, предлог, не проясняющий, а затемняющий истинные причины событий.

В чем же истинная причина смены ближневосточного курса России и каковы будут последствия этого?

Истинная причина в том, что в ходе буржуазно-демократической революции, произошедшей в России под маркой «Перестройки», евреи вновь поднялись к самым вершинам власти и влияния в нашей стране, захватив многие ключевые позиции как в частном, так и в государственном секторе экономики и политики. В частности, в международной политике на долгие годы вперед определил наши позиции так называемый «козыревский период». А в экономике на первых ролях, определяющих весь ход реформ, оказались евреи или полукровки: Гайдар, Чубайс, Кириенко, Примаков, Ясин, Лифшиц, Шор, Уринсон и мн. др. Что говорить, если было время, когда из девяти советников женатого на еврейке Ельцина – семеро было евреями! В том числе, советник по национальным отношениям Эмиль Абрамович Паин. Такой прорыв к рычагам управления страной людей одной национальности мгновенно привел к кабальной и долгосрочной зависимости России от еврейского международного капитала, с одной стороны, а с другой – от местных олигархов еврейского происхождения. Результат двенадцатилетнего пребывания евреев у власти – налицо. В частности, именно в этом – основная причина как произраильского и антимусульманского внешнеполитического курса, так и ее просионистского внутриполитического курса. О всех симптомах последнего здесь говорить не место, но ситуация в области СМИ, экономики и национальной политики говорит сама за себя.

Вот так и получилось, что Россия позволила столкнуть себя лоб в лоб с миром ислама в глобальном конфликте, об опасности чего я писал еще в 1995 году. К чему мы придем, если этот гибельный курс не переменится, если мы не вернемся к справедливой, нравственной и политически верной позиции на Ближнем Востоке?

Во-первых, мы получим вечно тлеющий русско-мусульманский конфликт, ползучую гражданскую войну в самой России, которая ничем хорошим для нас кончится не может, учитывая этнодемографическую динамику. Зловещим симптомом в этом смысле выглядит демографический бум в Чечне, уже зафиксированный свежей переписью населения на фоне падения удельного веса русских в России.

Во-вторых, рано или поздно обострятся наши отношения со Средней Азией, Казахстаном и Азербайджаном, в результате чего мы лишимся выгодных рынков сбыта и источников сырья, а в перспективе получим военно-политическую угрозу по всей нашей южной границе, самой протяженной, но, увы, хуже всего защищенной из всех наших границ.

В-третьих, неизбежно напрягутся наши политические отношения с Европой, которая несомненно продолжит свой дрейф в сторону исламского мира вообще и арабских стран в частности. Об Общеевропейском Доме нам придется забыть навсегда.

Вынужденные в этих условиях все больше и больше сближаться с Америкой – этим верным израильским сателлитом, чья экономика и политика самым роковым образом инфильтрована евреями – мы, в-четвертых, с неизбежностью будем ухудшать наши отношения с Китаем по мере возрастания американо-китайского соперничества.

Что же нам останется? Только гнилой тройственный союз с Америкой и Израилем. Союз, который с каждым годом будет вызывать у всего мира все более и более растущую тревогу и ненависть. Союз, в котором для России предназначена роль жертвенного животного, призванного ценой своей крови и жизни продлить бренное существование мирового Сиона. Союз, в котором «дружба» далекой Америки, и без того ветреная и ненадежная, не сможет гарантировать нам ни мира, ни процветания, ни сбережения наших природных богатств (скорее, наоборот). А «дружба» не менее далекого Израиля принесет нам только одно право: умереть за «друга», предварительно оплатив все его расходы по выживанию. В сложившейся ситуации Израилю терять нечего, ему, давно преступившему Рубикон, хуже уже не будет. Америке, с ее островным, в сущности, положением, можно не опасаться настоящей полномасштабной войны, ее положение тоже вряд ли ухудшится. И только Россия попадет неизвестно за что в кровавую мясорубку, из которой может и не выйти живой.

Наоборот, решительная смена курса России на Ближнем Востоке, поворот вновь лицом к арабам, позволит нам быстро и эффективно покончить с наиболее опасными внутренними проблемами, урегулировать русско-мусульманские отношения вообще и в Чечне в частности. Она вновь сблизит нас с Европой и Китаем, подаст надежду на благотворный климат российско-азиатских отношений, позволит не опасаться развития событий в Афганистане.

Способна ли нынешняя российская власть на столь решительные перемены? Думаю, нет. Ибо несмотря на то, что наиболее одиозные фигуры, олицетворяющие еврейское могущество, отошли в тень, влияние их не уменьшилось, а то и увеличилось. Так, по сообщениям прессы, до 70% решений, принимаемых правительством Касьянова, готовится в недрах института Гайдара. О роли Чубайса, этого члена Мирового правительства (членский билет №63 Бильдербергского клуба) распространяться излишне. По-прежнему готовит рекомендации по национальной проблематике для Кремля Эмиль Паин. И т.д.

Наши арабские друзья должны понять: до тех пор, пока еврейский фактор в экономике и политике России будет превалировать, пока еврейское лобби будет могущественно, позиция нашей страны на Ближнем Востоке будет в лучшем случае двуличной, а в худшем – откровенно произраильской и антиарабской. На месте арабских политиков я сделал бы соответствующие выводы и обратил сугубое внимание на русское национальное движение, одним из важнейших приоритетов которого является противодействие еврейскому засилью в высших эшелонах российской политики и экономики. Полагаю, что в ходе Всемирной Интифады, которая начнется рано или поздно, арабам и русским следует стоять плечом к плечу.

Яндекс.Метрика