20
Пт, сен

О славянском единстве: Планы немецких агрессоров в отношении славян

Прочие статьи

Доклад на Международном конгрессе СМИ «Победа одна на всех» (Одесса, 9-10 апреля 2012)

Уважаемые коллеги! Друзья!

Завтра мы все примем участие в высокоторжественном праздновании годовщины освобождения прекрасного города Одессы от немецких оккупантов, будем возлагать венки и поздравлять друг друга с этим замечательным событием. А сегодня, 9 апреля, я хочу поздравить всех с не менее знаменательной датой: годовщиной штурма Кенигсберга (ныне Калининград). Это город, где прошла моя юность, это моя малая родина. Когда-то, в 1945 году, мой отец брал этот город штурмом, сейчас одна из улиц там носит его имя.

Кенигсберг лежит на берегу Балтийского моря, Одесса – на берегу Черного. Я сопоставил эти две близлежащие даты не просто так: они позволяют нам вспомнить о том времени, когда у нас была единая Родина, и сами мы все были едины – русские, украинцы, белорусы, от моря до моря жили общей жизнью и сообща делили горе и радость.

Особенно важно вспомнить об этом сегодня, ибо в своем докладе я хочу коснуться основной темы нашего форума: темы общей славянской судьбы. Для этого мне придется перевернуть некоторые привычные представления о Второй мировой войне и привлечь ваше внимание к фактам, обычно остающимся в тени. Мы должны сегодня вскрыть главный секрет, обнажить главную тайну минувшей войны, должны понять, каков был ее характер. Об этом ныне либо не знают, либо не помнят, либо намеренно скрывают суть дела.

* * *

Как нам в большинстве случаев преподносят войну и победу?

Часто приходится слышать, что мы-де воевали с фашизмом, с нацизмом – и вот именно их-то и победили. То есть, это была как бы война идеологий, война с идеями.

Ничего подобного! Все предвоенное десятилетие наша страна отлично дружила с нацистской Германией, да и с фашистской Италией. Мы исправно поставляли нацистам продовольствие и сырье, а они нам – станки, оборудование, вооружение и проч. Пакт Молотова – Риббентропа (грандиозный дипломатический памятник эпохи) возвел это сотрудничество коммунистов и нацистов в высшую степень, доведя до прямого военно-политического альянса, завершившегося очередным разделом Польши и другими важными геополитическими результатами.

Абсурдность версии «борьбы с идеей» следует из простого предположения: а что, если бы немцы перешли наши границы под антифашистскими лозунгами, мы встретили бы их с распростертыми объятиями? Разве от того, что Америка, по выражению Джорджа Буша, представляет собой «сияющий свет демократии», ее мерзкая сущность наглого агрессора, претендующего на мировое господство, менее очевидна?

Итак, отбросим нелепую мысль о борьбе идей.

Нам говорят: это была схватка двух общественных систем, продемонстрировавшая преимущества социализма. Это тоже неправда. Главными участниками схватки были: с одной стороны – Союз социалистических республик, а с другой – национал-социалистическая Германия. Обе страны располагали партократической системой управления, самой совершенной в мире, обе вели централизованное плановое хозяйство и т.д.

Итак, идея борьбы двух систем также несостоятельна. Особенно, если учесть, что социалистический СССР в борьбе с социалистической Германией вступил в союз со странами самого махрового империалистического толка, странами буржуазной демократии: Англией, Францией, США.

В чем же суть этой войны? В чем ее главный секрет, основная тайна?

Суть, секрет и тайна Второй мировой войны в том, что это была война этническая.

Скажу больше: это была итоговая битва извечного германо-славянского противоборства. Хотя этнический характер войны этим фактом не исчерпывается, но ядро проблемы именно в нем.

Было именно и только то, что было: в 1945 году русские переломили полуторатысячелетний ход истории, остановили экспансию германцев на славянские земли и геноцид славян, вернули славянам часть утраченных земель и восстановили их независимость от германцев.

* * *

Чтобы аргументировать свой тезис, для начала приведу один факт, о котором сегодня мало кто знает и мало кто помнит.

28 марта 1945 года, незадолго до окончательной победы, в Кремле проводился торжественный обед в честь Э. Бенеша, президента только что созданной на освобожденных Красной Армией территориях объединенной Чехословакии. На приеме взял слово товарищ Сталин. Он сказал удивительные вещи, которых никто не ожидал от него услышать: предложил создать Союз славянских государств. И разъяснил свою идею:

«Старые славянофилы, например, Аксаков и другие, требовали объединения всех славян под русским царем. Они не понимали того, что эта идея вредная и невыполнимая…

Мы, новые славянофилы-ленинцы (так!), славянофилы-большевики, коммунисты, стоим не за объединение, а за союз славянских народов. Мы считаем, что независимо от разницы в политическом и социальном положении, независимо от бытовых и этнографических различий все славяне должны быть в союзе друг с другом против нашего общего врага – немцев.

Вся история жизни славян учит, что этот союз нам необходим для защиты славянства.

Вот возьмите хотя бы последние две мировые войны. Из-за чего они начались? Из-за славян. Немцы хотели поработить славян. Кто больше всех пострадал от этих войн? Как в Первую, так и во Вторую мировую войну больше всех пострадали славянские народы: Россия, Украина, белорусы, сербы, чехи, словаки, поляки».

Сталин высказал мысль о том, что рано или поздно немцы оправятся от поражения и «чтобы немцам не дать подняться и затеять новую войну, нужен союз славянских народов». И завершил выступление тостом «за союз и дружбу независимых славянских народов, больших и малых».

Сегодня все это кажется невероятным. Как?! Давно ли большевики-ленинцы клялись в верности Третьему Интернационалу? Давно ли действовал во многих странах мира боевитый Коммунистический интернационал (Коминтерн), руководимый из Москвы, из Кремля? И тут вдруг вместо всего этого – Союз славянских народов…

Что произошло? Почему в такой краткий срок, за какие-то два года (Коминтерн прекратил свое существование в 1943 году), Сталин так круто развернулся, так радикально переменил свои установки, пересмотрел свою позицию в международной политике, в мире? Перешел от «пролетарского интернационализма», по сути дела, к панславянскому национализму?

Секрет прост: Сталин, вместе со всем нашим народом, за годы войны постиг простую истину и глубоко ею проникся: война носила этнический характер, это была война немцев против славян. Заглянув, как он любил и умел это делать, в историю, Сталин без труда убедился в том, что корни этого этнического противостояния уходят далеко-далеко в глубь веков.

Убедимся в этом, вкратце, и мы.

* * *

Напомню, что в III-IVвеках нашей эры славяне занимали почти всю Центральную и Южную Европу, гранича на Западе с территорией нынешней Дании и Гамбурга, на Юге с Византией, на Востоке – с народами Поволжья и Степи.

Однако в IVвеке орды готов под предводительством вождя Германариха прошли, все сметая на своем пути, с Запада на Восток, подрезав ареал славянства снизу, с Юга, многих уничтожив и поработив. (Со временем управу на них славянам пришлось искать у гуннов.) Так начался полуторатысячелений «Дранг нах Остен», в ходе которого огромные территории с населявшими их славянскими народами и племенами перешли под власть германцев, а ряд таковых племен просто исчез с лица земли. Где пруссы, на землях которых выстроены и Берлин, и Кенгисберг? От этого крупнейшего славянского племени не уцелело ни одного человека. Где лютичи? Где не менее обширный народ бодричей (ободритов)? Его постигла та же судьба, а на просторах, где он проживал когда-то, теперь располагаются германские земли Мекленбург и Померания. И только топонимика – Штаргард (Старгород), Нойгард (Новгород), Бельгард (Белгород) – напоминает о славянском прошлом. Как и порой мелькающие в тех краях фамилии явно славянского корня (какой-нибудь фон-Ветрофф). Не осталось славян и на острове Рюген, а ведь многие ученые связывают этот топоним с именем ругов/русов, наших прямых предков. Попали под немецкое владычество и были насильственно окатоличены изначально православные чехи, чья попытка обрести затем независимость в ходе т.н. гуситских войн была утоплена в крови. Неуклонно сокращается в числе и теряет свою национальную идентичность весьма значительная некогда славянская народность т.н. лужицких сорбов, расположенная в центре нынешних германских земель. Она подвергается систематическому этноциду (бескровному геноциду): недавно сорбам запретили преподавание в школах на своем языке. И т.д.

Закрепившись на землях пруссов, Немецкий орден – так часто называли Тевтонский, позже Ливонский орден – повел планомерное наступление на земли поляков, литовцев, русских. Но дважды получил сильный отпор: в первый раз от Александра Невского на Чудском озере в 1242 году, а во второй – от объединенных польско-литовско-русских сил под Грюнвальдом в 1410 году.

На долгое время агрессия германцев (немцев) на славянские земли прекратилась, а затем в результате жестокой братоубийственной Тридцатилетней войны немецкая нация распалась на множество небольших государств, которые не могли ставить перед собой захватнические цели по недостатку сил. Но как только немцы объединились под властью Австрии и Германии, захваты начались снова. Так, австрийцам удалось захватить Западную Украину и часть Польши (чехи, словаки, словене и др. тоже были под их правлением). Первая мировая война началась из-за попытки Австрии распространить свое владычество на балканских славян (Болгария к тому времени уже полностью была в орбите влияния Германии).

Прелюдией ко Второй мировой послужил раздел Чехии, захват немцами Судет, Богемии и Моравии, отъем у литовцев (их небезосновательно относят к особой группе балтийских славян) города-порта Клайпеды, да и сама война началась с вторжения немецких войск в Польшу.

Отмечу, что Сталин оказался прав, подозревая, что со временем немцы оправятся от поражения, окрепнут и снова станут угрожать славянам. За время, протекшее с 1945 года, немецкие вооруженные силы дважды проявляли себя в Европе, и оба раза – против славян: в 1968 против чехов, а в 1990-е – против сербов. Чехи, кстати, были не так возмущены и оскорблены нашим вторжением, как тем, что мы привели с собой немецкую армию.

* * *

Что бы сегодня ни пытались нам внушить ангажированные историки, в годы войны ни у кого не было никаких сомнений в том, с кем и за что мы воюем. Возьмем для примера комплект газет «Правда» и «Красная звезда» за 1944-1945 годы. Эти газеты выходили миллионными тиражами, читались в тылу и на фронте; они служили основным подспорьем для десятков тысяч агитаторов; в них печатались письма с фронта, с оккупированных и освобожденных Красной Армией территорий. Ненависть к врагам разной, но всегда конкретной национальности – румынам, венграм, финнам, а в первую очередь к немцам – сквозит в большинстве материалов, является эмоциональным фоном даже для сухих фронтовых сводок.

Газета «Красная Звезда» и выходила-то под девизом: «Смерть немецким оккупантам!». Прошу заметить: не «фашистским», не «нацистским», не «гитлеровским», как политкорректно, но фальшиво именует их сегодня официальная историография. Нет, в те грозные годы люди прекрасно понимали, что к чему, и не стеснялись называть вещи своими именами. Газета в каждом военном материале говорила о немецких войсках, немецкой агрессии, немецком сопротивлении. О немецких бандитах, немецких захватчиках, немецких зверствах, немецкой гадине... Словом, вовсю, как сегодня сказали бы броды-герберы, разжигала национальную рознь. Вот красноречивые цитаты.

«Всегда б цвели наши совхозы и колхозы, как сады, если б немецкие выродки бешеной орды не хлынули сюда. Зависть их взяла.

Ироды, людоеды, чтоб они подохли, на свет не родившись! Чтоб они в пропасть провалились!

                       Щоб на того нiмця та вiтер навiяв

                       Усi лиха зразу, що нам заподiяв!..

Как они ограбили всю нашу Украину, наш милый край! Как трудно было снести лихую годину. Проклятый немец наш труд обратил в прах...

Крепко бьют врага Запорожские дивизии и полки и наши земляки... Они нам пишут, что местью живут, а чтоб немцам даже не снились ни пироги, ни калачи, ни пышки – день и ночь без передышки выпускают из них требуху и кишки!... Навсегда запомнят, как на наше добро зариться!

Пусть же наши сыновья смертным боем врага бьют, силы и жизни не жалеют...» (Письмо И. В. Сталину. Обсуждено на собраниях рабочих, колхозников, служащих, интеллигенции и всех трудящихся Запорожской области. Подписали 270.489 человек. – «КЗ» № 89/44).

«Может быть, иные думают, что немцы, отступая, становятся если не человечней, то безобидней? Может быть, битые немцы кажутся кому-нибудь безвредными? Нет, немцы верны себе. Они хнычут, кричат “капут”. А за час до этого они жгли села и терзали невинных [следует документальный рассказ о пленных немецких саперах, о их признаниях]...

Они говорят это спокойно, деловито: жгли, убивали, вешали... Немцы все те же. Безумен тот, кто надеется их образумить, усовестить, исправить. Саперы или пехотинцы, ветераны или новички, они все повинны в черном деле, и они все ответят, все... Да будет наша ненависть едкой, как соль, и длинной, как жизнь!» (И. Эренбург. Те же! – «КЗ» № 88/44).

Да, да, господа ревнители политкорректности, это написал известный журналист Илья Эренбург, тот самый, что создал знаменитый своей краткостью лозунг: «Убей немца!». Немца – а не фашиста или нациста… И никто, представьте себе, на основании опубликованного текста не потребовал привлечь товарища Эренбурга к суду за разжигание национальной розни!

Но вернемся к русским газетам времен войны. Заголовок передовой статьи «Добить немецкого зверя!» говорит сам за себя («КЗ» № 105/44). В этом же номере газеты читаем: «Этого врага нужно добить, чтобы он не мог больше вредить ни нашему народу, ни другим народам мира. Его нужно добить во имя высшего закона человечности. Смерть немецким оккупантам во имя жизни на земле!» (Д. Мануильский. Выдающиеся победы Красной Армии. – Там же).

Язык газеты был истинным языком фронта, ибо фронт с полным правом ворвался на страницы газеты. Слово газетчика – слово ненависти, в том числе, – было могучим оружием, направленным точно в цель. Репортажи с передовой доносят до нас единое понимание происходящего – и единый лексикон: «У каждого из нас сердце жаждет победы. У всех нас одна цель и одно стремление: быстрее разгромить изверга-немца» (из выступления кавалера ордена Славы гвардии ефрейтора Галимова. Заметка «Будем громить врага беспощадно». – «КЗ» № 106/44); «Наша задача – еще крепче бить немца, повсюду преследовать его» (из речи кавалера ордена Красного Знамени ст. лейтенанта Киреева. Заметка «У героев боев за Крым». – Там же); «Раненый зверь не перестает быть опасным зверем... Мы сами это видим. И все же мы добьем немецкого зверя, за какие бы горы и леса он ни прятался. Догоним его и в его же собственной берлоге добьем!» (выступление бронебойщика Кузьмина. Заметка «В предгорьях Карпат». – «КЗ» № 105/44). В другом репортаже о митинге в действующей армии звучит та же мысль: «В каждом слове, в каждой фразе чувствуется великая вера в силу грозного русского оружия и в скорую победу над ненавистным немецким зверьем» («КЗ» № 107/44). «Перед строем выступает ветеран трех войн ефрейтор Антуфьев. Он говорит: – Все мы свидетели страшных зверств и разрушений, которые чинили немцы на земле Ленинградской области. У кого из нас злоба не подходила к самому сердцу. Еще в первую мировую войну я увидел, что немцы не люди, а теперь и подавно. Это звери, которых надо бить» (заметка «Вклад советских воинов». – «КЗ» № 108/44).

Ладно, скажут мне, «Красная Звезда» – армейский орган печати, у него своя специфика, чего не ляпнешь в бою сгоряча! Но, во-первых, газета полна таких «горячих» репортажей о преступлениях немцев, румын, финнов, которые с лихвой оправдывают любую русскую ненависть и ничего, кроме ненависти, вызвать у нормального человека не могут. А во-вторых, заглянем-ка в сугубо штатскую газету «Правда»: что там?

А там – та же ненависть к смертельному врагу. К немцу. К румыну. К венгру. К финну. И тот же Эренбург, объясняющий, чем плохи немцы, предчувствующие свой конец, и что «добить их нелегко», и почему «мы хотим их уничтожить», и что «напрасно немцы рассчитывают на нашу забывчивость» («Правда» № 13/45). И те же выразительные заголовки статей (например: «По следам зверя». – «Правда» № 27/45). И те же документальные рассказы о немецких зверствах – теперь уже на землях не только России, Белоруссии, Украины, но и Польши, Венгрии, Чехословакии, Прибалтики, в том числе о лагерях смерти. И такие, например, стихи Демьяна Бедного: «А дай над русским немцу власть, // Так покуражится он всласть, // Покажет нрав немецкий зверский // Детоубийца этот мерзкий» («Правда» № 28/45). И те же репортажи из действующей армии, в которых так же слышится один призыв: добить немца! Добить ненавистного супостата!..

Наши русские отцы и деды хорошо знали, что такое ненависть. Умели видеть самую вражью суть, умели ее ненавидеть. Потому и били врага без пощады. Потому и сумели порвать смертельную удавку, накинутую на нашу шею. Потому и познали счастье Победы.

* * *

Отмечу специально, что победа, одержанная над немцами, не только положила конец германской агрессии против славян. Она позволила взять существенный реванш и дала много преимуществ всем участвовавшим в войне славянам. А именно.

Украинцы получили Западную Украину, Закарпатье. Белорусы – Западную Белоруссию. Литовцы – Виленский край (бывший во владении князей Радзивиллов), ганзейский город Клайпеду. Балканским славянам было подарено мощное единое государство Югославия в самом центре Европы. Чехи – получили в полную власть Судеты, откуда были изгнаны немцы, составлявшие до трети населения; кроме того, чехи объединились со словаками в большое, сильное и процветающее государство. Полякам точно так же досталась Силезия, очищенная от немцев, а также значительная часть Восточной Пруссии. Ну, а нам, русским, досталась лучшая часть Восточной Пруссии с ее столицей Кенигсбергом.

Особо следует отметить такое великое преимущество, выигранное в результате войны поляками, как преобразование Польши из многонационального – в мононациональное государство, в этнократию. До войны там проживали, наряду с поляками, две крупнейшие, очень влиятельные национальности – немцы (в основном, в Силезии и ганзейских городах – Гданьске-Данциге, Щецине-Штеттине и т.д.) и евреи, численность которых превышала три миллиона. Но немцы были выселены в Германию сразу после войны, а евреи частично выехали в СССР еще до раздела Польши или в ходе его, частично были уничтожены немцами, а оставшиеся уехали в Израиль, негласно поощряемые к тому правительством Гомулки. Сегодня в Польше вместо трех миллионов – всего около десяти тысяч евреев. Поляки благополучно приняли свое государство в собственные руки, и это тоже результат и показатель общеславянской победы в великой войне.

Выиграли, как видим, вполне зримо и материально, все славяне, принимавшие участие в войне с немецкими захватчиками, каждый народ получил свои дивиденды от единой, общей Победы. Выиграли немало.

Величайшая победа мирового славянства над германцами, исторический перелом в полуторатысячелетнем противостоянии, грандиозный реванш, взятый нами ценой величайшего напряжения национальных сил русского народа в эпохальное четырехлетие 1941-1945 гг., – все это трактуется порой сегодня как несчастье и историческое недоразумение. Ненавистники славянства прикрываются, как правило, антисоветизмом, антикоммунизмом. Презрение и нелюбовь к «совковым патриотам», посмевшим так жестоко «обидеть» немецких братьев по крови, арийцев, несших-де нам, русским, европейскую культуру и свободу от большевистского ига, у авторов сего мифа очень велики. Я мог бы привести многие выдержки из подобного рода текстов, если бы чувствовал в себе азарт собирателя мусора.

Поражает одно. Неужели отдельные русские люди верят, что жили бы лучше, если б не победа их отцов и дедов?Что Гитлер из арийской солидарности избавил бы нас «от преступного сталинского режима», после чего мы наслаждались бы свободой и демократией и «пили бы баварское пиво»?

Любопытно, что вся подобная аргументация чуть ли не дословно списана с гитлеровских пропагандистских листовок и тому подобных текстов. Еще в специальной директиве «Указания о применении пропаганды по варианту “Барбаросса”» предписывалось утверждать, что «противниками Германии являются не народы Советского Союза, а исключительно еврейско-большевистское советское правительство со своими чиновниками и коммунистическая партия, работающая на мировую революцию». Затем 21.08.1941 г. вышла дополнительная директива: «Использовать в пропаганде только негативные образы недостаточно. Помимо угроз, запретов и предупреждений должно подчеркиваться, что немецкий солдат пришел не для того, чтобы уничтожить социализм, но чтобы освободить русский народ от большевистского рабства и обеспечить социальную справедливость». А в знаменитой инструкции Министерства пропаганды, подписанной лично Й. Геббельсом 15.02.1943 г., особо подчеркивалось: следует избегать высказываний, дискриминирующих народы СССР, и ни в коем случае не упоминать о колонизаторских планах Германии.

Немецкая пропаганда не жалела сил, чтобы затушевать, замаскировать истинные цели агрессора. К примеру, в циркуляре от 3 декабря 1942 года А. Розенберг предписывал «проявлять сдержанность в статьях и выступлениях, касающихся планов Рейха на Востоке… избегать следующих выражений: проводить колониальную политику…». Еще до нападения на СССР в 1941 году были изготовлены десятиминутные пропагандистские ролики о «друге русского народа Адольфе Гитлере» («Гитлер – освободитель» и др.). В одном из них диктор убеждал зрителя: «Для русского народа это имя имеет особое значение, потому что Адольф Гитлер был первым государственным деятелем, объявившим беспощадную борьбу большевизму, этой многоголовой гидре, поработившей нашу родину. Помогать ему всеми силами – это долг каждого любящего свою родину человека».

А что было на самом деле? Что несло для русских людей немецкое иго? Что было бы с нами, если бы мы не победили, а проиграли войну?

Об этом стоит сказать особо. Я сокращу подробности о геноциде славян в ходе войны (их можно найти в моей книге «Победу не отнять. Против власовцев и гитлеровцев», вышедшей в 2010 году), скажу лишь о самом главном.

* * *

Достоверно известно и не оспаривается, что Главное имперское управление безопасности под руководством Гиммлера совместно с Восточным министерством Розенберга предпринимало усилия для подготовки Генерального плана «Ост», который должен был решить судьбу оккупированных территорий и побежденных, покоренных немцами народов.

Свидетельств того, что такая работа шла, достаточно. Некоторые из них – самого высокого уровня, как, например, письмо руководителя СС Генриха Гиммлера – государственному комиссару по делам укрепления немецкой расы Ульриху Грейфельту от 12 июня 1942 года, в котором упомянут некий «Совокупный план “Ост” главного имперского управления безопасности». Не менее важным я считаю письмо руководителя НСДАП Мартина Бормана министру по делам оккупированных на востоке территорий Альфреду Розенбергу от 23 июля 1942 года (оно приведено в третьей части настоящей книги). В нем хотя и не упоминается план «Ост», директивно излагаются от лица фюрера ровно те же принципы политики относительно покоренных народов. Нет сомнений, что авторы плана и Борман вдохновлялись одними и теми же идеями, исходившими, как видно, лично от Гитлера, и были равно в курсе продвижения самого плана.

Таким образом, независимо от того, сохранился ли данный план в законченном виде на бумаге, он, вне всякого сомнения, жил во всю силу в головах руководителей, конструировавших настоящее и будущее Рейха.

На сегодня выявлено шесть вариантов плана «Ост», существование которых следует из источников, группирующихся вокруг имен привлеченных к работе над ним ученых: профессора Мейера, доктора Элиха и доктора Э. Ветцеля. Опубликована магистерская работа немецкого историка Карстена Шульца, в которой данные ниже источники и все их интерпретации скрупулезно анализируются. А именно:

1. Генеральный план рейхскомиссариата по укреплению германской государственности(автор проф. Мейер, январь 1940).

2. Генеральный план «Ост» рейхскомиссариата по укреплению германской государственности (автор проф. Мейер, 15 июля 1941).

3. Генеральный план «Ост» рейхскомиссариата по укреплению германской государственности (автор проф. Мейер, 28 мая 1942; 71-страничный план был разверстан на 25 лет).

4. Генеральный план заселения(материалы рейхскомиссариата по укреплению германской государственности, автор проф. Мейер, 23 декабря 1942 г., переработан 15 февраля 1943).

5. Генеральный план «Ост» отдела III-B главного имперского управления безопасности (РСХА) (предположительно автор доктор Элих, январь 1942).

6. Совокупный план «Ост» главного имперского управления безопасности (РСХА) (апрель или май 1942).

Как видно, профессор Мейер с января 1940 по февраль 1943 года работал над проблемой, неоднократно варьируя концепцию Генерального плана. Кем был этот человек?

Ординарный профессор и руководитель Института агрономии и аграрной политики Берлинского университета Конрад Мейер-Хетлинг был руководителем главной штабной службы планирования и земельных владений в Имперском комиссариате по укреплению духа немецкой нации. Штандартен-, а позднее обер-фюрер СС. Ведущий земельный проектировщик в рейхсминистерстве продовольствия и сельского хозяйства, сотрудничал с рейхсфюрером сельского хозяйства и министерством оккупированных восточных областей. В 1942 году выдвинулся на должность главного проектировщика развития всех подвластных Германии областей. С самого начала войны знал во всех подробностях о всех планах в этом отношении; поскольку сам сочинял решающие заключения. Был обвинён вместе с другими чинами СС по делу так называемого Главного управления по вопросам расы и переселения (дело № 8), приговорён судом Соединённых Штатов к незначительному наказанию только за членство в СС и освобождён в 1948 году. Скончался в 1973 г. в возрасте 72 лет в должности западногерманского профессора на пенсии.

Концепция Мейера предусматривала выселение 3,4 миллиона поляков из областей, граничащих с Рейхом. Изюминка планов Мейера, о которой неплохо сегодня напомнить нашим прибалтийским друзьям, состояла в том, что принудительному онемечиванию подлежали более 50% эстонцев, до 50% латышей, до 15% литовцев (о том, что такое онемечивание, могли бы рассказать пруссы, если бы в итоге сохранился хоть один прусс). При этом коренному населению запрещалось владеть собственностью в городах, чтобы использовать его преимущественно на сельхозработах. Для контроля территорий с непреобладающим поначалу немецким населением вводилась форма маркграфства; первые три: Ингерманландия (Ленинградская область), Готенгау (Крым, Херсон), и Мемель-Нарев (Западная Литва – Нарва). Депортации подлежали около 30 миллионов коренных жителей всей оккупированной территории; в одной Ингерманландии население городов должно быть снижено с 3 миллионов до 200 тысяч.

Дорабатывал ли проф. Мейер свой проект после Сталинградской битвы, а тем более после Орловско-Курской дуги, неизвестно. Как неизвестно и то, рассматривался ли он официально высшим руководством Рейха и лично Гитлером. Скорее всего нет, ибо победы русского оружия превратили труд профессора и его коллег в бессмысленное прожектерство и сняли его с повестки дня. Видимо, документ затерялся в имперских архивах или попросту был отправлен в урну за ненадобностью.

Однако кроме подготовительных проектов Мейера имелся также документ под сакраментальным названием Генеральный план «Ост» рейхсфюрера войск СС, в работе над которым участвовал штандартенфюрер доктор Элих. К сожалению, самый оригинал отсутствует. Но мы вполне достоверно судим о нем по косвенным источникам, поскольку на этот план есть, в частности, обширный отзыв доктора Ветцеля, подлинность которого не оспаривается ни европейскими ревизионистами, ни доморощенными гитлеристами.

Таковы основные документы, касающиеся Генерального плана «Ост», изготовленного в ведомстве Гиммлера. Об аналогичных планах министерства по восточным территориям мы здесь не судим, но и они наверняка были. Об этом свидетельствует как раз тот самый профессиональный отзыв специалиста, который дает представление о пресловутом плане. Речь идет о «Замечаниях и предложениях по генеральному плану “Ост” рейхсфюрера войск СС», изготовленных Э. Ветцелем – начальником отдела колонизации 1-го главного политического управления «восточного министерства» (высокий чин в ведомстве А. Розенберга). Документ подписан в Берлине, датирован 27.4.1942, на нем вполне заслуженно стоит гриф «Совершенно секретно! Государственной важности!» и начинается он со знаменательных слов: «Главное управление имперской безопасности работает над генеральным планом "Ост"». Жанр документа – типичная официальная служебная записка; на первом листе проставлен исходящий номер: 1/214.

Принимая в соображение все сказанное, вряд ли стоит сомневаться в том, что такой план существовал на самом деле. Был ли он доработан до конца и утвержден или остались только отдельные разработки к нему высокопоставленных чиновников – неважно.

Важно, во-первых, что самые креативные и ответственные умы в имперском госаппарате – Гиммлер, Борман, Грейтфельт, Розенберг – были очень серьезно озадачены проблемой в целом и этим проектом, обсуждали его со всех сторон.

Во-вторых, совершенно ясны те направления, в которых шла работа над проектом, вдохновленная лично Гитлером и другими высшими лицами империи, ясен его общий смысл, ясно, в чем состоял консенсус гитлеровской верхушки в отношении дальнейшей судьбы русского народа и вообще покоренных уже навсегда славян.

* * *

Главные мечтатели Рейха понимали, что целиком заглотить и переварить такую махину, как СССР (да еще плюс Польша) немцы не смогут физически. Поэтому предполагали распорядиться покоренным в скором будущем Советским Союзом как можно рациональнее.

По-видимому, в ведомстве Розенберга работали более подготовленные люди (Розенберг, сам фольксдойче, подбирал грамотные кадры). Начальник отдела колонизации Ветцель счел нужным подправить в соответствии со своей компетенцией план, сделанный ведомством Гиммлера. По сохранившимся подлинным замечаниям Ветцеля историки основательно судят о содержании плана, которого пока никто из них не видел. Подлинность текста Ветцеля сомнений не вызывает.

Основу откорректированного Ветцелем проекта составили три пункта:

1) примерно треть территории России к западу от Урала (Ингерманландия, Брянщина, Таврия и Крым), а также вся Украина, кроме Восточной, Польша и Прибалтика почти полностью очищались от коренного населения, чтобы быть поделенной между примерно 8-10 млн немецких колонизаторов. Первоначально из 45 миллионов коренного населения 31 миллион подлежал отселению в Западную Сибирь, оставшиеся 14 миллионов должны были подвергнуться онемечиванию. Выселению подлежало 65% западных украинцев, 75% белорусов, 80-85% поляков и т.д. Но Ветцель подправил: с учетом плодовитости коренного населения, число выселенных за 30 лет составит не 31, а 46-51 млн. человек.

2) часть всей нашей территории между Уралом и условной линией от Старой Ладоги через Валдай и Брянск к Мелитополю, а также Восточная Украина без Житомирской, Каменец-Подольской, Винницкой областей и Крыма – становилась подчиненным Германии конгломератом из «комиссариатов» под внешним имперским управлением.

3) О колоссальных запасах нефти и газа в Сибири тогда еще почти никто в мире не знал, мы и сами только догадывались, поэтому немцы к Зауралью отнеслись несколько пренебрежительно, как к своего рода отстойнику расово неполноценных народов, включая и ненордических русских. В области за Уралом должны были быть выселены поляки, белорусы, украинцы, значительная часть литовцев и все расово неполноценные народы. Параллельно культивировалось создание якобы автохтонного «сибирского народа» – странная мифологема, свидетельствующая о неважной этнополитической подготовке авторов проекта. Кроме того, за Урал предполагалось направлять западноевропейских колонизаторов ненемецкого происхождения, включая венгров, французов и румын, дабы по крайней мере европеизировать сибирские земли, на онемечивание коих у немцев просто не хватало биологических сил. (Русских они за европейцев, естественно, не считали.) Ветцель предусмотрительно писал в связи с этим: «Надо еще раз подчеркнуть, что Сибирь является одним из факторов, который при правильном его использовании мог бы сыграть решающую роль в лишении русского народа возможности восстановить свое могущество». Этакий анти-Ломоносов; не зря тот выступал против немецкого засилия в российской науке!

Участь Дальнего Востока в плане не прописана, но все, кто читал «Майн Кампф», помнят, что эти земли Гитлер предполагал отдать японцам (в то время он мечтал разделить Россию с Японией и с Англией).

Такой была основа представлений гитлеровской верхушки о дальнейшей судьбе Советского Союза, Польши и населяющих их народов.

Еще раз скажу: существовал план «Ост» в законченном виде или нет – в конце концов это даже и неважно. Важно, что над ним работали люди уровня Ветцеля и предлагали именно такие меры в отношении русского народа. Важно, что был общий немецкий дух, подчинявший себе старых и малых, богатых и бедных, руководителей и исполнителей, было общее извечное пренебрежительное отношение Немца – к Славянину вообще и к Русскому в особенности!

Даже если этот общий дух, это общее отношение, о котором свидетельствует все и вся, не воплотились в конкретном пресловутом документе, он все равно материализовался во всем прочем: в словах и делах немецких нацистов – агрессоров и оккупантов.

* * *

Самое главное для нас, русских, содержится в нижеследующем тексте, где знатный гуманист Ветцель полемизирует с одним брутально настроенным профессором:

«Необходимо коснуться еще одного вопроса, который совсем не упоминается в генеральном плане “Ост” но имеет большое значение для решения вообще всей восточной, проблемы, а именно – каким образом можно сохранить и можно ли вообще сохранить на длительное время немецкое господство перед лицом огромной биологической силы русского народа.Поэтому надо кратко рассмотреть вопрос об отношении к русским, о чем почти ничего не сказано в генеральном плане.

Теперь можно с уверенностью сказать, что наши прежние антропологические сведения о русских, не говоря уже о том, что они были весьма неполными и устаревшими, в значительной степени неверны. Это уже отмечали осенью 1941 г. представители управления расовой политики и известные немецкие ученые. Эта точка зрения еще раз была подтверждена профессором доктором Абелем, бывшим первым ассистентом профессора Е. Фишера, который зимой этого года по поручению верховного главнокомандования вооруженных сил проводил подробные антропологические исследования русских...

Абель видел только следующие возможности решения проблемы: или полное уничтожение русского народа, или онемечивание той его части, которая имеет явные признаки нордической расы».

Вот это проговорочка!

Вам понятно ли, о чем, о каком выборе идет речь, читатель? Какую альтернативу преподнесли немецкие профессора верховному главнокомандованию вермахта уже осенью 1941 года? Поясню еще раз.

Русских следовало уничтожить. Предлагалось два варианта.

В первом случае – «полное уничтожение».

Во втором – следовало уничтожить большинство за исключением тех, кто «имеет явные признаки нордической расы». Этих следовало подвергнуть онемечиванию, то есть в любом случае уничтожить как русских в конечном счете.

Ветцель комментирует: «Эти очень серьезные положения Абеля заслуживают большого внимания. Речь идет не только о разгроме государства с центром в Москве. Достижение этой исторической цели никогда не означало бы полного решения проблемы. Дело заключается скорей всего в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их».

Однако сам Ветцель, не рискнувший предложить тотальное уничтожение даже наиболее опасного, с его точки зрения, польского народа, в отношении русских также не одобрил подобной меры: «Предложенный Абелем путь ликвидации русских как народа, не говоря уже о том, что его осуществление едва ли было бы возможно, не подходит для нас также по политическим и экономическим соображениям».

Что же делать? Ведь надо же что-то с этими плодовитыми русскими делать?!

В таком случае нужно идти различными путями, чтобы рационально и эффективно решить русскую проблему. Эти пути вкратце заключаются в следующем:

А)Как уже говорилось, ни о каком самоуправлении русских и речи быть не могло: всюду должна была распоряжаться немецкая администрация. При этом:

«Прежде всего надо предусмотреть разделение территории, населяемой русскими, на различные политические районы с собственными органами управления, чтобы обеспечить в каждом из них обособленное национальное развитие… Нет сомнения, что такое административное дробление русской территории и планомерное обособление отдельных областей окажется одним из средств борьбы с усилением русского народа».

Иными словами, русских следовало децентрализовать и вернуть в состояние феодальной раздробленности, из единой русской нации снова, как в XIIвеке, налепить тверичей, курян, владимирцев, нижегородцев, москвичей...

«Народам, населяющим эти районы, нужно внушить, чтобы они ни при каких обстоятельствах не ориентировались на Москву, даже в том случае, если в Москве будет сидеть немецкий имперский комиссар.»

Заодно следовало покончить с объединяющей ролью великого и могучего русского языка: «Как на Урале, так и на Кавказе существует много различных народностей и языков. Будет невозможно, а политически, пожалуй, и неправильно делать основным языком на Урале татарский или мордовский, а на Кавказе, скажем, грузинский язык. Это могло бы вызвать раздражение у других народов этих областей. Поэтому стоит подумать о введении немецкого языка в качестве языка, связывающего все эти народы».

Б)«Вторым средством, еще более действенным, чем мероприятия, указанные в пункте «А», служит ослабление русского народа в расовом отношении. Онемечивание всех русских для нас невозможно и нежелательно с расовой точки зрения. Что, однако, можно и нужно сделать, так это отделить имеющиеся в русском народе нордические группы населения и произвести их постепенное онемечивание...

Важно, чтобы на русской территории население в своем большинстве состояло из людей примитивного полуевропейского типа. Оно не доставит много забот германскому руководству. Эта масса расово неполноценных, тупых людей нуждается, как свидетельствует вековая история этих областей, в руководстве. Если германскому руководству удастся не допустить сближения с русским населением и предотвратить влияние немецкой крови на русский народ через внебрачные связи, то вполне возможно сохранение германского господства в этом районе при условии, если мы сможем преодолеть такую биологическую опасность, как чудовищная способность этих примитивных людей к размножению.»

Комментарии излишни: все просто и ясно. Перед нами очередные тексты к картинкам из пропагандистской гиммлеровской брошюрки «Унтерменш».

Следующий пункт программы Ветцеля, изложенный им для корректировки Генерального плана «Ост», – самый страшный и красноречивый.

Красной нитью через весь обширный отзыв доктора Ветцеля проходит его беспокойство по поводу демографических аспектов проблемы. Что его тревожило? Во-первых, «наблюдаемый с 1933 г. рост рождаемости… не может ни в коей мере считаться достаточным для существования немецкого народа, особенно принимая во внимание его огромные задачи по колонизации восточных территорий». А во-вторых – «невероятная биологическая способность к размножению соседних с нами восточных народов».

Должен напомнить читателю, что с конца XIXвека и до самой войны 1941-1945 гг. русские занимали по рождаемости второе место в мире после китайцев, но первое в Европе. Немцы, даже после прихода к власти нацистов, поднявших плодовитость, были всего лишь вторыми. Идеологи и планировщики Рейха непременно учитывали эти обстоятельства. Меры по увеличению рождаемости немцев – вне нашего внимания. Чего нельзя сказать о мерах, направленных на снижение рождаемости русских, вообще славян (о других народах здесь не говорю).

Напомню, что статья 357«геноцид» в УК РФ сформулирована (в соответствии с международным правом) так: «Действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы».

В этой связи мы должны дать принципиальную и недвусмысленную оценку следующему пассажу Ветцеля:

«В) Есть много путей подрыва биологической силы народа... Целью немецкой политики по отношению к населению на русской территории будет являться доведение рождаемости русских до более низкого уровня, чем у немцев…

Чтобы избежать в восточных областях нежелательного для нас увеличения численности населения, настоятельно необходимо избегать на Востоке всех мер, которые мы применяли для увеличения рождаемости в империи. В этих областях мы должны сознательно проводить политику на сокращение населения. Средствами пропаганды, особенно через прессу, радио, кино, листовки, краткие брошюры, доклады и т. п., мы должны постоянно внушать населению мысль, что вредно иметь много детей.

Нужно показывать, каких больших средств стоит воспитание детей и что можно было бы приобрести на эти средства. Нужно говорить о большой опасности для здоровья женщины, которой она подвергается, рожая детей, и т. п. Наряду с этим должна быть развернута широчайшая пропаганда противозачаточных средств. Необходимо наладить широкое производство этих средств. Распространение этих средств и аборты ни в коей мере не должны ограничиваться. Следует всячески способствовать расширению сети абортариев. Можно, например, организовать специальную переподготовку акушерок и фельдшериц и обучать их производить аборты. Чем качественнее будут производиться аборты, тем с большим доверием к ним будет относиться население. Вполне понятно, что врачи также должны иметь разрешение производить аборты. И это не должно считаться нарушением врачебной этики.

Следует пропагандировать также добровольную стерилизацию, не допускать борьбы за снижение смертности младенцев, не разрешать обучение матерей уходу за грудными детьми и профилактическим мерам против детских болезней. Следует сократить до минимума подготовку русских врачей по этим специальностям, не оказывать никакой поддержки детским садам и другим подобным учреждениям. Наряду с проведением этих мероприятий в области здравоохранения не должно чиниться никаких препятствий разводам. Не должна оказываться помощь внебрачным детям. Не следует допускать каких-либо налоговых привилегий для многодетных, не оказывать им денежной помощи в виде надбавок к заработной плате...

Для нас, немцев, важно ослабить русский народ в такой степени, чтобы он не был больше в состоянии помешать нам установить немецкое господство в Европе. Этой цели мы можем добиться вышеуказанными путями...»

Что еще нужно добавить к этой ясно и четко изложенной программе геноцида русского народа, чтобы убедить наших доморощенных гитлерофилов и ариеманов в их собственном безграничном идиотизме? Не знаю. По-моему, сказанного достаточно. Sapientisat.

Мне скажут, как обычно: ну, ведь это же не официально утвержденный Генеральный план «Ост», которого, возможно, и не было.

Возможно. Но это неопровержимо подлинные поправки именно к таковому плану (не было бы плана, не было бы и поправок), написанные рукой того самого чиновника, который по должности (!) отвечал за политику Рейха, проводимую на восточных оккупированных территориях. Он никогда не посмел бы предложить руководству проект, способный вызвать негодование, отторжение или резкое противодействие руководства. Чиновники всего света пользуются в отношении начальства «Правилом 2-У: угадать и угодить». Так было и на этот раз.

Перед нами документ, на коем незримо, но бесспорно стоит высшая проба гитлеровского государства. В отношении славян вообще и русских в частности он недвусмысленно подразумевает самый настоящий геноцид.

* * *

Я говорю об этом, чтобы напомнить: для нас, славян, Великая Победа была одна на всех. И в этом наше великое счастье. Ибо если бы мы потерпели поражение, оно тоже было бы одно на всех. Окончательное.

Итак, да здравствует Победа!

Александр Севастьянов

(прочитано в сокращении)

Яндекс.Метрика