25
Вт, июнь

Уход русских с Кавказа: Суть проблемы и варианты решения

Прочие статьи

Преамбула

Смотреть должно в корень. Надо устранить причины, чтобы прошло следствие.

Проблема «Русские на Кавказе» относится к разряду этнополитических, а следовательно в принципе не разрешимых методами марксистской политэкономии и не имеющих привычного социально-экономического решения. Ни открытием библиотек и компьютерных классов, ни спортивными и праздничными мероприятиями, ни пропагандистской «накачкой» насчет толерантности, политкорректности и «дружбы народов», ни даже вливанием все новых средств в бюджеты кавказских республик делу не поможешь. Все это – попытки лечить симптомы, а не болезнь.

Проблема складывается из ряда частных этнополитических проблем русского народа. Точнее сказать, положение русских на Кавказе – не отдельная проблема, а лишь фрагмент общей картины системного кризиса русского народа. Просто этот кризис ярче проявляется в этнических анклавах, при столкновении русских интересов с нерусскими, когда слабые и сильные стороны того или иного этноса становятся заметнее (это касается далеко не только Кавказа и проявляется и в Поволжье, и в Туве, и на Севере, хотя и не так ярко в силу особенностей кавказских этносов).

Каковы составляющие кризиса? Из основных известных восьми выделим в данном случае две главные.

1. На первом месте стоит фактор этнодемографии.

Никакая земля никакому народу не дается на веки вечные. Кому на ней жить, кому ею владеть – это все определяется тем этнодемографическим балансом, который складывается на данной территории.

Приход русских на Кавказ, в Сибирь и иные земли был обусловлен не только воинским подвигом русского солдата и трудом русского колониста, но прежде всего – более сильным демографическим давлением у русских, нежели у окрестных народов, кавказских в том числе. С середины XVIII и до середины ХХ века численность великороссов выросла более чем втрое, чем и обусловлен самый яркий и бурный период колонизации русскими сибирских, дальневосточных, среднеазиатских и кавказских земель.

Сегодня ситуация развернулась полностью в противоположном направлении, и происходит, как и во многих странах Западной Европы, «обратная колонизация» бывшей метрополии – народами бывшей колониальной периферии. А также и «откат» русских с ряда территорий, освоенных ими в века демографического превосходства.

Главная причина этого в том, что наблюдается низкая рождаемость в русских семьях, с одной стороны, и высокая в семьях народов Кавказа – с другой. Характерную картину дает рождаемость русских Ставрополья, которая даже ниже, чем в среднем по РФ. С 1970 по 2003 год т.н. «суммарный коэффициент рождаемости» у русских в Ставрополье упал в 4,5 раза.

Еще примеры: в 2008 году коэффициент рождаемости был примерно одинаков в центральных (русских) областях России: в Курской (1,43), Тверской (1,45), Костромской (1,46) или Вологодской (1,49) областях. А в Чечне в том же 2008 году – в два с лишним раза выше (3,4).

Или взять такие данные: в 2010 году в Ингушетии многодетными являлись 54,5% семей, а в Петербурге только 1%.

В целом на 2014 год этот коэффициент по Центральному округу составил 1,514, по Северо-Западному 1,613, в то время как по Кавказскому 2,034 (даже с учетом низкой рождаемости проживающих там русских). И т.д.

Коэффициент рождаемости напрямую проявляется также в состоянии этнической психологии и является главным фактором такой важнейшей характеристики этноса, как пассионарность. Непреложный факт: подъем пассионарности зависит от высоты названного коэффициента. (Яркий пример: на Западе Украины он составляет 1,7, а на Юго-Востоке – 1,2. Отсюда бросающееся в глаза доминирование «западенцев», «бандеровцев» в политике этой страны. Другой пример: после депортации 1944 года численность чеченского народа выросла более чем втрое, о последствиях чего можно судить по предельно возросшей политической и витальной активности чеченцев.) И наоборот: не бывает подъема пассионарности на фоне демографического упадка, депопуляции.

Таким образом, дискриминация малодетных русских в окружении многодетных кавказских этносов есть явление предопределенное. Поскольку пассионарность первых падает, а вторых – растет.

Переполнение Кавказского региона представителями автохтонных этносов вследствие их высокой рождаемости ведет к напряжению на рынках землевладения и землепользования, труда и распределения материальных благ. Что, в свою очередь, влечет за собой два основных последствия: 1) активную миграцию автохтонов за пределы региона (в основном, в области низкого демографического давления русских, в ближние Астраханскую область и Ставропольский край, а особенно в Москву и Петербург); 2) вытеснение из региона русских, оказавшихся в положении дискриминируемого национального меньшинства с негласным статусом «некоренного народа», «пришельца», «народа-колонизатора».

В свою очередь, уход русских с Кавказа ведет к деградации экономики региона и дальнейшему усугублению ситуации. Стремительная исламизация региона усиливает мотивацию автохтонов к многодетности, что делает ситуацию одновекторной и необратимой. Превращение одной за другой каказских республик в этнократические мононациональные анклавы и исламистские по факту псевдо-государственные образования1 усиливает в них сепаратистские тенденции и, соответственно, настроения бегства у русских, особенно молодых. Таким образом, образуется замкнутый круг.

2. На втором месте стоит фактор юридического и фактического неполноправия и неравноправия русских, их дискриминация по сравнению с другими народами России, в частности народами Кавказа. Таково наследие СССР с его асимметричным национально-территориальным устройством и глубоко порочной национальной политикой, приведшей к дискриминации, упадку и национальному унижению государствообразующего русского народа, а вследствие этого и к распаду страны.

Государство Русь, Россия, веками представлявшее собой единственную форму самоорганизации русского народа, веками защищавшее русских от истребления, порабощения и вымирания, внезапно перестало это делать в 1917 году, приняв на официальном уровне русофобские установки в отношении русского народа, его исторического прошлого, вековых традиций и обычаев. Отчасти это положение выправилось силою вещей в довоенный и послевоенный периоды. Но сегодня государство, отказавшись (на словах) от идей интернационала, демонстративно и принципиально отстранилось от защиты русских прав и интересов. Одновременно оно целенаправленно и систематически препятствует любым формам самоорганизации русских, будь то партии по национальному признаку или даже национально-культурные автономии. В отличие от 21 российского народа, представленного на уровне федеративного устройства страны, русские не только не имеют своего суверенитета и государственности, но и вообще какого-либо легитимного представительства. Ни в семье народов мира, ни даже в семье народов России. Крайне характерный факт: в обсуждении и принятии Государственной стратегии национальной политики России приняли участие многие российские этносы в лице своих полномочных представителей, кроме… русского народа, за спиной которого, таким образом, чужими голосами решалась его собственная судьба.

Характерно, что даже в русских областях и даже в Москве и Петербурге правоохранительные органы в случае конфликта русских с кавказцами встают, как правило, на сторону кавказцев. Такова действующая установка «сверху», обусловленная общей политикой «умиротворения» кавказцев, обилием их представителей в руководстве полиции и прокуратуры и вообще наличием сильного кавказского лобби в столице. Тем более на самом Кавказе русским в случае конфликта не приходится надеяться на справедливость. Руководство каказских республик ведет с Кремлем повседневный торг своей лояльностью (торг, напоминающий шантаж, с запугиванием исламизацией и/или сепаратизмом), но при этом о лояльности к русскому народу не идет и речи, а ведь это ключевой момент! Политика «умиротворения» Кавказа -- это «Мюнхен-1938» нашего времени и места. И результат можно предсказать тот же.

В целом русский народ оказался в России на положении сироты. Перестав ощущать Россию своей страной, значительное число русских покинуло страну с 1991 года (по некоторым опросам, каждый четвертый представитель русской молодежи хотел бы уехать на ПМЖ за рубеж), а перестав ощущать своим Кавказ, точно так же норовит покинуть этот регион.

Этому в высшей мере способствует демонстративное и тотальное нарушение принципа национально-пропорционального представительства в кавказских республиках, где русских бесцеремонно вытеснили из всех форм власти и бизнеса. Сегодня эти республики (как и Калмыкия, Тува, Якутия, Татарстан и мн. др) по примеру бывших республик СССР однозначно приобрели характер жестких этнократий, где господствует принцип полноправия лишь для титульного этноса.

Максимальной дискриминации, граничащей с этноцидом и геноцидом, русские подверглись в Чечне. Об этом сам президент России В.В. Путин в интервью, данном известному французскому писателю и публицисту Мареку Хальтеру (опубликовано в еженедельнике «Пари-матч» 6 июля 2000 года) сказал так: «По сути, в последние годы на территории Чечни мы наблюдали широкомасштабный геноцид в отношении русского народа, в отношении русскоязычного населения. К сожалению, на это никто не реагировал».

Тот факт, что указанный геноцид2 никогда не был расследован и осужден официально, а его виновники так и не понесли наказания, права русских беженцев и вынужденных переселенцев из Чечни оказались в забвении, а последствия геноцида не были преодолены, – оказал в высшей степени негативное воздействие на всю ситуацию в Кавказском регионе. Поскольку русские оказались этим фактом деморализованы и фрустрированы, а автохтоны, напротив, воодушевлены и ободрены в сознании своей безнаказанности и превосходства.

Русофобские настроения, никогда не угасавшие в кавказских этносах со времен покорения Кавказа, получили в итоге повсеместное поощрение. Больше того, опыт Чечни воспринимается другими народами Кавказа как успех, побуждая национальные элиты все сильнее шантажировать Кремль, торгуя лояльностью. «Дружба с Кремлем» стала для них залогом вседозволенности, своего рода индульгенцией. С русскими на Кавказе можно теперь творить все, что угодно: так поняли дело обе стороны – как потенциальные насильники, так и потенциальные жертвы. Страх за себя, своих близких, свое имущество, порожденный массовым и, что главное, безнаказанным насилием, гонит теперь русских с Кавказа, подавляет их волю к сопротивлению, воспитывает сознание собственной второсортности.

Между тем, русские изначально являлись государствообразующим этносом на каждом квадратном сантиметре всей территории России. Но сегодня об этом никто даже не вспоминает.

Не вернув русским самоощущения хозяина своей страны и полноправного (по меньшей мере) насельника Кавказа, нечего и мечтать о закреплении их на земле предков. Итог нетрудно предсказать: Кавказ без русских неизбежно будет означать Россию без Кавказа. Это же в той или иной мере относится и к другим национальным областям России, имеющим общую границу с внешним миром.

РЕКОМЕНДАЦИИ

Итак, варианты решения этнополитической проблемы ухода русских с Кавказа следует искать, прежде всего, на путях исправления главных причин этого ухода: а) демографических; б) правовых.

Кавказ – модельный регион. Ситуация оттуда автоматически проецируется и на другие национально-территориальные образования. Соответственно, решение русской проблемы на Кавказе также имеет модельное значение для всей России.

Исходя из вышесказанного, можно предложить следующее.

1. Меры, направленные на повышение рождаемости в русских семьях, на повышение удельного веса русских в национальных республиках

1.1. В связи с тем, что демократическое государство в принципе не может объявить программу демографической поддержки какого-то одного из населяющих его этносов, следует воспользоваться опытом такой демократической республики, как Израиль. Этот опыт состоит в создании общественных (негосударственных) фондов поддержки многодетных еврейских семей, бюджеты которых наполняются частными предпринимателями; однако эти предприниматели затем могут претендовать на определенные привилегии и поблажки со стороны государства. Таким образом при полном формальном соблюдении демократического декора в Израиле достигается реальный результат демографического роста государствообразующего народа (коэффициент рождаемости у израильских евреев 2,4).

Создание фонда (фондов) развития русских семей, пользующегося подобной поддержкой, негласной и неофициальной, государства, не только помогло бы исправить жестокий демографический перекос, столь опасный, в конечном счете, для целостности России, но и отчасти вернуло бы русским веру в свое государство. Утрата которой бесконечно опаснее всех любых иных угроз вместе взятых. В особенности подобные фонды следует создавать и поддерживать в республиках Кавказа.

Противоположный подход, основанный на равной поддержке многодетных семей любых национальностей без различия (к примеру, через т.н. «материнский капитал»), до сих пор вел лишь к усугублению ситуации, еще больше увеличивая опасный демографический перекос. Поскольку, в отличие от русских, многодетные этносы (кавказцы, тувинцы, цыгане и др.) оказались основными выгодополучателями и немедленно конвертировали эти капиталы в еще большую многодетность. И это при том, что автохтоны Кавказа в вопросах брака и деторождения и без того ведут себя так, как предписывает религиозная мораль ислама, т.е. вне зависимости от материального положения семей – а для сегодняшних русских фактор обеспеченности играет в вопросах деторождения очень важную, если не определяющую роль.

1.2. Следует ввести специальную графу в регулярную личную отчетность перед Президентом в Кремле глав всех регионов вообще, а в особенности кавказских республик за абсолютные и относительные цифры русского населения в их республиках. И жестко, вплоть до увольнения, ежегодно спрашивать с них за эти показатели в случае их падения. Эта часть отчетности должна стать публичной и широковещательной, она должна освещаться и обсуждаться в СМИ, начиная с официоза – «Российской газеты». Главы регионов должны быть поставлены в такое положение, которое заставит их самих изо всех сил находить любые действенные меры для поддержки и размножения русских и закрепления их в регионах. Вообще, лояльность к русскому народу должна стать неотъемлемой и основной частью той лояльности к Кремлю, к России, в которой публично клянутся кавказские элиты.

1.3. Следует повысить ответственность РПЦ за моральное и физическое состояние русских семей и их установку на многодетность. Сегодня РПЦ, освобожденная от налогового бремени, получила от государства и общества колоссальные авансы, но так и не научилась отчитываться перед народом и властями конкретными цифрами сокращения преступности, алкогольной и наркотической зависимости, а главное – сокращением абортов и разводов и ростом детности. Между тем, именно в этих цифрах должна выражаться на практике полезность, эффективность Церкви как общественного института. Иначе за что такие исключительные привилегии? Сегодня в данном отношении Церковь очевидно и катастрофически уступает, проигрывает Мечети, что порождает у православных русских (особенно на Кавказе) ощущение неполноценности, а у мусульман, напротив, – чувство превосходства.

РПЦ должна конкретно, в том числе материально, отвечать перед государством за нравственное здоровье общества. Для русской его части, во всяком случае. Общественная мораль, в том числе семейная, брачная, – зона ее исключительной ответственности.

2. Меры по ликвидации дискриминации и морально-правового дискомфорта у русских в национальных республиках

Устранение правового и всякого иного неравноправия и дискриминации русских во всей России в целом и на Кавказе в особенности – непреложное условие закрепления русских в национальных регионах страны. Причем, ввиду того, что негативный правовой перекос в отношении русских существует с 1917 года, теперь необходимо руководствоваться известным принципом: чтобы выпрямить, надо перегнуть.

Главная юридическая задача, решение которой позволит укрепить положение русских в национальных республиках (не только на Кавказе) и сохранить Россию – это консолидация русского народа повсеместно в рамках всей России через придание ему правовой и политической субъектности.

Надо хорошо усвоить простую и непреложную истину: агрессивному и осознанному национализму (в данном случае кавказских народов) бессмысленно и бесполезно противостоять с позиций интернационализма, толерантности и «дружбы народов», этот будет лишь попытка с заведомо негодными средствами. Опыт СССР должен бы этому научить раз и навсегда.

Жесткий контроль над Кавказом вместо бегства с него – иной альтернативы у русских (и у Кремля) просто нет.

2.1. Первоочередной и самый важный шаг, без которого нельзя гарантировать успех, – внесение в Конституцию статьи, объявляющей русских единственным государствообразующим народом России. Только тогда возникнет прочная законодательная база для поддержки русских во всех, в том числе нерусских, регионах в качестве главной скрепы России, основного гаранта ее единства. Этого не понимала КПСС, надеясь на партийную организацию и коммунистическую идеологию, армию, КГБ, милицию, инфраструктуру, экономические связи, финансовую мощь и прочее. Но все эти псевдо-скрепы разлетелись в прах при серьезом испытании и не оправдали ожиданий. А реальная скрепа – русский народ, находившаяся в небрежении, не смогла удержать СССР от распада, будучи сама ослаблена и не консолидирована.

Нельзя повторить эту ошибку. Власть должна, наконец, отчетливо и по возможности открыто идентифицировать себя как власть русского народа, составляющего 80% населения России. На оставшиеся же 20% приходится, согласно последней переписи, 192 этноса, что позволяет характеризовать Россию как мононациональную страну – государственно-политическую ипостась русского народа. Пора взять пример с бывших братских республик СССР и перестать стесняться своей природной этничности. Переход России от империи к Русскому национальному государству назрел, он исторически неизбежен, что признают сегодня даже либералы.

Нет никаких возможностей опровергнуть и отвергнуть тезис о русских как государствообразующем народе, поскольку он соответствует как исторической истине, так и современному фактическому положению в стране. Пора научиться смотреть правде в лицо и называть вещи своими именами без ложной деликатности. Русские – единственный народ России, исчезновение которого повело бы к немедленному исчезновению самой России; ни один другой народ таким свойством не обладает.

Тезис о государствообразующем русском народе не только уже озвучивался во всеуслышание Президентом и Патриархом, но и выдвигался в избирательных программах ЛДПР, КПРФ и СР на выборах 2011 года. С этим же требованием как первоочередным выступил в своей резолюции 1-й Съезд славян Ставропольского края. Все это говорит о высочайшей степени его осознанности и актуальности в российском обществе. Общество созрело для указанного шага.

В данном случае следует опереться на опыт демократического Израиля. Недавно израильский кнессет (парламент) принял новую формулу присяги на верность, объектом которой является именно еврейское национальное государство – государство еврейского народа, а не что-то иное. Стоит напомнить, что евреев в Израиле меньший процент, чем русских в России, но никто при том не упрекает Израиль в нарушении прав человека.

Можно привести и другие примеры, более близкие нам, поскольку речь идет о бывших братских республиках СССР.

Наиболее поучительна Конституция Украины: «Статья 11. Государство содействует консолидации и развитию украинской нации, её исторического сознания, традиций и культуры, а также развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности всех коренных народов и национальных меньшинств Украины». Как видим, основной закон страны закрепляет четкое принципиальное разделение всего населения Украины на три неравноценные категории: есть украинская нация – государствообразующий народ с его историческим сознанием, традициями и культурой, а есть наряду с ним также и коренные народы, и национальные меньшинства (русские попали там в эту категорию). Между тем, украинцев на Украине в 1989 году было меньше, чем русских в России: 72,3%.

В Конституции Казахстана 1993 года было следующее положение, записанное в первом постулате «Основ конституционного строя»: «Республика Казахстан как форма государственности самоопределившейся казахской нации обеспечивает равные права всем своим гражданам». Неслучайно также обозначение Казахстана как унитарного, а не федеративного государства, хотя оно и являлось федеративным по факту, резко разделяясь на русскую и казахскую половины. Спрашивается: что могло бы помешать русским, составляющим 80% населения России (а не 44%, как казахи в Казахстане в 1989 году), объявить всю Россию «формой государственности самоопределившейся русской нации» и унитарным государством? Поистине, ничто.

Конституция Армении, принятая в 2005 году, провозглашает: «Армянский народ, принимая за основу фундаментальные принципы армянской государственности и общенациональные цели, закрепленные в Декларации о независимости Армении, осуществив священный завет своих свободолюбивых предков о восстановлении суверенной государственности, будучи приверженным делу укрепления и развития Родины во имя обеспечения свободы, общего благосостояния, гражданского согласия для потомков… принимает Конституцию Республики Армения». Характерен подход, учитывающий критерий не гражданства, подданства или территории проживания, а именно национальный, этнический (не «народ Армении», а непременно «армянский народ»). Это, безусловно, пример для России, для русского народа.

В Туркмении пошли на компромисс между национализмом и демократией западного типа, провозгласив в преамбуле Конституции, принятой в 1995 году: «Мы, народ Туркменистана, основываясь на своем неотъемлемом праве на самоопределение; исходя из ответственности за настоящее и будущее отечества; выражая верность заветам предков жить в единстве, мире и согласии; имея целью охрану национальных ценностей и интересов, укрепление суверенитета туркменского народа… принимаем настоящую Конституцию – Основной закон Туркменистана». Как видим, в данном случае «народ Туркменистана» оказался поставлен на страже «суверенитета туркменского народа», оказался гарантом этого суверенитета, если не заложником его. Изощреннейший ход, надо признать! При этом истинное лицо туркменского «демократического национализма» недвусмысленно проглядывает из статьи 55: «Президентом может быть гражданин Туркменистана из числа туркмен не моложе сорока лет, проживающий в Туркменистане». Что ж, и русским подошел бы аналогичный вариант.

О «непрерывной государственности молдавского народа в историческом и этническом пространстве его национального становления» говорит Конституция Молдавии. А разве то же самое нельзя сказать о русских в России?

И так далее. Прецедентов, как видим, достаточно.

Принятие такой базовой поправки в Конституцию позволит принять ряд изменений в российском законодательстве, способствующих решению проблемы бегства русских из различных национально-территориальных образований, в т.ч. с Кавказа.

2.2. Конституция России при первой возможности должна быть изменена также в разделе государственного устройства: необходимо устранение правовой ассиметрии, нарушающей ст. 19 Конституции. Невзирая на декларируемое равенство прав всех граждан независимо от национальности, у 21 народа из 193 зарегистрированных в России, есть свои государственные образования, а значит свой национальный суверенитет. Это вопиющее неравноправие носит провоцирующий характер, поддерживая у некоторых «более равных» народов сознание своей национальной исключительности, национального превосходства. И наоборот, порождая у других народов, русского прежде всего, сознание своей правовой неполноценности. Переход к унитарному государству, таким образом, стоит в повестке дня и является важнейшим фактором в деле сохранения России. Ошибку, заложенную при перестройке унитарной Российской империи в федеративный Советский Союз, следует решительно исправить, иначе его судьбы не избежать.

2.3. В ожидании изменений в Конституции России следует во всех национальных республиках незамедлительно ввести должность полномочного представителя (наместника) Президента России, назначаемого Президентом.

Наместник:

а) защищает и представляет интересы русского населения и иных коренных народов в республике, за исключением титульного, следит за соблюдением их прав;

б) обладает правом законодательной инициативы в парламенте республики;

в) способствует полнокровному развитию русской культуры в республике;

г) содействует полноценному развитию республиканской системы образования в республике;

д) докладывает непосредственно и регулярно Президенту по всем указанным пунктам.

Наместник имеет право наложения отлагательного вето на решения парламента и главы республики.

2.4. Как уже говорилось выше, должна быть создана «снизу», путем самоорганизации, и зарегистрирована хоть какая-то общерусская субъектность, поскольку до сих пор во всех межнациональных и других отношениях русских никто и ничто не представляет. Таким субъектом могла бы стать либо русская национальная партия (для этого надо отменить п. 3 ст. 9 закона «О политических партиях»), либо федеральная русская НКА.

В дальнейшем этот субъект мог бы полномочно представлять русский народ перед лицам всех ветвей власти и иметь голос в семье народов России, как имеют его, например, руководители федеральных НКА самых разных этносов России, как коренных, так и пришлых. Пока что русские обделены в этом отношении.

2.5. В законы России, посвященные борьбе с возбуждением национальной вражды и розни, а также борьбе с экстремизмом, следует ввести отдельный пункт о недопустимости русофобии. Например, в такой формулировке: «Русофобия есть публичное выражение неприязни и неуважения к русским. Она квалифицируется как возбуждение национальной вражды, является преступлением против государства и преследуется в уголовном порядке».

2.6. Политика сплочения и солидарности русских в национальных республиках, закрепления у них русской национальной идентичности – это один из ключевых моментов. Необходимо поощрять создание в национальных республиках различных русских общественных организаций, на первом месте среди которых – русские национально-культурные автономии, создаваемые на основании закона 1996 года «О НКА» и поправки к нему 2003 года. Поскольку в этих республиках русские находятся, как того и требует закон, «в положении национального меньшинства», никаких препятствий для регистрации там русских НКА нет. После регистрации русские НКА, в соответствии с законом, должны пользоваться полным пакетом предусмотренных привилегий, а также финансироваться из бюджета как города, так и региона. Этой форме самоорганизации русских следует отдать приоритетное значение, взять данный вопрос под контроль ФАДН. Однако при этом совершенно необходимо соблюдать принцип самоорганизации и выборности (центр никого не должен назначать «главным русским», ибо это противоречит важнейшему принципу самоорганизации русских).

Перед общественными организациями русских должны быть поставлены две основные задачи: 1) реставрация, сохранение и укрепление русской этнической идентичности (это основная функция НКА); 2) совершенствование технологий т.н. фронтирного (приграничного) выживания, вплоть до организации групп самообороны по модели казачества, исторически доказавшей свою эффективность.

Особое положительное значение мог бы иметь специальный визит Президента в каждую по отдельности национальную республику с целью встречи там с представителями русского населения (включая казаков, но не отделяя их от русских вообще), с руководством русских организаций. Такая высокая инспекция сразу подняла бы статус русской общины на Кавказе, заставила бы местных этнократов применяться к русским требованиям и нуждам. Еще лучше, если такие визиты стали бы регулярными (раз в два года). Сопровождать Президента должны представители ФАДН, Минюста, Минкультуры, Минэкономразвития и Прокуратуры, а также русских правозащитных организаций.

2.7. Среди русских общественных организаций на Кавказе, уже успешно действующих, с которыми необходимо считаться на уровне местной власти, а представителей которых самих следует вводить во власть, можно назвать Союз славян Адыгеи (Нина Коновалова, Николай Бурхайло) и Союз славян Ставрополья (Владимир Нестеров, Алексей Курсиш). Однако по сложившейся порочной практике власть смотрит на них как на оппонентов и не только не сотрудничает в должном объеме, но и вставляет палки в колеса вместо оказания помощи и поддержки.

Следует: 1) в корне изменить сложившуюся практику в пользу теснейшего сотрудничества названных организаций с региональными властями (для этого руководителей названных славянских союзов ФАДН целесообразно использовать как своих резидентов); 2) содействовать созданию аналогичных авторитетных организаций в других регионах Кавказа.

2.8. Казачество в республиках Кавказа, Адыгее, Ростовской, Воронежской областях, Краснодарском крае и т.д. – опорный ресурс Кремля во всем Южном округе (как и в других исторически казачьих областях), требующий укрепления, но и контроля. Сложность данного контингента – в неистребимых постоянных попытках казаков как русского субэтноса преобразоваться в отдельный этнос. Плачевный образец подобного преобразования мы имеем несчастье наблюдать: так малороссийский субэтнос русского народа за 150 лет преобразовался в ныне уже отдельный этнос украинцев. Поэтому поддержка казачества как формы самоорганизации русских должна сочетаться с усиленной политикой укрепления у казаков общерусской идентичности и подавления традиционного казачьего сепаратизма. Вместе с тем нельзя забывать, что именно казаки всегда были русским авангардом на Кавказе, хранителями традиций, профессионалами фронтирных практик и защитниками славянского населения. Следует всемерно утверждать казаков в их данном историческом качестве, используя, в частности, опыт Краснодарского края. Казачьи патрули и другие формы самозащиты должны получить повсеместное распространение во всех республиках Кавказа, Ростовской и Астраханской областях и Ставропольском крае, а их полномочия постепенно, но все время расширяться, а статус повышаться. Русским патрулям в республиках, имеющим специальную функцию контроля за соблюдением прав русских, должны придаваться силы местной полиции с целью повышения их действенности.

2.9. Если в данный момент невозможно начать процесс по признанию геноцида русских в Чечне, его расследованию и наказанию виновных, то ничто не должно помешать, по крайней мере, преодолению его последствий. Это тем легче сделать, что формальные и неформальные организации беженцев и вынужденных переселенцев из Чечни (работать нужно со всеми без исключения) существуют до сих пор и обладают в совокупности всей необходимой информацией. Восстановление попранной справедливости в отношении пострадавших от геноцида русских окажет огромное оздоравливающее воздействие на всю ситуацию в целом.

Одновременно следует негласно начать сбор и аккумуляцию всей информации о самом геноциде и этноциде русских на Кавказе. Как если бы действительно готовился соответствующий «нюрнбергский» процесс. Об этом, конечно, станет известно всем заинтересованным лицам, в том числе кавказским элитам, что послужит в роли незримого дамоклова меча, кнута в дополнение к бесчисленным пряникам. Как известно, занесенный кнут гораздо эффективнее самого удара. Он позволит улучшить управляемость упомянутых элит, а главное – блокирует явную и скрытую русофобию, заронив опасение насчет грядущей ответственности вместо сегодняшней индульгенции.

Кроме того, следовало бы оказать, наконец, поддержку русским беженцам не только из Чечни, но и вообще с Кавказа (включая Грузию, Азербайджан и Армению) и Средней Азии. Русские в массе своей должны вновь обрести надежду на свое государство Россию. Это поможет им морально подняться с колен и на Кавказе.

2.10. Необходимо вернуть прежний статус Ставропольскому краю, выведя его из состава Северо-Кавказского федерального округа, куда он был введен практически насильно и произвольно, вопреки интересам края и без учета возражений его русского и славянского населения. В результате сегодня край испытывает невыносимое миграционное давление со стороны народов Кавказа, чеченцев и дагестанцев в первую очередь, но также и армян. И другие неудобства и убытки.

Вместо этого имело бы смысл объединить в новый округ, с целью проведения единой экономической и национальной политики, русские регионы, предлежащие Кавказу и играющие роль кордона: Ростовскую, Астраханскую области, Ставропольский и Краснодарский края. Ведь их де-факто объединяет во многом общая проблематика.

2.11. Необходимо широко провозгласить и провести в жизнь принцип национально-пропорционального представительства во всех ветвях и органах власти национальных республик. Еще в 2003 году круглый стол на эту тему с участием профессоров Академии управления при президенте России был проведен в ГД РФ. Специалисты однозначно были озабочены ситуацией уже тогда, однако воз и ныне там.

2.12. Анализ списка воров в законе и преступных авторитетов (размещен в интернете, насчитывает свыше 600 человек по всей России) показывает, что около 80% в этом списке принадлежит людям с характерными для кавказских и азиатских народов фамилиями. Таким образом, подавление этнической преступности и этнических лоббистских структур, в первую очередь кавказских и азиатских группировок, является одной из первоочередных задач, поскольку издержки такого положения вещей испытывают в первую очередь русские, на чьей территории резвятся упомянутые структуры. Их деятельность – важный элемент необъявленной этнической войны, которая ведется против русских различными ОПГ, представляющими собой в каком-то смысле «передовой отряд» негласного противника. Притом эти ОПГ опираются по всей России, как правило, на свои этнические диаспоры, вовлекая тем самым в преступную деятельность все новые контингенты, особенно молодежь. Вред этого самоочевиден.

Этнические ОПГ должны быть ликвидированы без малейшего остатка (воры в законе и преступные авторитеты должны быть отнесены законом к совершившим особо опасно преступление уже по самому факту своего существования, по своему «воровскому» статусу, и отправлены на пожизненное заключение), а этнические лоббистские группировки подавлены, дезавуированы.

2.13. Необходимо оказывать систематическую всемерную поддержку тем немногим правозащитным организациям, которые специализируются на защите русских людей от произвола, как на Кавказе, так и в других регионах России. Активизация и сосредоточенность правозащитников на проблеме русских – веление времени. Возможно даже создание с этой целью специализированных структур. Вот тот самый случай и повод, когда пресловутые «права человека» (в данном случае конкретно: русского человека), могут, наконец, послужить не к ослаблению или разрушению, а к укреплению России.

2.14. Необходимо проведение постоянных инструктажей для органов МВД, Прокуратуры, следствия и суда вообще, а на Кавказе в осообенности, в целях устранения антирусского перекоса (особенно в использовании 282-й статьи УК РФ и антиэкстремистского законодательства) и сосредоточения их усилий на защите прав и интересов государствообразующего народа.

Необходимо также неуклонное прокурорское и судебное преследование и осуждение преступников, чьи действия содержат или даже только могут содержать элемент русофобии. А также необходима профилактика подобных преступлений. Сегодня, увы, правоприменительная практика носит строго противоположный уклон. Это вредное и противоестественное положение должно быть ликвидировано в корне.

2.15. В бытность Р. Нургалиева главой МВД правоохранительные органы не только переполнились этнически нерусскими кадрами, но и были переформатированы самым вредным образом: отделы по борьбе с организованной преступностью были повсеместно переименованы в отделы по борьбе с экстремизмом и при этом сориентированы на борьбу с русскими националистами в первую очередь. Что повлекло за собой, в целях улучшения отчетности, создание массы липовых дел против русских националистов, в том числе пытавшихся противостоять агрессии кавказцев и азиатов.

Эта практика должны быть прекращена, отделам возвращена их основная функция борьбы с оргпреступностью, а уже состоявшиеся приговоры по возможности пересмотрены.

2.16. Национальные квоты в вузах России должны быть повсеместно отменены как противоречащие ст. 19 Конституции России.

3. Экономические меры, способствующие преодолению общего кризиса русского народа и исправлению опасной этнополитической ситуации на Кавказе

Приоритетность этнополитического фактора не должна, конечно, полностью заслонять от нас фактор экономический. До тех пор, пока Кремль будет покупать лояльность кавказских элит немереными финансовыми вливаниями в глубоко и системно больную экономику, вместо того чтобы требовать ее оздоровления и расставания с дотационностью, у элит не будет подлинной заинтересованности в сохранении русского контингента. Известно ведь, что среди бегущих с Кавказа русских значительную долю составляют квалифицированные рабочие и техническая интеллигенция, из-за чего промышленная инфраструктура региона несет сокрушительные потери. Но кавказских этнократов это мало волнует: ведь Кремль все равно даст достаточно денег.

В связи со сказанным очевидны следующие направления деятельности Центра:

3.1. Необходимо адресное и целенаправленное направление в государственные институты и предприятия дополнительных государственных же средств, предназначенных именно и только для закрепления русских кадров. По образцу того, как это делалось на Крайнем Севере и приравненных к нему районах. Минуя – что очень важно – республиканские бюджеты, действуя напрямую.

3.2. Необходимо поставить, наконец, финансирование республиканских бюджетов из Центра в зависимость от успехов по таким ключевым социально-экономическим показателям, как валовой региональный продукт на душу населения, производительность труда и средняя заработная плата, бюджетная обеспеченность, уровень развития реального сектора экономики и вовлеченность во внешнеэкономическую деятельность. Это заставит местные элиты не на словах, а на деле ценить русские кадры, заботиться об их сохранении и укреплении. Укрепление производственной базы республик, вместо ее разрушения, поможет удержать русские кадры на месте.

3.3. Следует продумать систему мер поддержки этнически русского среднего и малого бизнеса на Кавказе при условии, что данное предприятие содействует трудоустройству и процветанию местных русских и тем самым их закреплению в регионе. Особенно на селе, поскольку, как известно, многодетность легче достигается и поддерживается в деревне, нежели в городе. Лозунг «Русский, помоги рускому» должен негласно утвердиться в кавказских этнократических анклавах с помощью адресной и целенаправленной государственной поддержки горизонтальных связей в русской среде, особенно между предпринимателями и общественниками.

С этой же целью следует создавать на Кавказе русские банки, ориентированные на поддержку русских предпринимателей.

Русские должны занять (точнее, вернуть себе) подобающее им высокое место в пристижных и доходных отраслях республиканских хозяйств.

В итоге под контролем центральной власти должен сложиться влиятельный и состоятельный Союз русских предпринимателей Кавказа, способный отчасти взять на содержание русские общественные организации и многодетные русские семьи, финансировать выборы русских политиков в республиканские органы власти и т.д.

4. Идейные, пропагандистские и агитационные меры решения проблемы бегства русских с Кавказа и из других национально-территориальных образований

Сегодня мы зачастую сталкиваемся с информационной блокадой русской проблематики или с жесткой цензурой немногих дозволенных программ (например, с цензурой на ТВЦ уникальной программы «Русский вопрос» Константина Затулина). В списке «экстремистских» материалов, опубликованных на сайте Министерства юстиции, можно обнаружить сотни, если не тысячи «русских» материалов, запрещенных под надуманными предлогами. Порой доходит до абсурда. Так, в 2009 году в Иванове признали экстремистскими две брошюры на основании уникальной формулировки (эксперт Фарахутдинова, прокурор Кабалоев): они имеют-де «ярко выраженный прорусский характер». Последовало возмущенное открытое письмо пятидесяти русских писателей в «Советской России», выступление депутата и тележурналиста Александра Крутова, писателя Александра Проханова, но приговор остался в силе. И подобных безобразных, возмутительных случаев немало.

Такое положение вещей должно быть в корне изменено.

4.1. Необходимо вести постоянный мониторинг в СМИ и ФАДН положения русских на Кавказе.

Но еще важнее выработать консолидированную позицию, выражающую права и интересы русского народа на Кавказе. Чтобы с этой позицией выходить на Правительство и Президента, руководителей национальных республик и отстаивать ее перед лицом кавказских организаций и на любых межнациональных форумах.

Для этого следует провести совещание (возможно, не одно) и мозговой штурм по проблеме «Русские на Кавказе» в кругу специалистов только русской национальности (ученых, журналистов, общественных деятелей3, ветеранов вооруженных конфликтов, глубоко вошедших в тему), но непременно без какого-либо привлечения лиц кавказских и иных национальностей. Прежде всего надо понять и сформулировать для себя, чего мы, русские, хотим. Тогда будет проще разговаривать со всеми.

Такая позиция послужит надежным ориентиром для всех заинтересованных сторон, включая все ветви власти России, народы Кавказа и, что самое главное, для самого русского народа, включая проживающих на Кавказе русских. Они должны знать и понимать, чего им ждать, на чем настаивать и за что, если понадобится, бороться.

В дальнейшем такие встречи и консультации АП и ФАДН с представителями русской общественности, в т.ч. идеологами, публицистами и правозащитниками, должны стать регулярными. Было бы желательно и продуктивно, если хотя бы однажды участие в такой встрече принял Президент России.

Это – первый шаг.

4.2. Следующим шагом должна стать сосредоточенность государственных СМИ («Российская газета», 1 и 2 каналы ТВ и проч.) на проблеме русских вообще и на Кавказе в частности.

Должна также выделяться максимальная поддержка (гранты) для СМИ вообще за освещение данной проблемы. А также специально следует регулярно выделять средства для ведущих постоянную прорусскую работу газет «Патриот», «Слово», «Литературная Газета», «Литературная Россия», журналов «Вопросы национализма», «Наш современник», телепрограммы «Русский вопрос» и др.

4.3. Должны вестись систематически мониторинг, разоблачение и преследование русофобии на всех уровнях пропаганды и агитации. Возможно, для этого должно быть создано специальное подразделение в ФАДН.

4.4. Либеральная прозападная пропаганда за четверть века сделала свое черное дело. И теперь для славянского населения России характерна не только низкая рождаемость, но и трагический рост количества тех лиц, кто в принципе настроен космополитично и отрицает свою принадлежность вообще к какой бы то ни было национальной группе. Как показывает статистика опросов, сегодня таковых денационализированных «общечеловеков»-космополитов в нашей стране – более 5 миллионов, а двадцать лет назад было в 362 раза меньше.

В таких условиях вести работу с русским контингентом по его консолидации становится с каждым годом все труднее, в том числе и на Кавказе, где русскую национальную идентичность ежедневно подвергают жестокому испытанию.

Ее укрепление должно стать главным делом не только русских НКА в республиках, но и СМИ, в том числе федерального уровня.

4.5. В обеспечение ст. 26 Конституции РФ (право определять и указывать свою национальность) следует вернуть графу «национальность» в паспорт, заполняемую по желанию граждан. Ибо наличие конституционного права при отсутствии механизма его исполнения есть издевательство над человеком, над его национальными чувствами.

При советской власти обязательное национальное самоопределение и заполнение «пятой графы» способствовало укреплению национальной идентичности граждан, что было немаловажно для русских, в первую очередь. Отмены этой графы добились влиятельные сторонники концепции «россиянства», «российской нации» (Валерий Тишков, Владимир Жириновский и др.), хоть таковая и отсутствует в природе. Учитывая сказанное в предыдущем пункте, представляется необходимым предоставить, наконец, гражданам России не только право, но и возможность указать свою национальность в главном документе, удостоверяющем личность.

4.6. Теоретики и идеологи, пользовавшиеся со времени Ельцина и Гайдара авторитетом и влиянием, определявшие национальную политику в России, давно и тотально обанкротились, а их «экспертные услуги» уже завели нашу страну в тупик национальных противоречий, от которых один шаг до внутренних этнических войн. Это такие лица, как В.А. Тишков и некоторые его подчиненные по Институту этнологии и антропологии РАН, бывший ельцинский советник по делам национальностей Э.А. Паин и его соавтор В.И. Мукомель, бывшие министры по делам национальностей В.А. Михайлов и В.Ю. Зорин и ряд других. Следует навсегда исключить их из состава экспертов, к чьим услугам прибегают официальные инстанции.

Таковы основные меры из числа первоочередных по решению проблемы ухода русских из национально-территориальных образований, в первую очередь – с Кавказа. Понятно, что этот список может быть расширен, но вряд ли может быть сужен.

Особое соображение. Президент России В.В. Путин неоднократно высказывался о своей позиции в русском вопросе. Так, еще в марте 2008 года Путин заявил при передаче трона Медведеву о своем «русском национализме», чем, безусловно, подал сигнал широчайшим русским массам: я с вами. В октябре 2014 года, выступая на Валдайском форуме, Путин довел этот тезис до предела: «Самый большой националист в России – это я»…

Казалось бы, все вполне внятно и понятно. Однако, как говорят в народе, жалует царь, да не жалует псарь. В Администрации президента национальными отношениями занимаются люди, весьма далекие по этническим корням и по убеждениям от русского народа с его бедами и проблемами: то еврей, то удмурт, то дагестанец. На словах они, вроде бы, понимают значение русского фактора в русской стране, но на деле не только не решают, но даже не обсуждают (во всяком случае гласно) русские проблемы. Если такое положение сохранится и в дальнейшем, надеяться на изменения к лучшему положения русского народа, в том числе на Кавказе, не приходится. И тогда остановить русский исход из различных национально-территориальных образований не удастся.

Такая же ситуация и на государственных каналах ТВ, не говоря уж про негосударственные. Единственная профильная передача «Русский вопрос» на ТВЦ (ведущий Константин Затулин) – и та подвергается многоуровневой негласной цензуре, хотя была санкционирована самим В.В. Путиным лично.

На решение русских проблем в Администрации президента должны быть поставлены русские по происхождению люди, эти проблемы знающие и понимающие, солидарные с Президентом Путиным в его русском националистическом исповедании. В ФАДН желательно создать Отдел русского народа с такими же компетентными сотрудниками. А на ТВ обсуждение этнических проблем русского народа должно стать регулярным, широким и профессиональным. Только тогда можно будет надеяться на великое будущее нашей страны. Кадры решают все.

1 Этот процесс уже дошел до логического предела в Чечне и Ингушетии, приближается к нему в Дагестане.

2 Подробности о геноциде русских в Чечне можно почерпнуть в таких, например, источниках, как «Белая книга ФСБ», сборник «Комиссия Говорухина» и др.

3 Вот лишь несколько имен людей, находящихся глубоко в теме: Яна Амелина, Владимир Карпец, Юрий Сошин, Денис Парамонов, Михаил Ремезов; Игорь Бойков (СПб), проф. Виталий Белозеров (Ставрополь), Сергей Попов (Ставрополь), Алексей Курсиш (Ставрополь), Владимир Нестеров (Ставрополь), проф. И.А. Иванников (Ростов-на-Дону), Максим Федоренко (Ростов-на-Дону), Нина Коновалова (Майкоп), Николай Бурхайло (Майкоп), Евгений Кузьмиченко (Кабардино-Балкария) и др.

Александр СЕВАСТЬЯНОВ

Яндекс.Метрика