Sidebar

27
Ср, янв

Беседа седьмая. Русская конституция

Десять бесед о русском национализме

Сегодня я хотел бы продолжить разговор о Русском национальном государстве, что это такое, каким оно предстает в современном националистическом русском дискурсе, и какие есть документы, оформляющие эту идею с точки зрения права.

В прошлый раз я очень кратко говорил о том, что в 1998 году был создан такой текст – "Русский проект. Конституция России: новый вариант". Это, с моей точки зрения, – самый главный документ, выработанный Русским движением за последние 20 лет. Над ним работали профессиональные юристы. Во-первых, работала группа молодых юристов, примерно 15 человек, это были студенты юрфака МГУ и студенты Института государства и права Российской Академии наук – аспиранты и студенты. Естественно, что к этой работе они привлекали своих преподавателей, профессоров и МГУ, и Института государства и права, серьезных юристов, которые по понятным причинам предпочли остаться безымянными.

Проект был создан в рамках деятельности Лиги защиты национального достояния. Он был опубликован в 1998 году и проходил апробацию и Государственной Думе, где он был представлен на семинаре "Нация и государство" в рамках Комитета по геополитике, и в Российском общественно-политическом центре, где тоже действовал семинар по национальной идее в те времена. Он собрал в основном позитивные отклики.

В чем смысл, и что вызвало к жизни этот проект? Дело в том, что в 1993 году, как вы все знаете, после расстрела Белого дома, после кровавого переворота, который осуществил Ельцин и его правительство, рухнули все прежде бывшие основы, на которых стояло наше государство. Конституция была отменена де-факто, потому что, конечно, никакая Конституция не предусматривает расстрел из танков высшего представительного и законодательного органа страны.

Понятно, что был распущен и потерял свои возможности Верховный Совет, расстрелян и распущен, лишен всяких полномочий. И понятно, что нужно было начинать новое государственное строительство и начинать его на новых основах, на новых каких-то принципах юридических. Это вызвало к жизни проект действующей ныне Конституции, над которым работали в основном три человека. Это был Собчак, это был Сергеев, это был Шахрай. Двоих из них уже нет, Шахрай сейчас не у дел.

Давно уже стоит вопрос о том, что ситуация уже переросла нашу Конституцию и ее пора менять. И она уже менялась и в отношении состава России, потому что какие-то края, области увеличивались, укрупнялись, какие-то субъекты при это сливались, при этом автоматически вносились изменения. Были внесены изменения по поводу выборов, по поводу срока присутствия, например, президента во власти, и так далее. То есть мало-помалу какие-то изменения Конституции уже идут.

Но ясно, что этого недостаточно. Потому что Конституция, принятая при Ельцине, она и принималась в сущности для Ельцина, она обосновывала и юридически утверждала абсолютное полновластие президента. Мы живем в президентской республике, и это было сделано в свое время для того, чтобы укрепить власть Бориса Николаевича. Он сам, лично, своей рукой вносил соответствующие поправки в проект.

И эта Конституция, которая сегодня является нашей законодательной основой, содержит в себе безусловно важные и позитивные новации, например, то, что касается прав и свобод человека – то, чего не было в брежневской Конституции, или было в каком-то усеченном виде, неполновесном.

Но есть огромное большинство народа, которое в ныне действующей Конституции никак не отражено и не представлено ни само по себе, ни своими специфическими правами и интересами. И это большинство – русский народ.

Ведь для того, чтобы Конституция была не просто каким-то формальным юридическим документом, для того, чтобы она была работающим, действующим и направленным на прогресс, на благо документом, она должна отражать интересы значимого большинства. То есть должна быть некая такая призма в этой Конституции, через которую мы смотрим на весь законодательный спектр, и эта призма должна быть призмой интересов большинства.

В советской России таким большинством были люди физического труда, это были рабочие и крестьяне. И Конституция, надо сказать, и вообще весь государственный строй советский, он в основном выражал интересы вот этого контингента. Собственно, советская власть изначально так себя и позиционировала: речь шла об СССР как о первом в мире государстве рабочих и крестьян. И как раз, когда Советский Союз развалился, когда изменился строй советский и мы получили буржуазно-демократический строй, который сейчас имеем, – первыми жертвами как раз оказались рабочие и крестьяне. То есть, вот их права бывшего значимого большинства оказались нарушены.

А в современной, постперестроечной, постсоветской России, где это значимое большинство? Кто они?

Понятно, что сейчас какой-то слой, какой-то класс назвать значимым большинством нельзя, потому что большинство сейчас как раз незначимо теперь в политике. Люди физического труда по-прежнему составляют большинство, люди умственного труда составляют примерно 30% нашего населения, но вот это большинство, вот эти 70% в политике ничего не представляют, они социально дефективны на сегодняшний день, они не представлены в политике. Если все-таки в органах власти советского времени строго соблюдалась социальная квота, допустим, интеллигенции было в пределах 10% в том же Верховном Совете. Потом постепенно при Горбачеве эта пропорция начинала меняться. На последней партконференции, той роковой и судьбоносной, уже было 19% людей умственного труда. Но посмотрите сейчас: в Думе, в Совете Федерации, мы там вообще рабочего и крестьянина не увидим, никакого, ни одного. Все – люди с высшим образованием. Вся политическая элита сегодня – это люди с высшим образованием, а есть и с учеными степенями. Сейчас, правда, берут под сомнение подлинность некоторых ученых степеней, но в большинстве своем, конечно, это люди высокообразованные, интеллигенция.

Многое изменилось с тех пор, как произошла Октябрьская революция. Многое изменилось с тех пор, как развалился Советский Союз.

Во-первых, в первую очередь изменились социальные пропорции. Интеллигенция стала ведущим слоем, слоем-гегемоном, определяющим нашу политику, внешнюю и внутреннюю, и нашу экономику. И революция 1991-1993 годов тоже в основном была совершена интеллигенцией мегаполисов, крупных городов.

Но произошла еще одна, важнейшая перемена. Чем отличается нынешняя Россия от бывшего Советского Союза? Тем, что Советский Союз был многонациональным государством, а Россия – это мононациональное государство! И значимым большинством в ней является не социальное большинство. Потому что, как я уже говорил, социальное большинство у нас сегодня незначимо, а значимо социальное меньшинство. А вот значимым большинством является не класс, не слой, не страта – а народ, этнос. Значимым большинством сегодня в России является русский народ, русский этнос во всем своем социальном многообразии, от бизнесменов и политиков до рабочих и крестьян. Вот они сегодня – большинство.

Поэтому логично рассуждать так, что Конституция новой России, современной, постсоветской России должна исходить из прав и интересов этого значимого большинства.

И вот мы спрашиваем себя – а исходит ли она в действительности из этих ясных констант? И мы видим, что нет, не исходит. Я перечислю по списку ряд пунктов, по которым действующая ныне Конституция не соответствует русским правам и интересам.

Во-первых, и прежде всего. Мы знаем, что целый ряд народов нашей страны имеют свой суверенитет и свое государство: татары, башкиры, адыги, якуты, буряты, черкесы, карачаевцы, чеченцы, ингуши и так далее.

Но вот русский народ, который, собственно, и создал Россию, лишен своей государственности, своей суверенности. Он поставлен в неравноправное положение по отношению к тем народам, которые имеют здесь свои республиканские образования.

Что при этом получается? Получается, что 21 народ имеет свои республики в недрах России, то есть они имеют свой суверенитет. И когда мы задумываемся о федеративном устройстве России, то кто, собственно говоря, эту федерацию составляет? Вот они, получается, и составляют. То есть получается, формально, что у нас 21 государствообразующий народ России, которые как бы согласились о создании единой федеративной республики. Но парадоксально при этом, что главный народ, который составляет 80% населения, не входит в это число государствообразующих! Это нелепо, это невозможно с точки зрения логики, разума и с точки зрения фактического положения вещей. Тем не менее, юридическая такая закавыка имеет место.

Что гласит нам преамбула Конституции, ныне действующей? «Мы – многонациональный народ России…». Вот эта фраза позволяет подчеркнуть, что русские не являются государствообразующим народом России, а Россия не является государством русских. Она является федерацией, составленной 21 народом, среди которых русские не числятся. Вот такой нонсенс. Очевидный каждому, кто не потерял рассудок.

Во-вторых, в нашем российском законодательстве, и в том числе в Конституции, русский народ вообще никак не упомянут. У нас там упомянуты, допустим, малочисленные коренные народы, а вот большой народ, основной народ, составляющий большинство его населения, не упомянут. Единственный раз слово "русский" употреблено в Конституции только в связи с русским языком, в одном-единственном пункте всей Конституции.

В-третьих, мы знаем, что русские люди де-факто неравноправны в целом ряде субъектов Российской Федерации. Есть такое понятие "титульный народ". И вот в целом ряде республик были введены, например, такие правила, по которым для того, чтобы избираться президентом данной республики, претендент должен быть владеть языком титульного народа. Так было в Калмыкии, так было в Марий Эл, Чувашии и так далее. То есть, если человек, допустим, русский, вырос в Саранске или Казани или, допустим, Элисте или где-то еще, вырос в русской семье, ходил в русскую школу, не владеет он, допустим, чувашским языком, у него не было шансов стать президентом Чувашии. Это явное нарушение статьи 19 той же самой Конституции, которая говорит о равенстве всех граждан независимо от национальности. Тем не менее, это было.

За последние десять лет это положение было отчасти выровнено, но не до конца. И что касается перетекания кадров, которое произошло во властных структурах республик, в экономических структурах, то даже Академия госслужбы при президенте отмечает тот факт, что русских вытесняют из власти, вытесняют из бизнеса, из правоохранительных структур и так далее.

Происходит национализация политического и экономического класса в республиках. Это положение, которое вытекает непосредственно из такого федеративного устройства, при котором есть суверенитет и государственность у многих народов, у двух десятков народов, но нет суверенитета и государственности у русского народа.

Хотя казалось бы, на всем пространстве России, на каждом ее квадратном миллиметре русские являются титульным народом. Не только коренным, но и титульным. Потому что всю Россию назвали по нашему имени.

Далее, в-четвертых. Нынешняя Конституция вообще никак не учитывает большое количество русских людей, оказавшихся за пределами нынешних кургузых границ России. Границы эти искусственные, они были проведены в свое время большевистской властью, проведены без учета расселения этносов. И таким образом огромные территории, населенные русскими людьми, оказались вне пространства России. Мы знаем, что в мире действует и признается право народов на воссоединение. Поэтому с точки зрения международного права, с точки зрения дипломатии, с точки зрения, наконец, тысячелетней истории русского народа, мы имеем право на воссоединение. Но это право никак не отражено в действующей Конституции. Так, как будто этих русских людей просто нет, не существует. Понятно, что мириться с этим невозможно, потому что единый народ имеет право на воссоединение в единой стране.

В-пятых, мы говорили о том, что формула "многонациональный народ России" антинаучна. И ее подспудная порочность выражается еще и в том, что русский народ в этой формуле по умолчанию, не будучи формально назван, поставлен тем не менее на одну доску со всеми остальными народами, а их у нас, по последней переписи, сто девяносто три, если мне память не изменяет. Включая самые экзотические, которых судьба привела временно здесь пока проживать. То есть, и малочисленные коренные народы, и национальные меньшинства, и государствообразующий русский этнос в этой формулировке перемешаны, смешаны и уравнены.

Это не соответствует ни фактическому положению вещей, ни научному представлению. Потому как что значит "многонациональный народ"? Вот СССР действительно был многонациональным государством. И распад СССР по национальным границам с образованием национальных государств это подтвердил. Но, слава Богу, Россия пока не распадается на национальные государства. Поэтому говорить о том, что здесь проживает какой-то многонациональный народ, по меньшей мере преждевременно. Да, в России проживает много разных этнических групп, начиная от племен и заканчивая народами и народностями. Но тогда и называть это нужно правильным словом.

Россия – полиэтническая страна. Но мононациональная.

Эту мысль можно хорошо пояснить на примере Украины. На Украине проживает не меньше этнических групп и их представителей, это тоже очень полиэтническая страна. Тем не менее: я уже демонстрировал Конституцию Украины, которая предусматривает – и очень правильно, в соответствии с научным представлением – подразделение населения на три категории: нация, коренные народы и национальные меньшинства.

Возьмите Израиль, разве это не полиэтническая страна? После распада Советского Союза с еврейскими женами и мужьями выехали, наверно, все представители советского народа – и узбеки, и прибалты, и татары, и кого там только нет, кто был женат или замужем за представителем еврейской нации. Сотни тысяч из Советского Союза переехали в Израиль. Это полиэтническое государство. Но мононациональное.

И Россия является таким же. Поэтому вот эта формулировка – она абсурдна: "многонациональный народ России". Это недоразумение, довольно позорное недоразумение, потому что все умные люди прекрасно его ощущают и понимают. И все думают: какие же недоумки сочиняли эту фразу, кому она только в голову могла придти?

Нехорошо. Надо избавляться.

И, наконец, в-шестых, наша действующая Конституция очень щедра по отношению ко всем представителям рода человеческого. Все права, все свободы, которые предусмотрены этой Конституцией, хорошие, правильные права, правильные свободы – раздаются всем подряд. Формулировка звучит так – "каждый имеет право..." и так далее.

Это значит, что не только русский народ, но и все коренные народы России, у которых нет своей государственности за рубежом, татары те же, башкиры, чеченцы, алеуты, коми, коряки, ительмены, тофалары, нганасаны, нанайцы и прочие, прочие – все коренные народы – не имеют никаких преимуществ перед приезжими.

Вряд ли это правильно. И если спросить представителей тех же нганасанов, ненцев и прочих, они, наверное, так же, как и русские, скажут, что все-таки те, кто является коренным народом России, должны по принципу полноправия-неполноправия отличаться от тех, кто к нам сюда приехал, тем более незваным.

А то получается очень нехорошо. Мы, например, русские люди, не можем и не должны влиять на проблемы государственного строительства Азербайджана, Армении, Прибалтики и так далее. Странно было бы, если бы я, допустим, приехал в Грузию и стал бы там агитировать за какие-то порядки, которые мне нравятся и которые я считаю необходимым ввести в Грузии. У Грузии есть свой хозяин. Однако те же грузины, например, или представители других национальностей, получая гражданство России, очень часто оказываются потом замечены в политике и продвигают какие-то свои представления о том, как должна быть устроена наша страна.

Должно ли так быть в Русском национальном государстве? Наверное, нет.

Поэтому эти и другие соображения вызвали к жизни новый проект Конституции, в котором права, свободы и интересы русских и других коренных народов России ставятся на первое место. И в первую очередь нужно подчеркнуть, что преамбула этой Конституции начинается такими словами: "Мы, русский народ и все граждане России, создаем свое независимое национальное государство Россию и принимаем его Конституцию" и так далее.

Почему здесь говорится "русский народ и все граждане России"? Почему не говорится, например, "русский народ и все народы России"? Вот как раз для того, чтобы не возникла абсурдная ситуация, когда, как я уже говорил, 193 народа, которые отметились в последней переписи, включая нигерийцев, кенийцев, жителей Берега слоновой кости, голландцев, бельгийцев и так далее – чтобы не возникла ситуация, когда эти люди, в том числе, будут говорить о России как о стране, которую они создавали. Потому что это неправда, это не соответствует действительности.

Именно для того, чтобы выделить государствообразующий народ, применена такая формулировка. Хорошо это или плохо, будет ли эта формулировка принята когда-нибудь, сегодня говорить преждевременно.

Понятно, что от проекта Конституции до его реализации в виде Русского национального государства – огромная дистанция. Когда и как эта дистанция будет преодолеваться – неизвестно. Но известно и понятно одно: подобный документ, новая Конституция не может быть каким-то указом введена. Понятно, что этот проект будет обсуждаться широкомасштабно. Так, как сегодня, например, в Израиле идет обсуждение проекта Конституции. Там никогда не было Конституции, евреи всегда говорили – "у нас есть Тора, есть Талмуд, нам этого достаточно, нам не нужна Конституция". Но все-таки шли годы, и евреи стали понимать, что на фоне всех остальных народов мира, они выглядят странно –страна, народ без своей конституции. Это как бы не соответствует современным стандартам. И вот сейчас они поставили вопрос о том, чтобы создать и принять свою Конституцию. Только прежде всего они озаботились тем, чтобы проекты новой современной Конституции, имеющей быть введенной, широко обсуждались, чтобы никакая мелочь не осталась незатронутой общественным вниманием, общественным обсуждением.

И, конечно, проект русской Конституции тоже должен проходить всестороннюю апробацию и должен потом приниматься на референдуме, на всенародном голосовании. Поэтому те формулировки, которые я сейчас буду излагать, они как бы гипотетичны. Это не то, что можно рассматривать в качестве какого-то пожелания, предписания, навязывания каких-то идей и текстов. Нет, это предположения, которое будут или не будут утверждены всенародным голосованием.

Я зачитаю дальше те пункты, которые предлагаются в этом проекте и которые манифестируют создание новой России именно как Русского государства.

Вот в статье 1, например, говорится так: "Россия (Русское государство) является национальной, демократической, социальной и правовой республикой".

Статья 2, пункт 1: "Россия – национальное государство. Основной задачей Русского государства является защита безопасности и содействие всестороннему развитию русской нации и каждого гражданина России".

Опять-таки здесь, как и в преамбуле, подчеркнуто проводится выделение русских в нацию, в государствообразующий народ, но при этом гарантируются права всех граждан России. Это очень важно.

Дальше, проект Конституции предлагает покончить с возможностью нарушения общегражданских прав русских людей в бывших субъектах федерации. Я говорю "бывших", потому что проект Конституции – это проект унитарного русского государства, в котором федеративному разделению не будет места, и существование национально-государственных образований, которые сегодня есть, не предусмотрено.

Вот, например, во 2 главе "Права и свободы человека и гражданина" устанавливается полное равенство всех граждан России в отношении прав и свобод, а в главе 3 "Административное и территориальное устройство" в национальных автономиях, которые придут на смену некоторым нынешним республикам, помимо выборного главы и автономного совета существует наместник, назначаемый президентом России, который представляет президента в автономиях и имеет своей задачей защиту и представительство русского населения и национальных меньшинств, для этого обладает рядом полномочий.

Вот тут такой важный момент. Дело в том, что среди национально-территориальных образований, которые существуют в нынешней Российской Федерации, есть такие, в которых титульный народ представляет собой абсолютное большинство. Например, в той же самой Чечне чеченцы – абсолютное большинство, в Ингушетии ингуши – абсолютное большинство, в Туве – тувинцы, в Дагестане народы разнообразные, но в целом коренные народы Дагестана представляют собой абсолютное большинство.

А есть такие республики, в которых это не так. Например, в Якутии якуты представляют собой меньше половины, в Башкирии – меньше половины и так далее.

Есть такие и такие.

И вот, согласно проекту Конституции, в тех республиках, где титульные народы не представляют собой национального большинства (то есть 67% населения), там и не сохраняется национальный характер этих образований. И они преобразуются в области, такие же, как Архангельская, Вологодская область, то есть полностью уравниваются в правах с областями. А там, где титульные народы представляют собой национальное большинство (67 и более процентов, то есть являются по международному праву мононациональными), там отменяется характер республиканского правления, но сохраняется статус национальной автономии. Понятно, что таким народам нужно дать возможность особо беречь, сохранять, развивать свои национальные традиции, свою национальную культуру, свой язык и так далее. Понятно, что если 99% населения Чечни составляют чеченцы, то они должны жить по-чеченски (если, конечно, они вообще останутся в составе грядущей России).

Далее. Все коренные народы, в том числе и русский народ, получают преимущество перед иностранцами и лицами без гражданства. Это выражено в главе 2, где речь идет о правах и свободах человека, которые закреплены от рождения за гражданами России. Если в нынешней Конституции, я еще раз подчеркну, они обращены к “каждому”, то в проекте Конституции говорится "каждый гражданин России". Это большая разница. Есть такие ограничения и в действующей Конституции ("каждый гражданин"), но в проекте новой Конституции их гораздо больше.

Это в том числе относится к таким правам, как "определять и указывать свою национальную принадлежность". Вот это – интересная статья 26 ныне действующей Конституции, которая как бы действует и вместе с тем не действует (такой парадокс): "Каждый имеет право определять и указывать свою национальность". Но не сказано, как это сделать, каков механизм. В Советском Союзе такой механизм был: был паспорт, была пятая графа в этом паспорте, вы предъявляли паспортисту документ – метрику, где указывалась национальность вашей мамы, вашего папы, и вы могли из этих национальностей выбрать себе любую. А сегодня такого механизма нет. Право есть, а механизма нет. Абсурд и издевательство, конечно, над здравым смыслом и над гражданами, но тем не менее это так. Так вот это право должно относиться, конечно, только к гражданам. Только гражданин имеет право свободно определять и указывать свою национальность таким вот образом.

Право свободно передвигаться, право выбирать место пребывания и жительства должно быть у всех граждан, но – только у граждан. На участие в объединении, включая право создавать союзы, например, профессиональные, для защиты своих интересов. Право на труд и вознаграждение за него не ниже установленного минимального размера оплаты труда, также право на защиту от безработицы, право на отдых, на социальное обеспечение, на жилище, на образование, в том числе бесплатное высшее. Это только для граждан. Так предлагает проект данной Конституции.

Я еще раз подчеркиваю: я не говорю, хорошо это или плохо, никаких оценок – надо это делать или не надо, я только рассказываю о том, что содержится в этом проекте, который будет, гипотетически, вынесен на всенародный референдум.

При этом все иные права и свободы, установленные для граждан России, никак не должны ограничиваться, за некоторыми исключениями. Вот, здесь пишется так: "право на равный доступ к государственной службе"… Все ли должны иметь доступ к государственной службе или только граждане? А если граждане, то все ли граждане? Потому что, например, есть большой вопрос по двойному гражданству в зависимости от страны второго подданства. Поясню эту мысль. Возьмем, например, Украину. Украина не терпит, не признает второго гражданства. А вот нам бы как раз было очень желательно, чтобы жители Украины, многие желающие, имели право и возможность получить российское гражданство. Так, как получали, например, российское гражданство граждане Абхазии или Южной Осетии, что, собственно, и позволяет России ставить вопрос о защите этих граждан в данных образованиях государственных. А вот если русский человек получил бы российское гражданство, будучи гражданином Украины, то для такого человека почему бы и не открыть доступ к государственным должностям России? Но вот сейчас мы были свидетелями того, как со скандалом ушел из Совета Федерации сенатор Малкин, у которого заподозрили – не установили даже, а только заподозрили – наличие израильского гражданства. Вот это правильный подход, и это, конечно, в будущем национальном государстве будет установлено.

То есть, доступ к государственным должностям при наличии двойного гражданства должен определяться по регулярно обновляемому списку тех стран, с которыми это желательно, и не допускаться по списку для тех стран, с которыми это нежелательно.

Право на замену военной службы на альтернативную гражданскую, если она противоречит убеждениям или вероисповеданию гражданина – это тоже должно быть отнесено к компетенции отдельного закона. Потому что выражение "противоречит убеждениям", как это используется в действующей Конституции, не очень понятно, мало ли какие могут быть убеждения. Они должны быть мотивированы интересами не только личности, но и государства.

Ну и наконец, проект Конституции предполагает такую вещь, как лишение гражданства. Мы знаем, что лишали гражданства в Советском Союзе, были такие прецеденты, а в нынешней России такая возможность исключена вообще. То есть, на сегодняшний день никто не может лишить гражданина России его российского гражданства. Всегда ли это правильно? Обратите внимание на такую вещь. Ведь у нас действует мораторий на смертную казнь, поэтому очень значительный контингент людей, которых в прежние времена стерли бы с лица земли как людей неисправимых, приносящих огромный вред окружающим, стране, народу, теперь оставляют в живых. Вот с учетом этого обстоятельства авторы проекта Конституции предположили, что в отношении таких людей могло бы действовать лишение гражданства по решению, конечно, Верховного Суда, не просто так. Надо все-таки адекватно защищать наших граждан, надо защищать наше население от криминалитета, от деструктивных антиобщественных элементов, и лишение гражданства могло бы быть вполне подходящей для этого мерой постольку, поскольку не существует смертная казнь.

Четвертое. Вот очень важный пункт, который касается вопроса о гражданстве. Потому что, в принципе, когда мы говорим, что разделяются все – «каждый» и «каждый гражданин» – это очень существенное различие. И встает сразу вопрос: кто может быть гражданином, а кто не может быть гражданином. В принципе, проект оставляет этот вопрос на усмотрение отдельного закона о гражданстве. Но кое-что прописано уже и здесь. Вот, например, здесь гражданами России априори, то есть изначально, признаются все лица, принадлежащие к русской национальности и другим коренным народам России, независимо от места проживания. Мы знаем, что три, как минимум, российских народа имеют статут "разделенные", фактически. Разделенным считается русский народ, по понятным причинам, разделенным является лезгинский народ и осетинский народ. И логично, естественно, предоставлять априори, изначально, гражданство России представителям этих народов. Но не только эти три народа имеют своих представителей, живущих за пределами российских границ. И здесь очень важно дать представителям коренных народов, у которых нет своей государственности вне России, возможность получить по праву рождения гражданство России.

Такое гражданство по праву рождения действует у целого ряда народов мира, у тех же немцев, например, у тех же евреев. Доказал свое национальное происхождение, хочешь получить гражданство – имеешь право.

Сегодня в России действует закон о соотечественниках, закон, на мой взгляд, очень несовершенный, неудачный. Потому что согласно этому закону в принципе любой гражданин бывшего Советского Союза может претендовать на статус соотечественника. Те же узбеки, те же таджики, те же киргизы. Но на самом-то деле, какие они нам соотечественники? И больше того, сейчас пытаются еще какие-то дополнения, поправки к этому закону внести, чтобы еще упростить для этого контингента, который действительно сейчас в большом количестве приезжает в Россию, упростить им процедуру получения гражданства. Проект Конституции предполагает совершенно другой подход, принципиально другой подход. Для коренных народов – да, пожалуйста. Хочешь – получи, притом бесплатно. Но только для коренных.

Дальше, здесь же в статье 16 проекта написано: "Россия стремится к воссоединению разделенной русской нации". Я бы еще добавил, конечно, осетин и лезгин, но это – если они сами этого пожелают. "Россия стремится к свободному объединению со своими историческими территориями, населенными преимущественно русскими людьми и представителями коренных народов, незаконно отторгнутыми от нее интернациональной тоталитарной властью". Ну, и здесь же, в статье 16, пункт 3, "русское государство стремится к добровольному государственному союзу народов общерусского корня, русских, украинцев и белорусов".

Мне кажется, что этот пункт уже немного утопичен, потому что украинцев уже сейчас не заставишь думать о себе как о народе общерусского корня, они уже приняли другую концепцию. Там уже вовсю развернулся процесс этногенеза украинского, который строится как раз на принципах отторжения от всего русского, противопоставления себя русскому, они себя уже сейчас производят от каких-то мифических укров и так далее. Все на самом деле обстоит не так, но объяснить им это уже невозможно. Поэтому я думаю, что в этом пункте есть некоторый утопизм. На мой взгляд, проблема воссоединения с Украиной в полном объеме невозможна, а возможна только через раздел Украины на, условно говоря, русскую и украинскую часть. А вот с Белоруссией это возможно, на мой взгляд, вполне, и более того – это остро необходимо.

И, наконец, пятое. Проект предусматривает упразднение, как я уже говорил, нынешнего национально-территориального деления России и переход от федеративного государственного устройства к унитарному. Это тоже должно делаться на добровольной основе. Здесь не должно быть никакого насилия. Это должно определяться народным решением, на референдумах, в том числе в соответствующих субъектах федерации.

Признает ли, захочет ли население данного субъекта федерации признать возможность такую и необходимость перехода в статус области – хорошо. Но если, допустим, та же Чечня или та же Ингушетия, та же Тува, которые являются на сегодня мононациональными образованиями, не захотят жить в государстве, так устроенном, у них должно сохраняться право на отделение. Но тоже не в одностороннем порядке, а должны быть предусмотрены и новая демаркация границ, потому что, скажем, в той же Чечне, есть исторические области, которые всегда принадлежали чеченцам, а есть исторические области, которые принадлежали казакам, значит, уточнение границ должно происходить. Возможна даже взаимная репатриация, остатки русских из Чечни – в Россию, допустим, остатки чеченцев из России – в Чечню. Но это все вопросы гадательные, об этом можно говорить только в порядке общих соображений, как это будет на самом деле, трудно сказать. Разумеется, должны быть рассмотрены вопросы взаимного долга, кто кому чего должен, потому что не секрет, что вся инфраструктура, например, в той же Туве, делалась за счет Советского Союза, за счет, прежде всего, России, и так далее. Здесь достаточно сложные вопросы, но решаемые.

Вот это основные моменты, о которых я хотел рассказать. Здесь много еще всякого интересного, и я бы рекомендовал раздобыть этот проект Конституции, он есть во всех основных библиотеках страны, он есть и в Ленинской библиотеке, есть и в интернете.

Здесь есть над чем поломать голову, есть над чем подумать. И это необходимо делать, потому что теорий много, разных партийных программ – море, но жить нам в будущем предстоит не по теориям и не по партийным программам, а жить нам предстоит в будущем по законам. И в том числе – по главному, по основному закону страны, по Конституции.

И коль скоро мы понимаем необходимость перемены Конституции, мы должны уже сегодня задумываться о том, какая Конституция для нас оптимальна, какой она должна быть. Вот к этому я и призываю. Задумайтесь о грядущем государстве и о его грядущей Конституции.

Александр Севастьянов

Яндекс.Метрика