18
Вт, фев

О разделённом положении русского, осетинского и лезгинского народов

Прочие статьи

(Проект)

Федеральный закон

“О разделённом положении русского, осетинского и лезгинского народов

и их праве на воссоединение”

Исходя из общепризнанных норм и принципов международного права, гарантирующие равноправие, самоопределение и суверенитет народов,

стремясь обеспечить соблюдение незыблемых прав и свобод человека и гражданина и достичь единства народов, оказавшихся в разделенном положении, а также воссоединения семей и родов,

настоящий закон имеет целью способствовать урегулированию вопросов, связанных с разделенным положением русского, осетинского и лезгинского народов, вызванным прекращением существования Союза ССР.

Статья 1. О разделенном положении русского, осетинского и лезгинского народов

Настоящим законом констатируется разделенное положение русского, осетинского и лезгинского народов, сложившееся в результате прекращения существования Союза ССР вопреки воле населяющих его народов и наций, выраженной на референдуме 1991 года.

Разделенное положение русского, осетинского и лезгинского выражено в наличии зон исторического компактного проживания русских, осетин и лезгин в регионах, примыкающих непосредственно к внешним границам России. Таким образом, две части одного народа (русского, осетинского, лезгинского) оказались разделены государственными границами и стали подданными двух разных государств, хотя до 1991 года являлись подданными единого государства – Союза ССР.

Русский, осетинский и лезгинский народы подверглись разделению и изменили свой правовой статус не по своей воле, насильно. Этим были нарушены их естественные права и интересы, их суверенитет, их исторические судьбы.

Русский, осетинский и лезгинский народы имеют неоспоримое право на воссоединение.

Статья 2. Государственная политика по обеспечению единства русского, осетинского и лезгинского народов

Россия осуществляет политику, направленную на достижение единства русского, осетинского и лезгинского народов мирными средствами на основании общепризнанных норм и принципов международного права.

Государственная политика по достижению этого единства основывается на признании и выполнении следующих принципов:

1) национального суверенитета и правосубъектности русского, осетинского и лезгинского народов – комплекса неотъемлемых прав, которые обеспечивают существование русского, осетинского и лезгинского народов и сохранение их самобытности, создают благоприятные условия для их прогрессивного развития;

2) стремления к достижению единства русского, осетинского и лезгинского народов в рамках одного государства – России;

3) признания права на свободное самоопределение за русским, осетинским и лезгинским народами в местах их компактного исторического проживания на территории иностранных государств;

4) государственной поддержки движений за такое самоопределение;

5) приоритетности защиты прав и законных интересов русского, осетинского и лезгинского народов, недопущения какой-либо дискриминации их по национальному признаку;

6) государственной поддержки национально-культурной самобытности русского, осетинского и лезгинского народов, способствования образованию русских, осетинских и лезгинских национально-культурных автономий, землячеств и ассоциаций соотечественников за рубежом;

6) создания необходимых условий для добровольной репатриации в Россию из мест рассеянного проживания русских, осетин и лезгин, а также членов их семей и ближайших родственников и обеспечения их интеграции в российское общество.

Статья 3. Русская, осетинская и лезгинская диаспоры

Русской, осетинской и лезгинской диаспорами признаются все лица русской, осетинской и лезгинской национальности, проживающие за пределами Российской Федерации на постоянной основе.

Русская, осетинская и лезгинская диаспоры имеют право на представительство в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. Условия и порядок такого представительства определяются на основании федерального закона.

Статья 5. Гражданство русских, осетин и лезгин, постоянно проживающих за рубежом

Русские, осетины и лезгины, постоянно проживающие за рубежом, признаются гражданами Российской Федерации в порядке регистрации в соответствующих консульских и дипломатических учреждениях Российской Федерации, за исключением лиц, добровольно отказавшихся от гражданства СССР и Российской Федерации.

Российская Федерация во взаимоотношениях с иностранными государствами, на территории которых находится русская, осетинская и лезгинская диаспоры, стремится к заключению международных договоров о возможности предоставления членам диаспоры двойного гражданства.

Статья 6. Финансово-экономическое обеспечение репатриации русских, осетин и лезгин в Россию

В целях создания необходимых условий для добровольной репатриации в Россию из мест рассеянного проживания русских, осетин и лезгин, а также членов их семей и ближайших родственников, выделять в федеральном бюджете отдельной строкой расходов средства на осуществление репатриационной политики, необходимых для обустройства русских, осетин и лезгин, возвращающихся на свою историческую родину. Для этого ввести с 1 января 2007 года федеральный налог солидарности со всех дееспособных граждан Российской Федерации в размере 1,2% от их годового дохода. Расход полученных средств производится в пропорциональном отношении сравнительно с численностью соответствующих диаспор.

Статья 7. Нарушение прав русских, осетин и лезгин, постоянно проживающих за рубежом

В случае сознательного, массового и неоднократного нарушения прав русских, осетин и лезгин, находящихся за рубежом, являющегося следствием государственной политики иностранных государств, Правительство Российской Федерации обязано по представлению Уполномоченного по правам человека Российской Федерации принять все необходимые меры, направленные на недопущение нарушения прав русского, осетинского и лезгинского народов.

Уполномоченный по правам человека Российской Федерации обязан постоянно контролировать положение дел и входить с соответствующими представлениями в Правительство Российской Федерации в означенных выше случаях.

Статья 8. Заключительные положения

Настоящий закон вступает в силу с момента его официального опубликования.

Президент и Правительство Российской Федерации в трехмесячный срок после вступления настоящего закона в силу приводят в соответствие с ним изданные исполнительной властью нормативные правовые акты.

Правительство Российской Федерации в шестимесячный срок принимает нормативные правовые акты, обеспечивающие реализацию настоящего закона.

Федеральное Собрание Российской Федерации в шестимесячный срок готовит и принимает соответствующие законы, обеспечивающие реализацию настоящего закона.


Пояснительная записка

О разделенном положении

русского, осетинского и лезгинского народов

и их праве на воссоединение

Впервые за свою историю наши народы оказались в разделенном положении, которое зафиксировано не с помощью оккупационных войск, а международно признанными на сегодняшний день границами. Это случилось не в результате миграции и не в результате завоевания. Это произошло в результате того, что определенные заинтересованные силы разорвали на части Советский Союз вопреки воле большей части его населения, ясно выраженной на референдуме 1991 года.

Поэтому следует подчеркнуть, что как сам вопрос о разделенном положении русского, осетинского и лезгинского народов и их праве на воссоединение, так и соответствующий проект закона – это не проблема национальных меньшинств, оказавшихся сегодня за пределами границ России. Нет. Переводить разговор о разделенных народах в плоскость защиты прав национальных меньшинств – неактуально. Потому что это в первую очередь именно наша проблема – проблема России в целом, проблема «материковых» русских, осетин и лезгин. Это от наших народов отрезали значительную часть метафизического тела. Это наши народы разрушили, разорвали по живому, сократили, уменьшили, ослабили. Это нам необходимо «пришить обратно» отрезанную часть. Смысл и значение представляемого законопроекта именно в том, что он сосредоточен на проблеме разделенных народов как единого целого и устремлен на перспективу их воссоединения.

Образование национальных республик на месте бывшего Советского Союза – это естественный и нормальный процесс. Ибо если нация способна создать свое государство, то ничего плохого и противного природе в этом нет. Наоборот, именно такие национальные государства история представляет нам как наиболее идеальные, устойчивые, жизнеспособные. И если исходить только из интересов титульных наций, скажем, Казахстана, Украины, Эстонии, Грузии, Азербайджана и т.д., то такой процесс можно было бы приветствовать. Однако мы видим, что при этом самым ужасным образом пострадали интересы и оказались нарушены права русского, осетинского и лезгинского народов, которые оказались в разделенном положении. А многие миллионы русских, осетин и лезгин оказались вне своего «материнского» государства “Россия”. Народы России, ее правительство и президент не могут мириться с таким вопиющим и массовым нарушением прав людей и народов.

Настоящий закон призван исправить это положение. Основная задача закона – обеспечить русским, осетинам и лезгинам право и возможность воссоединения мирным путем, не нарушая международного права. Есть ряд существенных объективных трудностей, теоретических и практических, возникающих при создании и принятии такого закона.

Первая сложность состоит в том, что аналогичных законов в мире нашим экспертам найти не удалось. Хотя это не первый случай, когда та или иная нация находилась (или находится) в разделенном положении, а затем достигала (или намерена достигнуть) воссоединения. Достаточно вспомнить свежий пример немецкой нации, на наших глазах осуществившей священное право на воссоединение и превратившейся из разделенной – в единую нацию. Или китайскую нацию, которая только что произвела воссоединение с населенным китайцами Гонконгом и Макао и ждет воссоединения с Сингапуром и Тайванем. Нетрудно предсказать в недалеком будущем воссоединении разделенного народа Кореи. И так далее. И все это без всякой особой правовой базы, без базового закона, почти явочным порядком, лишь подкрепленным международными двусторонними или многосторонними соглашениями.

Базового же закона, годного в качестве международного прецедента, на сегодня нет. Однако воссоединение немецкого или китайского народов – свершившийся исторический факт, не вызвавший никакого международного противодействия или потрясений. Ибо весь цивилизованный мир признает естественное право народов на суверенитет и единство, то есть – на воссоединение в случае разделения. Особенно, если это разделение производилось незаконно или без учета воли самих разделяемых народов, как это и было, к сожалению, в нашем случае.

Итак, нужно ясно понимать, что работа по созданию подобного законопроекта сделана практически впервые. Перед нами, таким образом, – основание для задействования механизма прецедентного международного права. Так что никого не должно смущать, что отдельные статьи закона не имеют каких-то освященных временем аналогов, а сам закон беспрецедентен. Нам пора самим постоять за себя, не дожидаясь, пока это сделает за нас какой-то добрый международный дядя. Примем данный закон – и создадим прецедент, который не раз еще пригодится и другим народам мира.

Вторая сложность состоит в том, чтобы закон был законом, а не декларацией и не публицистическим документом. Это значит, что закон, поскольку он касается национального вопроса, должен соответствовать нормам не только юридической науки. В данном случае есть необходимость обратиться также к научным этнологическим нормам и понятиям, без которых юридические понятия будут мертвы.

Например, статья 4 законопроекта называется «Русская, осетинская и лезгинская диаспоры». У некоторых вызывает недоумение термин «диаспора», применяемый к российским народам, оказавшимся за пределами современных границ России. Почему-то ряд респондентов вообразил, что это слово как бы закреплено лишь за еврейской диаспорой и только с ней ассоциируется. Не стоило бы говорить об этом явном заблуждении, если бы оно не было довольно распространенным.

«Словарь иностранных слов» (М., Русский язык, 1980) трактует этот термин вполне однозначно: «Диаспора (греч.: рассеяние) – пребывание значительной части народа (этнической общности) вне страны его происхождения». Коротко и ясно.

В литературе принято употреблять это слово в отношении самых разных национальностей: говорят об армянской диаспоре, о цыганской диаспоре, о китайской диаспоре и т.д. Список народов, диаспора которых сегодня обсуждается, все растет. Никаких оснований для того, чтобы исключить русских, осетин или лезгин из числа народов, имеющих право на признание собственной диаспоры и заботу о ней, не существует.

Третья сложность. Статья 6 законопроекта предлагает введение «налога солидарности» со всех дееспособных граждан России в пользу русских, осетинских и лезгинских репатриантов. Высказываются сомнения в том, что эта идея будет поддержана малыми народами и национальными меньшинствами, населяющими наряду с названными народами Россию.

В этой связи следует отметить, во-первых, что все российские народы (в том числе и русские, сами будучи репрессированным народом) оплачивали и продолжают оплачивать возвращение и реституцию собственности таких народов, как чеченцы и ингуши, балкарцы и крымские татары, понтийские греки, болгары и армяне и т.д. (хотя наши сегодняшние налогоплательщики ни в чем перед ними не виноваты), а также приняли на себя расходы по обустройству месхетинских турок, спасшихся в России от геноцида и т.д. Во-вторых, нельзя забывать о том, что значительная часть национальных регионов вообще живет за счет дотаций из общероссийского бюджета. Прилично ли им об этом забывать и платить неблагодарностью?

Никаких иных сложностей, препятствующих принятию закона «О разделенном положении русского, осетинского и лезгинского народов и их праве на воссоединение» не видно.

Яндекс.Метрика