21
Вт, мая

Учебник русского национализма

Идеология Русского Национализма

В начале 1997 года учредитель «Национальной газеты» Виктор Владимирович Давыдов предложил мне возглавить редакцию. До этого редколлегия под руководством Александра Лобкова за два года подготовила и выпустила четыре номера. У меня к тому моменту был 26-летний журналистский стаж, за плечами – аспирантура факультета журналистики МГУ, меня печатали самые известные центральные газеты – «Независимая», «Завтра», «Советская Россия» и другие, так что некоторые основания для такого предложения имелись. Я от души поблагодарил за честь и согласился, подписав 1 марта соответствующий договор на пять лет. С этого момента и до сего дня являюсь главным редактором «Националки», неся всю полноту ответственности за ее содержание и направление, за всю ту работу, которую она делает в нашем обществе. Недаром в договоре между учредителем газеты и мной прямо указано: «Материалы для публикаций Редактор отбирает лично» (п. 1), «Редактор руководит всей работой газеты» (п. 3). Если утвердившийся в России антирусский режим не закроет газету, останусь редактором и впредь: контракт продлен еще на пять лет. Но даже если и закроет (а для чего, как не для закрытия «неудобных» организаций и СМИ власть протащила закон «О противодействии экстремистской деятельности»?) – все равно: что сделано – то сделано. И настоящий сборник статей тому итоговое свидетельство.

Всего на сегодня выпущено 57 номеров газеты, из них 53 – мной.

Газету приходилось поднимать практически с нуля. Не было техники (Лобков забрал единственный компьютер себе домой), не было сотрудников (прежняя редакция – С. Городников и Лобков не дали за все годы ни строчки), не было денег, не было практики редактора, верстальщика, художника и т.д. Словом – ничего, кроме опыта публициста и большого желания сделать лучшую русскую национал-патриотическую газету. (Не мне судить, насколько это удалось. Однако факт: за это время состоялось две попытки под маркой «Национальной газеты» выпускать совсем иные СМИ. Обе удалось пресечь.)

Освоил компьютер и сопутствующую технику. Первые три года макеты приходилось, вырезая фрагменты из компьютерных распечаток, выклеивать самому вручную на кусках ватмана. Ватман топорщился, коробился. Типографии ворчали…

Вместо четырех страниц (по-нашему, «полос») стал делать вначале восемь. Теперь уже и шестнадцать, а в летних сдвоенных номерах – все двадцать четыре. Вырос тираж, поднялась окупаемость. Тираж газеты не слишком велик, поскольку она обращена к элите русского движения, имеет характер инструктивного и аналитического издания. Зато ее читают не только в Госдуме, в Совете Федерации, в министерствах и других высоких инстанциях, но, что гораздо важнее, – в ста пятидесяти с лишним (судя по географии подписки и читательских писем) городах всего бывшего СССР, а также в дальнем зарубежье: Нью-Йорке, Париже и др. Основной проблемой, помимо денег на издание, всегда было одно: нехватка места в газете, поскольку материала – переизбыток. Информация поступает от всех ветвей и со всех этажей власти, а также со всех концов страны и от самых разнообразных деятелей русской политики и идеологии. До недавнего времени даже не хватало газетной площади для картинок и фотографий, что, конечно, обедняло газету. Да и теперь каждый раз приходится «резать по живому», сокращая информацию.

Много вопросов вызывала эмблема газеты – лев на фоне восходящего солнца. Мои предшественники писали по поводу него объяснения, и мне порой приходится повторять их вновь – о древнем арийском символе, о гербе на щитах воинов князя Святослава и т.д. По правде говоря, я не придаю этому большого значения. Но, во-первых, лев – нов и оригинален, и это уже хорошо: я не хотел бы, чтобы «Националку» привязывали к каким-либо замшелым, обветшалым идеологиям, символы которых только и обретаются, увы, на нашем поле, кочуя из издания в издание. Национализм – отнюдь не консервативное, как кое-кто уверяет, а весьма авангардное течение русской мысли, и шлейф из бабушкиной ветоши ему ни к чему. А во-вторых, я просто полюбил симпатичного и внушительного зверя на первой полосе, хотя вначале и подумывал о замене. А сегодня он уже – вполне заслуженный ветеран русского движения, неповторимый символ неповторимой «Национальной газеты». Такого нет ни у кого. И это тоже хорошо.

МНЕ УЖЕ приходилось объяснять читателям принципиальную позицию газеты:

«”Национальная газета” не является печатным органом какой-либо общественной организации. Именно такой она была зарегистрирована в Московском региональном управлении Комитета по печати России. В договоре, заключенном учредителем газеты со мной как редактором и действующем до 1 июля 2002 года, также нет никаких идеологических или партийных ограничений.

Такой газета призвана быть и по своей сути. В передовой статье, опубликованной в первом же редактированном мною номере (март 1997) ясно сказано: «”Национальная газета” – внепартийна, надпартийна», одна из причин этого в том, что «русское движение раздроблено на множество партий и союзов; нелегко сделать выбор. Нам хотелось бы на наших страницах рассказать о них обо всех: иногда устами того или иного лидера, иногда – в интервью, обзоре или репортаже. Мы обращаемся ко всем, кто входит в русские организации: расскажите о себе сами, о своих целях и задачах, о том, чем отличаетесь от других. Пусть на наших страницах пройдет настоящий парад «русских полков» – со своими оркестрами и знаменами».

С той поры «Националка» успела рассказать о весьма многих организациях, инициативах и общественных лидерах русского движения, предоставила свои площади для выступлений многих ученых, идеологов и политиков русской ориентации».

Так я писал в 1999 году и добавлял:

«К сожалению, ни лидера, ни организации, под эгиду которых хотелось бы перейти, я для себя по-прежнему не вижу. Иначе уже бы там состоял и других агитировал. Так что газета как была, так пока и остается беспартийной. Никому не возбраняется сколько угодно восклицать: «Есть такая партия!» Но вынужден ответственно заявить: исключительного права представлять русский народ и его интересы никто пока не заслужил, как бы кому ни мечталось. Поэтому предназначение газеты как своего рода полигона сохраняется. Убежден, что она нужна русским людям именно в этом качестве…

Желание видеть свою организацию самой лучшей, стремление дать ей подобающую рекламу – вполне естественно. Но для этого в наше время мало подходят агрессивные приемы Кинг-Конга, гордо и воинственно бьющего себя в грудь с криком: “Я – лучший! Я – первый! Я – главный!”. Сегодня уровень аудитории выше подобных приемов.

Тем более бессмысленно расходовать для достижения приоритета сразу “все имеющиеся в распоряжении партии средства”. Достаточно всего лишь одного: интеллектуального и морального превосходства. Если оно есть, конечно.

Поэтому, уважаемые руководители, идеологи и члены русских общественных организаций, – не стесняйтесь, демонстрируйте, на что способны ваши головы и сердца. “Национальная газета” по-прежнему готова беспристрастно публиковать ваши манифесты, программы, заявления, интервью. Никому не будет отказано».

С ТЕХ ПОР кое-что изменилось. 24 февраля 2002 г. в Подмосковье прошел Учредительный съезд Национально-Державной партии России (НДПР), который я как член соответствующего Оргкомитета готовил больше года. Партия создавалась по принципу объединения разрозненных русских сил на базе общей платформы, в разработке которой я также принял самое деятельное участие. Словом, я хотел и считал нужным создать именно такую партию, и сделал для этого все, что мог. Но дело не только в моих субъективных усилиях и надеждах.

Памятуя бессмертный ленинский афоризм о газете – коллективном пропагандисте, агитаторе и организаторе, я немало сил и времени посвятил сбору базы данных на региональные отделения различных русских организаций – РНЕ, КРО, РОС, Русской партии, ННП, «Державы», казачьего движения и т.д. Региональные руководители этих организаций стали получать некоторое количество каждого номера «Националки» бесплатно. Таким образом, капля, падающая на вершину пирамиды, растекалась до самого низа. Кроме того, разумеется, сказалась работа распространителей-оптовиков и подписчиков «Националки» в регионах, поскольку почти пять шестых тиража уходит в провинцию и только одна шестая распространяется в Москве и Петербурге. Таким образом и получилось, что на Учредительном съезде добрых три четверти делегатов состояло из моих постоянных читателей (за большей частью которых стоят, к тому же, реальные контингенты перечисленных организаций в регионах), а остальные стали таковыми в процессе партийного строительства. В этом же причина и того, что я, никогда прежде не состоявший ни в какой партии, никогда не имевший, казалось бы, за своей спиной ни стройных рядов однопартийцев, ни партийной кассы, был избран, однако, на съезде Сопредседателем НДПР и соредактором партийной газеты «Русский Фронт».

Это обстоятельство – доверие множества людей ко мне как к идеологу, организатору и журналисту намертво приковывает меня цепями морально-политической ответственности к строящейся НДПР. Но такая ответственность – добровольна и нисколько меня не гнетет, напротив – она добавляет мне сил, смысла жизни и радости бытия. Я всегда и всецело отвечал и отвечаю перед своими читателями за все, что говорю и пишу, что пропагандирую и проповедую, к чему призываю. И не жалею для этого времени, сил и средств.

Так что сегодня я не только сам состою в НДПР, но и других агитирую за вступление в нее. Хотя в реальной политической жизни партия еще не могла себя проявить в достаточной мере (ограничиваясь пока лишь публичными заявлениями по актуальным поводам), поскольку находится в фазе регистрации, но она, на мой взгляд, строится на исключительно верных организационных и идеологических основаниях, опирается на отборные, проверенные человеческие кадры и уже только по этим причинам находится вне конкуренции. И до тех пор, пока эти организационные и идеологические основания останутся верными, я буду считать НДПР лучшей из всех русских национал-патриотических партий и призывать всех русских людей (в том числе, со страниц «Националки») вступать в нее и работать ради установления в России русской власти и торжества прав и интересов русского человека.

Вместе с тем, «Национальная газета» не является официальным органом НДПР. По моему разумению, у русского движения, которое по определению шире, глубже и многообразнее любых партий, должны быть не только партийные газеты, но и свободные трибуны, и «Националка» – одна из старейших таких трибун – должна сохраниться в этом качестве как своего рода страховка от идейно-политического застоя. Поэтому на ее страницах, кроме партийных материалов НДПР, читатель сможет и впредь найти много нового из жизни русского движения в целом, а мне остается только повторить: «Уважаемые руководители, идеологи и члены русских общественных организаций, – не стесняйтесь, демонстрируйте, на что способны ваши головы и сердца. “Национальная газета” по-прежнему готова беспристрастно публиковать ваши манифесты, программы, заявления, интервью. Никому не будет отказано».

С 1995 года на страницах «Национальной газеты», как и было обещано, развернулся парад русских организаций, русских деятелей, русской общественно-политической мысли. Список организаций, чья деятельность освещалась в “Национальной газете” с марта 1997 г., идет на многие десятки; список лидеров и идеологов, чьи выступления, сочинения, интервью опубликовала за этот срок «Национальная газета» – еще того больше.

Не сомневаюсь, что эти списки будут существенно расширены с течением лет.

ИЗ-ЗА ТОГО, что «Националка» (по финансовым причинам) выходит пока не чаще одного раза в месяц, являясь чем-то средним между информационным бюллетенем и инструктивным письмом, в ней меньше «текучки» и больше серьезной аналитики, чем это бывает в обычной газете. Поэтому за семь лет в ней оказалось опубликовано множество статей, сохранивших свое значение и привлекательность, несмотря на прошедшие годы. Отсюда – идея собрать наиболее важные из них в одном томе и предложить читателю.

По ходу подготовки тома, я убедился, что в результате получился первый в нашей истории учебник русского национализма, достаточно всесторонне освещающий многие наиболее острые проблемы этого общественного движения. Такого учебника у нас не было никогда, а ведь он – необходим.

Русские никогда за всю историю не пытались консолидироваться на кровной, собственно национальной основе, подменяя ее то общей территорией проживания, то общим государственным служением, то общей религией, общей культурой, идеологией, политическим строем и т. д. Вдобавок интернационалистическая отрава веками щедро лилась на голову моего народа с храмовых амвонов («несть эллина ни иудея»), с красных партийных трибун… Это, конечно, крайне тяжелое наследство, которое сегодня, в условиях национальной катастрофы, приходится преодолевать с большим трудом ради создания защитных механизмов, столь естественных для иных племен (евреев, чеченцев и мн. др.). Не случайно у нашего народа до сих пор нет и учебника по собственной истории, истории русского народа – только многочисленные учебники по истории российской государственности, что, конечно же, далеко не одно и то же. Вот и получается, что ныне прежде всего приходится учиться быть самими собой, учиться знать и любить себя, учиться быть националистами, учиться национализму.

Однако что значит – быть националистом? Национализм – что это такое? Вокруг этих слов сегодня столько спекуляций… Но ответы найти нужно, от этого зависит, уцелеем ли мы в новом веке, в новом тысячелетии. Один из лучших ответов таков: национализм – здоровый инстинкт самосохранения нации, который обостряется в часы опасности, в часы угрозы для народного существования.

Читая книгу под названием «ТЫ – ДЛЯ НАЦИИ, НАЦИЯ – ДЛЯ ТЕБЯ», постигаешь: такая заповедь не случайно вынесена в качестве эпиграфа к каждому номеру «Национальной газеты». Научимся претворять ее в жизнь – останемся жить в веках. А нет – уступим дорогу другим народам, несущим в себе спасительный инстинкт: национализм.

Главный редактор
«Национальной газеты»

А. Н. СЕВАСТЬЯНОВ

Яндекс.Метрика