23
Ср, окт

Как объединяться? Фрагменты переписки

Стратегия и тактика национальной борьбы

Создание единой политической структуры, способной предстать на ближайших парламентских выборах и победить, встало на повестку дня для русского движения. Особую актуальность этому придает законопроект о партиях, внесенный в Госдуму президентом Путиным. Это проект прямо-таки толкает все русские крупные и мелкие организации к объединению, поэтому предложения такого объединения уже зароились в политически активной части нашего общества. Эта тема стала постоянно присутствовать и в редакционной переписке «Националки», порождая интересную дискуссию. Предлагаем вниманию читателей фрагменты переписки нашего главного редактора, обозначающие некоторые принципиальные моменты этой дискуссии.

Ред.

«09. 01. 01 г.

Уважаемый Александр Никитич!

…Попробую, как смогу, развеять Ваш скепсис относительно наших предложений по Объединенной Всероссийской Партии (ОВП). Дискуссия, полемика и прямая конфронтация – явления для нас знакомые и привычные. По крайней мере, я за пятнадцать лет работы в русских организациях к этому давно привык.

Приглашать всех за круглый стол – дело совсем не безнадежное. С чего вдруг такой пессимизм? Смею Вас заверить, что дело не в идеологических частностях. Все эти идеологические придирки – лишь повод для реализации своей самости, своего Я. Все верно, это обычный "русский базар", за которым стоит "кто кого".

Уйти от этой ситуации методом отбора по качеству, то есть отбора единомышленников, не получится по той простой причине, что стопроцентных единомышленников в настоящий момент не существует. Каждая группа, каждый самостоятельно действующий борец (таких тоже много) обязательно придумывают себе какую-либо идеологическую "загогулину", именно с целью отличия от всех прочих.

Вот поэтому-то создавать платформу без привлечения широкого круга участников – значит с полной гарантией создавать почву для конфронтации. Это же эмпирически многократно доказанная истина. Если люди не примут хоть какое-то участие в выработке платформы, они не будут связаны моральными обязательствами поддерживать ее.

Поэтому мы предлагаем всем: давайте для начала обсудим проблему. Сначала определимся с главным вопросом – нужна ли вообще ОВП? При этом, разумеется, необходимо выяснять и уточнять идейные позиции всех участвующих. И вот когда определится круг организаций, считающих необходимым создание ОВП, а отнюдь не какой-нибудь Единственной Уцелевшей из числа существующих, вот тогда можно и приступать к выработке единой платформы.

Я не вижу в этом большой проблемы. В этом деле самое главное – слиться в единую структуру. А платформа – это просто способ снять ненужные противоречия, это просто компромиссное соглашение, посредством которого будут убраны, по сути, совершенно непринципиальные идеологические закорючки. Основной смысл договоренности об объединении заключается в учете личных интересов участников Движения.

Далее. На принцип равенства мы не надеемся, мы просто его будем отстаивать. И мне почему-то кажется, что абсолютное большинство русских групп, особенно небольших, особенно периферийных, нас поддержат. А что касается так называемых "крупных" группировок, то давайте смотреть на вещи реально – их не существует. Самая крупная – РНЕ – на самом деле по всей России располагала несколькими сотнями членов, а у остальных гораздо меньше. О какой величине, о какой известности может идти речь…

Дело в другом. Есть несколько организаций партийного типа, которые имеют статус официально зарегистрированных, но и только. Реального веса и реальной силы им это не прибавило, хотя кое-какие преференции они с этого имели. Теперь ситуация меняется. Включается механизм естественного отбора. Если динозавры не хотят и не могут перестроиться, они исчезнут, и чем быстрее, тем лучше.

При всем том мы отнюдь не эгалитаристы. Просто принцип равенства – это единственный способ привлечь людей, дать им возможность испытать чувство сопричастности к великому делу и пробудить в них энтузиазм и дух альтруизма, что невозможно купить за деньги и без чего невозможно решить те грандиозные задачи, которые придется нам всем вместе решить.

В реальной политике равенства действительно не бывает, но проблема в том, что реальной политики сейчас нет. Сейчас есть только лишь словоблудие, суета и склока. Политика начнется тогда, когда начнется реальная борьба за государственную власть, когда наше Движение охватит своим влиянием миллионы русских людей. Но до этого пока далеко.

…Вообще-то мы стремимся, как я уже заявлял, выйти на всех, кроме личностей и групп провокационного характера или тех, кто уже себя полностью дискредитировал».

* * *

12. 01. 01 г., Москва

Уважаемый ………!

Отвечаю на Ваше от 09. 01. 01 г.

…По сути Вашего письма.

…2. О платформе. Надо четко определиться по задаче.

Либо Ваша группа делает временное тактическое объединение ради "проходного" количества партийцев, регистрации партии и прохождения основных фигурантов в Госдуму – либо Вы действительно делаете русскую национальную партию всероссийского масштаба в расчете на долгую перспективу.

В первом случае принципы неважны, а важен договор между руководителями, которые "сливают" каждый свой компот в один общий котел. Но жизни такому тактическому объединению отмерено немного – до первой победы (и первой дележки ее плодов) или до первого поражения. Тому примеров за последние 10 лет много и в нашем лагере, и в противном. Как только реальное количество членов партии в результате такого "разбегания" упадет, Минюст ее тут же ликвидирует, как это было со "Спасом". Поэтому цена усилий в этом случае – максимум одни выборы, но не подлинное присутствие в политике. Скажу Вам прямо: даже если бы "Спас" прошел в Думу, он развалился бы там очень скоро, в этом отдавали себе отчет и баркашевцы, и мы. Поскольку это наше движение было скроено на живую нитку именно с подобной целью одноразового использования.

Если Вы хотите этого – в добрый час, собирайте людей под конкретную выборную кампанию и дайте им простенькую программу максимально общего содержания.

В противном случае, если Вы замахнулись на стратегические цели и на создание главного субъекта русской политики, то знайте, что в партийной платформе должны быть принципиальные моменты, которые не подходят под Ваше определение "идеологических частностей". Мы должны быть всегда готовы ответить на вопрос избирателей и соперников: "Завтра вы возьмете власть. В какой стране мы окажемся послезавтра?"

Нужно ясно понимать, что "в одну телегу впрячь неможно коня и трепетную лань". Есть принципы взаимоисключающие, непримиримые. Необходимо однозначно ответить на добрую сотню вопросов, прежде чем подписывать единую платформу. Будущая Россия: империя – или национальное государство? в каких границах? монархия или республика? если республика – то парламентская или президентская? социалистическая или капиталистическая (варианты: коммунистическая, смешанная и др.)? будет ли ответственное правительство и перед кем оно отвечает? всем ли может быть даровано право гражданства? все ли граждане равноправны? будут ли особые права у русских как государствообразующей нации? какие? и т. д. и т. п. Уход от этих вопросов (как это делал тот же Баркашев – мол, надо поскорее взять власть, а там народ сам решит) выдает лишь глупость, незрелость и идейную беспомощность претендента на власть.

Причем если идеология лишь поясняет все эти и подобные вопросы, то ответы на них чеканит только закон. Именно поэтому мы в первоочередном порядке создали проект новой Конституции, с которым Вы можете ознакомиться на сайте www.nazionalism.net.

Если по основным пунктам программы (сколько бы их ни было – десять или сто) нет согласия между участниками, то долговечной партии Вам не создать...

Если Вы хотите иметь в моем лице соратника, если хотите, чтобы мы с вами делали одно общее дело, я должен быть уверен на 100%, что оно действительно общее.

С уважением, А. Н. Севастьянов

* * *

Уважаемый Александр Никитич!

Здравствуйте! Спасибо за письмо и газеты. Отвечаю с запозданием по причине отсутствия оперативной связи с моими соратниками. Я живу в пригороде, причем в таком захолустном углу, в котором даже телефона нет. Поэтому все дела идут замедленным ходом.

Вашу газету прочитал с большим интересом и удовольствием. Это действительно то, что надо. Радикальный национализм, добротный профессионализм, интеллектуальная насыщенность и в тоже время отсутствие дешевого и экзотического псевдорадикализма, что придает газете определенную респектабельность и солидность в хорошем смысле этого слова. Действительно было бы просто замечательно, если бы "Нацгазета" стала центральной газетой ОВП.

Прочитал Вашу статью "Как и почему я стал националистом", опубликованную в "Независимой газете" 09.02.2000 г., кое-какие материалы в Рунете.

Вкупе с мыслями, изложенными в Ваших письмах, это дает мне представление (несмотря на то, что с большинством Ваших работ я пока не знаком) о ваших идейных позициях. Полностью согласен с Вами, что необходимо выяснить и уточнить наши взгляды по всем идейно-политическим и мировоззренческим моментам. Тем более – я тоже человек убеждений и тоже считаю, что убеждения вещь негибкая.

Думаю, что нет необходимости согласовывать наши взгляды по десяткам и сотням направлений. Это заняло бы слишком много времени, да это и ни к чему, по той причине, что для меня имеет принципиальное значение согласие по нескольким основополагающим позициям. По всем остальным я готов заранее согласиться с Вами.

Отправные точки моих убеждений таковы – я радикальный русский националист. Под нацией я понимаю этническую общность, связанную единством крови и единством национального самосознания, причем единство крови первично.

Национализм, в моем понимании, это неуклонное проявление этноэгоизма и этноцентризма, то есть стремление нации любить только себя и руководствоваться интересами своей нации.

Я считаю, что для националиста нация первична, а государство вторично, ибо государство всего лишь форма политической самореализации нации. Поскольку жизнь человеческого общества, а следовательно, жизнь нации протекает в трех сферах: а) политическая; б) экономическая; в) духовная – то и самореализация нации помимо политической, должна осуществляться в экономической и духовной сферах.

Исходя из этого, в нормальном состоянии нация должна иметь не только подлинно национальное государство, но и как форму экономической самореализации свою подлинно национальную экономику, принцип которой: национальный капитал + национальный труд = национальное достояние.

Самореализация нации в духовной сфере означает наличие подлинно национальной культуры, науки и национальной религии.

Отталкиваясь от вышеназванных принципов, я формулирую для себя следующие позиции:

1) Русская нация это гомогенная (в расово-родовом смысле) зтническая общность, включающая в себя три субэтноса (великороссов, малоросов и белорусов).

2) Россия есть национальное государство русских.

3) У России и русской нации нет и не может быть друзей.

4) Катастрофа, в которую ввергнута русская нация, есть результат глобального жидо-масонского заговора, следовательно для русских остается единственный путь – тотальная и беспощадная борьба с внутренними и внешними врагами нашей нации.

5) Исходя из осознания того неоспоримого факта, что христианство оказывало и продолжает оказывать чрезвычайно вредное, разрушительное воздействие на русское национальное самосознание, абсолютно необходимо устранить его из духовной жизни русской нации, заменив его православным ведизмом – нашей древней, исконной религией.

6) Национальная экономика должна строиться на основе многоукладности, равноправного сосуществования всех форм собственности, сочетания рынка и плановости и носить автаркический характер;

7) Национальное государство базируется на обществе, носящем надклассовый и надсословный характер, то есть обществе, организованном на солидаристских началах. Это означает не отрицание существующих классов и сословий, не гегемонию тех или иных классов или сословий, но сосуществование и сотрудничество их на благо всей нации. Таким образом, классы и сословия в национальном государстве, должны представлять равноценные, функциональные, взаимодополняющие части единого национального организма.

8) На данном этапе, решение задач русского национализма целесообразно мирными методами, в рамках существующего правового поля. Основной метод – политическая борьба (через организацию массового политического Движения – ядром которого должна стать ОВП) с целью взятия власти легитимным путем. Принципиально важно зафиксировать именно такой подход, так как в нашем Движении всегда хватало дураков и провокаторов, которые работают на то, чтобы дать в руки наших врагов юридические обоснования для нанесения по нам упреждающего удара.

9) Пришло время осознать, что период мечтаний и созерцательных размышлений закончен. Необходим незамедлительный переход из плоскости теоретических изысканий и идеологического просветительства – в плоскость организационно-практических действий. Необходимо встать на путь реальной борьбы за государственную власть в России, ибо только в этом ключ решения всех проблем.

10) В силу антагонистических противоречий, сложившихся в политической, экономической и духовной сферах жизни русской нации, государственная власть в возрожденной России неизбежно будет носить авторитарный характер. Вариант парламентской демократии для России гибелен, хотя бы потому, что не позволяет обеспечить (абсолютно необходимое) единство воли.

Вот и все мои позиции. Противоречий (по крайней мере непреодолимых) с Вашими воззрениями я не усматриваю, как не усматриваю их и по отношению к позициям Елисеева, Федорова и Касимовского. Я считаю вполне нормальным и закономерным, что наше Движение включает в себя три течения (правое, центристское и левое).

Ваши позиции, как мне видится, безусловно смещены вправо, они тяготеют к национальному капиталу и, следовательно к буржуазному компоненту, в отличие от Елисеева, Федорова, Милосердова, Касимовского и других, тяготеющих к национальному социализму и соответственно к пролетарскому компоненту. Но у меня как у солидариста или если угодно национал-солидариста не может быть непреодолимых противоречий ни с правым, ни с левым флангом Движения, потому что позиции национал-солидаризма по сути своей центристские. Национал-солидаризм призван объединять национальные классы, сословия и социальные группы в единый национальный организм. ОВП, которую мы хотим создать, должна стать единственной партией русской нации, а значит, она должна выражать интересы всей нации, следовательно – всех классов, всех сословий, всех составляющих нацию частей, и включать в себя представителей всех классов и всех сословий. Внутри партии должны согласовываться межклассовые и межсословные отношения, внутри партии должна создаваться единая воля нации, которая будет воплощаться в жизнь законами национального государства.

Теперь о способах снятия имеющихся идеологических противоречий. Таких способов три. Первый – это когда в ходе дискуссии побеждает какая-либо одна из точек зрения. Второй – это принятие компромиссной точки зрения. И третий – это когда столкновение мнений настолько непримиримо, что необходимо отложить решение проблемы до лучших времен, то есть применяется принцип непредрешенчества.

Например, противоречия между сторонниками православия, материализма и язычества можно снять через принятие принципа свободы совести "вопросы веры – сугубо личное дело".

Противоречия между национал-монархизмом и национал-республиканством снимается через компромиссный термин «национал-государственность», «державность». Неужели, действительно, невозможно термином «держава» заменить взаимоисключающие: «республика» и «царство»?

Противоречия между капитализмом и социализмом снимается через солидаризм.

Противопоставления национал-демократии и национал-авторитаризма на данном этапе непринципиально, потому что вопрос будет решаться после взятия власти, а до той поры можно принять принять любую из этих точек зрения или отложить решение на будущий период.

Самый трудный вопрос, это определение русской национальности (кровь? вера? культура?). Противоречия по этой проблеме самые принципиально – важные и наиболее непримиримые. Компромисс тут невозможен. Принятие какой-либо одной точки зрения также невозможно. Следовательно, вопрос с определением национальности можно бы на время отложить.

Думается, таким образом можно снять большинство противоречий между различными организациями. Если у людей будет искреннее желание работать и стремление к единству, то это проблема решаемая.

…А вот то, что закипела суета это плохо. Результат будет прежний, мы в этом уверены.

Жду ответа.

С уважением, ………

* * *

23. 01. 01 г.

Уважаемый ………!

С удовольствием прочел Ваше письмо; вот это – конкретный разговор.

На днях вышлю Вам подборку текстов, в том числе программные документы Русского солидаристского движения (РСД). Эти ребята вышли из моей Лиги защиты национального достояния; сегодня движение заморожено, не действует, но Вам будет любопытно ознакомиться с единомышленниками. Ведь проблема согласования классовых интересов, составляющая самый главный нерв солидаризма как учения, – очень непроста. Кто будет согласовывать и на каких принципах – вот в чем загвоздка! У ребят есть свой занятный ответ на эти вопросы. Я не принял их игру по длинному ряду причин, но уважаю подобную умственную попытку. Основная сложность, с которой столкнется любой солидарист при воплощении в жизнь своей теории (в том числе той, что создало РСД), состоит в том, что у разных общественных классов – органически разные (и притом антагонистически непримиримые!!) представления о социальной справедливости. Для представителей интеллигенции и предпринимательских кругов справедливость выражается формулой "КАЖДОМУ – СВОЕ". Для представителей "простого народа" (рабочих и крестьян) эта формула совсем иная: "ВСЕМ – ПОРОВНУ".

Напомню, что именно таков был главный принцип Парижской Коммуны: "Равная прибыль за равный по времени труд"! Именно этот принцип ставили во главу угла представители пролетарских партий во всем мире, в том числе большевики-ленинцы. Качество труда, его квалификацию они принципиально игнорировали – и иначе поступать не могли. Ленин, вынужденный платить с 1919 года повышенную зарплату "спецам" (военный коммунизм провалился, готовился переход к НЭПу), оправдывался перед коллегами, разъяснял, что эта мера вынужденная и временная, что с этим буржуазным пережитком будет покончено при первой же возможности. Реально покончил с неравенством зарплат верный ленинец Брежнев, при котором труд профессора стал оцениваться так же, как труд классного водителя автобуса (а шахтеры и некоторые другие рабочие получали гораздо больше!). Именно в этом одна из главных причин массового участия интеллигенции в буржуазно-демократической революции 1991-1993 гг.

Отсюда недвусмысленный вывод: если Вы как политик делаете главную ставку на рабочих и крестьян – Вам придется декларировать один подход, один лозунг, если на интеллигенцию и нацкапов – то другой. Солидариста же, по моим понятиям, отвергнут в реальной политике, скорее всего, и те и другие, как отвергли и птицы, и звери – летучую мышь. Хотя перед лицом наших критиков, стремящихся расколоть русское движение именно по социальному водоразделу, маску солидариста придется одевать и правым, и левым русским националистам.

Я, как Вы знаете, ставлю на вторых, поскольку от первых сегодня (и завтра) ничего или почти ничего не зависит. Это совершенно трезвый, рациональный выбор. Я отношусь к простому народу без всякого предубеждения, с любовью, понимаю его ценность и необходимость. Однако никакие иллюзии недопустимы для политика. И мой выбор накладывает на меня политические обязательства в отношении лозунгов. Компромисс существует тогда и постольку, когда и поскольку имеется равновесие сил. А его я не наблюдаю сегодня.

Впрочем, это разночтение между нами – на деле не из главных, его вполне можно обсудить негласно и не демонстрировать на людях. К тому же Вы, безусловно, правы: сосуществование правого и левого крыла в русском движении на данном этапе – это нормально, естественно. Так было и в НСДАП – пока Гиммлер, Геринг и Геббельс не убедили Гитлера расправиться с левыми в партии, требовавшими превращения национальной революции – в социалистическую ("Ночь Длинных Ножей").

Сложнее с другими противоречиями, которые пока немногочисленны, но существенны.

1) Я не понимаю терминов "государственность", "державность". Что за ними стоит? Все-таки: держава-республика или держава-монархия? Мы знаем и то, и другое. Эти термины не снимают противоречий, как Вы пишете, а лишь пытаются их замаскировать, не очень ловко. Выбирать все равно придется. Я категорически против монархии.

2) Не могу согласиться также с тем, что "государственная власть в возрожденной России неизбежно будет носить авторитарный характер". И готов сделать все, чтобы этот Ваш прогноз не сбылся. Я стою так же против авторитаризма, как и против монархии. Неужели Вам мало примеров русского самодержавия, гитлеровского фюрерства, ельцинского авторитаризма (Путин повторяет этот путь в сугубом виде)?! Огромной страной – Россией – по определению не может править автократор.

Мое убеждение: НЕОБХОДИМ ВОЗВРАТ К ПАРТОКРАТИИ – единственной гибкой, всепроникающей, всемобилизующей системе власти. Власть КПСС была нехороша не потому, что неэффективна (как раз-таки очень эффективна, гораздо эффективнее, чем романовская монархия или ельцинская автократия – и чем западная демократия, что ярко проявилось в годы Второй мировой войны), а потому, что, во-первых, в коммунистической идеологии был громадные изъяны (об этом подробнее – в "Национал-капиталистическом манифесте России", написанном мною в соавторстве с проф. П. М. Хомяковым в 1996 г.), а во-вторых – чрезмерную власть захватил генсек (пагубную метафизику всевластия вождя я анализировал в статье "Уроки Гитлера" в 1995 г.).

Итак, необходима власть партии (русской партии, разумеется), вожди которой связаны партийной дисциплиной и ответственностью, партийной программой.

Но -

3) Власть партии (партократия) достижима только в условиях парламентской республики, парламентской демократии. Я полностью согласен с Вами в том, что мы должны придти к власти исключительно мирным, законным, демократическим путем. Но странно, что провозглашая ценность этого пути, Вы при этом говорите о гибельности для России парламентской демократии. Пока у нас не будет большой и сплоченной партии, способной не только "взять", но и "подмять под себя" Государственную Думу, нечего и мечтать о способах преобразования России, у нас не будет для этого рычага. Мы и президента своего поставить не сможем. А вот если избранный нашими усилиями президент не будет отвечать перед Думой (т. е. перед партией большинства) – мы быстро скатимся, опять-таки, к монархии или автократии. Сказка про белого бычка. Именно это и погубило гитлеровскую Германию после 8-10 лет фантастического взлета и процветания.

Кроме того, как Вы будете проводить выборную кампанию в российский парламент, одновременно провозглашая идеи антипарламентаризма? Это внутреннее противоречие. Вам скажет любой: если парламент – такая дрянь, то зачем же вы туда так рветесь, господа? Доверие электората будет подорвано.

4) Я – не христианин. Больше того, мои статьи "Библия и жизнь: уроки морали" (1995) и "Политические тупики христианства" (1996) послужили одной из причин доноса в Мосгорпрокуратуру со стороны Православного общества "Радонеж". С коим я уже два года сужусь за свои честь, достоинство и деловую репутацию. Так что меня не нужно убеждать в том, что православное христианство – один из факторов нашего катастрофического двойного поражения в ХХ веке.

Однако я не думаю, что у нас в действительности имеется некая "древняя, исконная религия" – ведизм. Меня пока никто в этом не убедил. Нет ни достоверной традиции, ни жреческой кастовой преемственности, ни выверенного пантеона, ни выверенного ритуала – то есть, нет, по сути, ничего, кроме попыток холодных исторических реконструкций, а более того – фантазий на тему ведизма. Мне этого мало. Думаю, основной массе населения (русские – стихийные рационалисты) – тоже. Но главное: нет горячей любви к бывшим славянским богам (допустим даже, что они есть), наголову некогда разбитым и отступившим со своей территории, бросившим нас на тысячу лет, оставившим нас лицом к лицу со многими бедами и испытаниями. Они не сдюжили тогда, тысячу лет назад. Кто гарантирует, что они сдюжат теперь? Я не стану строить свой дом на песке. На смутных предположениях. "Лучше не пить ничего, чем пить, что попало. Лучше быть одиноким, чем с кем попало дружить", – сказал мудрый Хайам. Если это верно в отношении людей – то в тысячи раз вернее в отношении богов.

"Устранить христианство" из русской духовной жизни... Что придет на смену (ведь свято место не бывает пусто)? Ведизм? Сомневаюсь. Он слишком слаб в плане идей, традиций и финансов, есть конкуренты куда посильнее: инославные христианские конфессии (католицизм, протестантизм), ислам, секты, Сайентология, Церковь Муна... Я категорически против того, чтобы на смену одним ложным мифам мы запустили бы в душу русского народа другие (в том числе, по моим нынешним понятиям, ведизм). Ложный миф (а иных не бывает по определению) – как компьютерный вирус, он исказит любой поиск результата, да и самый результат вашей деятельности.

Кроме того, как известно, более 20 млн. русских людей оказались отрезаны от материнской земли, от материнской нации. Нравится нам это или нет (мне – не нравится), но Русская православная церковь на Украине, в Казахстане, в Прибалтике – это мощный, ничем пока не заменимый фактор русской консолидации. Так есть. Разрушить РПЦ – подтолкнуть русских в ближнем зарубежье к ассимиляции. Это я говорю Вам вполне ответственно как бывший замдиректора по науке Института стран СНГ, изучавший именно положение "русской диаспоры".

Наконец, язычество, во-первых, с неизбежностью приведет к появлению местных пантеонов (свои боги будут у русских в Сибири, свои – на Дальнем Востоке, свои – в Калининградской области, свои – в Москве и т. д.), что, конечно, будет со временем сильно разрушать единство страны. А во-вторых, рано или поздно русские язычники включат в свои пантеоны и христианских богов и святых, как это делали и древние римляне, и египтяне, и дикари Якутии, Чукотки или Амазонки, которые мазали кровью или ворванью губы Николаю Угоднику или Илье Пророку... Дальнейшее – известно.

Итак, на мой взгляд, если и строить альтернативу христианству в России, то не по линии "христианство – ведизм", а по линии "вера – знание". Это проверено, надежно, есть опыт. Для этого есть и социальная база: около 40% населения, по опросам, не ходит в храмы и ни во что толком не верит. Уверен, что волна новообращенных идет на убыль, увлечение религией (запретным при социализме плодом) проходит. Так же, как недавно люди "возвращались в церковь", они сегодня помаленьку "возвращаются в жизнь". Величайшие достижения нашего народа в ХХ веке (а они ведь были!) достигнуты народом-атеистом и под руководством атеистической власти. Этого нельзя ни забыть, ни отменить. Напрасно думать, что тут нет взаимосвязи. Устремленность на земной результат, земное благо (а русским как народу без этого не выжить) невозможно в лоне Церкви.

5) Последнее. Я не отвергаю наличие глобальных (и локальных) заговоров, в том числе "жидо-масонских". Но я никогда не стану утверждать, как это делаете Вы, что русская кататсрофа – есть результат заговора. Мне это кажется ошибочным, неисторичным. Заговоры и контрзаговоры были, есть и будут всегда. Это лишь субъективный фактор. Но для того, чтобы заговор воплотился, нужны факторы объективные. И заговорщики должны их знать и понимать – иначе их заговор провалится и сами они кончат жизнь на плахе.

Стремитесь познать объективные факторы – иначе вы не сможете продуктивно противостоять ничьим заговорам. Не сможете постичь их сильные и слабые стороны. История постигаема умом, она имеет свои закономерности. Успешный заговорщик – тот, кто эти закономерности постиг и сумел поставить на службу своим замыслам.

Сказанное не означает, что у нас нет врагов или что мы их не знаем. Знаем, и пощады не дадим.

6) Вы правильно пишете, что главное противоречие возникает по вопросу о критерии русскости: формальный (кровь) или неформальный (дух, культура и пр.). Но как же Вы, понимая взаимоисключающий характер этих позиций, предлагаете объединяться, оставив важнейшее, принципиальнейшее решение "на потом"? Это чревато взрывами, скандалами и расколами, да и просто морально недопустимо, на мой взгляд.

7) В остальном я полностью согласен с Вашими тезисами. А это, конечно, – не мало.

С уважением, А. Н. Севастьянов

«Национальная газета», №1, 2001 г.

Яндекс.Метрика