26
Вс, янв

Подводя итоги – 2019

Главное достижение года

Главным достижением года я считаю чувство стабильности, устойчивости внутреннего положения России, которая с 2011 года прошла через серию провокаций (извне и изнутри) и попыток дестабилизации. Прошла уверенно, как мощный атомный ледокол через льды и торосы.

Раздаются голоса оппозиционеров, именующих такое положение «скатыванием в застой». Быть может, для молодежи, вечно жаждущей перемен, это может звучать убедительно. Но людей моего поколения, живших в 1970-е, 1980-е и переживших 1990-е гг., подобной риторикой не проведешь. Мы прекрасно понимаем, что клеветнический ярлык «застоя», наклеенный агентами влияния наших «заклятых друзей» и «прорабами Перестройки» на десятилетия, предшествовавшие буржуазно-демократической революции 1991-1993 гг., – был сугубой ложью. Что в действительности это были годы не застоя, а расцвета, годы нашего наивысшего могущества в ХХ веке, самых главных достижений в экономике, строительстве, технологиях, культуре, годы накопления огромного потенциала… Конечно, хотелось большего, лучшего и т.д. (русским всегда хочется всего и сразу), поэтому мы мало ценили то, что имели, – зато очень быстро оценили все это, когда потеряли…

Очень хочется верить, что этот страшный урок пошел нам впрок.

Пережив и проанализировав революцию 1991-1993 гг., много лет изучая опыт российских революций начала ХХ века, я пришел к совершенно однозначному выводу: любая революция есть абсолютное зло, уничтожающее наши драгоценные достижения, убивающее и ставящее нас на грань выживания. Соответственно, все революционеры суть либо дураки, которые этого не понимают, либо сволочи, которые понимают, но делают. Сегодня, как мне кажется, у российских революционеров шансов нет, и этот вывод – главный радостный итог минувшего года. На фоне событий в Гонконге или Франции московские беспорядки – как летняя гроза на фоне урагана «Катрина».

Я совершенно убежден, что если Россия проживет хотя бы двадцать лет без потрясений – войн, революций, радикальной смены политического курса – то результатом станет небывалый расцвет страны. В этом – моя мечта. Минувший год слегка ее приблизил.

Международное положение России

Вот уже несколько лет подряд, по моим наблюдениям, международная повестка дня не является определяющей для России, ее политического бытия. Это – важнейшее изменение, возникшее совсем недавно, но, как кажется, имеющее шанс закрепиться. И в этом я усматриваю показатель усиления России во всех отношениях, укрепления ее суверенитета. Мы теперь наконец-то идем своим путем, исходя из собственных интересов, играем по своим правилам, не навязанным нам извне; напротив, внешний мир во многом вынужден реагировать на наши инициативы, «отыгрывать» наши пасы.

В чем-то это связано, как уже сказано, с нашим реальным усилением, заставляющим считаться с российской позицией по ряду вопросов, в чем-то – с ослаблением Запада, нашего стратегического противника. Очень показательной в этом смысле стала история с неудавшимся переворотом в Венесуэле, где Россия успешно сорвала хищнические планы Америки, а той пришлось лишь утереться и подобрать свои щупальцы.

Важно, что кризис НАТО отмечается даже странами-участниками альянса (вспомним характерное критическое высказывание Макрона). К тому же Америка, уставшая от собственного гегемонизма, дорого ей обходящегося, направлена Трампом на смену внешнеполитического курса: от глобализма – к национализму, о чем Трамп открыто заявил в сентябре прошлого года на сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Этот курс несомненно укрепит Америку, но ослабит Запад в целом. Брексит, ставший абсолютной неизбежностью после победы на выборах Бориса Джонсона, демонстрирует нам линии разлома якобы единой Европы. Несмотря на антироссийскую риторику Джонсона, его победа есть и наша победа тоже, ибо брексит – важный элемент ослабления нашего стратегического противника, имеющий значение прецедента, у которого неизбежно будет длинный шлейф продолжений и последствий.

Прочие противоречия и сложности Евросоюза я не стану перечислять, чтобы не уходить от главной темы.

Да, Запад еще имеет возможность ставить нам палки и палочки в колеса, пугать войной (на которую, думается, сам никогда не осмелится), устраивать разные санкции. Неприятно? Убыточно для нас? В чем-то да, а в чем-то эти санкции пошли нам на пользу, вызвав в промышленности бум импортозамещения, а в сельском хозяйстве – настоящий расцвет. К тому же, санкции довольно больно ударили и по западной экономике. Ими стали тяготиться – и это весьма заметно – многие страны Запада, многие западные компании и фирмы, лишившиеся прибылей. Думается, поиск выхода из этой бесперспективной для всех ситуации, рано или поздно приведет к нормализации обстановки вокруг России. Это, между прочим, будет связано и с растущим раздражением как в США, так и в Европе против Украины, чья глупая, неконструктивная внешняя политика и профашистская (т.е. неприличная по западным понятиям) внутренняя политика рано или поздно приведут к признанию права России на Крым и т.д.

В целом же я бы назвал минувший год – годом стабильности во внешней политике, как и во внутренней. Ни особого улучшения, ни резкого ухудшения в положении России не случилось. Но ряд успехов и неудач отметить, все же, стоит.

Не буду писать об очевидном – о неизменно растущей и крепнущей дружбе с Китаем, Индией, Ираном. Это уже давно как бы константы нашей внешней политики, надежные и позитивные. Скажу о более неоднозначных моментах.

Украина, Крым, Белоруссия. Весьма характерной стала недавно прошедшая встреча в «нормандском формате». Украине вольно трактовать ее как «партию вничью». На самом деле это никакая не ничья, а стопроцентная победа России, которая ни в чем и ни на йоту не позволила украинской стороне уклониться от минских соглашений и формулы Штайнмайера, как та ни пыталась вывернуться из этого «жесткого шенкеля». В то же время сама Россия, фактически поддержанная Францией и Германией, осталась неколебима и не понесла ни имиджевого, ни какого-либо иного урона. В выигрыше и республики Донбасса, с волей которых Украину заставляют считаться «старшие товарищи». И теперь Украина вынуждена продолжить разведение сил с ЛДНР, но взять под контроль границу с Россией на этой территории она при этом не может, а это означает неизбежную потерю для украинского государства бывшей территории Области Войска Донского, волею несправедливой судьбы прирезанной к нему немецким штыком в 1918 году. Свою позицию ЛДНР высказала притом вполне однозначно: возвращаться в Украину непризнанные республики не желают, а хотят войти в состав России. Что рано или поздно, думаю, и произойдет.

Мы должны понимать одну важнейшую вещь. Война с Украиной неизбежна, поскольку никакого другого разрешения, кроме раздела Украины, русско-украинская проблема не имеет. Наша цель – входящая в Россию Новороссия, простирающаяся от Харькова до Тирасполя. Однако сегодня воевать мы по ряду причин не можем, удобный для этого момент был упущен в 2014 году. И нам теперь остается только уповать на украинских безумцев, буде они пожелают развязать войну сами, подав нам повод для сокрушительного ответа. Случится ли это и когда именно – можно только гадать. Победа на выборах Зеленского, явно не настроенного на войну, теоретически открывает для нас и другую возможность: гражданскую войну в самой Украине. Поскольку сложившееся там фактическое двоевластие (с одной стороны власть президента, а с другой – власть националистов под патронажем министра внутренних дел Авакова, коего Зеленский обещал снять не позже будущего февраля) рано или поздно перейдет в фазу «кто – кого». Вооруженные конфликты между бойцами ВСУ и батальонами националистов, уже имевшие место не раз, – прообраз возможного скорого будущего. И тогда у нас может появиться легитимный повод принять в этом деле участие ради того результата, о котором сказано выше.

Что нам пока остается делать с Украиной? Да все то, что и делается. Обмен пленными, возврат ржавых корабликов без унитазов, продажа газа... И – максимальная поддержка Донбасса, который на сегодня является главным фактором, способным вызвать на Украине столь нужную нам гражданскую войну.

На фоне российско-украинских отношений особенно важное значение имеет дальнейшая интеграция Крыма с Россией. И тут, конечно, большим новогодним подарком для всех нас стал запуск железнодорожного сообщения с полуостровом. Я лично ждал этого события, как великого праздника, и неотрывно смотрел на экран, когда там показывали проезд Путина в кабине машиниста из Керчи в Тамань – и потом проезд первого поезда из Петербурга в Севастополь. Какую искреннюю радость вызвало это грандиозное событие в Крыму! Какое невероятное количество билетов уже продано на первые же рейсы, сколько желающих совершить этот исторический вояж! (Я бы и сам поехал, если б не медицинские проблемы.) Как известно, не только из Москвы и Питера будут ходить новенькие составы: предполагается открыть сразу десять пассажирских маршрутов, которые свяжут с Крымом еще и Мурманск, Екатеринбург, Смоленск, Брянск, Кисловодск… Крым – не только здравница и святыня русского народа, это лучшая из жемчужин российской короны, ради которой стоит воевать не только с Украиной, а хоть и со всем миром. И то, что Крым вернулся к нам мирно и законно, без военных действий и человеческих жертв – это настоящее чудо, о чем мы всегда должны помнить.

Минувший год немало подразнил нас возможностью аналогичного воссоединения с Белоруссией. Мы то сближались с этой древней частью единой Руси, отделенной от нас враждебными для русских и белорусов силами, то это сближение вновь тормозилось. Прежде всего, эти колебания связаны с недальновидностью Лукашенко, который напрасно возомнил себя вечным и бессмертным. Между тем, ему бы следовало понимать, что как только его не станет (а это рано или поздно произойдет), в Белоруссии мгновенно развернутся и начнут действовать деструктивные силы, которые разрушат все плоды его трудов. И что только протекторат России может надежно обеспечить Белоруссии стабильность, а семье, детям самого Лукашенко – жизнь и свободу. Но пока он этого не хочет понять и признать, а через его голову данный вопрос не решается.

Сирия. Неясное положение сложилось, к сожалению, в Сирии, хотя год назад я воспринимал практическое завершение там войны как нашу победу. Но, как видно, поторопился с выводами. Еще в 2016 году в «Нашем современнике» вышла моя статья «Дивиденды Сирии: десять сомнений», где я с гордостью писал: «Россия утерла нос Америке, показав, как надо воевать и побеждать». Однако сегодняшнее положение дел заставляет вспомнить слова Юлия Цезаря по адресу своего заклятого врага: «Помпей умеет побеждать, но не умеет пользоваться плодами своих побед».

На финише сирийской войны нас в 2019 году ожидал ошеломительно неприятный сюрприз. Главный трофей – сирийская нефть – оказался в руках Америки. Выгодополучатель тут – вовсе не мы, как следовало надеяться, а США, которые с потрясающей ловкостью нашими руками снимают исключительно для себя пенку с нашего же варенья. Американские войска благоразумно ушли с сирийской территории – именно с той, где им нечего делать, с которой нечего взять. И еще более благоразумно остались там, где расположены основные источники богатства, а теперь немерено качают оттуда нефть, ничем особенно не рискуя. Как вытурить оттуда амерканцев, не развязав мировую войну (на это ни мы, ни, тем более, Сирия, пойти не можем), непонятно.

Спрашивается: чем Сирия станет расплачиваться с нами за услуги, прежде всего военные, которые уже весьма велики в денежном выражении, а в дальнейшем – за восстановление страны, в котором нам, хочешь не хочешь, а придется участвовать? Еще недавно многие страны (и мы в первую очередь) надеялись как следует разбогатеть, помогая Сирии восстать из руин, ведь это дело сказочно прибыльное. Но откуда же возмутся эти сказочные прибыли, если Асаду нечем платить, ибо сирийская нефть в американских руках? Возникает резонный вопрос: «за что боролись»?!

Пусть Россия не дала Америке осуществить в Сирии свои военно-политические цели (режим Асада устоял, американцы не смогли взять страну под свой контроль в целом), но как не признать, что коммерсант Трамп переиграл спортсмена Путина. Первый получил немалые прибыли, а второй пока что – лишь немалые издержки. Конечно, чести и славы воинской, добытой в Сирии, у нас не отнять, международный авторитет свой Россия подняла, особенно в ближневосточном регионе, и т.д., и т.п. Кроме того, у России пока сохраняется возможность некоторого реванша в Ливии, а впоследствии, чего доброго, и в Ираке. Но это все – журавли в небе, а нефтяная синица-то – у американцев…

Вызывает сомнения и стабильность конечного военного результата – я говорю про победу над ИГИЛ, запрещенной (у нас) организацией, которая на самом деле есть не организация, а глобальная идея. Судя по непрестанным проявлениям активности боевиков – то исламских, то просто оппозиционных Асаду, до окончательного контроля правительства над страной еще весьма далеко. Вооруженные провокации вспыхивают порой под самым Дамаском, и даже наши военные не чувствуют себя вполне в безопасности на своих базах, атакуемых то передвижными минометами, то дронами. Это неудивительно – ведь идею пушками не уничтожить, не победить. Так что все время продолжает свербить мысль: не окажемся ли мы в Сирии в таком же положении, как американцы в Афганистане? Ведь пока Асад не начнет масштабное восстановление страны, ему не видать прочной и однозначной поддержки большинства населения. А как восстанавливать, если нет нефтяных денег, перехваченных Трампом?

Как говорят испанцы, на штыки можно опираться, вот только сидеть на них нельзя. Тем более, если это штыки иностранных военных (в данном случае русских). Асаду еще предстоит усвоить эту истину…

Турция. Если и говорить о нашем несомненном успехе на Ближнем Востоке, в том числе в связи с сирийской войной, то это – отношения с Турцией. Год назад я писал: «Разрыв России с Турцией – одно из наиболее драматичных и негативных последствий войны в Сирии. Надо сделать все, чтобы преодолеть его и восстановить отношения, иначе потянется такой шлейф зла, описать который мне не хватит и отдельной статьи». Эту задачу я считал важнейшей, имея в виду собственную безопасность России. И сегодня, слава богу, мы, кажется, можем говорить о полномасштабном восстановлении дружеских отношений с Турцией и лично с Эрдоганом.

Конечно, в политике, как правило, нет места сантиментам, и надо ясно понимать, что интересы собственной страны и собственной власти всегда будут у Эрдогана на первом месте. Так что было бы преждевременно трактовать Турцию как «нашего человека в НАТО». Но то, что эта страна отвязалась от диктата Америки и Северного Альянса, чем вызвала у этих своих вчерашних «старших товарищей» большую обеспокоенность – это факт. Как фактом является и то, что Путину удается найти с Эрдоганом общий язык в сложнейших вопросах ближневосточной политики, где требуется взаимный учет интересов и желание находить компромиссы во имя добрососедства. А это, вне сомнения, большой дипломатический успех Путина, ведь Турция – один из ключевых игроков в регионе, вес которого растет.

Но и тут есть повод для беспокойства: это решительное намерение Эрдогана прорыть канал, соединяющий Черное море с Мраморным и превращающий Стамбул в остров. Этот вариант может де-факто отменить «конвенцию Монтрё» и открыть доступ в черноморские воды для авианосцев НАТО. Пусть Эрдоган сегодня склонен дружить с Путиным, пусть у него есть личный счет к Америке, стоявшей за попыткой переворота, едва не стоившей жизни турецкому президенту и его семье, пусть он способен противостоять Штатам в частных вопросах (закупка у нас С-400 и пр.). Но не считаться с Америкой по большому счету он не может. К тому же Эрдоган не вечен, и каковы будут военно-политические последствия прорытого канала в будущем, предсказать сегодня трудно.

Еще один камень преткновения в российско-турецких отношениях может возникнуть, если Турция пойдет навстречу марионеточному прозападному так называемому Правительству национального согласия (ПНС) Ливии. В то время, как нашим целям и задачам в этой стране больше соответствовала бы победа Ливийской национальной армии фельдмаршала Хафтара, взятие ею Триполи. Российский МИД недаром быстро и негативно отреагировал на известие о принципиальном согласии Эрдогана откликнуться на просьбу ПНС о помощи «с воздуха, с земли и с моря». Прислушается ли турецкий президент к мнению России, как он прислушался в отношении сирийских курдов? Это мы вскоре узнаем.

Африканский саммит. Значительным событием 2019 года стал саммит африканских государств, проведенный в Москве. Его оценка неоднозначна. С одной стороны, понятна наша попытка вернуть былые позиции, которые имел на «черном континенте» Советский Союз. Попытка явно запоздалая, но не совсем безнадежная, о чем говорит дружное участие всех приглашенных, уловивших свой интерес в укреплении отношений с Россией. С другой стороны, баланс наших издержек и гипотетических приобретений пока неясен и спорен. Циничным выглядит прощение огромных долгов неграм, в то время как собственное население, опутанное кредитами, в своем большинстве бьется-колотится, чтобы только кое-как прокормиться и одеться, борется за выживание. А самое главное – не оставляет опасение наплыва негроидов в нашу страну, где климат меняется в сторону потепления, а гигантские пространства манят переселенцев из африканских стран, лидирующих в мире по суммарному коэффициенту рождаемости, переполненных нищим и голодным черным людом. Рост негритянского поголовья в Москве последних лет и так заметен невооруженным глазом; к примеру, каждый вечер в метро на моей станции дежурит очередной негр-координатор, к которому периодически подходит то один, то другой черный соплеменник, обменивается парой слов и уходит по своим делам. О чем они договариваются? О расселении? О трудоустройстве? О наркотрафике? Не знаю. Но от этой непонятной активности чужаков не покидает чувство дискомфорта, обеспокоенности. Чем в данном плане обернется активизация наших отношений с Африкой?

Таковы, в общем и целом, внешнеполитические итоги прошедшего года. Я бы выразил их одним словом: стабилизация, в которой просматривается баланс оптимистических и пессимистических факторов, но нет ни больших успехов, ни больших угроз.

В условиях постепенного, но весьма успешного разрешения международных проблем, отягощающих Россию с конца 1980-х годов, центр тяжести политики естественно смещается на внутреннюю проблематику. Противоречия которой начинают выпирать, а шероховатости превращаться в барьеры на нашем пути.

Внутренние проблемы

Напомню: на прошлых президентских выборах я голосовал за Путина. И сегодня тоже проголосовал бы за него. Я слишком хорошо понимаю, из какой чудовищной дыры выползла Россия, которую многие уже похоронили к исходу 1990-х. Я вижу, как страна расправляет плечи, набирает силу и мировое влияние, развивается и хорошеет с каждым годом. Я понимаю, что это в огромной степени результат воли, дальних замыслов и хитроумия Путина. А кроме того, именно Путин – гарант той стабильности во внешней и внутренней политики, которую я высоко расцениваю в качестве главного условия нормального развития страны. И, считая неблагодарность тягчайшим из грехов, я полагаю, что наш президент нуждается в поддержке нашего народа.

Тем тревожнее мне наблюдать обстоятельства (в том числе от самого Путина исходящие), которые эту поддержку подрывают или могут подорвать. Я имею тут в виду не пенсионную реформу, которую на его месте я бы тоже считал необходимым провести. Увы, хватает и других моментов, о которых – ниже.

Итак, что было заметного, плохого и хорошего, в 2019 году?

Не стану тут возвращаться к теме нарушений общественного порядка, инспирированных оппозицией, клятыми либералами. Ведь хорошо то, что хорошо кончается, а эта ситуация, на мой взгляд, разрешилась в итоге вполне благополучно. Поверхностные волнения не затронули глубину моря народной жизни, остались легкой рябью на воде, как бы ни раздували «успех» либеральные СМИ.

Но есть реальные проблемы, затрагивающие основное население, и то, как власть пытается их решать, вызывает серьезную тревогу.

Понятно, что капитализм вернулся в Россию всерьез и надолго. Этот строй, как любой другой, имеет свои плюсы и минусы. Основной минус – радикальное расслоение населения на сверхбогатое меньшинство и на абсолютное большинство, занятое элементарным выживанием. В России, обвально поменявшей строй, это расслоение приняло особо вызывающий, вопиющий характер. Разумная политика государства состояла бы в устранении этой дикой диспропорции, чреватой потрясениями и другими опасными последствиями. Это значит, что государство должно пресекать все виды незаконного обогащения, должно заставлять богатых делиться, должно как минимум не мешать простым людям выживать, кто как может. Но пока что все делается наоборот, и прошедший год резко обнажил признаки неверной политики.

* * *

Тщетность борьбы с коррупцией. Как я и предсказывал год назад, Путин развернул впечатляющее фронтальное наступление на взяточников, казнокрадов и т.п., невзирая на лица и не оставляя для ворюг «островков безопасности» даже в ФСБ и СКР. Количество дел все растет, высокое положение фигурантов поражает воображение, суммы наворованного потрясают (или уже не потрясают, ибо становятся привычными)…

Либералы вопят, истерят, пугают «37-м годом» и саморазвитием репрессивной машины. Они, недавно размашисто бичевавшие «партию жуликов и воров», теперь сами напуганы, поскольку среди преступников замелькали и их сторонники, типа Улюкаева, Белыха или Абызова, у коих рыльца тоже оказались в пушку.

Что ж, масштаб борьбы с коррупцией неслыханный, беспрецедентный, нежданный, поразительный. Однако больше всего поражает вскрывшийся в результате расследований масштаб и уровень самой коррупции. Вот ведь какая штука: аресты следуют один за другим, летят головы губернаторов и мэров, высших чинов полиции, ФСБ, таможни и т.д., но впечатление такое, что у зверя по имени «коррупция», как у легендарной гидры, на месте одной головы тут же отрастает еще пара-тройка. Кажется, что люди наверху все поголовно просто не могут не хапать! Только что сел твой предшественник, ты занял его кресло, но тебя все это как будто ничему не учит и, слегка оглядевшись, ты начинаешь хапать еще изощреннее, еще круче. А ведь это уже системная проблема!

Одно из самых потрясающих известий уходящего года: неизрасходованный триллион рублей на общественные проекты. Триллион! И всякому мыслящему тростнику ясно и понятно, почему он не израсходован. Напуганные репрессиями чиновники рассуждают с безупречной логикой: распиливать бюджетные деньги становится опасно, можно погореть. Так зачем же и прикасаться к этим деньгам? Зачем утруждать себя их «освоением», если все равно ничего нельзя урвать? Вот ведь какая психология пропитала насквозь весь правящий класс: если нельзя воровать и распиливать, то зачем же тогда работать? Отсидимся, отпишемся, изобразим «макет рабочего стола», а что дела не сделаем – так что нам с того? Небось не выгонят, бездельников у нас не карают. А деньги, выделенные государством на народные нужды? Да гори они синим огнем, нам с того ни тепло, ни холодно!

Этот тихий саботаж лиц, привыкших наживаться и не мыслящих себе работы без этого, поразил всю страну от Калининграда до Камчатки, как сифилис, стал тормозом нашего развития. Триллион рублей оказался, видите ли, ненужен нашему народу… Невообразимо! Но факт.

А что прикажете тут делать? Если ни массовые посадки, ни конфискация имущества, ни принудительные декларации о доходах не только чиновников, но и членов их семей, близких, и тому подобные жесткие, но не жестокие меры не в состоянии изменить ситуацию в корне? На что же прикажете уповать, на что рассчитывать?

Последний месяц 2019 года оказался щедр на неожиданные откровения. Одно из них, касающееся затронутой темы, носит трагикомический характер. Дело в том, что второй секретарь китайского посольства в Москве Ханг Чжу, насмотревшись, как видно, на чудеса российской коррупции и российской юстиции, сделал вдруг 16 декабря шокирующее заявление на одном из мероприятий. Заметив, что китайцам «очень больно смотреть на то, что граждан России лишает будущего какая-то жалкая кучка проходимцев», он публично провозгласил: «Я не знаю, почему русские ничего не делают с коррупцией, но я знаю, что делали у нас. С коррупцией в масштабах России можно справиться за месяц, это несложно. Но это невозможно, пока у вас стыдятся таких мест, как Бутовский полигон, и вешают туда мемориальные таблички о мнимых репрессиях».

Сказано вполне прозрачно, открыто и честно, не правда ли? Только смертная казнь, масштабная чистка нации от ее загнившей, разложившейся до предела части способна оздоровить страну. Ханг Чжу без ложной стыдливости и лицемерия привел нам в пример свою собственную страну, чьи успехи признаны всем человечеством: «Мы гордимся своими расстрельными полигонами, потому что там похоронено все то, что мешает стать государству великим – коррупция, воровство, внешнее управление, вражеская пропаганда, космополитизм, разврат, эксплуатация рабочих, права человека, бездумное потребительство. Мы с этим покончили и поэтому теперь претендуем на первое место в мире».

Вот это – правильный взгляд на вещи, правильный подход к проблеме! Казалось бы, российским властям следовало поблагодарить доброго друга нашей страны и задуматься над его советом. Ведь, как говорят в народе, не тот друг, кто медом мажет, а тот друг, кто правду скажет. А что мы видим вместо этого?

Правда-то глаза колет, как видно: наш МИД неожиданно буквально забился в истерике. Вместо «спасибо» китайского дипломата обвинили в «попытке вмешательства во внутренние дела страны, подрыве государственных устоев и сложившегося выбора российского народа в пользу демократических ценностей и международных стандартов по защите прав и свобод». (Прав и свобод жулья и ворья?!) В результате нашего искреннего и мудрого доброжелателя… лишили аккредитаций, объявили персоной нон-грата и запретили появляться в России в течение 49 лет – максимально возможного срока!

Какой стыд и срам! Так публично расписаться в своем бессилии перед ворующим классом, так откровенно отождествить себя с ним! О, глаза наши бесстыжие!

Конечно, не китайцам, даже самым мудрым и расположенным к России, решать наше будущее. Но я уверен, что тот политик России, что выдвинет бескомпромиссное требование вернуть смертную казнь хотя бы только за особо тяжкие экономические преступления, получит серьезные шансы на выборах 2024 года. Без радикального очищения правящего класса мы не сможем развиваться во всю силу нашего потенциала, будем топтаться и загнивать. Неизрасходованный триллион – тому залогом.

* * *

Наезд на самозанятых и на работающих пенсионеров. На словах Путин озабочен социальным самочувствием сограждан. «Интерфакс» цитирует президента: «И, конечно, самый главный, ключевой результат, которого нам предстоит добиться, — это реальные перемены в жизни людей, перемены, которые почувствуют граждане. Не уверен, что у большинства людей есть сейчас такое ощущение». К такому выводу Путин пришел, ознакомившись с результатами опросов общественного мнения различными структурами.

А с чего бы людям ощущать улучшение жизни, если правительством не только не исполняются пресловутые национальные проекты, но и продолжается наступление на жизненные интересы людей?

Подводя итоги 2018 году, я писал: «Некоторые думские инциативы, направленные на обдирание и без того нищего народа, на “выжимание из блохи масла”, я решительно не поддерживаю. Это и повышение акцизов на топливо, и рост НДС, введение новых налогов и обещание других (в том числе на садовые участки). Особенно меня возмутил 4-процентный налог, вводимый на т.н. «самозанятых». Мало того, что в большинстве случаев его невозможно учитывать и взимать, закон останется неисполнимым, мертворожденным. Но дело не в этом, дело в принципе. Многажды за последние 30 лет ограбленный, доведенный именно государством до нищеты народ, каким-то одному ему известным способом умудряется выживать, существовать и даже детей рожать, никого не спрашивая и ни о чем не прося государство, надеясь не на него, а только на себя. Вот что такое “самозанятость” – это способ выживания народа в неблагоприятных условиях, во многом созданных государством. Этот способ был освоен народом еще в советские времена, это народное ноу-хау. Государство молиться должно на этих людей, балансирующих на грани нищеты, но не бунтующих, а проявляющих чудеса изворотливости, чтобы выжить и не пропасть, да еще детей рожать. И уж конечно, не должно даже заикаться о том, чтобы самозанятые делились с государством своими жалкими трудовыми копейками. Мы не требуем с государства отнятых им у нас денег и имущества – и пусть оно будет этим довольно. Но и оно не должно ничего требовать с самозанятых, обворованных и брошенных им на произвол судьбы».

Я по-прежнему считаю, что налог на самозанятых – это бесчеловечность и свинство в государственном масштабе. Между тем, Путин не только не отменил эту антинародную инициативу, но расширил зону действия этого «эксперимента» еще на 19 регионов, и теперь таковых стало 23. Похоже было, судя по его выступлению на данную тему, что он весьма доволен результатом. Хотя чему тут радоваться, если в очередной раз содрали шкуру с самых бедных и обездоленных?

Мало того, под конец года в развитие данной темы СМИ с подачи налоговиков подняли вопрос о «работающих пенсионерах». Кто такие? Это те же самозанятые, только в преклонном возрасте, старики, проще говоря, которые получают пенсию. Пенсию, на которую, прошу заметить, нельзя не только нормально жить, но и культурно сдохнуть, т.к. ее не хватит даже на похороны. Да, многие пожилые люди вынуждены подрабатывать неофициально, чтобы свести концы с концами (официально старику устроиться на работу практически невозможно, за редким исключением). Так вот, этим несчастным труженикам поневоле, если их «накроет» налоговая полиция за подработкой, грозит еще и наказание (судебная практика по таким делам уже существует). Их приравнивают к мошенникам, они могут быть осуждены на исправительные работы либо лишение свободы до двух лет, а то и приговорены к штрафу до 120 тысяч рублей.

Какое лицемерие! Сетовать, с одной стороны, что у нас что-то многовато бедных, что они не чувствуют, видите ли, улучшения жизни, а с другой стороны – выжимать из этих самых бедных все новые и новые подати, не давая разогнуть спину и вздохнуть, отнимая заработанные из последних (в полном смысле слова) сил малые денежки. О каком демографическом росте, о каком социальном оптимизме можно говорить при таких обстоятельствах?!

Интересно, что зампредседателя президиума Союза пенсионеров России Людмила Пискунова поддержала взимание штрафов с работающих пенсионеров. Хороша?! На чьей она стороне? Чьи интересы защищает? Как ее еще терпят пенсионеры?

Государству нужны деньги, это понятно. Хотя, собственно, что тут понятно, если триллион (!) государственных средств остался неизрасходованным? Может, не так уж они и нужны?

А если все же нужны, то стоит ли выжимать их из беднейших слоев населения, настраивая большинство страны против властей, поощряя левацкие настроения? Не лучше ли в дополнение к экстренным мерам конфискации незаконных доходов у попавшихся в лапы закона коррупционеров (интересно, сколько на одного попавшегося приходится непопавшихся?) ввести, наконец, прогрессивный подоходный налог, как в большинстве развитых стран, даже в том же Китае?

В апреле прошлого года фракции КПРФ удалось, наконец, внести в Госдуму законопроект о прогрессивном налоге (до того подобные попытки регулярно срывались), но в том же 2018 году он благополучно был провален депутатами. Понятно, что в России существует мощнейшее лобби против подобных инициатив, пробить защиту которого мог бы, возможно, только лично президент Путин. Который, даже если бы и не преуспел, то заработал бы на том массу баллов рейтинга.

Но… Пока что в качестве дойной коровы правительство предпочитает бедных богатым. Противоестественно? Да. Антинародно? Да. Ну, так и вывод отсюда прост: правительство (вкупе с Госдумой) противоестественно и антинародно.

Нам с вами, читатель, этот вывод однозначно ясен.

Неужели он неясен умному Владимиру Владимировичу?

На недавнем заседании Президентского совета по стратегическому развитию и нацпроектам Путин пообещал сосредоточиться в 2020 году на росте благосостояния граждан. Но, как говорится, покуда травка подрастет, лошадка с голоду умрет. Пока что дотации населению носили у нас копеечный, зачастую издевательски ничтожный характер, а вот поборы – чувствительные. Хочется поэтому посоветовать властям: «Отстаньте от народа! Закройте свою мелочную фискальную лавочку! Не мешайте народу выживать!»

* * *

Мусорная проблема. Важным событием в нашей жизни я считаю возникновение массового общественного движения, вызванное дурным решением мусорной проблемы. О том, что в мире существует хорошее, правильное ее решение, свидетельствует опыт Швеции, которая не только справилась с собственным мусором, но и объявила о готовности принимать на переработку мусор из других стран. Шведы перерабатывают почти 100 % собственных отходов и зарабатывают на переработке чужих. Вот этой – прорыв, вот это – успех!

Швеция, как и Россия, – северная страна; научившись извлекать из мусора энергию, она во многом помогла себе в решении проблемы отопления. Нам бы срочно перенять ее опыт! Вместо этого Россия покуда больше напоминает героя народной поговорки, неприличной, но меткой: «Лежит, срет, а говно ногой отпихивает». Именно так выглядят попытки, например, Москвы и Петербурга вывозить свой мусор, накапливающийся в гигантских объемах, в другие регионы: на Север, в Калужскую или Владимирскую области и пр. Кстати, почему не в мусороприимную Швецию?

В России каждый год образуется более 60 млн тонн твердых бытовых отходов – почти 400 кг на каждого жителя страны. Но лишь 7-8 % из них перерабатывается, а свыше 90 % мусора отправляется на свалки. Страна наша, как известно с летописных времен, «велика и обильна», но при таких порядках загадить ее до невозможности в ней жить – вполне реально. И куда потом бежать из нашей любимой России? В космос?

Народные волнения в Шиесе и других местах, вызывающие абсолютную нравственную поддержку у всех, кроме конченых моральных уродов, дают понять: мусорная проблема перестала быть «одной из» и выдвинулась на уровень первоочердедной жизненной проблемы. Следует всеми силами поддержать протестующих и требовать от властей всех уровней радикального и форсированного решения проблемы. Ибо в противном случае она непременно будет политизирована по максимуму и может привести к взрыву регионального сепаратизма. Уже сейчас кое-кто из наиболее безответственных журналистов, например – Максим Шевченко, выступает с тезисом о том, что Москва рассматривает-де остальную Россию, как свою колонию. Это, конечно же, неправда, но у обиженных и обозленных беспардонной позицией столичных властей жителей, допустим, Русского Севера подобные тезисы могут вызвать дурную детонацию. (Даром, что с инициативой отдать Шиес под московские отходы выступил их же собственный архангельский губернатор!)

Это относительно новая тема в повестке дня нашей внутренней жизни. Не то, чтобы раньше о ней не знали, не задумывались. Но, как видно, всему есть свой предел, и события минувшего года показали, что в осознании проблемы наступил качественный скачок. Будет ли от этого практический толк? Очень важно принять тут правильное решение, устраивающее все стороны.

* * *

Слабое звено

На фоне впечатляющих успехов, достигнутых российским ВПК, о которых часто публично рассказывает всем наш президент, резким диссонансом звучат сообщения последнего времени о состоянии дел в российском флоте. Особенно отмечен негативом минувший год. С одной стороны, мы видим новые небывалые подлодки, беспилотные торпеды и тому подобные чудеса военно-морской техники, а с другой…

1 июля в Баренцевом море потерпела аварию российская атомная глубоководная станция проекта 10831 АС-31 «Лошарик», где произошел пожар, принесший гибель 14 офицерам ВМФ из 19 находящихся на борту. Все это произошло в ходе сложнейших подводных исследований Арктики, оказавшихся, таким образом, сорванными.

В ходе бесконечного ремонта на единственном российском авианосце «Адмирал Кузнецов» вспыхнул пожар, охвативший шестьсот квадратных метров и нанесший, по предварительному подсчету, ущерб в размере 95 млрд рублей (чуть менее стоимости самого судна «со всеми потрохами»). Есть погибшие и пострадавшие. На деньги, уже потраченные на ремонт «Кузнецова», можно было построить пару современных кораблей океанской зоны. По едкому замечанию российских СМИ, положение на авианосце «фактически олицетворяет состояние российского флота». Нельзя не вспомнить при этом, что в прошлом году при выводе все того же «Адмирала Кузнецова» из самого большого в стране плавучего дока ПД-50 сложилась нештатная ситуация, в результате которой сам док затонул на глубине около 60 метров. Где и пребывает до сих пор, поскольку поднять его мы не умеем.

Одновременно с пожаром на авианосце в Тихоокеанском флоте частично затонула подводная лодка, которую буксировали для утилизации. А в Черноморском флоте, в Южной бухте Севастополя, под воду ушел плавучий док ПД-16. На его стапелях в этот момент находилась подлежащая утилизации подводная лодка Б-380 «Горьковский комсомолец», которая тоже ушла под воду не по своей воле; правда, она потом всплыла, но док-то остался на дне.

Что происходит с отечественным военным флотом? Он вступил в полосу техногенных катастроф, вызванных элементарным износом былой советской техники? Или сказывается человеческий фактор, связанный с общей деградацией подготовки специалистов во всех сферах народного хозяйства, включая оборонную? Сдается мне, второе ближе к истине.

Во всяком случае, обозначенная проблема явно носит долговременный характер и переходит по наследству в 2020 год.

В утешение следует заметить, что ряд технических достижений в минувшем году позволяет России поддерживать статус высокоразвитой страны. Это касается не только шести с лишним тысяч новинок ВПК, принятых российской армией на вооружение, но и многочисленных изделий машиностроения, станкостроения и т.п. В России непрерывно возводятся новые заводы, в частности в рамках импортозамещения (так, созданы специальные производства для вертолетных и корабельных двигателей и т.д.).

Настоящим чудом техники мирового класса я продолжаю считать Крымский мост; в прошлом году я восхищался его автомобильной частью, а в этом – железнодорожной. Но об этом уже говорилось выше. Россия не собирается останавливаться на достигнутом: новые амбициозные проекты мостостроительства уже озвучены. Строятся также новые великолепные станции метро (не только в Москве), выстроены «московские диаметры» и т.д.

Закончено в 2019 году строительство газопроводов «Сила Сибири», «Южный поток», почти закончен «Северный поток-2» (задержка строительства произошла не по нашей вине, это результат санкций, но газопровод будет-таки вскоре достроен – и это можно отнести на счет наших побед). А поскольку экспорт энергоносителей для России не только основной источник доходов российского бюджета, но и одновременно инструмент «мягкой силы» в политике (тут Америка права), то данные мегапроекты на долгие годы обеспечат нашей стране существенные экономические и политические преимущества.

Наконец, нельзя не гордиться нашими новейшими мощными атомными ледоколами класса «Арктика», которые обеспечат Северный морской путь из Тихого в Атлантический океан, путь более короткой, а значит и экономически выгодный, чем Суэцкий канал. Сделав навигацию здесь круглогодичной, мы обеспечим себе немалое богатство и стратегическое преимущество. Попытки Запада «присосаться» к данному проекту, взять его под свой хотя бы частичный контроль решительно отметены. Победа? Да, несомненно. 2019 год безусловно войдет в историю нашего освоения Арктики.

К радостным событиям года (правда, тут заслуга не страны в целом, а конкретных людей) относится потрясающая аварийная посадка самолета «Уральских авиалиний» 15 августа в кукурузном поле под Жуковским. Это, конечно, чудо. У лайнера отказали оба двигателя из-за того, что в них попали птицы, но командир самолета мастерски вышел из положения, и все люди, находившееся на борту, остались живы. Приятно думать, что это – добрый знак свыше. Как бы мистический противовес пожару на «Лошарике» и «Кузнецове»…

* * *

Запрет на воров в законе. Кстати, о позитивном. Событием огромного, исключительного значения я считаю принятие в 2019 году закона, почему-то мало освещенного прессой. Согласно которому теперь не нужно брать с поличным уголовную элиту – так называемых «воров в законе», «авторитетов», которые ведь предпочитают сами не орудовать ножами и пистолетами, содержа для подобных целей штат профессионалов. Но теперь в Уголовном кодексе РФ появилась новая статья 210.1 – «Занятие высшего положения в преступной иерархии», предусматривающая наказание за сам факт лидерства в ОПГ в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет с максимальный штрафом в размере до 5 млн руб. При этом за любое преступление «ворам в законе» грозит от 8 до 15 лет лишения свободы. Кроме того, в отдельный состав выделяется участие в собрании главарей ОПГ в целях планирования преступлений, за что полагается наказание в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет с возможным штрафом в размере до 1 млн руб. Предусмотрен и пожизненный срок. Притом криминальные авторитеты не могут быть осуждены условно.

Честно говоря, о подобном законе я лично мечтал многие годы. Ведь прекрасно понятно, что именно криминальная Россия, вырвавшаяся благодаря буржуазно-демократической революции 1991-1993 гг. из-за черты отчуждения, установленной советскими порядками, привела к явлению бандократии, тесно переплетенному с плутократией и непрерывно генерирующему вместе с нею коррупционные схемы. Оргпреступность стала неотъемлемой частью нашей жизни, подмяв под себя и часть правоохранительной системы. Это спрут, паук, ежедневно высасывающий живые силы из нашего народа. Но для либерально-демократической общественности, как в свое время для пролетарско-чекистской власти, этот контингент, глубоко и органически антигосударственный, оказался «социально близким». И как результат этого – при министре внутренних дел Нургалиеве все отделы МВД по борьбе с оргпреступностью оказались перепрофилированы в отделы по борьбе с экстремизмом (на деле их основной специализацией стала борьба с русским национализмом, а главным оружием – пресловутая «русская» 282 статья УК РФ). В ответ на что паук оргпреступности только ухмыльнулся, развивая и совершенствуя свою деятельность по высасыванию соков из населения.

Необходимо отметить, что автором законопроекта выступил лично Путин, взявший на себя всю ответственность, смело бросивший вызов всему преступному сообществу, пожелав стереть его грязной тряпкой с лица русской земли. Он внес законопроект в Госдуму в середине февраля 2019 года, а в апреле закон уже вступил в силу.

Аналогичный закон был принят лет 15 тому назад в Грузии благодаря Саакашвили, после чего грузинская воровская элита разбежалась по разным странам, в основном в Россию. Кстати, на начало 2019 года в нашей стране из 442 действующих «воров в законе» 270 были этнические грузины по национальности (теперь им сразу по освобождении из мест лишения свободы вручается документ о лишении российского гражданства и депортации). По данным СМИ, принятие соответствующего российского закона вызвало такую же реакцию: криминальные авторитеты стали разъезжаться из страны, а кое-кто замешкавшийся уже сидит. Дело в том, что по воровским «понятиям» вор не имеет права отрекаться от своего звания, что облегчает работу правоохранителей.

Повторюсь: на мой взгляд данный закон имеет исключительно важное значение. Теперь воздух российский должен стать чище, дышать станет легче. Остается только приравнять рэкет и рейдерство к особо тяжким преступлениям, чтобы мелкий и средний бизнес стал подниматься быстрее и эффективнее. И страна сразу заживет лучше, богаче и интереснее.

Запомним 2019 год хотя бы только ради этого события.

* * *

Благоустройство Москвы. Как коренной потомственный москвич я не могу не сказать несколько слов о том, что радует мой глаз и мое сердце. Правда, это не относится именно к 2019 году: уже лет пять-семь Москва хорошеет год от года. Какие великолепные работы ландшафтных дизайнеров возникают в самых неожиданных местах, где еще недавно были грязные, пустые обочины! (Я удивляюсь: откуда вдруг появилось столько превосходных, умелых садовников?) Сколько детских, спортивных площадок появилось на былых пустырях. Какие замечательные пешеходные дорожки появились там, где раньше были узкие, нечистые, заросшие тропы с вечными лужами. Сколько скамеек – ну, просто как в пригородах Парижа, чтобы пожилые или усталые люди могли присесть, отдохнуть во время прогулок.

Иногда приходится слышать голоса дешевых популистов (в том числе среди новеньких депутатов Мосгордумы) о том, что бюджетные деньги можно было бы использовать практичнее, с большей пользой для неимущих слоев и т.д. Неправда! Красота, порядок, благоустроенность города имеют огромное значение – психотерапевтическое и воспитательное, их пользу не измерить примитивной бухгалтерией.

Но главное – я впервые после крушения советской власти почувствовал какую-то заботу о человеке вообще, да и о себе лично (мне предписаны ежедневные прогулки и я просто благословляю всех, кто причастен к благоустройству прибрежной зоны Москвы-реки, куда я хожу гулять по ровным, красивым, выложенным аккуратной плиткой и хорошо освещенным дорожкам, мимо прекрасных цветников и альпийских горок, проходя рядом со специальными площадками, где молодежь возится с тренажерами или дети – с игровыми комплексами). Мне отрадно видеть каток и футбольные поля, столы для настольного тенниса там, где раньше, сколько я помню, были только дикие, заросшие сорняками пространства… И мне совершенно безразлично, кто и сколько наживает на этом благоустройстве (я вообще не люблю считать деньги в чужих карманах). Я просто любуюсь преобразованиями и наслаждаюсь красотой и порядком.

Сказанное, к счастью, относится не только к Москве, хотя Москва задает образец, показывает пример. Побывав летом в Екатеринбурге, я поразился аналогичной приятной картиной и даже написал об этом небольшой отчет в ЖЖ. Судя по доходящим до меня рассказам очевидцев о разных, преимущественно крупных, российских городах (например, Калининграде, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону и др.), подобный расцвет, связанный с заботой о нормальной, красивой, благоустроенной жизни, становится характерен для России в целом. Этот настраивает оптимистически. Как говорил великий полководец Суворов: «Радуйся малому, тогда и большое придет!»

* * *

Досадный прокол. А вот капелька дегтя. В политике, вообще-то, мелочей не бывает, иная «мелочь» цепляет общественное сознание так, что может сработать спустя годы. Под конец года мы вдруг столкнулись с таким образцом.

Как сообщило РИА Новости, 24 декабря, выступая на расширенной коллегии Минобороны, Путин озадачил всех заявлением, что Гитлер-де в 1938 году рассказал польскому послу Юзефу Липскому о своей идее выслать евреев в Африку. По мнению Путина, «на вымирание, на уничтожение». А польский посол-де в своем докладе об этом министру иностранных дел Юзефу Беку написал: «Когда я это услышал, <...> я ему ответил: если он это сделает, мы поставим ему великолепный памятник в Варшаве».

Процитировав эти слова, Путин не сдержался: «Сволочь! Свинья антисемитская! По-другому сказать нельзя», – высказался он в адрес польского дипломата.

Кому адресовал эту гневную до неприличия эскападу Путин? Кому посылал сигнал? На чей слух рассчитывал? На международное еврейское сообщество? Или этот выпад предназначался полякам, зарвавшимся в своей неизбывной русофобии, сносящим памятники советским солдатам, отдавшим жизни за свободу Польши от немецкого тяжкого владычества? Уж так хотелось отыграться за это, отхлестав по случаю поляков по мордам хотя бы за антисемитизм перед лицом «прогрессивного, цивилизованного человечества»? Или, может быть, Путин решил таким образом потрафить российскому, русскому электорату, исходя из шаблонных советских представлений о «преступлениях нацизма против евреев»? А может, матерый разведчик на сей раз почему-то вышел из себя, не сдержал эмоций?

В любом случае, на мой взгляд, он совершил грубый прокол, показав себя на весь мир пошлым дилетантом в истории польско-еврейских, немецко-еврейских, да и русско-еврейских отношений. И этот прокол еще аукнется ему дальнейшим снижением рейтинга, снижением доверия.

Ведь вот взять хотя бы польско-еврейский вопрос. Поразительный факт, обратите внимание. До войны в Польше была самая большая в мире еврейская община – порядка трех миллионов евреев, а сегодня их осталось там менее десяти тысяч. Между тем, в наши дни Польша, поляки во всех международных рейтингах антисемитизма упорно занимают одно из первых мест. Такой тяжкий, неизгладимый след оставило шестисотлетнее еврейское присутствие в этой стране! Уж и евреев-то, вроде, почти не осталось, а антисемитизм – как память о проклятом прошлом – все еще держится, цветет пышным цветом. До войны поляки мечтали мирно решить наболевший еврейский вопрос путем переселения своих евреев на Мадагаскар, обращались с соответствующей просьбой к Франции, в чьем владении был тот остров.

Да и многие евреи в лице Всемирной сионистской организации (председатель Хаим Вейцман) сами мечтали съехать из Европы с начала ХХ века, искали на планете такое место, где могли бы разместиться. Причем одни настаивали на возвращении на землю предков в Палестину, но другие согласны были, например, на благодатную Кению (т.н. «Угандийский план», предложенный им еще в 1903 году британским правительством). Идея Гитлера о переселении евреев в Африку (не в Сахару же!), таким образом, возникла вовсе не на пустом месте, и не случайно сотрудничество сионистов с фашистами на почве эвакуации европейских евреев – признанный исторический факт. И т.д. Понятно, что для польского патриота, каким был посол Липский, откровение Гитлера могло показаться блестящим разрешением непростой проблемы.

То есть, Путину явно не хватает исторических знаний, чтобы правильно интерпретировать подсунутую ему консультантами информацию.

Нелепа и его попытка обратиться к россиянам, особенно к русским, в поисках сострадания к евреям, которых Гитлер хотел переселить в Африку якобы «на уничтожение» (на самом-то деле таким способом он как раз хотел избежать уничтожения евреев, это было альтернативное, относительно гуманное, решение «еврейского вопроса»). Нашему президенту надо совершенно не понимать ничего, чтобы надеяться подобными высказываниями навербовать себе единомышленников, сочувственников среди русских. Ведь теперь стало ясно одно из двух. Либо Путин ничего не знает о роли евреев в истории русского народа, о том самом «Русском Холокосте», тему которого однажды прямо заявил первый московский мэр Гавриил Попов. Либо знает, но ему на это наплевать. Мелочь? Нет, не мелочь.

Ну, а если Путин рассчитывал заработать себе таким путем очки у евреев – в мире, в Израиле или в России, то это очень наивно…

В общем, редко наш президент позволяет себе столь неосторожные высказывания, и они не идут ему на пользу, надо прямо сказать. Такой обычно сдержанный, взвешенный… И кто за язык тянул? На ровном месте поскользнулся. Не иначе – советнички подставили, «эксперты»…

* * *

«В последний час в последний пляс пустился Макферсон»…

Сегодня мы на все сколько-нибудь значимые события нашей общественной жизни смотрим уже через перспективу 2024 года. Окончание срока путинского президентства, выборы преемника, а главное – проблема преемственности политического курса: вот что определяет наше отношение к тому или иному событию. Во всем мы теперь ищем факторы, способные изменить электоральную конъюнктуру, подключить тот или иной электоральный ресурс.

Успеет ли Путин за оставшийся срок пребывания у власти совершить нечто такое, что остудит обиды, разрешит недоразумения, остановит разминовение с народом? Возможно, он рассчитывает именно так: мол, в начале нового срока я проведу непопулярные меры, а потом – наоборот, займусь вплотную благосостоянием народа, и тогда к концу срока все непопулярное если не забудется, то отойдет в тень.

Расчет, вроде бы, рациональный, но на кого опереться Путину в его проведении в жизнь? Если правящий класс действительно прогнил настолько, насколько позволяет нам видеть российское телевидение (о том, чего оно не позволяет видеть, мы можем только догадываться, но и открытого хватает)? Похоже, что классические недостатки монархии, о которых писали когда-то Герцен и Салтыков-Щедрин, Гоголь и Лесков и мн. др., с пугающей полнотой возрождаются в автократии.

В идеале, я – стронник партократии. Такими гигантскими странами, как Китай, Россия, более-менее эффективно может управлять только такая гибкая, всепроникающая структура, как партия. Сравнивая Китай, сохранивший этот механизм управления, и Россию, его разрушившую, приходишь к вполне однозначному выводу. Партократия, власть партии есть несомненное благо… Но только – какой именно партии?! Попытка придать всевластие «Единой России» (а такую попытку выразил в истекшем году Володин, попытавшийся сделать заявку на усиление роли Госдумы, где эта партия рулит) не может вызвать поддержку общества, которое этой партии не доверяет, считает ее антинародной – и вполне заслуженно. Возвращение к власти коммунистов тоже не вызывает у меня энтузиазма: я антикоммунист по убеждениям, считаю, что большевики убили историческую Россию, которую я люблю всем сердцем, а их кумир Ленин был русофобом, каких свет не видывал, почище Гитлера. Я не доверяю им, не хочу их реванша. Ну, впрочем этот разговор выходит за рамки обозначенной темы.

В реальной ситуации я вижу, что, как некогда царская Россия, наша страна движется вперед, выходит вновь на авансцену истории, набирая силу, невзирая на все пороки правящего класса и прочие неурядицы. Не так быстро, не так эффективно, как хочется, но движется. Гарантом этого движения (вопреки всем неблагоприятным внешним и внутренним обстоятельствам), как ни крути, сегодня является Путин. Ему осталось три с небольшим года легитимного пребывания на вершине власти. Как раз столько, сколько надо, чтобы разрешить основные вышеназванные проблемы.

Сумеет? Справится?

Да, если найдет подходящую социальную опору. Нет, если не найдет.

Мы будем наблюдать. Но этого мало. Надо суметь помочь, если такая возможность представится. Надо быть готовым к этому.

Яндекс.Метрика