24
Пт, мая

Интервью сопредседателя НДПР А.Н.Севастьянова РИА «В десятку»

Здравствуйте, дорогие друзья! Я – Мстислав Засека, главный редактор русского информационного агенства «В десятку».

Сегодня у нас в гостях Александр Никитич Севастьянов, сопредседатель Национал-Державной партии России. По некоторым позициям наши взгляды расходятся. В частности, для нас в оценке положения дел в России и в мире руководством является программа НОРНА. Александр Никитич придерживается несколько иной точки зрения. Тем не менее, на мой взгляд, интервью получилось очень интересным и содержательным, потому что Александр Севастьянов сам по себе человек неординарный. Набор вопросов был традиционен: о религии, Русском Марше, Кавказе, об агентах и провокаторах, о земле, евреях, некоторых личностях и о другом.

1. Александр Никитич! Благодарю вас за то, что вы нашли время ответить на вопросы. Я знаю, что на одном из ваших сайтов, sevastianov.ru, изложены подробности вашей биографии, но мало рассказано о том, как вы пришли в политику. Расскажите, пожалуйста, кратко о политических этапах вашей жизни. Когда вы почувствовали, что политика – ваше призвание?

Ответ: На школьной скамье, в ходе изучения литературы, истории и обществоведения. Вместе с тем, тогда же было совершенно ясно, что впрямую заняться политикой в СССР мне никогда не удастся (крушения режима в 1960-1970-е гг. никто не предполагал), поскольку комсомольско-партийной карьерой я брезговал, считал ее морально недопустимой для себя, да и в коммунизм не верил. Поэтому свой интерес к политике я сублимировал в изучение социальных наук: литературо- и искусствоведения, истории, социологии, политологии, религиеведения (я окончил филфак и аспирантуру журфака МГУ, вхожу в Ассоциацию искусствоведов). Много занимался историей общественного движения в России, лет двадцать отдал изучению истории и теории интеллигенции как класса. Иногда мне казалось, что все это – лишь исполнение моих вольных интеллектуальных прихотей, однако, когда пришло время для реального участия в политике, все эти знания, обретавшиеся со страстью и упорством, но как бы «впрок», оказались резко востребованы, обеспечили мне многие преимущества. Как пальцы, сжатые в кулак, сведения, почерпнутые из всех важнейших отраслей гуманитарного знания, собрались вместе в тугое ядро, позволили мне прорваться к стратегическому видению ситуации. Как теоретик русского движения выступаю с 1991 года. Мои прогнозы, мало кого устраивающие и отвергаемые в силу их бескомпромиссности, сбываются, как редко у кого из коллег. Пятнадцать лет назад я предсказал и приход национал-капитализма (госпарткапитализма), и возвращение однопартийной системы, и взрывной рост русского национализма. И даже по срокам угадал. Но быть Кассандрой нелегко. Тогда мне никто не хотел верить… Ну, а в практическую политику я втянулся, организовав (вместе с немногими энтузиастами) в начале 1990-х успешную шестилетнюю кампанию по противодействию Ельцину и Швыдкому, затеявшим отдать немцам наши военные трофеи, оплаченные русской кровью и полученные в порядке компенсаторной реституции. Надо было раскрыть обществу глаза на безнравственный характер этой закулисной сделки, я опубликовал десятки статей, соприкоснулся с большой политикой, узнал многих ее действующих лиц, занял свое место в окопе. Дальше – больше…

2. Известно, что в вашей партии действует табу на религиозные споры. Тем не менее, могли бы вы сделать исключение для читателей сайта «В десятку» и поведать о своём мировозрении? Есть ли в нём место для религии? И если есть, то какова ваша религия, ваши отношения с Богами?

Ответ: Мои отношения с потусторонним миром строятся во многом на почве богатой личной практики, данной мне как дар с ранней юности, с 13 лет. Этот дар наследственный, от мамы, а у ней – от далекого предка, известного костромского юродивого-ясновидящего, ходившего зимой босым, в рубище и веригах. Нам с ней обоим не раз открывалось будущее в снах, иногда аллегорических, иногда до ужаса детальных и конкретных. Свою связь с миром умерших ощущаю постоянно, это общение есть часть моей повседневной жизни. Я не верю, а твердо знаю, что есть душа у живых существ, что есть потусторонний мир, где эти души обретаются, что души умерших периодически вновь переселяются в живых, что они общаются с нами оттуда, что тот мир пристально следит за нашим, переживает за него, стремится к взаимодействию. Все это для меня – ясные и непреложные, «медицинские» факты, многократно подтвержденные опытом, в том числе личным. Но, коли это так, то надо искать пути оптимального взаимодействия с тем миром… Эту тему я пока оставляю для своего финального исследования, когда «разделаюсь» с текущей, земной политикой, закрою свои долги по этой части. Кое-что мне твердо ясно и сейчас (так, я абсолютно уверен в действенности таких обрядов, которые в христианстве известны как крещение, венчание, отпевание), а кое-что предстает пока как гипотеза. Моим читателям могу твердо рекомендовать одно: культ семейных предков. Тут не ошибетесь. Что же касается концептуальной стороны вероисповедания, я пока не встречал религии, которая полностью меня бы удовлетворила. В чем-то симпатизирую индуизму, в чем-то конфуцианству, в чем-то иным воззрениям, в зависимости от красоты и убедительности учения. Меня ведь можно убедить, но нельзя заставить слепо верить ни во что. Думаю, чем древней религия, тем больше у нее здравых оснований, оставшихся от непосредственного незамутненного религиозного знания древнейших людей. Сожалею, что нет верной, убедительной реконструкции древней славянской конфессии. Поздние религии – христианство, буддизм, отчасти и мусульманство не любят жизнь, отрицают ее, не любят столь совершенный Божий Мир, противопоставляют ему кто нирвану, кто совершенно невразумительный и неубедительный (христиане) или до смешного материалистический (мусульмане) рай, пропагандируют уход от мира, практикуют такую противоестественную вещь как монашество (правда, у буддистов оно не так уж оторвано от жизни, но все равно они трактуют жизнь как зло). А я вот очень люблю Божий дар – жизнь и Божий Мир, о котором сам Творец сказал, что он «хорош весьма»… Далее: религия, отрицающая переселение душ, неистинна по определению, это ясно. Но и в ней могут быть истинными отдельные положения, а главное – ритуалы. Поэтому я без смущения хожу выполнять эти ритуалы в православную церковь, я уверен, что это можно и нужно делать, хотя не разделяю христианскую доктрину и не поклоняюсь Христу. Ведь истинный ритуал – он в любой конфессии истинен, поскольку дает гарантированный результат. Берем, что поближе, ошибки не будет. Обращаюсь я с молитвой и к русским святым (их количество огромно), ведь это были отличные, прекрасные русские люди, им не может быть безразлична наша русская судьба, наша борьба… Есть и такая особая сущность, как ангел-хранитель. Но о своем понимании Бога мне пока публично говорить рано. А вот в существование какого-либо «сатаны» не верю совершенно, хотя наличие злых сил в обоих мирах несомненно. Вот вам кое-какие фрагменты моего мировоззрения. А в целом этот плачевно поверхностный разговор я надеюсь всерьез продолжить лет через десять, если доживу.

3. Вы состоите в оргкомитете Русского Марша, из которого, как известно, был исключён Николай Бондарик в декабре 2007 года. Расскажите, пожалуйста, об этой общественно-политической организации. Кто стоял у истоков Русского Марша? Поменялся ли на сегодняшний день состав учредителей? Планируете ли вы в будущем использовать Русский Марш? Не устарела ли такая форма протеста?

Ответ: Вы назвали РМ формой протеста, но это лишь малый краешек его истинного значения. Которое прежде всего состоит в демонстрации национальной солидарности, национального единства. (Разумеется, не хаотического и безвкусного единства всего со всем, «селедки с вареньем», а единства всего лучшего, здорового в нашем движении.) Думаю, эта форма – самая главная, самая нужная, необходимая для нас. Хотя бы раз в год можно напомнить всему миру, что русский народ жив, что он существует, что у него есть свои права и интересы, свои требования, – это архиважно! Куда важнее протестной злобы дня! У истоков этой блестящей инициативы ненароком встал Евразийский союз молодежи (ЕСМ), который пробил в Кремле разрешение на марш как на «антиоранжевое» мероприятие в день национального единства 4 ноября 2005 года. Однако, будучи в русском движении явлением абсолютно маргинальным, а сейчас уже и вовсе забытым, ЕСМ был вынужден обратиться за поддержкой к авторитетному Движению против нелегальной иммиграции (ДПНИ), а те кликнули клич, на который отозвались все русские организации. В итоге на этом первом Русском Марше сама собой произошла естественная революция, легко смахнувшая первоначально заявленную цель и вылившаяся в мощную русскую национал-патриотическую демонстрацию, потрясшую своей импровизированной силой не только обалдевшую кремлядь, не только наших врагов (газета «Известия» вышла с анонсом «Националисты приватизировали праздник»), но и нас самих. Правда, тогда ЕСМ-овцы и православные евреи, к ним примазавшиеся, захватили трибуну и насилу дали выступить даже руководителю ДПНИ Александру Белову, а меня так и вовсе не пустили. Но уже в 2006 году все начало вставать на свое место. От лица НДПР я вошел в Оргкомитет Русского Марша, а случайные попутчики, бывшие на марше 2005 года, напротив, отвалились (их попытка создать свой, «Правый», марш вместо «Русского» вышла бледной). На этот раз власть, еще не пришедшая в себя от прошлогоднего потрясения, попыталась запретить нам выход, но, столкнувшись с нашей твердой решимостью выводить людей на улицу, дала слабинку и позволила принять участие в дозволенном митинге Бабурина. И на этот раз мы также перевернули вверх дном официальную концепцию мероприятия: Белов сумел захватить трибуну, куда его не пускал Бабурин, получивший по телефону указание от Суркова, а мы с развернутыми знаменами и транспарантами прошли-таки маршем да самого метро «Парк Культуры», где многих из нас похватали и побросали в воронки (меня вскоре выпустили как помощника депутата Павлова, после чего мы с депутатом Курьяновичем до поздней ночи ездили по лягавкам, вызволяя своих). Настоящей победой стал Русский Марш 2007-го. Мы готовили его год в тесном сотрудничестве основных организаций-участников (ДПНИ, НДПР, РОНС, Славянский Союз, РОД, НБФ, МО СРН, МО НС, «Память»), достигнув высокго уровня мобилизации. В преддверии выборов власть не рискнула вступать с нами в конфронтацию, но выделила для марша 4 ноября набережную Шевченко – промзону. Одновременно была попытка провести параллельный Русский Марш со стороны Бабурина и его партии Народный Союз. Бабурин даже летал в Сочи, чтобы на личной встрече убедить Путина в том, что именно он и его партия представляют и контролируют русское движение. К нам на Оргкомитет он заслал своего верного вассала Виктора Алксниса, который открыто дал понять, что мы-де маргиналы, которым шествие запретят, а посему давайте-ка все под Бабурина! Единодушный отказ был ему ответом, мы предложили бабуринцам, со своей стороны, не ломать строй и присоединиться к нашему маршу. Итог известен: на наш марш вышло примерно 5-7 тысяч человек, а к Бабурину вечером того же дня – всего 380. Стало ясно всем, в том числе в Кремле, у кого же на самом деле контрольный пакет в русском движении (жалкий результат Бабурина на выборах только подтвердил это). Конечно, с этого момента резко усилились как политические репрессии и провокации (Бондарик – один из примеров), так и пропагандистские атаки против основных участников РМ, в первую очередь, против ДПНИ и лично Александра Белова. Но это не раскололо Оргкомитет, который стал постоянно действующим координационным центром. Стоит упомянуть, что помимо основного марша 4 ноября мы в течение года провели немало иных мероприятий под своей эгидой: митинг в поддержку политзаключенных, митинг и факельное шествие Памяти псковского десанта, митинг и акции прямого действия за переименование ул. Кадырова в улицу Псковского десанта, митинг против абортов, 1 мая – Русский марш и митинг у Останкино, 3 сентября митинг в годовщину Кондопоги, благотворительный концерт в поддержку политзаключенных и персонально Ивана Миронова и т.д. Не будет преувеличением сказать, что наш Оргкомитет стал верным политическим камертоном русского движения, единственным вполне живым и действенным инструментом русской политики.

4. Могли бы вы назвать наиболее влиятельные русские национальные интернет-ресурсы? Есть ли среди них такие, которые контролируются агентами спецслужб? Каково ваше отношение к ресурсу АРИ.РУ Карабанова и Водолеева? За что они вас не взлюбили? Ведь не секрет, что они никогда не упускают возможности, мягко говоря, кольнуть вас лично и НДПР. Это конкуренция или есть причины более глубокие?

Ответ: О том, за что меня невзлюбило АРИ, надо бы спросить у них, а о том, котого контролируют спецслужбы, – у самих спецслужб, ведь они письменных свидетельств не выдают, а на свои устные агентурные сведения ссылаться я не имею морального права. Но свое личное мнение я высказать могу. АРИ – не эксперты и не политологи, это лишь сборище борзописцев, то есть более-менее опытных и способных журналистов, самонадеянно полагающих, что могут свободно судить обо всем и обо всех. Китайский мудрец Лао Цзы говорил в таких случаях: «Знающий, делающий вид, что не знает, стоит высоко. Незнающий, делающий вид, что знает, болен». С огромным апломбом и напором больное на всю голову АРИ стало с 2002 года учить русский народ уму-разуму, единолично претендуя на место народных духовных вождей. Оснований под этими претензиями я не вижу никаких, их теоретические установки плоски, глупы и необоснованны, их оценки нелепы и несостоятельны, а прогнозы дуты и высосаны из пальца, но характерно, что под их суровые, с плеча, разносы немедленно попадают все мало-мальски заметные фигуранты русского движения, имевшие несчастье привлечь массовое внимание и притом не расписавшиеся в своем глубочайшем почтении к АРИ… Словом, что тут много говорить, ведь басню Крылова «Слон и Моська» все читали, и все знают, каким способом «почти без драки» можно попасть «в большие забияки». Выводы о том, для чего и для кого существует в русском движении эта «маленькая, но очень гордая (и злобная) птичка», чья раскольническая сущность очевидна, а практическая польза под вопросом, делайте сами. Я, по правде говоря, очень давно к ним на сайт не заглядываю. Если мне нужно узнать что-то достоверное из текущей политики, если мне нужно сверить свое мнение с мнением других профессионалов, я обращусь к АРИ в последнюю очередь, ведь эта братия соврет – недорого возьмет. А даже маленькая ложь рождает большое недоверие. Зато я постоянно читаю сайты «Русское дело», ДПНИ, НДПР (считаю их наиболее адекватными и информативными), с большим уважением отношусь к «Кольцу патриотических ресурсов» (где есть выбор на любой вкус), непременно изучаю (но через двойные фильтры!!) сайты «Стрингера» и АПН, где можно найти и первоклассную информацию и столь же первоклассную дезу. Наверное, есть и другие хорошие источники, но за всем интернетом не уследишь, я больше работаю с книгами, объем работы очень велик, так что от дальнейших оценок воздержусь.

5. Поддерживаете ли вы отношения с Борисом Мироновым, исключённым из вашей партии несколько лет назад?

Ответ: Нет, не поддерживаю. Все, что я хотел, я давно ему высказал в открытом письме 11 апреля 2004 года. С тех пор он еще упал в моих глазах, оказавшись неспособным к подпольной работе в той же мере, что и к легальной. Мне не о чем с ним говорить.

6. Многонациональная мультикультурная РФ доживает свои последнии дни. Будет ли благом для русских людей избавление от Северо-Кавказских республик? Если да, то в каких границах? Есть ли у вас детальный план проведения столь грандиозного мероприятия? Каким вы видите будущее государственное устройство нынешней России?

Ответ: (К слову: не называйте Россию многонациональной, это ненаучно, правильно говорить: полиэтническая, сложносоставная, но мононациональная русская страна.) Если мы сейчас отрежем от себя все кавказские республики, то повторим недавнее преступление против своего, русского народа, вновь разрезав его по живому. Ведь русских более 40% в Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, немало их в Осетии. Что же, окончательно сдать их на милость местных этнократов? Это во-первых. Лишившись Дагестана, мы также предадим русских людей, сосредоточенных, в основном, в Махачкале и Кизляре, лишимся здоровенного участка нефтеносного шельфа Каспия, и так уже сильно нами утраченного, потеряем геополитический ключ ко всему Кавказу и Закавказью. Это во-вторых. В-третьих, нам безусловно необходимо вырезать из состава России, как гангренозный гнойник из живого организма, и окружить железным кордоном две вайнахских республики, Чечню и Ингушетию (поскольку русские и вайнахи принципиально некомплиментарны), причем в их исторических границах по Тереку и т.д., без равнинных пахотных казачьих земель. Но для того, чтобы это сделать, опять-таки необходимо сохранить Дагестан, который, в силу накалившихся отношений с чеченцами, четко замкнет границу на востоке, и Осетию, которая наглухо закроет границу со своими историческими врагами-ингушами на западе. Тогда, вернув себе исконные казачьи земли и вселив туда заново гребенских и терских казаков, разрешив им оборонять себя самим, нам останется контролировать каких-то 80 км в Ставропольском крае, что вполне реально. Осетию при этом желательно прирастить Южной Осетией, т. к. это не только христианский форпост на мусульманском Кавказе и в силу этого наш важный стратегический союзник, но и инструмент сдерживания Грузии, а с ней Вашингтона, в их нагловатой по отношению к нам политике. Отмечу, что ни осетины (прекрасно понимающие, что без России им там солоно придется), ни дагестанцы (отлично сознающие, что без России они провалятся в бездну нищеты, варварства и кровавых феодальных междоусобиц), ни кабардинцы (добровольно вошедшие в Россию еще в XVI веке), ни черкесы (которых без России повырежут более многочисленные и агрессивные карачаевцы) вовсе не хотят отделения. У нас, русских, при хорошем знании местных реалий, вполне достаточно рычагов, чтобы держать Кавказ под очень жестким контролем. Суть проблемы в том, чтобы соблюсти разумный баланс между геополитическими выгодами от владения Кавказом (а они велики) и этнополитическими угрозами от нарушения этнодемографического баланса не в пользу русских (они также велики и реальны). Но это проблема вполне рассчитываемая и решаемая. Реальную большую угрозу я вижу только от ингушей и чеченцев, но их жестко отделить и изолировать с последующей полной взаимной репатриацией русских и вайнахов, мне кажется вполне достижимой целью.

7. Есть ли у вас детально проработанный план прихода к власти в России на волне надвигающегося кризиса?

Ответ: Свой проект перехвата управления Россией у меня, конечно, есть. Но говорить о нем я, естественно, не стану на данной стадии. Когда (если) он проявится, сами все увидите. Но никакого надвигающегося кризиса, которым нас шантажируют многие прожектеры, сегодня нет, кризис мы прошли в 1993-1998 гг., а теперь режим укрепился и отстроился в основных параметрах, все будет только детализироваться и отшлифовываться, отдельные пертурбации местного и даже столичного значения возможны, а тотальные всероссийские катаклизмы – нет. Может разразиться верхушечная гражданская война, но не народное восстание, не революция в обычном смысле слова. (Про революцию идей не говорю, ее-то мы как раз и готовим, и отчасти уже наблюдаем.) Так что готовьтесь к долгосрочным действиям с отложенными последствиями: они самые прочные и надежные.

8. Нужен ли суд над преступлениями большевиков в России ( ведь по сути они являлись международными террористами) и над преступлениями коммунистического режима? Если да, то где он должен проходить? Есть ли подвижки в этом вопросе?

Ответ: Суд над большевизмом и большевиками абсолютно необходим: за чудовищный «русский холокост» кто-то должен ответить. И мы даже отлично знаем, кто именно. В 2005 году под эгидой НДПР прошла первая всероссийская научно-практическая конференция «Геноцид русского народа в XX-XXI веках». Ее материалы опубликованы на нашем сайте ndpr.ru. Читайте: это первый шаг к упомянутому суду. Сейчас в этом направлении готовятся и другие инициативы. Проходить суд должен, естественно, в России.

9. Каково ваше мнение по поводу создания за границей некоего подобия русского Правительства в изгнании, которое бы поднимало на международном уровне вопрос о создании русского национального государства, а также вопрос о геноциде русского народа в 20 веке?

Ответ: 1. Не из кого. 2. Правительство в изгнании (русское государство в государстве) сегодня впору создавать в самой России, ставшей для нас, русских, мачехой. Над этим мы работаем.

10. Вы известны не только как сопредседатель НДПР, но и как правозащитник. Могли бы вы назвать самые громкие слушания в суде, на которых вам приходилось защищать русских людей, попавших под молот антирусских репрессий?

Ответ: Мне довелось выиграть в судах первой и второй инстанций суды против Минюста, неправомерно отказавшего в регистрации Федеральной русской национально-культурной автономии. Но затем Московская прокуратура подала протест, в котором утверждалось, что поскольку-де в VI разделе Конституции России (если кто не знает, в ней всего два раздела) русские обозначены как опора российской государственности (если кто забыл, русские в Конституции вообще не упомянуты), то регистрировать ФРНКАР надо не по закону о НКА, а по закону об общественных объединениях. Дурацкое обоснование? Чушь собачья? Тем не менее, председатель Мосгорсуда О. Егорова, повинуясь В. Суркову, удовлетворила протест, дело вернулось в суд и было повернуто против нас. А там подоспели и поправки к закону, навсегда отрубившие русским людям такую важную и нужную возможность. Далее я упомянул бы свою защиту русских издателей-патриотов В. И. Корчагина и А. М. Аратова. Первого мне удалось вытащить из-под удара, он не был осужден, но второго совершенно неправосудно, на мой взгляд, осудили на три с половиной года условно. Я полностью разочарован в российской судебной системе. Правосудия в России нет. Судьи не избраны, вопреки Конституции, а назначены, они зависимы, заказные политические процессы стали нормой. Судебная власть превратилась в послушный инструмент власти исполнительной (распорядительной). Бороться с произволом этой власти в судах невозможно, нужны другие формы борьбы. Это очевидно.

11. Что бы вы могли или хотели сказать тем русским офицерам, которых, как Аракчеева и Худякова, пока не бросили в застенки?

Ответ: Служите России и русским, а не поганой антирусской власти, смело нарушайте присягу и приказ, если вас толкают на бесчестье, и никогда не поднимайте руку на свой русский народ, как это сделали подонки-танкисты в 1993 году, да будут прокляты навеки их имена!

12. Каково ваше видение Армии Руси?

Ответ: По образцу армии Израиля, одной из наиболее рациональных, эффективных и боеспособных в мире. В ее основе абсолютно обязательный патриотизм и национализм, всеобщая (включая девушек) воинская повинность как почетный долг. (Хотя есть в израильской армии и неприемлемые для нашего духа принципы, например, уставное правило о безусловном предпочтении плена солдата – его гибели.) Кое-что я взял бы из опыта русской непобедимой армии царского периода. Ну, а контрактная армия неэффективна по определению.

13. В случае прихода к власти русских националистов, будет ли русский человек наделён землёй, хотя бы по гектару? Пару слов о земельном вопросе, если можно.

Ответ: В Израиле купля-продажа земли невозможна, ибо она есть всенародная святыня, а святынями не торгуют. И это у самого торгового народа в мире! Неужели же земля Святой Руси менее священна, чем Эрец Исраэль? Наделение землей (только в аренду) должно производиться в строгой зависимости от характера ее использования и немедленно аннулироваться, если земля используется не по назначению. Мне вот земля и даром не нужна, нисколько и низачем. А кто-то мечтает разводить овец или лошадей, выращивать хлеб. Здесь нет и не может быть единой мерки. И недра не могут быть в частной собственности ни при каких обстоятельствах.

14. Какими должны быть первые законы русской власти?

Ответ: Новая Конституция (проект см. на моем личном и партийном сайтах). Законы: О гражданстве, О семье, О школе, О разделенном положении русской нации и ее праве на воссоединение, О сецессии. И мн. др.

15. Как должен быть решён еврейский вопрос? Вы сейчас можете успокоить евреев, если скажите, что от занятия государственных должностей они будут освобождены, но насильственной депортации не будет?

Ответ на эти вопросы вы найдете в моих книгах и статьях, выставленных на сайте. Любой диалог с евреями, если желать его продуктивности, должен начинаться, во-первых, с публичного покаяния евреев перед русскими за Октябрьскую революцию и Перестройку, во-вторых – с принесения публичной благодарности за избавление всемирного еврейства от Всемирного Холокоста, а в-третьих – с полной выплаты евреями русским репараций и компенсаций за то и за другое. Пока эти три условия не выполнены, я ничего обещать евреям не хочу и не имею права.

16. Как вы относитесь к работам историка Виктора Суворова-Резуна?

Ответ: Неоднозначно. Есть у него совершенно блистательные книги, например, «Самоубийство» или «Очищение». Есть вызывающие сомнение, желание все еще и еще раз проверить, например, «Ледокол». Должен признать, что ругани по адресу Суворова читал много, а убедительных опровержений вовсе нет или очень мало. Значит, как исследователь он силен, молодец. Не считаю загадку начала Второй мировой войны полностью разгаданной, но думаю, что Резун сделал для ее разгадки очень много. И как писатель он талантлив. Но, как ни крути, а Родину предал, казни подлежит, так что пусть доживает свой век в Англии, честными трудами свой грех искупает.

17. Как вы считаете, может ли Владимир Буковский помочь созданию русского национального государства или он навеки повязан с русофобами? Ведь здравые идеи высказывает человек по поводу чумы мультикультурности и толерантности, которая захлестнула Европу, но почему-то молчит о такой же беде в России.

Ответ: Мой дед, белый офицер, и моя бабка, сестра милосердия, вернулись в 1922 году из Константинополя в Россию. Возвращались на верную гибель (дед расстрелян в 1931, бабка погибла на фронте в 1943), потому что жить без России не могли и не хотели. Для всей нашей семьи это урок и пример. А Буковский… Человек, столь основательно и сладострастно отряхнувший прах России со своих ног, не смеет даже мечтать о «почетном» возвращении, реальном (а-ля Солженицын) или виртуальном. Да он и не мечтает, прирос на новом месте, как лишай. Хотел бы участвовать в судьбе России, так давно бы приехал. Диссиденты его эпохи делились на два лагеря: одними двигала любовь к России, другими – ненависть к «этой стране». На мой взгляд, Буковский из вторых. Это давным-давно отрезанный ломоть, не вижу возможности его обсуждать, он бесконечно ниже моего внимания.

18. В завершение нашего интервью хотелось бы услышать от вас сценарий развития событий в мире и в России на ближайшие 2-3 года. Хотя бы кратко, в общих чертах, если можно.

Ответ: Ничего себе вопросец! На уровне «Откровения Иоанна Богослова». Я себя уважаю, на такое – и в таком формате – не замахиваюсь. Буду считать, что вы удачно пошутили!

СПАСИБО ВАМ, АЛЕКСАНДР НИКИТИЧ. ДУМАЮ, ЧТО НАШИМ ЧИТАТЕЛЯМ ПОНРАВИТСЯ ЭТО ИНТЕРВЬЮ. УСПЕХОВ ВАМ И ВСЕМ НАМ В БОРЬБЕ ЗА РУССКОЕ ДЕЛО!
P.S. Когда интервью уже было практически готово к публикации, Александр Никитич прислал нам статью "ПОДВОДЯ ИТОГИ", которая во многом ответила на последний вопрос.

6 марта 2008

http://vdesyatku.net/index.php?option=com_content&task=view&id=375&Itemid=1

Яндекс.Метрика