24
Пт, мая

Русский фактор в системе внутриполитических координат России

Идеология Русского Национализма

(Сравнительный анализ идеологии и практики России и Германии)

После первой мировой войны Германии понадобилось 18 лет, чтобы встать на ноги и во весь голос заявить о себе в мировой политике. ФРГ встала в ряд высокоразвитых промышленных держав уже через 8 лет после своего образования на руинах Третьего рейха. Для России же, потерпевшей поражение в самой бескровной в истории человечества Третьей мировой войне – «холодной» – перспективы возрождения далеко еще не ясны. С начала горбачевской перестройки в СССР прошло уже почти 13 лет, а положение продолжает ухудшаться.

Оставим в стороне сакраментальный русский вопрос «кто виноват?». Попробуем ответить, есть ли выход из сложившейся ситуации, а если есть, то «что делать?».

Внешняя финансовая помощь не позволит России подняться с колен.

Остаются только внутренние экономические резервы. Но и они истощены, поскольку формирование и накопление российского капитала происходило криминальным путем, а сам он концентрировался – в отличие от других нормальных государств – не на родине, а за границей. Богатейшую страну попросту разворовали.

Единственное, что остается русскому народу, – это идея, которая могла бы сплотить людей для создания достойных жизненных условий и выведения страны из кризиса. Конституция Российской Федерации (статья 13-я) запрещает нам иметь национально-государственную идеологию. А ведь именно идея (которая, "если она овладевает массами", то превращается в материальную силу) не раз помогала России выжить, выстоять и возродиться из пепла. Без идеи, без национально-государственной идеологии России не подняться и не занять достойное место в мировом сообществе.

УБЕЖДЕН: только русская национально-государственная идея, не раз спасавшая Россию на протяжении веков, способна вывести страну из кризиса. Эта идея, которую некоторые политики называют «новым патриотизмом», должна включать в себя признание очевидных вещей.

Во-первых: РУССКАЯ НАЦИЯ ЕСТЬ. В Основном законе ФРГ мы неоднократно встречаем упоминание «немецкий народ», «немцы». Более того, вплоть до 1990 года в статье 116 (1) Основного закона говорилось, что немцем является каждый, «кто обладает немецким гражданством или нашел убежище на территории Германской империи по состоянию ее на 31 декабря 1937 года в качестве беженца или изгнанника германского происхождения, или его супруга, или потомок» (новая редакция ненамного отличается от старой).

В Конституции Российской Федерации русский народ вообще отсутствует; 4/5 населения России вычеркнуты из жизни. Слово «русский» встречается один единственный раз, и то применительно к языку (спасибо, хоть язык нам оставили "русский" – не превратили в «российский»). Начинается же она с констатации: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации», что само по себе является абсурдом, поскольку «народ», если под эти не подразумевается толпа, по определению мононационален. Правильно было бы сказать «мы, народы Российской Федерации», либо «мы, многонациональное население России».

Во-вторых, следует констатировать, что РУССКИЙ НАРОД ЕСТЬ ГОСУДАРСТВООБРАЗУЮЩАЯ (ТИТУЛЬНАЯ) НАЦИЯ, составляющая более 80% населения России. Почему-то новым национальным государствам постсоветского пространства не зазорно говорить о титульных нациях, проводить жесткую селекцию руководящего состава государственного аппарата по национальному признаку и откровенно выдавливать русских даже с исконно русских земель, входящих ныне в состав этих государств. У себя же на родине мы пытаемся закрывать глаза: нет русского народа – нет и русской проблемы.

Не будет и не может быть национального мира в стране, в которой нет хозяина. «Великие жертвы понес русский народ для создания русского государства, много крови пролил, но сам остался безвластным в своем необъятном государстве», – писал Бердяев. Ущемление прав русских в России, унижение их национального самосознания неизбежно будет вести к росту межнациональной напряженности.

В-третьих, следует законодательно признать, что РУССКАЯ НАЦИЯ РАЗДЕЛЕНА (около 25 млн. русских оказались против своей воли за пределами исторической родины) и будет стремиться к воссоединению в условиях мира и свободы.

В отличие от России, вся политика ФРГ с момента ее основания в 1949 году была направлена прежде всего на создание законодательной базы для будущего воссоединения нации, последовавшего в 1990 году. В качестве примера приведу Основной закон, где говориться:

– о «национальном и государственном единстве» и «самоопределении немцев» как цели политики ФРГ,

– об «остальных частях Германии» и возможности их «присоединения» и др.

Назову «Письмо о единстве германской нации», которое сопровождало подписание так называемых «восточных договоров», Резолюцию бундестага от 17 мая 1972 года, согласно которой договоры ФРГ с СССР и ПНР «не создают правовой основы для существующих границ». Нельзя не упомянуть и решения Федерального конституционного суда от 1973 и 1975 годов, где говорится, что «германский Рейх продолжает существовать в границах 1937 года» и что ФРГ имеет право «говорить и действовать от имени всей Германии». 11 февраля 1984 г. все фракции бундестага за исключением «зеленых» приняли совместное заявление о том, что «германский вопрос остается открытым».

В 1983 году канцлер Г. Коль положил начало ежегодным докладам федерального правительства «О положении нации в разделенной Германии», где открыто заявил: «Речь идет о единстве нашей разделенной нации. Мы не примиримся с тем, что наших немецких соотечественников лишают права на самоопределение и нарушают их права. Мы, немцы, никогда не смиримся с разделом нашего Отечества. Мы целеустремленно и упорно будем выполнять возложенную на нас Основным законом задачу по достижению единства и свободы Германии путем свободного самоопределения. Нынешнее положение не может оставаться неизменным».

Почему бы и нам не ввести практику заслушивания доклада правительства «О положении разделенной русской нации»? Почему русские – и прежде всего российский парламент – боятся признать очевидные вещи? А может быть, они не хотят, или им это не разрешают?

В законодательной области вопрос о русской нации и ее статусе может быть решен в различных формах. Если апологеты нынешней кастрированной конституции не хотят (да и не пойдут на ее изменение, то давайте примем закон «О национально-культурном возрождении русского народа», либо закон «О разделенной русской нации», либо закон «О народах Российской Федерации», либо какой-нибудь другой закон, где говорится о статусе русского народа. Делать это надо и как можно скорее.

Не менее актуальным и важным в этой же области является вопрос о русском языке. Нам, как воздух, необходим Закон о чистоте и защите русского языка. А то мы прожили «от ваучера до секвестра», разучившись грамотно объясняться на родном русском языке. При этом в коверкании родной речи самую активную роль играют средства массовой информации, прежде всего электронные. Давайте последуем совету Тургенева, который говорил: «Берегите чистоту русского языка, как святыню! Никогда не употребляйте иностранных слов. Русский язык так богат и гибок, что нам нечего брать у тех, кто беднее нас». Хорошо бы и нам по примеру новых национальных постсоветских государств ввести для руководящих работников строгий экзамен на знание государственного языка. Двоечники и троечники во главе государства нам не нужны!

В СФЕРЕ практической политики возрождение русской идеи, русского народа, как мне представляется, следует начать с самых обездоленных, с самых униженных и бесправных – с русских беженцев и вынужденных переселенцев. Они представляют собой наиболее массовую и самую важную для российской государственности категорию мигрантов, прибывающих в Россию из стран СНГ и Балтии. Главная причина бегства русского населения из ближайшего внешнеполитического окружения страны – это дискриминация русских по национальному признаку, жесткое вытеснение в национальных регионах из государственных структур власти, из престижных сфер науки, культуры, образования и управления. В большинстве государств СНГ русскому языку отказано даже в праве быть языком межнационального общения. Ущемляются гражданские права русских, их ограничивают в жилищных вопросах, заставляют за бесценок продавать квартиры и имущество.

Все это, а также ощущение оторванности от исторической Родины, страх перед ассимиляцией, психологическая неприязнь к агрессивному навязыванию местной этнокультуры, трудности профессиональной самореализации, оскорбительное поведение национальных элит заставляет русских срываться с обжитых десятилетиями, а в некоторых случаях и веками, мест проживания и перемещаться без средств к существованию на земли «континентальной» России. Уже сейчас на ее территории, по официальным данным, насчитывается около 6 млн. зарегистрированных беженцев и вынужденных переселенцев. На самом же деле, с учетом «нелегалов» и не получивших соответствующего официального статуса со стороны властей, их число значительно больше и достигает 11 млн. человек.

Русские беженцы и вынужденные переселенцы – это та категория людей, которая наиболее остро воспринимает всю боль русского народа, его нынешнее унизительное положение. Именно они не за страх, а за совесть из ничего, на пустом месте начинают заново строить свою жизнь, работая не покладая рук день и ночь. Именно им предстоит поднимать Россию в регионах и быть главным носителем и проводником «новой Русской идеи».

России всегда не хватало рабочих рук. Парадоксально, но факт: даже сейчас, когда в стране огромная безработица, по подсчетам экспертов, для нормальной жизнедеятельности государства и простого воспроизводства экономики и людского потенциала Российской Федерации не хватает как минимум 350 миллионов человек. А мы продолжаем отталкивать и унижать российских соотечественников.

После войны в экономическую жизнь ФРГ влилось 7,7 млн. изгнанников, беженцев и вынужденных переселенцев, что во многом обеспечило появление так называемого германского «экономического чуда». В Федеративной Республике насчитывается более 60 законов и постановлений, которые регулируют положение этих лиц и вопросы гражданства. Эти люди во всех отношениях защищены – и прежде всего социально.

В России же это люди второго сорта. Ими помыкали на национальных окраинах, их продолжают обкрадывать и унижать на исторической родине. В этой связи представляется необходимым для русских ввести упрощенную процедуру получения российского гражданства. Если государство разорено и не может предоставить свои «новым» гражданам минимально необходимую материальную и финансовую помощь, то нужно хотя бы не мешать им устраивать свою жизнь на новом месте. Это подразумевает освобождение переселенцев на какой-то период от определенных обязанностей, предоставление налоговых и иных льгот. Еще при царе Михаиле Федоровиче (1613-1645) правительство предоставляло десяти-, пятнадцати– и двадцатилетние льготы мигрантам, прибывшим в Россию и налаживавшим здесь свое производство. А при Екатерине II каждая семья немецких переселенцев получала в России по меньшей мере 35 га земли, ей выдавалась ссуда для проезда до нового места жительства и обзаведения хозяйством, предоставлялись податные льготы, рассрочка для погашения ссуды, а переселенцам мужского пола освобождение от воинской службы.

У западных немцев было в свое время министерство по общегерманским делам, переименованное затем в министерство по внутригерманским отношениям. По-видимому, настала пора и в России учредить Госкомитет или Министерство по делам российских соотечественников – орган, который взял бы на себя в том числе и функции Федеральной миграционной службы, не справляющейся со своими обязанностями, и функцию предоставления российского гражданства, и оказание помощи авторитетным организациям наших соотечественников за рубежом. Важнейшим направлением деятельности этого ведомства могла бы стать разработка государственных общефедеральных и региональных программ поддержки и социальной реабилитации русских беженцев и переселенцев.

ВАЖНУЮ роль в теоретическом обосновании восстановления единства германской нации сыграл так называемый «Остфоршунг» – «Исследования Востока», представлявший собой широко разветвленную систему научно-исследовательских центров, тесно связанных с западногерманским правительством и получавших государственную подпитку в многие миллионы марок. Почему бы и нам не создать сеть научно-исследовательских учреждений, занимающихся «Русскими исследованиями», то есть разработкой идеологии национально-культурного возрождения русского народа?

В этот же ряд могло бы стать учреждение Центра по регистрации нарушений прав российских соотечественников за рубежом. Аналогичный орган существовал до 1990 года в ФРГ.

Я ВЕРЮ, что Россия воспрянет и русский народ займет достойное место среди других народов мира. Я верю в это, потому что я – русский, потому что, как сказал В. Белинский, «я душевно люблю русский народ и почитаю за честь и славу быть ничтожной песчинкой в его массе».

Н. В. Павлов, доктор исторических наук, профессор,
заместитель Председателя Международного
Конгресса Русских Общин

«Национальная газета» № 3(24) 1999 г.

Яндекс.Метрика