23
Пн, сен

Об отношении Русского Национально-Освободительного Движения (РНОД) к партиям и движениям России

Стратегия и тактика национальной борьбы

Спектр политических партий и движений в постперестроечной России достаточно обширен, хотя постепенно сужается благодаря новому Закону «О политических партиях». За последние 10 лет определились все основные платформы, на которых возводятся партийные надстройки, а политически активное меньшинство, равно как и весь электорат, в основном уже поделены между основными политическими штаб-квартирами. Однако передел в этом отношении не только всегда возможен, но и постоянно происходит. В частности, власть усиленно формирует политическое пространство в удобном для нее виде, учитывая при этом только социальную координату (левые – правые – центр) и умышленно отбрасывая координату национальную. (Упомянутый закон даже запрещает партийное строительство по национальному признаку – ст.9.) Смысл этого понятен: расставив нестрашных уже, управляемых соперников – «системную оппозицию» – по флангам, власть хочет абсолютизироваться, сохранив контроль над центристским большинством, надеется бесконечно играть на балансе сил и интересов. Но в действительности исключить национальную, а также расовую, религиозную и профессиональную составляющую из легальной политической борьбы невозможно. В современных российских политических течениях присутствуют, наряду с социальным, также и религиозный, и национальный факторы. Рано или поздно, сконцентрировавшись в превращенном виде в тех или иных партиях, эти факторы сформируют «внесистемную оппозицию» и взорвут всю политическую ситуацию, опрокинув расчеты Кремля. К таким партиям, на мой взгляд, относится Национально-Державная партия России (НДПР).

Всякой вновь создающейся партии следует в первую очередь определиться по отношению к уже существующим, чтобы понять самой и объяснить окружающим, чем она отличается от прочих и почему людям следует в нее вступать и за нее голосовать. После чего уже можно вступать в борьбу за упомянутый выше передел электората.

Сегодня мы видим несколько крупных политических партий, с которыми предстоит выстроить точно выверенные отношения. Среди них выделяются, прежде всего, коллеги – партии патриотического и национал-патриотического толка, затем коммунисты, затем «оборотни» – партии псевдо-националистического толка, затем – антинациональные и антигосударственные партии и, наконец, партия власти.

КОЛЛЕГИ

К ТАКОВЫМ относятся довольно многочисленные более или менее известные (и даже вовсе неизвестные) объединения, как действующие, так и «спящие», законсервированные: общероссийское общественно-политическое движение "Народно-патриотический союз молодежи", общероссийская политическая общественная организация "Русская социалистическая партия", общероссийское политическое общественное движение "Сыны России", Национал-большевистская партия, Партия Свободы, Национально-трудовая партия, Партия Русского собора, Русская партия национального возрождения, российская партия "Русский стиль" и ряд других. Они не делают погоду на политическом горизонте и вряд ли пройдут через государственную регистрацию.

Необходимо напомнить также, что некоторые весьма заметные русские объединения, такие как «Память» (Д. Васильев), Русский собор (А. Стерлигов), Конгресс русских общин (Д. Рогозин), Русское национальное единство (А. Баркашев), утратили былое влияние, былые возможности или перестали существовать по тем или иным причинам. Поэтому мы исключили их из обзора. НДПР хорошо осведомлена о происходивших с этими объединениями переменах и ведет активную борьбу (надо сказать, не без успеха) за привлечение в свои ряды состоявших в них здоровых сил. Таков принцип и основная особенность нашей партии: мы держим широко открытою дверь в НДПР для всех активистов русского движения, кто осознал необходимость единения, и гарантируем каждому достойное его способностей и возможностей место в общем строю.

Итак, остановим свое внимание на наиболее крупных и активных действующих на национально-патриотическом поле партиях, имеющих перспективу на регистрацию. К таковым сегодня относятся: Партия национального возрождения «Народная воля» (председатель С. Н. Бабурин), «Русская партия» (председатель В. И. Милосердов) и дублирующая ее Народно-патриотическая партия России (председатель И. Н. Родионов), Русский общенациональный союз (РОНС, председатель И. В. Артемов) и Объединенная народная партия (председатель А. В. Романов). Три первые представляют собой обновленные варианты уцелевших после выборов 1999 г. структур, четвертая – попытку нового партстроительства.

Теоретически все эти партии могли бы стать союзниками, и перед всеми ними стоит перспектива объединения. Однако сегодня отношения между ними скорее напоминают осторожное (а то и не очень) соперничество, чем союзничество. Под аккомпанемент заверений в дружбе и сотрудничестве идет незримое «перетягивание каната», не прекращаются попытки предстать в качестве главного выразителя русских интересов, попытки привлечь к себе самую большую часть национально-патриотического электората. В связи с тем, что национал-патриотический актив России и соответствующий электорат не слишком велик, соперничество на данном этапе его передела неизбежно будет ужесточаться. Болезнь вождизма зашла в нашем движении настолько далеко, что склонность к объединению, как правило, выказывают лишь те лидеры, которые по каким-то причинам окончательно потеряли надежду на единоличное правление в полноценной партии. А до тех пор, пока такая надежда жива, они действуют согласно первому закону элит: лучше быть первым в провинции, чем вторым в Риме. Поэтому, несмотря на то, что именно вождизм погубил русское движение 1990-х годов, они предпочитают быть полновластными лидерами в маленькой партии, нежели сопредседателями – в большой (чем продолжают с успехом губить русский национал-патриотизм). Единственное исключение – Национально-Державная партия России (НДПР, сопредседатели Б. С. Миронов, А. Н. Севастьянов и С. Н. Терехов), лидеры которой сознательно отказались от претензий на единовластие ради преумножения возможностей партии и русского движения в целом.

Надежда на конечное объединение если не всех, то большей части названных партий в одну связана с Законом «О политических партиях», поставившим высокие планки для регистрации партии.

Охарактеризуем названные выше структуры с точки зрения их политических перспектив.

РУССКИЙ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНЫЙ СОЮЗ, ОБЪЕДИНЕННАЯ НАРОДНАЯ ПАРТИЯ

ОБ ЭТИХ партиях много не напишешь, поскольку судить о них по делам – рано. Ни заметных достижений (тем более – прорывов), ни заметных ошибок они не делают. Одно можно сказать твердо: это не партии русской национальной революции.

1) Русский общенациональный союз (РОНС) создан в 1993 году; в ноябре 2001 преобразован в партию. Имеются печатные издания в регионах. Председатель Совета – интеллигентный человек, кандидат исторических наук, окончивший университет в Ашхабаде, 37-летний Игорь Владимирович Артемов. При всех положительных качествах на роль вождя нации политологи его всерьез не прочат. Уместен вопрос: почему бы в таком случае не оставить попытки делать очередную русскую партию «под вождя» и не соединить свои усилия и возможности с другими? Ответ, данный самим Артемовым на памятном совещании в сентябре 2001 г. в Оргкомитете НДПР, таков: только у РОНСа-де накоплен опыт конкретных политических избирательных кампаний, это единственный позитив, которым вообще располагает русское движение, что естественным образом выдвигает РОНС в центр этого движения, вокруг которого должно строиться оно само. Поэтому «продвинутый» РОНС готов сотрудничать с другими, в том числе с НДПР, но не видит никакого смысла в объединении с отсталыми в этом отношении структурами.

В чем же суть идеологии РОНСа? Какую программу действий придется принять тому, кто пойдет под знамена этой «продвинутой» организации? Основная идея РОНСа – возрождение Российской империи в лоне православного христианства. В программных положениях это звучит как «духовное и политическое объединение русского и союзных с ним народов; духовное, культурное и хозяйственное возрождение исторической России; восстановление могущества Восточно-православной цивилизации; основой возрождения Отечества является воцерковление русского народа и возрождение Русской земли». Подобный взгляд, погруженный в прошлое как в некий идеал, традиционен вообще для историка, к тому же выросшего в мусульманском окружении, но очень мало продуктивен для русского политика, конструирующего будущее своей нации. Характерно проистекающее из идеи «православной империи» неприятие России как мононационального светского государства русского народа («Русь – православная цивилизация, один из ведущих мировых этнокультурных центров; Россия – русское многонациональное государство»).

Основное достижение РОНСа за десять лет – накопление опыта выборной борьбы; его структуры участвовали в избирательных кампаниях разных уровней в нескольких провинциальных областях. Но разве этого достаточно для того, чтобы существовать в режиме автономного плавания, надеясь на превращение в главную, если не единственную русскую партию России с главным же, если не единственным лидером? Вряд ли. Пока можно, к сожалению, уверенно прогнозировать только одно: чем больше будет мелких частных успехов у РОНСа (и чем выше, соответственно, поднимется его самомнение), тем меньше шансов у него на Большой Успех, который лежит только на путях единого русского движения, от которых он будет с неизбежностью удаляться. Будем надеяться, что РОНС не слишком поздно это поймет.

В настоящее время Минюст отказался зарегистрировать РОНС из-за слова «русский» в названии (см. ст.9 закона «О политических партиях»). Не предвидевший такого поворота (или пренебрегший им) Артемов обратился в Верховный суд. Есть ли у него шансы – покажет время. Во всяком случае, дверь в НДПР для РОНСа в целом, как и для его руководителя – в наш президиум, открыта.

2) Объединенная народная партия (ОНП) зарождается на основе информационной сети, которую в течение ряда лет создавало виртуальное агентство «Славянский мир» (оно же «Белый мир» и Российское общество поставщиков информации). В составе партии, по словам ее руководителя Алексея Владиленовича Романова, около 700 активистов и 15 организаций. Печатного органа не имеет.

На своевременное предложение объединить усилия и войти в Оргкомитет единой русской партии НДПР Алексей Романов ответил отказом. Однако 17 февраля 2002 г. ОНП подписала ради создания «единой политической организации (партии Русского народа)» договор с т.н. Оргкомитетом «Низовиков» (объявившим в газете «Русский путь к власти» №1 о намерении создать Державно-Национальную партию России). В упомянутом Оргкомитете «Низовиков» не последнее место занимают руководящие кадры так называемого «Отряда 1,8», некогда исключенные из РНЕ за финансовые злоупотребления. С тех пор подписи сторон совместно украсили не один документ. Но в настоящее время «Низовики» самораспустились и прекратили активную деятельность, предоставив мобилизованным ими кадрам самим определять свою партийную принадлежность.

Как говорит ОНП сама о себе – «это великодержавная, имперская партия русского народа (но без этнической и конфессиональной узости, которая органически чужда русской идее)». Иными словами, основное направление партии – не только не русско-националистическое, но и прямо антинационалистическое, имперское. В этом капитальном идейном расхождении – одна из причин того, что о слиянии ОНП с русскими националистическими организациями говорить будет трудно.

Больше в рекламных материалах ОНП, размещенных в Интернете, слово «русский» нигде не употребляется ни разу. Если у НДПР национальная проблематика является основной «несущей конструкцией», то у ОНП она вообще вынесена за скобки, о ней не говорится ни слова. Как будто не национальный фактор стал главным, все определяющим в нашей стране за последние 15 лет. Как будто не отказ от учета национальных проблем и русских национальных интересов стал важнейшей причиной краха КПСС и уже становится главной причиной падения популярности Путина. И как будто угроза национальным интересам и правам русского народа не является основной опасностью для России как государства.

Но у ОНП совсем другое видение мира, совсем другая политическая парадигма, которую можно охарактеризовать как популизм в самом чистом, рафинированном виде. «Мы за объединение всего народа», – прокламирует она, хотя каждому понятно, что «весь народ», без разделения на классы, сословия и национальности, – есть политическая фикция, фантом, никогда и нигде в реальности не существовавший. В упомянутых программных материалах ОНП перманентно обращается к категории «простых граждан», которые и являются основным объектом партийной пропаганды и агитации (по аналогии с недавним «простым советским человеком»). Вот несколько примеров.

«Для простого гражданина нестерпима ситуация, при которой его труд обесценен, не может обеспечить достойного существования ему и его семье, да вдобавок преподносится как презренное и недостойное занятие; проститутки обоих полов выдвигаются как социальные эталоны; жизнь его находится под постоянной угрозой со стороны преступников, безнаказанно бесчинствующих под прикрытием коррумпированной бюрократии; когда его в любой момент могут без суда на годы упрятать в тюрьму, только под видом следствия, а мерзавцы, укравшие миллиарды, с триумфом освобождаются от судебного преследования; когда его политические и социальные права отобраны у него в пользу нечистоплотной бюрократии всех калибров; когда ему негде даже высказать свое мнение и он, со все нарастающим негодованием, вынужден ежедневно выслушивать всю ту чушь, которую преподносят под видом мнений и требований народов России. Простому гражданину нет никакого дела до мифических "общечеловеческих ценностей", но он разделяет общенародные ценности и готов бороться за них <…>.

Простой гражданин не желает быть рабсилой, оплачиваемой ровно настолько, чтобы не подохла с голоду. Он желает справедливой оплаты труда в соответствии со своей социальной ролью, обеспечивающей достойную жизнь, образование и воспитание детей, сохранение здоровья и достойную старость. Гражданин хочет быть защищенным от отечественных и зарубежных любителей делать деньги на бесконечном удешевлении его труда, всевозможных "отпусках цен", "дефолтах" и "свободе экономической деятельности" для спекулянтов всех наций и мастей. Он не желает слышать ни о каких мудрых экономических системах кроме тех, которые обеспечат стабильный подъем уровня жизни <…>

Все эти ценности простой гражданин ищет в единстве и на него возлагает все свои надежды и упования. Ему необходима, как воздух, организация, которая выскажет его чаяния, потребует их исполнения и послужит для масс организационной формой их достижения».

Понятно, что такая трактовка своей роли (акцент на социальных проблемах «простых граждан» при замалчивании проблем национальных) объективно позиционирует ОНП не на национал-патриотическом, а исключительно на левом фланге политики. При этом ее основной соперницей автоматически делается КПРФ и десяток мелких партий левого толка. Отсюда – четкая и закономерная формулировка этого соперничества: «Затянувшееся на десять лет создание дееспособной оппозиции под монопольным руководством преемницы КПСС-КПРФ вызывает уже не смех, а раздражение всех патриотически мыслящих людей и, в первую очередь, у тех, чьим трудом и умом беззаботно жила оппозиционная номенклатура все десять лет. В свое время матрос Железняков распустил Учредительное Собрание со словами "караул устал". Мы – реальные участники и активисты оппозиционного движения – тоже устали от бездарных поражений <…>. Объединенная Народная Партия – давно созревший ответ оппозиционного движения на требования времени».

Но каким же образом возможно осуществить не на словах, а в реальной политике такую рокировку? Отменить наличное левое движение и подменить его собой? Перевести КПРФ из лидера левой оппозиции – в маргиналы, а маргинальную ОНП – в лидеры левой оппозиции? Это совершенно непонятно и даже в принципе уму не постижимо.

Остается только одно: возвеличить себя в собственном мнении и в пропаганде до немыслимых, абсолютных высот. Что ОНП и делает: «Называя себя партией, т.е. частью, мы подчеркиваем, что это та часть, на которой держится общество. Мы – фундамент государства. Мы – народ». Ни много ни мало.

По всей видимости, до тех пор, пока на смену такой парадигме не придет более трезвая самооценка, возвращаться к вопросу о каком-либо объединении с подобной организацией довольно сложно.

Это, правда, не единственная сложность, препятствующая объединению. Как стало известно из пилотного номера газеты «Стенка на стенку», летом 2002 г. создан некий «Национальный комитет», куда, наряду с С. И. Кучеровым и Д. Ю. Тереховым (исключенными, как известно, из состава Центрального политсовета НДПР за саботаж и провокации, однако поименовавшими себя в газете как полноправных членов ЦПС НДПР) и рядом иных самозванцев и малоприметных в политике лиц, вошел и блок «ОНП – ”Низовики”». Комитет создан ради расширенного партстроительства. Понятно, что перспектива оказаться в союзе с людьми, часть которых была исключена за неблаговидное поведение из РНЕ, а другая – из нашей собственной партии, малопривлекательна для НДПР. Как ни парадоксально, но наряду с «Отрядом 1,8» в соглашение с ОНП вошел (негласно) и А. П. Баркашев, прикомандировавший к Романову своего первого заместителя А. Д. Рашицкого. Но этот факт, разумеется, не сделал ни для кого из нас альянс более заманчивым. На приглашение, сделанное мне лично Романовым, бросить НДПР и составить в будущей партии триумвират с ним и Рашицким (против которого персонально я ничего не имею), я ответил акцией, исключающей подобное развитие событий.

Одна из причин этого в том, что мне слишком памятна эпопея со «Спасом», во время которой к Баркашеву у всех участников возникали вопросы. Ведь всем было ясно с самого начала, что если А. П. идет под №1 в партийном списке, то шансов дойти до выборов у «Спаса» нет. «А если я не №1, то спонсоры мне денег не дают», – так, по словам председателя партии В. И. Давиденко, ответил Баркашев. Результат известен. Были и иные нюансы, о которых когда-нибудь расскажут очевидцы… Словом, в свое время наше решение о неприглашении Александра Петровича, упустившего уникальный исторический шанс и провалившего свою историческую миссию, в состав Оргкомитета НДПР было глубоко продуманным и взвешенным. Причин пересматривать наше отношение к нему и связанным с его именем инициативами – нет. Ну, а после появления в Интернете подписанного им сообщения о том, что Терехов, Миронов и Севастьянов готовят антипутинский переворот под руководством Ельцина и Чубайса, к нашим чувствам добавилась и обычная человеческая брезгливость.

Смущает и другое. По имеющимся у меня достоверным сведениям, Алексей Романов, используя соответствующие связи (его дед и отец занимали ответственные посты в КГБ), предпринял серьезные шаги, чтобы заручиться поддержкой Кремля. Написанный им трехстраничный меморандум, трактующий русское национал-патриотическое движение в одностороннем духе («мы – хорошие, а все остальные – страшная мерзость, которую надо давить») и в верноподданическом ключе («в конфликте “семейных” и “чекистов” мы всецело поддерживаем последних и вообще мы любим власти»), лег недавно на стол В. В. Путину. Среди идей, позволивших Романову найти консенсус с эфэсбэшными каналами, выводящими его прямо на президента, прозвучало немудреное, но основное: что украдено в России, то украдено, но впредь страна должна обрести былое величие империи. Именно такая постановка вопроса оказалась-де очень близка высокопоставленным покровителям находчивого партстроителя, мечтающим получить навсегда индульгенцию у русского народа на свои прегрешения.

Что может получиться из подобной инициативы? Допустим, режим соблазнится и создаст, на смену Жириновскому, очередной вариант «спецпатриотической» организации. Может ли в принципе прокремлевская партия иметь сегодня успех на национал-патриотическом поле? Очевидно: нет. Глубина существующих в реальной действительности расхождений текущей внешней и внутренней политики режима с интересами, целями и задачами русского народа настолько велика, что эту пропасть не перепрыгнуть никому даже с самыми лучшими намерениями. Что уж говорить о людях, не брезгающих ничем и никем на пути к политической карьере? Собрать 10 тысяч членов партии (и даже более) при финансовой поддержке Кремля – это не фокус, но повести за собой национал-патриотический электорат, стать властителями дум русского народа, убежден, им не по плечу. А без этого они станут не нужны и своим покровителям.

По имеющимся данным, сознавая ущербность публичной пропутинской позиции, верхушка ОНП приняла установку на двойную игру и выделение антипутинского крыла в партии (и соответствующего вектора в пропаганде). Интересно будет посмотреть, когда пропутинскому крылу (А. В. Романов, Д. Ю. Терехов и др.) придется оправдываться за слова крыла антипутинского (Е. Ф. Морозов, А. П. Баркашев и др.) и наоборот.

Итак, сомнительная идеология ОНП, сомнительные люди, группирующиеся вокруг нее, и сомнительные методы, используемые ею для достижения успеха, – все это не привлекает, а лишь может оттолкнуть здравомыслящего, не одержимого карьеризмом и уважающего себя политика от союза с ней.

ПАРТИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ «НАРОДНАЯ ВОЛЯ»

ЭТУ ПАРТИЮ (первоначальное название «Партия Справедливости») составили, в основном, Российский общенародный союз (С. Н. Бабурин) и «Союз реалистов» (Н. Б. Жукова). Именно они надеются дать основное наполнение своей партии конкретными людьми и материальными ресурсами. К названным двум организациям примкнули остатки «Спаса» (В. И. Давиденко) и «Русское Возрождение» (осколок московского РНЕ, где первую скрипку играют Ю. А. Васин и М. П. Бурлаков). Две последние организации, впрочем, большими реальными возможностями сегодня не обладают («Русское Возрождение» смогло обеспечить участие лишь одного региона в партистроительстве) и подтянулись к конгломерату, как железные опилки к магниту. Печатный орган – газета «Время». Удастся ли «Народной воле» стать полноценной партией и оправдать все усилия и расходы? Пока что новорожденная партия уже успела совершить две капитальные политические ошибки:

1) выбор названия, четко ассоциирующегося с народовольцами, на чьей совести – кровь выдающихся русских деятелей и незамолимый грех цареубийства, с той самой партией «Народной воли», что непосредственно породила из своей среды еврейский революционный террор (став притом его инструментом), а впоследствии – большевизм. Слишком памятно всем, что царя, освободившего русских крестьян от крепостного рабства, убили именно народовольцы и что этот заговор составили непосредственно Гольденберг, Зунделевич, Кобылянский, Квятковский и Михайлов (два еврея, два поляка и один русский предатель). А история подготовки этого кровавого преступления пестрит именами таких террористов, как Натансон, Дейч, Войнаральский, Айзик, Арончик, Аптекман, Девель, Хотинский, Бух, Колоткевич, Гельфман, Люстиг, Фриденсон, Цукерман, Лубкин, Гартман и пр.;

2) выбор единого лидера Сергея Николаевича Бабурина, в уме, порядочности и других прекрасных человеческих качествах которого никто, конечно же, не сомневается. Но, во-первых, в сознании масс он – «отыгранная карта», о чем ярко свидетельствует неизбрание его в Думу по родному омскому округу, неприглашение его в Оргкомитет НДПР, переход ряда организаций РНЕ, числившихся за «Русским Возрождением», в НДПР после известия о том, что Васин с Бурлаковым пошли «под Бабурина», и т.п. Четыре года пробыв вице-спикером – большая власть, огромные возможности! – он не сделал ничего, достойного этой власти, этих возможностей. Играть самостоятельную роль в российской политике, по мнению большинства наблюдателей и экспертов, этому политическому долгожителю уже никогда не удастся (раз уж не удалось за 15 лет). Но смириться с этим фактом у него, заявлявшего в 1999 г. о своих претензиях на президентство, нет сил. Неадекватная самооценка и порождает положение, мучительно безвыходное.

А во-вторых, как я писал неоднократно, народ уже давно тошнит от хронической болезни вождизма, поразившей русское движение. Нарушив первоначальные договоренности, предусматривавшие институт сопредседательства, Бабурин сделал роковой шаг, ступив в порочный круг, и упустил замечательный шанс из этого круга выйти. Это хуже, чем преступление, это – ошибка, как говорил в таких случаях Талейран.

Нельзя при этом не признать, что Бабурин – известная, «раскрученная» фигура, не вызывающая ни антипатии, ни тревоги ни в русском движении, ни в Кремле. Не факт, конечно, но у Народной воли благодаря этому есть шанс пройти через сито Минюста. Возможно, именно для того, чтобы этого не случилось, путь партийного строительства сопровождают одна за другой провокации.

Например, 9 Мая 2002 г. во время торжественного и согласованного с властями возложения венков к могиле Неизвестного солдата над головами руководящего состава Народной воли в последнее мгновенье вдруг взвился тайно принесенный группой Бурлакова-Васина свастичный штандарт РНЕ, что немедленно было запечатлено на фото– и кинопленку.

Или другой пример: по региональным отделениям Народной Национальной партии в июле 2002 г. было распространено письмо за подписью главы ННП А. К. Иванова-Сухаревского, где, в частности, говорится: «ННП необходимо войти в качестве закрытой структуры в своего рода союз с более умеренными русскими националистами, которые состоят в организации Партия Национального Возрождения «Народная Воля» (далее – ПНВ «НВ»), председателем которой является Бабурин. Эта партия уже подала документы на регистрацию в Минюст РФ. ПНВ «НВ» не является партией в строгом смысле этого слова. ПНВ «НВ» – это пестрый конгломерат, состоящий из плехановцев, патриотов, «розовых», сам Бабурин – своего рода социал-демократ. Но нас как ультраправую организацию интересует в этой политмозаике правое крыло ПНВ «НВ», которое представляют остатки движения «СПАС» (председатель Давиденко Владимир Иванович, тел. (495) 959-30-66), которое было снято с выборов в ГД в 1999 году, как «праворадикальная партия неофашистского толка».

Давиденко В. И. в ПНВ «НВ» является главным идеологом и просит у нас помощи в его борьбе с левым крылом ПНВ «НВ». ННП в результате формального вхождения в это подобие партии станет мощной организацией за счёт материальных средств, получаемых ПНВ «НВ» на регистрацию и избирательную кампанию в Москве и регионах, усилит масштаб ведения пропаганды Русизма, наши соратники получат работу, откроют в регионах свои штабы под вывеской ПНВ «НВ», которые на деле будут подчиняться Главному Командованию Народной Национальной Партии.

Я как Глава Партии обращаюсь к членам ННП с особым замечанием. Мы как организация в случае вхождения в ПНВ «НВ» остаёмся замкнутым орденом со своей внутренней структурой, символикой, газетой «Я – Русский», идеологией Русизма и аббревиатурой «ННП». Вы должны понимать, что это даже не вхождение в ПНВ «НВ», а присоединение к союзу, ваше членство в ПНВ «НВ» не более, чем формальность. Ваша задача – занять в местных органах ПНВ «НВ» руководящие посты и вытеснить оттуда чужаков. В этом мы будем помогать Вам через Давиденко В. И. из Центра».

Не знаю, насколько уже осуществились эти далеко идущие планы и рекомендации. Все эти досадные мелочи, надеюсь, не слишком повредят партии.

Создание «Народной воли» – своего рода соломинка утопающего. Не случайно на VI чрезвычайном съезде Российского общенародного союза (РОС) в апреле 2001 г. в докладе Бабурина было четко заявлено: РОС более не способен к автономному плаванию. Одна из причин – анемия региональных структур, а также слабость русской националистической доминанты. Похвалы докладчика по адресу Путина, якобы шаг за шагом выполняющего все программные пункты РОСа, заставили предположить, что теряющий самостоятельное значение РОС пойдет в «Единство». Однако там их, видимо, не очень ждали. Мы надеялись, что наиболее национально мыслящая часть РОСа перейдет в НДПР, обращались к ней с соответствующими призывами. Но, как видно, соображения партийной этики перевесили здравый смысл. И вот теперь, опираясь на деньги и своеобразное чувство реальности «Союза реалистов», Бабурин решил вдохнуть в свою организацию новую жизнь, дважды вступить в одну реку. Что ж, пожелаем ему удачи и выразим уверенность, что ближе к выборам с ним можно будет договориться о блоке.

РУССКАЯ ПАРТИЯ (НАРОДНО-ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИИ)

РУССКАЯ партия создана в мае 1991 года В. И. Корчагиным. Дата регистрации устава 13 августа 1998 года. Печатный орган – «Русская газета». Руководящий орган – Центральный совет, председатель – Владимир Иванович Милосердов, из крестьян. Окончил Харьковское военное училище и Военно-инженерную академию им. Ф. Э. Дзержинского. В 1955-1992 гг. служил в Вооруженных Силах, полковник запаса.

Цели партии, судя по официальным источникам, достаточно расплывчаты и туманны. Она, «опираясь на великое наследие Отечества, труды наших философов и богословов, выступает за утверждение соборности для сплочения и возрождения Святой Руси, лечения тяжелых недугов, поразивших человечество на пороге третьего тысячелетия». В уставных целях партии – столь же обязательный, сколь и бессодержательный набор общих выражений: «объединять сторонников государственного единства России, разрабатывать политический курс, направленный на преодоление кризисных явлений в обществе, и участвовать в его реализации, содействовать проведению политики межнационального согласия и доверия, обеспечению равноправного экономического, социального и культурного развития всех народов и национальностей Российской Федерации с учетом исторической роли русского народа как государственнообразующей нации; содействовать становлению многоукладной экономики, обеспечению достойного социально-экономического положения граждан, проводить благотворительную деятельность, участвовать в патриотическом воспитании молодежи; взаимодействовать с государственными и общественными организациями по вопросам борьбы с негативными явлениями, разлагающими российской общество, содействовать повышению уровня гражданской сознательности и активности русского народа, возрождению его духовности и национальной культуры, совершенствовать экономический, интеллектуальный, оборонный и природно-ресурсного потенциала России, защищать гражданские, политические, экономические, социальные и культурные права и свободы граждан России, содействовать обеспечению государственной безопасности».

Теоретических заслуг перед русским движением Русская партия не имеет; как самостоятельный идеолог ее лидер Милосердов (доктор технических наук) не отмечен. От внятных объяснений по теоретическим вопросам он имеет обыкновение уклоняться, опасаясь выступать перед независимой русской прессой. Однако ему нельзя отказать в политическом чутье. В последнее время, под влиянием развивающейся русской националистической мысли, РП пришла к идее национального государства русских в границах – что особенно важно подчеркнуть! – компактного проживания русского народа. Такой реализм нельзя не приветствовать. При этом «право на частную собственность в России должны иметь только представители коренных народов России». В социальной сфере главная идея партии – «предоставить крестьянам свободу выбора форм хозяйствования на земле. Передать землю в частное владение только тем, кто желает ее обрабатывать без купли и продажи». Как говорится, все это хорошо, но мало.

Основная и притом реальная сила Русской партии в том, что в ней оказался ряд известных стране людей. Рекламируя свои достижения в этом отношении, РП порой выдает желаемое за действительное. Так, несомненным политическим просчетом было заявление о том, что лидером партии станет бывший губернатор Краснодарского края Н. И. Кондратенко, известный своей жесткой антисионистской позицией, авторитетный в национал-патриотических кругах. Однако 23 февраля 2002 г. Кондратенко даже не явился на Учредительный съезд Народно-патриотической партии России, которая является для РП дублирующей структурой (поскольку название «Русская партия» не пройдет через Минюст). В кулуарах Совета Федерации Николай Игнатович пояснил мне, что он не возражал против публикации в «Патриоте» своей фотографии и выдержек из выступлений, но никогда не давал обещания вступить в партию Милосердова. Таким образом, этот неловкий блеф поначалу привлек к НППР людей, но потом разочаровал и оттолкнул. А на роль номинального руководителя партии пришлось поставить генерала И. Н. Родионова (бывшего министра обороны), уважаемого военного и прекрасного человека, но неопытного политика. Фигура Милосердова при этом как бы отошла на второй план, хотя в действительности он сохраняет управление партией.

Здесь пора сказать и о главной слабости Русской партии. Укомплектованная, в основном, немногочисленными кадрами предпринимателей и интеллигенции, она не имела до последнего времени массового фундамента. Немногочисленная и неавторитетная, партия в течение всей своей политической жизни вплоть до 1999 года ни разу не поднялась до самостоятельного значения и выступала в качестве своеобразного придатка КПРФ, находилась на балансе у Зюганова. Выгода была обоюдной: партия имела небольшое, но гарантированное содержание, позволявшее выпускать газету, оплачивать аппарат и вообще держаться на плаву, а Зюганов и Компания имели драгоценную возможность демонстрировать на своей витрине «солидарность русского народа». Семь долгих лет пребывания в роли «карманной партии» Геннадия Андреевича, в тени могущественного патрона – КПРФ, наложили на Русскую партию идеологический и поведенческий отпечаток. Сегодня РП (или, что то же, – НППР) выходит из коммунистической тени, меняет покровителя. Сумеет ли она преодолеть собственную бесцветность, привлечь к себе массы за счет яркой, актуальной, авангардной идеологии? Знакомство с идейным багажом партии не дает ничего, кроме сомнений по этому поводу.

Согласно некоторым сведениям, НППР может в перспективе сойти с дистанции, не сумев создать нужного количества региональных организаций и набрать необходимого количества членов партии. Куда пойдут, к кому примкнут уже имеющиеся партийные контингенты?

К сожалению, диалектика исторического момента такова, что культивация отдельной русской партии (особенно вождистского типа) объективно ослабляет русское движение в целом, срывая объединительную перспективу. Захочет ли Милосердов, до сих пор всячески уклонявшийся от любых объединительных инициатив, разрушить любовно создающийся имидж партии как «единственного спасителя России»? Сможет ли привести этот имидж в соответствие с реальностью? Откликнется ли, наконец, на призыв к объединению? Ответ на все вопросы пока один: сомнительно.

Все сказанное не позволяет с уверенностью предполагать возможность блока НДПР и РП (НПП) в ближайшей перспективе. Все, что мы знаем об алгоритме поведения Милосердова, об историческом пути его партии и ее теоретическом фундаменте, не позволяет оценивать эту перспективу иначе, как скептически. Хотелось бы в этом ошибиться…

Вместе с тем, нельзя не оценить отход Русской партии от КПРФ как в высшей степени симптоматичное явление. Размежевание националистов и коммунистов в последние годы углубилось, стало очевидным и неизбежным даже для таких многолетних союзников.

Поговорим об этом подробнее.

КОММУНИСТЫ И КПРФ

Коммунисты располагают не просто некоей политической партией, а самой большой и сильной из всех партий России. Однако это обстоятельство не дает никаких оснований для оптимизма. И вот почему.

Вполне понятно, что формальное объединение (блок, союз и т.д.) коммунистов с националистами способно лишь создать структуру, в которой «контрольный пакет» и роль абсолютного лидера будет принадлежать КПРФ в силу ее многочисленности, организованности и ресурсной обеспеченности. Подобно тому, как собака вертит хвостом, а не хвост собакой, компартия в таком объединении станет определять политику национал-патриотов, пример чему мы уже видели в образе НПСР. А если вдруг посчитает национал-патриотов за обременительный балласт, отбросит его, не раздумывая, как это уже было с тем же НПСР.

Эти тактические соображения не должны были бы удерживать национал-патриотов от альянса, если бы они могли довериться стратегии КПРФ и ее лидерам. Если бы коммунистический локомотив вез национал-патриотов к желанным целям, амбициями можно было бы поступиться. Однако могут ли национал-патриоты доверять КПРФ и позволить ей определять курс общего движения? Никак нет. Десять лет наблюдений за российской политикой привели к выводам, нелестным для коммунистов. Не говоря уже о том, что у русского народа есть немалый счет к предшественникам нынешней КПРФ – РСДРП, РКП(б), ВКП(б), КПСС, который эта правопреемница не торопится оплатить (что видно хотя бы на примере отношения к Ленину – величайшему русофобу всех времен).

Перечислим основные причины, по которым национал-патриот не может позволить КПРФ выступить в роли ведущего, а себе – в роли ведомого под коммунистическими знаменами.

Во-первых, в идейном багаже коммунистов до сих пор мертвым грузом лежит постулат интернационализма. В то время как для любого убежденного националиста главным врагом является не национализм другой, даже враждебной, нации, а именно интернационал.

Во-вторых, зловещим и, увы, несмываемым родимым пятном на коммунистической партии лежит еврейское происхождение ее идеологии и ее основателей. Еврейский дух пропитывает насквозь все коммунистическое учение.

В-третьих, геноцид и этноцид русского народа, проведенный под еврейско-большевистским руководством в 1917-1937 гг., есть факт истории, от которого никуда не деться. Пока КПРФ не принесла покаяния за дела, творившиеся под руководством Ленина, Троцкого и компании, русскому человеку трудно отнестить к ней с доверием.

В-четвертых, поддержка КПРФ в целом по стране колеблется, по данным ВЦИОМ, на уровне 35-40%. На первый взгляд, это очень много. Численность рядов – главный козырь коммунистов. Но результат этой великой численности, ее коэффициент полезной деятельности – несоизмеримо ничтожен. Ибо в политике, как в любом искусстве, диалектика Гегеля не работает: количество не переходит в качество. Жизнь это четко показала. Опора на социально-дефективное большинство коммунистического электората ничего не дает. Мы в этом многократно убедились. Поэтому те, кто делает главную ставку на КПРФ, в «премудром» и «безошибочном» расчете на ее многочисленность и организованность, раз за разом пролетают мимо цели. Это выглядит, как парадокс, но на самом деле совершенно закономерно.

Мы год за годом видим и понимаем: шумовые эффекты на митингах – вечный удел коммунистической массовки всех возрастов “внизу”; соглашательство – вечный удел коммунистической жировой прослойки “наверху”. И не более того. А соглашательство – это политическая гибель оппозиционной партии. И поэтому смело можно утверждать, что ниша оппозиции сегодня пуста.

В-пятых, десятилетия “антиселекции”, проводимой КПСС, вывели на самый верх общества так называемую партноменклатуру: огромный слой бездарных, малообразованных, алчных и подло-трусливых людей, холуев, отбиравшихся по принципу личной преданности боссу, годных только к орденскому послушанию, способных превратить в мусор все, к чему ни прикоснутся их руки. Неудивительно, что так называемая “коммунистическая оппозиция” – это в значительном числе двойники-антиподы ельцинистов, не имеющие за душой ни иных, подлинных идеалов, ни верной, действительно современной идеологии. Недаром, по данным ВЦИОМ, только 17% опрошенных воспринимают образ представителя партии как положительный. Столько же воспринимают его как явно отрицательный. Достаточно широко, даже в политически активной среде, распространено убеждение, что КПРФ – партия стариков, которая автоматически уйдет в прошлое в силу естественной убыли населения и смены поколений.

В-шестых, партия с таким идейным багажом, с таким руководством и с таким электоратом с неизбежностью оказывается идеологически импотентной. Коммунистическая идея – ретроградна, она принадлежит прошлому, это вчерашний день. В то время как националистическая идея – авангардна и элитарна, это день завтрашний. Понятно, что выбирая национализм вместо коммунизма, мы выбираем будущее вместо прошлого. И не можем позволить себе поступить наоборот.

Позволим себе в этой связи процитировать весьма меткую характеристику КПРФ, данную Международным эколого-политологическим университетом:

«Во-первых,.. партия выражает не столько социальные интересы, сколько ценностные установки, в первую очередь малодинамичных социокультурных групп.

Во-вторых, в своей деятельности, в частности пропагандистской, КПРФ опирается не на образы будущего, а на образы прошлого. Она не говорит: "Вот что нужно делать на пороге 21 века, власть не может этого сделать, а мы это сделаем", – она говорит: "Власть правит хуже, чем правили мы, верните нам власть".

Отсюда, она не может противопоставить пропагандируемой властью утопии -утопии рыночной экономики – свою утопию, утопию социально-экономического устройства XXI века, а потому оказывается неубедительной для тех, кто готов разочароваться во власти, но не видит в коммунистах того, чем можно очароваться.

В-третьих, основу партии составляют люди с позднесоветским темпераментом. Это естественно, поскольку в КПРФ пошли люди, которые "сохранили верность" прежним ценностям и прежнему образу жизни. В апелляции к этому, как и к более высокому уровню жизни, существовавшему в СССР, по сравнению с РФ, – один из компонентов ее силы. Однако позднесоветский темперамент – это не темперамент преобразователя, строителя, это темперамент гражданина благополучного общества, который считает мир в основном совершенным, в основном подлежащим сохранению, если же и нуждающимся в совершенствовании – то частных, постепенных и осторожных…

Протобуржуазному обществу противостоят люди с консервативным темпераментом. Их сознание – верно идеям социализма, но их подсознание, ведя их в атаку против этого строя, неизбежно ведет ее не с позиций "послекапитализма", а с позиций "докапитализма". Отсюда – постоянно пробивающаяся архаика. Отсюда постоянная тяга к образам и символам досоветского периода, отказ от атеизма, стиль речи ряда публицистов и ораторов, который был бы приемлем во время Великой смуты, или в лучшем случае – в войну 1812 года, но невостребован в XXI столетии.

В-четвертых, волевой и энергетический дефицит. Достаточно хищной и энергетичной власти нуворишей противостоят люди, алгоритмы поведения которых были сформированы на абсолютно иной социальной практике. Элита КПРФ генетически связана со старой советской элитой. Однако основным алгоритмом этой элиты была минимизация ошибок. В аппаратной борьбе выигрывал не тот, кто делал лучше, а тот, кто меньше ошибался. В этом то же компонент силы КПРФ, минимизирующей свои ошибки и использующей ошибки власти как в общеполитической, так и аппаратно-элитной борьбе. Но значительно в большей степени установка на минимизацию ошибок является в условиях реального политического пространства слабостью. Нет навыка атаковать, нет здорового авантюризма, нет вдохновления риском.

Если в аппаратной борьбе выигрывает тот, кто меньше ошибается, то политическую борьбу выигрывает тот, кто не боится рисковать, кто может атаковать, как Бонапарт или Ленин: "начнем, а там — видно будет".

Они великолепно держат удар, но неумело атакуют, выигрывают в обороне, но не владеют искусством наступления.

В-пятых, в результате этих, и ряда других причин, им не удается сформировать эффективную идеологию. Выдвинутая ими идея государственного патриотизма вытекала из этих факторов. Она позволила им четко обозначить рубежи обороны и удержать их, но она стимулировала и укрепила все эти негативные качества. Но патриотизм по определению не может быть идеологией, так же, как любое чувство не может быть наукой. Патриотизм – это любовь к Родине, но сам по себе он не объясняет, в чем польза Родины, что нужно сделать, чтобы ей было лучше.

Отсюда – нет доктрины преобразования, нет устремленности в будущее.

Выдвинув доктрину патриотизма, не наполненного классовым, проектным содержанием, коммунисты защитили и реабилитировали это чувство, но чувство слепо по определению и они замостили, подготовили почву для того, что можно определить как буржуазный патриотизм Путина, сделали общество готовым принять идею укрепления государства, но забыли объяснить, чье это должно быть государство – и сами направили избирателей под знамена "Единства".

…Знамя сверхсовременной, сверхнакаленной идеи будущего несут люди, являющиеся носителями консервативного темперамента и архаичных устремлений. Энергия будущего и энергия прошлого уничтожают друг друга, обнуляют, не давая коммунистам победить и взять власть ни как коммунистам, ни как консерваторам. Это, а не сила власти, – причина всех поражений КПРФ».

Сказано беспощадно, но абсолютно точно.

В-седьмых, в силу всего изложенного коммунисты выродились в не просто недееспособную, но в соглашательскую, системную «оппозицию» – в псевдооппозицию. Власть душит коммунистов в нежно-стальных объятиях. Путин отводит красным строго очерченное (Глебом Павловским) политическое пространство. Ни шагу за край этого чертежа! Системная оппозиция должна знать свое место. И она его знает.

КПРФ бережно-бережно хранила себя все эти годы, начиная с кровавого 1993-го. Ради чего хранила себя партия? Якобы ради пущей борьбы с антинародным режимом. И многие верили в это. И многие голосовали за КПРФ. И вошла в 1995 г. КПРФ в Думу и расселась там в самом большом количестве кресел.

И что? И ничего.

Даже импичмент Ельцину не сумели провести. Нарочно протянули время и упустили момент, когда вся Дума была возмущена отставкой Примакова.

Набравшись однажды смелости, коммунисты провалили Черномырдина – спасибо. Но уж затем смиренно утверждали всех, кого предлагал Ельцин – Примакова, Степашина, Путина. Как до того утвердили Кириенко. О, потом, после отставки, они ругали Кириенко и Степашина! Как впоследствии и Примакова, с коим были не разлей вода, пока тот правил. Знали всем им цену всегда – но утверждали в должности, прогибаясь перед “презираемым и ненавидимым” президентом. Для чего? Чтобы уцелеть, выжить! Зачем? Для борьбы с режимом!.. Сказка про белого бычка.

Коммунисты позволили “Яблоку” протащить позорный закон «О Соглашениях о разделе продукции», пролоббированный Западом и уже повлекший за собой неисчислимые потери для России. И если бы только один этот закон! А чего стоит представленный коммунистом В. Никитиным закон “О внесении изменений и дополнений в УК и УПК РФ”, который, будь он принят, не только позволил бы заткнуть рот любому честному русскому националисту, но еще и развязал бы подлинную охоту на них с участием всего административного корпуса страны! С 2000 г. у правительства появилась возможность принимать бюджет без учета мнения коммунистов, но и до того все годы пребывания в Думе коммунисты, будучи самой крупной фракцией, от которой зависело практически любое решение, каждый раз безропотно принимали угодный режиму, но убивающий страну “голодный” бюджет. А теперь правительству Путина удалось провести через Думу и Земельный Кодекс, и Трудовой кодекс. Для коммунистов все это означает не что иное как перерождение и политическую смерть.

Они давно уже сами – часть этого режима. Коммунисты давно встроились в систему, служат ей самим фактом своего существования. В 1996 году Зюганов мог и обязан был, но не захотел, струсил взять власть в свои руки (по данным из осведомленного источника, он реально набрал 54%), а теперь уж – поздно, у КПРФ уже нет политического будущего, есть лишь перспектива политического прозябания. Не случайно о победе т.н. «красных» на губернаторских выборах с одинаковым энтузиазмом рапортовали и КПРФ и «Единство».

В-восьмых, отталкивает абсолютно близорукая политика КПРФ в отношении СНГ, неизжитые и губительные на данном этапе для русских имперские комплексы, стремление к восстановлению СССР, что категорически неприемлемо для националиста. Будучи заложниками названных комплексов, коммунисты на всем пространстве бывшего Советского Союза предают интересы русских, что особенно заметно на Украине, в Приднестровье и Молдавии, в Казахстане.

Убедительно свидетельствует об этом опыт избирательных кампаний стран СНГ 1996-1998 гг. Коммунисты взяли верх в парламентах России, Белоруссии, Молдавии, Украины, Крыма. Но ничего хорошего не дало русским людям численное превосходство коммунистов в парламентах этих стран.

В Белоруссии расколовшиеся на две компартии коммунисты все время интриговали и сейчас интригуют против единственного на сегодня достойного русско-славянского лидера – Александра Лукашенко.

В Молдавии, на Украине, в Крыму они ни на шаг не сдвинули политику своих стран в сторону России, ни на йоту не уменьшили этноцид русских. Тех самых русских, которые понадеялись на коммунистов-интернационалистов и своими голосами открыли им путь к высшей законодательной власти. Сегодня, когда президентом Молдавии стал коммунист, давление на русское (и всегда ориентировавшееся на Россию) Приднестровье, не только не ослабло, но и неимоверно усилилось.

А чего стоит изменнически ратифицированный коммунистами «Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве России и Украины», не только подаривший Украине Новороссию, Крым и Севастополь вместе с населением, но и сдавший вообще все русское население Украины во власть украинских националистов, правящих бал в стране?! Да за одно это прошлые и будущие правители России должны бы расстрелять всю фракцию во главе с спикером Селезневым, лично гарантировавшим украинским коллегам-коммунистам ратификацию Договора! А ведь как стонали весь русский Крым, вся Новороссия, как просили не делать этого, какие письма слали! (Аналогичная ситуация возникла в связи с ратификацией Российско-Молдавского «Большого Договора», разница только в том, что приднестровцы, в отличие от русских на Украине, могут за себя постоять.)

Но что для коммунистов русские слезы, когда на горизонте брезжит призрак былой власти! «Вот возьмем всю власть в бывшем СССР – и всем будет хорошо, и вам, бедные русские люди, тоже», – наслышались уж мы от них подобных речей. А чем эти речи оканчиваются, увидели в Крыму…

В Крыму коммунисты, захватив всю полноту власти, тут же приняли, пресмыкаясь перед Киевом, новую Конституцию, которая, во-первых, полностью подчинила Крым Украине, низводя автономию до уровня ниже заурядной украинской области, а во-вторых, полностью передала внутреннюю власть в самом Крыму (на тот момент) в руки коммунистического Верховного Совета и лично его председателя, главы крымского рескома КПУ – Леонида Грача. Подчеркну, что данный «баланс интересов» достигнут с помощью ряда уступок и разменов, главным из которых стал статус русского языка, не получивший на этой русской по основному составу населения и полностью русскоязычной земле статуса второго государственного, на что так надеялся весь Крым. Не только русские, но и большинство русскоязычных глубоко разочарованы. Все их надежды, выкристаллизовавшиеся в политической лаборатории Крыма последних лет, оказались похерены! Поэтому нет ни одной русской или российской общественной организации, которая поддержала бы «грачевскую» Конституцию; большинство из них выступило на разных уровнях с письмами протеста, резкими заявлениями.

Крымский пример вопиюще красноречив. Беззастенчивая жажда максимума партийной и личной власти, ради которых в жертву немедленно и безоговорочно приносятся любые, даже самые коренные интересы доверчивого русского населения, – вот в чем видится самая суть политики коммунистов. Будь то Крым или Россия. На этом примере русский избиратель лишний раз понял, что коммунисты, что бы они ни обещали, – ненадежный политический партнер.

А Украина в целом? Депутаты-коммунисты, имевшие для этого все возможности в Верховной Раде, так и не приняли ни одного закона, ставящего заслон этноциду русских. Русские Украины доселе остаются гражданами второго сорта, лишенными языка, школ, вузов, электронных СМИ, полнокровной связи с матерью-Родиной. Ни одного закона, направленного на сближение с Россией, также не принято.

КОРОЧЕ говоря, коммунисты, на всем пространстве бывшего СССР вообще, а в России в данном составе партийного руководства – в особенности, напрочь вышли у русских национал-патриотов из всякого доверия. Ни их лживым, напыщенным и глупым речам и лозунгам невозможно верить, ни в чистоту их намерений, ни во внезапно (лет пять тому назад) проснувшуюся любовь к русскому народу. Ничем, кроме слов, не подтвержденную.

Теперь, после выборов 1999 года и распределения мест в Думе, стало ясно, что Компартия и ее электорат – это именно и только Компартия и ее электорат и ни одним человеком больше, а вовсе не лидер широкого народного фронта. Хотя такие претензии все время не сходят с уст коммунистических лидеров. В действительности КПРФ полностью оголена. “Розовые” социалисты отошли от нее. Национал-патриотов она частью сама от себя отогнала, как Альберта Макашова и НПСР (из 115 входивших в него организаций осталось менее 50), а другая часть – отшатнулась от псевдосоюзника, с которым долго шла рука об руку, как Ст. Терехов (Союз офицеров) и В. Милосердов (Русская партия).

КПРФ стала жертвой собственной сущности: левой, легальной, архаичной, ненадежной, соглашательской, интернационалистической.

Что будет с КПРФ в дальнейшем? Она пока остается крупнейшей политической партией, но свой потенциал вычерпала до дна и отныне будет только терять силу и влияние, уступая их, с одной стороны, правительству, взявшему показной государственнический крен, а с другой – национал-патриотам, имеющим ясную, авангардную и радикальную политику. Ничего удивительного, что, согласно официальному отчету, с 1995 по 1999 гг. красные уже потеряли почти 4% своего электората, хотя жизнь народа не стала лучше. Они и будут его терять с каждым годом. В новой Думе красных меньше, чем в предыдущей, а в следующей будет еще меньше. А партийная номенклатура высшего эшелона плавно будет перетекать в другую партию – в «партию власти» (чего, собственно, им всегда и хотелось). Не все, конечно, а только те, кого туда возьмут. Хотя бы в губернаторы.

В связи с этим возникают вопросы к национально-патриотической оппозиции. Сколько можно хранить слепую преданность отжившим идеалам, потерпевшей историческое поражение партии и ее неспособным на победу – даже при самых наиблагоприятнейших условиях – вождям?! Сколько можно не замечать того, что коммунистическая идеология давно обанкротилась, превратилась в реликтовый, атавистический признак менталитета социально-дефективных, исчерпавших свой исторический ресурс, ни на что в реальной политике не годных масс?

Отсюда с неизбежностью следует радикальный вывод: у оппозиции нет другого знамени, кроме русского национал-патриотизма.

ИТАК, подытожим. Из многих коммунистов получались, получаются и будут получаться прекрасные русские националисты, это факт. Поэтому с коммунистами, исповедующими русский национализм, нам, безусловно, по пути. (Если говорить более точно, то это им – по пути с националистами!) А вот с КПРФ в ее нынешнем соглашательском варианте – решительно нет.

К сожалению, рядовой состав компартии совершенно невозможно в массе отделить от ее верхушки – Зюганова, Купцова и др. Поэтому о каком блоке с ней может идти речь? В любом формальном (и даже неформальном) объединении с КПРФ контрольный пакет будет именно и только у нее, а куда нас может повести такой лидер? Только туда, где и сам находится.

Кто смеет утверждать, что КПРФ готова переродиться в полноценную русскую националистическую организацию (несмотря на наличие в ней националистической антизюгановской оппозиции)? Разве есть реальная возможность соединить человеческие, организационные и финансовые ресурсы КПРФ с идеологией русского национализма, очищенной от коммунистической архаики? О, если бы это было так! Но, скорее, можно быть уверенным в обратном.

Поэтому работать с коммунистами безусловно надо, но, конечно, не в направлении блока, в котором национал-патриотам никогда не видать гегемонии, и не в направлении вхождения в КПРФ с целью переродить ее изнутри (это детская утопия), а исключительно в направлении перетягивания коммунистов на нашу строну, в НДПР, в направлении формирования внутри КПРФ корпуса агентов влияния русского национально-освободительного движения и тому подобное. То есть, нужна нормальная вербовочная практика. Не стоит, конечно, надеяться, что под влиянием национал-патриотической пропаганды партийные массы побросают свои красные книжечки и побегут под наши знамена. Этого не случится, хотя бы потому, что оные массы все еще питают большие иллюзии относительно силы и действенности КПРФ. Но отдельные ценные кадры могут быть и безусловно будут нашими.

Разумеется, недопустимо публично «бить» коммунистов ради красного словца по непринципиальным поводам, а также необходимо сотрудничать с ними по частным случаям оппозиции режиму, выступать единым фронтом, когда это возможно и необходимо. Всегда при этом сохраняя свое лицо.

ОБОРОТНИ

Оборотни – партии псевдо-националистического толка, уводящие русский электорат, русскую оппозицию в ложном направлении от реальной борьбы за национальные права и интересы.

Образцом оборотня можно считать ЛДПР. С этой партией давно уже все ясно всем, но все-таки обозначим некоторые константы. Процент отданных за нее голосов неуклонно падает от выборов к выборам: 23 (1993) – 11 (1995) – 5 (1996, президентские) – … (1999). Мы поставили троеточие, поскольку на выборах 1999 г., по сведениям из информированного источника, ЛДПР набрала чуть более 3%, но Ельцин щедро добавил ей за счет тех 15%, что проголосовали против всех и чьи голоса разделили между «Единством», СПС и ЛДПР. Сегодня ЛДПР еще держится на плаву только по двум причинам: ей не дают умереть, во-первых, те, кто вложил в нее немалые деньги и должен «отбить бабки», а во-вторых, те, кому платят зарплату из партийной кассы. Власть, похоже, уже больше не нуждается в давно никому не страшном пугале и вполне способна обойтись без ВВЖ в и без того полностью подконтрольной Думе. Можно предположить, что ЛДПР доживает последний срок в парламенте и вообще в российской политике.

В чем причины падения популярности ЛДПР, когда-то потрясшей всю Россию неслыханным взлетом? Основных причин три.

Во-первых, широко разрекламированное еврейское происхождение Жириновского, чей папа, как выяснилось, уехал не в Варшаву, а в Израиль, где активно создавал еврейское государство. Хотя в России по-прежнему хватает идиотов, полагающих неважным, какой национальности лидер, лишь бы он защищал народ, но абсолютное большинство национал-патриотического электората уже научилось тестировать подобных самозванных «защитников» и вполне справедливо не доверяет инородцам и полукровкам.

Во-вторых, за девять лет полностью обнажилась роль Жириновского и ЛДПР как кремлевской марионетки, верной и надежной опоры режима. Как опытный шулер, проигрывающий по маленькой, но всегда срывающий крупный куш, Жириновский напоказ бузит и фрондирует, когда речь идет о второстепенных делах, но всегда беспрекословно ложится под президента (будь то Ельцин или Путин) в вопросах серьезных. Но разоблаченная марионетка не нужна даже самому кукловоду. Она свое отыграла.

В-третьих, блестящий популист, талантливый оратор, чутко улавливающий настроения толпы и умело на них играющий, Жириновский пал жертвой собственного популизма. Он никогда не знал чувства меры и сам себя переиграл, слишком часто выступая в роли клоуна, шута. Сегодня, когда он порой говорит дельные и важные вещи, его уже никто всерьез не воспринимает, хотя и слушают с удовольствием. Особенно раздражает, когда Жириновский берет на себя роль единственного защитника русских интересов и озвучивает, в том числе, наши заветные идеи. Мы видим, как опошляются, профанируются верные, нужные мысли, но ничего не можем поделать, поскольку Жириновский – единственный «национал-патриот», которого допускают к электронным СМИ в неограниченном количестве. Понятно, именно с целью опошлить и профанировать русскую идею. Но больше ему патриотов, даже самых наивных, не провести.

ПРЕКРАСНО понимая, что на Жириновском и ЛДПР пора ставить крест, власть попыталась вывести ему на смену другого оборотня: «Русский проект – Великая Россия» (А. В. Архипов). Как обнародовал весьма осведомленный «Стрингер», из-за спины Архипова торчали уши замглавы Администрации президента – В. Суркова, а из-за его спины, в свою очередь, – уши М. Фридмана («Альфа-группа» и Российский еврейский конгресс). Архипов, много лет работавший на Жириновского по линии пиара, стоявший у истоков ЛДПР, год назад был жестоко избит прямо в здании Думы охранниками собственного шефа (сломали два ребра, порвали костюм), после чего уволился и вошел в инициативную группу по созданию НДПР. Однако очень быстро оказалось, что здесь он не ко двору, как и некоторые другие лица, впоследствии покинувшие наш Оргкомитет. После чего мы видели его в разных комбинациях – то с шоуменом Троицким («Пауком»), то с Дмитрием Демушкиным (также зависимый от спецслужб деятель, в свое время покинувший наш Оргкомитет), то еще кое с кем. Но тут уместно процитировать Крылова: «А вы друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь». Политика – это судьба и призвание, здесь нельзя думать чужой головой, а нужно иметь собственные большие, значимые для множества людей идеи. А что еще важнее, нужно иметь доверие масс. Ни того, ни другого у подставного игрока – оборотня – не может быть по определению. Насколько известно, подвергнувшись разоблачению, Сурков потерял интерес к «Русскому проекту» и снял его с дотации.

Рядом с названными кремлевскими креатурами нередко встречались и встречаются «оборотни поневоле», то есть русские организации, в которых абсолютно здоровые, национально-патриотически мыслящие люди среднего и низового партийного звена вынуждены следовать за вожаком без царя в голове. С лучшими намерениями и помыслами, со всей своей чистотой и искренностью они доверчиво идут за лидером… и все время не туда, куда надо. А в результате невольно играют в русском национально-освободительном движении именно ту роль подсадной утки, которую режим хотел бы, но не может навязать организациям, возглавляемым более умными и принципиальными лидерами.

Таких «оборотней поневоле» можно было бы насчитать немало за последние 10-15 лет, но из тех, что особенно заметны сегодня, мы назовем только Народно-национальную партию и ее лидера А. К. Иванова-Сухаревского. К сожалению (в первую очередь, для наиболее разумных ее членов), Сухаревский регулярно пытается вступать в различные альянсы с другими организациями, но это каждый раз заканчивается одинаково плачевно. Как только он понимает, что единоличного правления ему уступать не собираются, он со скандалом разрушает очередной альянс (дабы не позволить «духовным карликам» эксплуатировать «светлый гений вождя») и призывает однопартийцев к сплочению рядов и к верности «русизму». Посаженный властью на несколько месяцев в тюрьму, Сухаревский был выпущен из нее на определенных условиях. Возможно, алгоритм его поведения по отношению к коллегам объясняется именно этим. О том, что собой представляет учение Сухаревского, дает полное представление брошюра «Основы русизма», бьющая все рекорды дешевой демагогии и идейной бестолковщины. В чем легко может убедиться каждый, поскольку она свободно продается на развалах.

Как следует относиться к оборотням? Лучше всего – просто держаться подальше. Тратить силы на их «изничтожение» нерационально, да и не заслуживают этого многие порядочные русские люди, задержавшиеся, к сожалению, по разным причинам в указанных партиях. Но вступать с ними в союзнические отношения, даже в случае принципиального согласия по частным вопросам, – контрпродуктивно и опасно. Пользы все равно будет мало, а испачкаться можно. Живой пример – попытка сотрудничества НДПР и ННП, о чем интересующиеся знают из прессы. Нет никаких сомнений, что эти псевдонационалистические, псевдопатриотические организации имеют возможность резвиться только до тех пор, пока на политическом поле не появилась настоящая национал-патриотическая организация. Я уверен, что со временем все, что есть здорового в ЛДПР и ННП, естественным образом перейдет в Национально-Державную партию.

АНТИНАЦИОНАЛЬНЫЕ И АНТИГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПАРТИИ

В антинациональном и антигосударственном секторе довольно тесно от различных организаций. Большинство из них существует на средства зарубежных фондов, коих было учреждено немало еще в годы «холодной войны». С самого начала среди этих организаций лидировали «Демократический выбор России» (ДВР), ныне утерявший былое влияние, и «Яблоко», также заметно сдавшее позиции. Сегодня на первый план выдвинулся Союз правых сил (СПС), куда не случайно вошел и ДВР. Еще одна отличительная черта этих организаций – укомплектованность руководства евреями и полукровками (Гайдар, Чубайс, Явлинский, Немцов, Кириенко, Хакамада и др.).

Отличительная черта «Яблока» в том, что оно лоббировало интересы западного (еврейского) капитала, за что финансировалось этим капиталом как напрямую, через связи самого Явлинского, так и через посредство олигарха Гусинского (Российский и Всемирный еврейские конгрессы). Основное достижение «Яблока» на внутренней арене – успешное лоббирование Закона «О Соглашениях о разделе продукции», благодаря которому Россию разграбляют так, как не позволяет этого ни одна другая страна в мире, включая страны Африки и Латинской Америки. Однако сегодня партия Явлинского переживает тяжелые времена. Сам Явлинский, страдающий той же болезнью вождизма в тяжелой форме, которой подвержены и некоторые национал-патриоты, не слушает голос времени и отказывается идти на объединение с другими партиями своего лагеря, отказывается войти в СПС. Не имея впереди никаких радужных перспектив (плачевная участь Гусинского отбила у многих охоту вести его к вершинам власти), Явлинский, тем не менее, будет исправно получать из-за рубежа определенное содержание, позволяющее сохранить партию. И потому будет упорно «лежать» на своем электорате, как собака на сене. Сумеет ли он пройти в Думу в 2003 году? Не факт. СПС уже сумел отгрызть от «Яблока» немалые куски, одно время партия была на грани раскола. На следующих выборах сил может и не хватить, и тогда «Яблоко» тихо догниет на задворках большой политики. А его функции по обслуживанию интересов мирового еврейского капитала будет не за страх, а за совесть (и за деньги, разумеется) выполнять СПС.

Будет ли так – покажет время, а сейчас СПС выражает интересы не столько зарубежного, сколько отечественного еврейского капитала. На почве чего даже оппонирует порой Кремлю, у которого свой, отличный от СПС, набор еврейских спонсоров.

Для полноты списка вспомним, что есть еще Либеральная партия, сочетающая в себе черты и «Яблока» и СПС, поскольку спонсируется хотя и из-за рубежа, но зато отечественным евреем – Березовским. Тот факт, что Березовский не нашел себе для опоры никого, кроме «отмороженного» либерала Юшенкова, которого министр Грачев метко обозвал «гаденышем», говорит о том, что дела у Бориса Абрамыча совсем плохи. Ни один более или менее уважающий себя и думающий не только о своем кармане политик не пожелал (или не рискнул) связаться с олигархом. А ведь именно кадры, а вовсе не деньги решают все. Сказанное означает, что реального влияния либеральная партия не имеет и иметь не будет.

Каково отношение у НДПР к названным партиям? Мы вовсе не считаем их за необходимый для политического равновесия общественный противовес. Тем более мы не считаем их за выразителей интересов некоей ценной для нации и страны общественной группы, с которой необходимо считаться ради общего блага. Для нас они – открытый враг, примирение с которым невозможно; по отношению к ряду деятелей этого крыла многие члены нашей партии питают чувства кровников. Если нам суждено придти к власти, то все руководство названных партий без исключения будет предано суду (среди рядовых членов, как обычно бывает, много людей наивных, мало осведомленных и не разобравшихся в ситуации; им суд не грозит). А если к тому времени мораторий на смертную казнь еще не будет отменен, то лучшего повода для его отмены и искать будет не нужно.

Это не просто характеристика нашего отношения к неким партиям: это конкретная задача. НДПР – партия справедливого возмездия. И это правильно и хорошо.

«ЕДИОТ» – ПАРТИЯ ВЛАСТИ

Партии власти меняются, а антинародный режим, увы, остается. Сегодня он мобилизовал заинтересованных лиц в партии под названием «Единство», которую, после поглощения ею лужковского «Отечества», народ прозвал «Едиотом». Как любая партия власти, «Едиот» объединяет две категории людей. Во-первых, тех, кто пришел по своей воле – честолюбцев, карьеристов, стремящихся защитить нажитое скороспелых нуворишей, но также и обманутых, доверчивых людей, привыкших ждать от государства (с которым они – ошибочно! – олицетворяют власть) поддержки и справедливости. А во-вторых, тех, кого притянули в партию либо «по долгу службы», либо шантажом и давлением, граничащим с обычным рэкетом (это относится к бизнесменам, которых нещадно обдирают за их добровольно-принудительное членство в «Едиоте», как до того обдирали в НДР, «Отечестве» и др.), либо в силу вассальных отношений с более высокопоставленными партийцами и т.п. Как везде, есть еще и доля людей наивных, обманутых и т.д., но не они делают погоду.

Закон о партиях, оставляющий национальные отношения за рамками легальной политики, закрепил примитивную, но удобную для власти трехчленную политическую структуру российского общества: левые (КПРФ со товарищи), правые (СПС со товарищи) и центр («Едиот» – партия власти без товарищей). Учитывая очевидную слабость обоих флангов и их неспособность взять власть, подобный «трехчлен» попросту устанавливает полновластие нынешней партии власти на все обозримое будущее.

Смысл полновластия «Едиота» – в установлении абсолютной власти президента, который формально не состоит в партии, однако направляет каждый ее шаг. Если партия центра является своего рода балансиром, уравновешивающим право-левые крайности, то «отвязанный» от партийной программы, от партийной дисциплины и ответственности президент – встает над всеми основными политическими игроками вообще, становится «балансиром балансиров», верховным арбитром. То есть – абсолютом.

Путин, с одной стороны, никому не отчитывается, никому не подчиняется, ни за что не отвечает. Поскольку – не член партии. С другой стороны, он сохраняет полный контроль над таким важнейшим политическим инструментом, как партия власти. А значит, он держит в своих руках не только исполнительную, но и законодательную власть, поскольку именно объединенная фракция «Едиот» совместно с примыкающими к ней подставными фракциями «Народный депутат» и «Регионы России» способна провести в Госдуме любой продиктованный Кремлем закон, любую вообще инициативу Кремля. А коль скоро Федеральное Собрание приняло закон об априорной амнистии президента, чего бы он ни натворил за отпущенный ему срок, то власть президента в этих условиях перерастает рамки автократии ельцинского типа и превращается в абсолютную власть.

Primo: Безграничную. Secundo: Бесконтрольную. Tertio: Безответственную.

Итак, Путин держит в руках всю власть в России. А кто держит в руках самого Путина? Сегодня на этот вопрос уже можно дать абсолютно четкий и исчерпывающий ответ: Путина, преемника Ельцина во всех смыслах слова, держат, во-первых, Израиль, во-вторых – сионизированные США, а в-третьих – сионизированная «семья», поставившая его у власти. Его попытка выйти из-под контроля «семьи», опираясь на «чекистов» и «питерских», не меняет, сколь можно судить по политическим последствиям, сути дела. Подробности, многократно излагавшиеся в национал-патриотической прессе, можно опустить, но стоит констатировать: отношение к Путину сегодня в нашем политическом секторе совершенно однозначное, никаких иллюзий нет уже даже у романтического Проханова.

Отсюда – наше отношение к партии власти, к «Единству». Какие бы замечательные личности в ней ни состояли, вынужденно ли, добровольно ли, сознательно ли или по недоразумению, эта партия в целом – инструмент колонизации России и геноцида русского народа. Это мы хорошо понимаем.

Особую опасность партия власти несет в себе потому, что претендует на патриотический электорат, оперируя державнической лексикой и периодически (вслед за самим Путиным) принимая позы государственника и патриота, а то порой даже и умеренного русского националиста. Что совершенно не соответствует сущности проводимой президентом политики, которая по всем направлениям внутри и вне России резко противоречит русским интересам и чаяниям.

Нет сомнений, что российский избиратель, веками воспитанный в иллюзиях по отношению к власти, отдаст немало голосов «Едиоту» на ближайших выборах.

Мы сделаем все, чтобы этих голосов было как можно меньше.

Александр Севастьянов

«Национальная газета» №2(52) 2002 г.

Яндекс.Метрика