08
Вс, дек

Национализм против социализма

Стратегия и тактика национальной борьбы

Это есть наш последний
И решительный бой,
С “Интернационалом”
Воспрянет род людской.

Слова гимна, сто лет вдохновлявшего
социалистов всех мастей, на котором они
воспитывались сами и воспитывали поколения

Сегодня, когда все русское общество, болезненно разбуженное перестройкой, грезит новыми планами национально-государственного устройства, резко актуализировались теоретические проблемы обществоведения. В первую очередь, это касается проблем, связанных с естественным разделением человечества вообще и населения отдельных стран в частности. А именно, с их делением на:

а) классы,

б) народы и нации.

Национальная и социальная координаты любого человека и любого общества – есть природная данность, определяющая жизненные установки огромных людских контингентов и каждого человека в отдельности. Именно сочетание и пропорции этих установок определяют, главным образом, массовую идеологию, которая рано или поздно сама начинает определять все общественное устройство той или иной страны.

Все исторические формы государственного устройства – есть лишь зримая оболочка, оформляющая господствующую идеологию, закрепляющая определенные социальные и национальные отношения.

Непредвзятый взгляд на социально-исторические реалии наших дней позволяет констатировать принципиальные изменения в классовой и национальной структуре России наших дней по сравнению с Россией 1913 г. и Советским Союзом 1950-1970-х гг. Русское общество начала ХХI века самым решительным образом, в корне не схоже с российским обществом начала ХХ века и советским – его середины.

Изменение связано, во-первых, с превращением интеллигенции в класс, выросший за данный период более, чем в 10 раз (с 2,7 до 30% занятого населения), и вобравший в себя все лучшее, все наиболее талантливое и жизнеспособное, что было в рабоче-крестьянской массе. Это связано, во-вторых, со стремительным сокращением населения, занятого в сельском хозяйстве (с 86% до 12%). Это связано, в-третьих, с исчезновением пролетариата как такового, расслоившегося на политически управляемый рабочий класс и люмпенов. Наконец, в-четвертых, это связано с превращением России в мононациональную страну, где примерно 85% в составе населения занимают собственно русские и народы общерусского корня.

Сказанное означает, что ни одна из старых общественных теорий, ни одна идеология из числа тех, что были вполне приемлемыми, “рабочими” в начале и середине века, не годятся в наши дни. Они изжили себя, “протухли”, и место им – на исторической помойке.

А между тем мы видим, что в нашем обществе повсеместно делаются попытки реанимировать архаические идеологии, то в виде “православия-самодержавия-народности”, то в виде простого “социализма” и “коммунизма”, то в виде “национал-социализма”. Люди, пропагандирующие в том или ином виде национал-социализм (А.П. Баркашев, Э.В. Лимонов-Савенко и мн. др.), несомненно, относятся к идеологическому авангарду, если сравнивать их с “православными монархистами” и “интернационал-социалистами” (и коммунистами), чью политическую убогость и историческую обреченность они преодолели. Больше того: они поняли также всю актуальность, неизбежность и прогрессивность национализма в новых российских условиях, чем и заслужили определенный интерес и доверие людей к собственным персонам. Вместе с тем, сами они столь же архаичны и политически зашорены (а значит, обречены на поражение), если сравнить их воззрения с подлинно авангардной национальной идеологией. Ибо социологический анализ российского общества однозначно показывает: именно в России и именно сегодня любой социализм, в том числе и национал-социализм, есть лишь бесперспективная, беспочвенная, обращенная в прошлое утопия.

Опасность иллюзий, порождаемых пропагандистами “национал-социализма”, в том, что осуществление ложно поставленной задачи может завершиться только очередной национальной катастрофой. Цель настоящей статьи – разъяснить ложность и неприменимость национал-социалистических установок в современной России.

Моя точка зрения не есть просто беспристрастное мнение частного лица, она не “беспартийна”, не внеположна острой идеологической борьбе, развернувшейся в сегодняшней России. Она обусловлена идеологией современного интегрального национализма, основные постулаты которого читатель найдет в соответствующей литературе.

1.

ПРЕЖДЕ всего я хотел бы напомнить читателю о том, каков есть главный враг для любого националиста.

Главный враг националиста – это не национализм ближайшего или отдаленного народа, к примеру, украинского или немецкого, – а ИНТЕРНАЦИОНАЛ, в каком бы обличье он ни выступал.

Я взялся об этом напомнить потому, что, к сожалению, интернационализм и социализм – в равной мере органичны для русского народа, имеют один источник, восходят к исконным архетипам, глубоко связанным между собою.

Именно поэтому в России, как сейчас будет показано, и теория социализма, и его практика до недавних пор всегда были намертво связаны с интернационализмом. Я бы даже сказал, что интернационализм есть родимое пятно всего без исключений русского (хотя и не только русского) теоретического социализма.

Обратимся непосредственно к работам выдающихся русских социалистов. Их воззрения на национальный вопрос отличались ясностью и отчетливостью, в чем нетрудно убедиться. Для краткости приведу одни цитаты.

М.В. Буташевич-Петрашевский: “Социализм есть доктрина космополитическая, стоящая выше национальностей: для социалиста различие народностей исчезает, есть только люди”. Он искренне полагал, что в исторической перспективе в мире исчезнут не только вражда, но и различие между народами, что нации по мере своего развития утрачивают свои признаки, и что только утрачивая эти свои отличительные прирожденные свойства, они могут стать “на высоту человеческого, космополитического развития”.

П.Л. Лавров полагал, что интернационалисты в лице Маркса и его последователей возродили космополитическую традицию просветителей-энциклопедистов 18 века, придав ей новый характер и найдя социальную опору в пролетариате. Сама по себе национальность – “не враг социализма, как современное государство; это не более чем случайное пособие или случайная помеха деятельности социализма”. Поэтому социалист, даже прикрываясь порой обликом “ревностного националиста”, имеет целью ввести людей своей нации в работу социалистических идей с тем, чтобы в конце концов национальные различия между людьми были преодолены и позабылись”. Он полагал, что национальный вопрос должен совершенно исчезнуть перед важными задачами социальной борьбы, для которой границ, языков, преданий не существует: “есть только люди и общие всем цели”. В дальнейшем, считал он, границы будут иметь мало значения, а там и само различие национальностей станет лишь “бледным преданием истории, без практического смысла”.

П.Н. Ткачев в статье “Революция и принцип национальности: По поводу “Записок южнорусского социалиста” (1878) полагал, что между образованными людьми, между людьми психически развитыми нет и не может быть ни эллинов, ни иудеев, есть только люди; что интеллектуальный прогресс стремится уничтожить национальные особенности, слагающиеся из бессознательных чувств, привычек, традиционных идей и унаследованных предрасположений. Принцип национальности несовместим с принципом социальной революции и должен быть принесен в жертву последнему – это одно из требований настоящего социалиста. Между принципом социализма и принципом национальности существует непримиримый антагонизм. Социалист “с одной стороны,.. должен содействовать всему, что благоприятствует устранению перегородок, разделяющих народы, всему, что сглаживает и ослабляет национальные особенности; с другой – он должен самым энергичным образом противодействовать всему, что усиливает и развивает эти особенности. И он не может поступать иначе”.

В.И. Ленин: “Пролетарская партия стремится к сближению и дальнейшему слиянию наций”; “Национальные движения реакционны, ибо история человечества есть история классовой борьбы, в то время как нации – выдумка буржуазии”. В марте 1919 г. Ленин солидаризировался с Пятаковым в том, что мир без наций – “это великолепная вещь и это будет”, жаль только, что не скоро. И т.д. Формулировки Ленина стали основополагающими для советской философской мысли на весь срок существования СССР, они использовались как руководство к действию. Фундаментальная статья “Нация“ в “Философской энциклопедии“ (М., 1960-1970) недаром завершается совершенно недвусмысленно: “Коммунизм не может увековечивать и консервировать национальные особенности и различия, ибо он создает новую, интернациональную общность всех людей, интернациональное единство всего человечества. Но такое единство и полное слияние наций осуществятся только после победы социализма и коммунизма во всемирном масштабе“ (т.4, с.14, стлб.2).

И.В. Сталин, назначенный партией в качестве главного специалиста по национальному вопросу, дал на десятилетия незыблемое определение нации, в котором, как на грех, отсутствует основной, конструирующий признак нации – общность происхождения. Он писал: “Нация есть исторически сложившаяся, устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры“ (Соч., т.2, 1954, с.296). Такое понимание (естественное для социалиста), навязанное отечественной науке на очень долгий срок, диаметрально противоположно нашему, современному пониманию нации как фазы развития этноса.

2.

ТЕОРЕТИКИ русского социализма – это не доморощенные мыслители, не понимавшие, кому и что они говорят. Это были, во-первых, наиболее прозорливые идеологи, создатели учения, остро ощущавшие и ясно понимавшие абсолютную несовместимость принципа национальной солидарности с принципом солидарности классовой. А во-вторых, это были столпы общественного мнения, оракулы, которые лучше других чувствовали и понимали настроения огромных народных масс и лучше других эти настроения и мысли выражали. Их влияние, авторитет были столь велики именно потому, что в них видели выразителей народной воли, народного духа.

События начала века показали их правоту в том смысле, что, связывая социализм с интернационализмом, они, как оказалось, сумели заглянуть в душу русского народа и отразить ее, как в зеркале.

Стихийный социализм и стихийное же неразличение национальностей триумфально вышли рука об руку из толщи русской народной жизни на поверхность жизни общественно-политической. Самый яркий и убедительный пример – выборы в Учредительное собрание в 1917 г., когда 90 % избирателей (!!) проголосовало за социалистов всех мастей.

Девяносто процентов!! Что же, люди не видели, кто стоит во главе социалистических партий? Кто составляет их ядро, их боевую головку, их штабы? Всех этих цедербаумов, апфельбаумов, гершуни, азефов, гоцев, либеров, данов, розенфельдов, лурье, лениных, бронштейнов, свердловых, дзержинских, джугашвили, орджоникидзе и проч.?! Отлично видели, все знали и понимали. Но это никого не смутило! Торжество идей социализма шло в ногу с торжеством идей интернационала (вспомним эпиграф). Лишь ничтожное меньшинство, не имеющее ни веса, ни доброй репутации в политике, так называемые “черносотенцы”, впоследствии в корне изведенные, открыли для себя вторую сторону, изнанку революции и гражданской войны: их страшный, истребительный для русской нации характер. От большинства же русских – абсолютного, подавляющего большинства! – этот характер остался скрыт.

Почему же так получилось?

3.

ОТВЕТ на этот вопрос приходится искать в истоках древнерусского общества, точнее – в природе славянской общины (концепция проф. А.Г. Кузьмина).

Славянская община, в отличие от германской, еврейской, чеченской и т.п., относится не к кровнородственному, а к территориальному типу. Это значит, что любой пришелец, поселившийся на данной территории, становился членом общины, мог вступать в брак с ее представителями, мог делать карьеру, мог быть избран старейшиной. Раб через определенное время тоже мог влиться в общину (в кровнородственной общине инородец может быть только рабом). Защищать славяне шли не “род-племя”, а “родимую землю”. Завоевав в VI-VII вв. большую часть Центральной Европы, славяне нигде не установили своего этнического господства, так же, как впоследствии в Сибири, Туркестане, на Дальнем Востоке. (Сравним модель поведения чеченцев, корсиканцев, сицилийцев, евреев и представителей других народов, возникших на основе кровнородственной общины, в отношении “своих” по крови людей, родни, единоплеменников, которых долг и традиция предписывает защищать в первую очередь, всегда, любыми средствами, на любой территории, независимо от обстоятельств. А их национальная победа оборачивается тотальным национальным господством, вплоть до геноцида.)

Как видим, национальное неразличение, феноменальная способность ассимилировать и ассимилироваться (русские за границей уже в третьем поколении теряют национальную идентичность; сравните с евреями!) – существует у нас в народе как архетипическая черта с незапамятных времен. То же относится и к стихийному социализму, так как славянская община культивировала антииндивидуализм, равноправие и самоуправление со всеми вытекающими отсюда установками.

Приход в IX веке к славянам руси – русских (западнославянских) племен, организованных по принципу кровнородственной общины и возглавивших новую историческую общность – русский народ, породил принципиальную оппозицию Власти и Земли. Затянувшись на тысячу лет, эта оппозиция закрепила на разных общественных полюсах противоположные психосоциальные установки. Национализм сделался исключительной привилегией аристократии, отличительным признаком верхнего класса (хотя непрерывные вливания инородцев в состав российского дворянства и здесь подрывали национальную идею). Наряду с ярким русским национализмом Волынского и Ломоносова, “екатерининских орлов” и декабристов, Пушкина и Гоголя, славянофилов, Николая Первого и Александра Третьего, существовала народная национальная индифферентность, усугубленная и санкционированная христианством. Национальная идентичность легко и органично оказалась подменена идентичностью конфессиональной. Если наверху какой-никакой русский национализм все же существовал, то внизу, в народе, его не было вовсе. Это дало возможность Н.А. Бердяеву еще в 1915 г. заметить: “Россия – самая не шовинистическая страна в мире... Русские почти стыдятся того, что они русские; им чужда национальная гордость и часто даже – увы! – чуждо национальное достоинство. Русскому народу совсем не свойственен агрессивный национализм”.

В начале ХХ века скрепы, сдерживавшие стихийные народные импульсы, ослабли, а затем и лопнули. Власть не могла больше сдерживать устремления Земли. Победа русского социализма и – как это ни парадоксально – русского интернационализма была неизбежна.

Чем это обернулось?

4.

А ОБЕРНУЛОСЬ это национальной катастрофой и русским геноцидом. Параметры этой катастрофы здесь прописывать не место – имеется специальная литература. Поэтому не буду говорить ни о прямом и чудовищном ограблении русского народа, ни об уничтожении его элиты, ни о навязанной ему иссушающей роли донора, ни о подрыве русской биопопуляции и демографическом кризисе.

Скажу только об одном. В результате построения практического социализма денационализация русского народа доросла до невероятных масштабов. Господствующей “русской идеей” в так называемой Советской Империи стал великодержавный космополитизм, он же безродный патриотизм. По мере того, как в союзных республиках росли и зрели национальные элиты (а с ними – местный национализм), русские чем дальше, тем больше отрекались от национального сознания. Дошло до того, что в 1986 г., по опросам, 78% русских считали себя “советскими” и только 15% – “русскими”, а 7% вообще не смогли идентифицировать себя. Не только в русской политической теории, но и в государственной практике России сплав социализма с интернационализмом оказался органичным, жизнеспособным, действенным, победным, но – это столь же очевидно – губительным, самоубийственным для нации.

Какой урок отсюда извлечем?

5.

НАЦИОНАЛИЗМ и социализм – две вещи несовместные, взаимоисключающие. Об этом говорят нам русские социалисты-теоретики. Об этом кричит русская социалистическая практика. Об этом гласит современная идеология русского национализма.

Нам заявляют, правда, что пример Германии 1-й половины столетия опровергает вышеприведенный тезис. Это неверно. Во-первых и прежде всего, под личиной национал-социализма в Германии был в действительности осуществлен национал-капитализм (см. об этом мою работу “Уроки Гитлера”). Во-вторых, трюк Гитлера состоял в том, что он посулил всему немецкому народу, включая рабочих и крестьян, роль элиты во всемирном масштабе, противопоставив немцев – всем народам. Таким образом, элитарное (по определению) националистическое мировоззрение вмиг оказалось открыто для всех слоев немецкого общества, радостно приобщившихся к нему в предвкушении мирового господства. Можем ли мы хотя бы в бреду обещать сегодня нечто подобное русским? В-третьих, национал-социализм действительно оказался возможен, но только не в одной отдельно взятой стране: он возникает в условиях империалистической международной эксплуатации как ее результат, когда развитые страны даруют своему населению социальные льготы и гарантии за счет эксплуатируемых народов. (Гитлер не смог добиться этого грубой силой, но его политические преемники в странах “золотого миллиарда” осуществили его заветы и мечты с помощью самого совершенного “оружия новейшего времени”: экономики и идеологии.) Россия пока что бесконечно далека от подобной возможности. Ставить несообразные силам задачи – значит наверняка надорваться вконец. В-четвертых, как говорится, “что русскому здорово, то немцу смерть”. У славян и германцев разные архетипы: древние германцы жили кровнородственной общиной (и именовались по имени общего предка), а славяне – территориальной (и именовались по ареалу обитания: поляне, древляне, дреговичи, полещуки и т.д.). У простого немца в крови извечный национализм есть, а у простого русского – нет. Это надо твердо усвоить и не забывать.

Что из этого следует? Не надо преуменьшать сложность наших задач, но не надо и отчаиваться. Нужно трезво оценивать обстановку, ясно видеть расстановку социальных сил, их характеристики. Нужно ставить на верную лошадь.

И здесь уместно вспомнить о тех социальных изменениях, которые произошли в послевоенной России и о которых говорилось в начале статьи. Вспомнить о том, как изменилось соотношение рабоче-крестьянской массы и интеллигенции, о том, как изменился политический вес, общественный потенциал этих классов. Охарактеризуем в нескольких словах ситуацию.

За последнее десятилетие мы на все сто процентов убедились в том, что простой народ утратил навыки роевой, классовой жизни – а вместе с ними и всякое самостоятельное значение в социальной борьбе. Народ – мы видим это воочию – не борец и, соответственно, не творец истории. Организовать народ на борьбу за свои классовые права, классовые интересы не могут даже коммунисты, чья реликтовость и недееспособность наглядно проявились во время всероссийской забастовки 27.03.97 г.

Но организовать народ на борьбу за национальные интересы не получится и подавно. Спросите у русского рабочего, крестьянина, как они относятся к русскому национализму. Почешут в затылке: “А у меня бабка – татарка...”, “А у меня друг – еврей...”, “Да чего там, Россия большая – всем места хватит...”. Баркашев – лидер именно народного, социалистического течения национализма – собирался баллотироваться в президенты, но не сумел этого сделать. Определенно: народный вариант национализма, то есть именно национал-социализм, как и любой другой социализм, в принципе непроходим в сегодняшней России.

Итак, мы не можем завербовать народ в наши ряды в качестве активных сторонников, бойцов. Но нам это и не нужно. Сегодня народ в политике мертв. А народный русский менталитет – это своего рода рудимент, уже не определяющий тенденций общественного развития, практически не формирующий общественное сознание. Утрата такого соратника – небольшое горе.

Однако мы можем превратить народ если не в союзника, то, по крайней мере, в силу нейтрально-благожелательную. Для этого мы должны обещать народу одно: социальные гарантии. Отвергая социализм как общественный строй, мы, однако, дадим ему работу, отдых, медицину, жилье, еду. Не больше. Но и не меньше. Сегодня и эти простые гарантии – недостижимая мечта. Но гарантии должны действовать избирательно: только своим, только русским. Если кто-то захочет увидеть именно в этом “национал-социализм” – ради Бога. Для нас же важно увидеть в этом другое: реальный механизм пробуждения (только лишь пока пробуждения!) национальных инстинктов. И можно предполагать, что запустить этот механизм будет непросто; русские же и будут негодовать: “Ваньке с Манькой на троих детей пособие дали, а Ахмету с Фатимой – у них пятеро! – не дали. Несправедливо! Ванька, делись!!”

Любой радетель и заступник русского народа должен зарубить себе это на носу: национализм придется насаждать в народе вопреки его исконным установкам, ломая привычный психотип и искореняя архетип. Нужно ли это делать? Получится ли? Гарантий успеха нет.

Иное дело – интеллигенция.

Многие сочтут это парадоксом, но я утверждаю: русская интеллигенция может быть и непременно будет опорной силой русского национализма.

Нам говорят: интеллигенция вся космополитична. Это правда лишь постольку, поскольку наука и культура располагают истинами и ценностями, выходящими за рамки национального. Интеллигент принадлежит миру культуры, который только на первый, поверхностный взгляд не имеет границ. Чем шире эрудиция интеллигента, тем яснее видит он особенности национальной культуры народов вообще и своего народа в частности, тем лучше может оценить его неповторимую самобытность и его место в культурной истории человечества. И вообще он постигает простой и неопровержимый факт: подлинная культура всегда национальна, она этим только и интересна, этим только и значительна, и важна. Никто больше культуролога не убежден в необходимости существования отдельных наций, национальных границ, национальных традиций, никто так не поносит смешение наций и рас, создание ублюдочных цивилизаций (именно цивилизаций, а не культур: культура полукровок есть нонсенс). Национализм, таким образом, – признак зрелости интеллигента. Наша русская интеллигенция молода: одно-два поколения, как правило. Но сейчас приток в нее со стороны (из других классов, сословий) практически прекратился: она превращается в достаточно замкнутое сословие, где статус интеллигента становится наследственным. Это значит, что сословная зрелость не за горами.

(Правда, есть действительная проблема: это нерусская российская интеллигенция и полукровки, люди с нечеткой национальной идентификацией. Они бывают зачастую даже патриотичны, но уж, конечно, ожидать от них не то что русско-националистических настроений, а хотя бы элементарной заботы о русской нации, о ее будущем, – наивно. А большинство из них, как утверждает опыт, – прямые космополиты. Но блокировка этой части интеллигенции – вполне выполнимая технически задача: грамотно сформулировать ее значит уже наполовину решить. Этих людей относительно немного. Было бы только кому ими заняться...)

Нам говорят: интеллигенция не патриотична: двести лет она только и делала, что с разных сторон разрушала великую Россию, а потом Советский Союз. Это неверно фактически: кто, спрашивается, строил ту же великую Россию, тот же Союз? Разве хоть один строй, хоть одна страна могли бы удержаться на мировой арене, где идет беспощадная борьба за выживание и господство, без своей интеллигенции? Разве не благодаря НТР и “зеленой революции” мы все сейчас едим, одеваемся, защищаем себя от природных невзгод и от врагов? Но дело не только в том. Да, значительная часть интеллигенции (хотя далеко не вся) словом и делом испытывала Россию и СССР на прочность, критиковала и стремилась к переменам. Но, во-первых, было за что критиковать. А во-вторых, жилось-то интеллигенции при Романовых неважно, а при Советах и вовсе погано. Разве царизм и советская власть когда-либо прислушивались к интеллигенции? Считались с ее интересами и потребностями? Относились к ней с вниманием и уважением? Допускали к рычагам управления? Нет, ее всегда третировали, держали за людей второго сорта, выслушивали только, чтобы поступить вопреки ее советам по-своему, пытались превратить в род интеллектуальной обслуги режима (в чем частично преуспевали), платили мизерные деньги, совершенно не соответствующие ее вкладу в народное хозяйство, надзирали за ней, затыкали ей рот, преследовали за убеждения, а то и просто уничтожали и экспроприировали, ограничивали в доступе к информации, не давали зарабатывать честным трудом и т.д. и т.п. Словом, низводили до полукрепостного состояния, обращались, как с неприятелем, да еще изумлялись, почему-де она не патриотична!

Но ведь давно, еще Княжниным, замечено: “Раб не имеет отечества”. Интеллигент и не должен теоретически быть патриотом в рабоче-крестьянском государстве: это не его государство. (На самом деле, как ни странно, русские интеллигенты, вопреки всему, в большинстве своем были патриоты: и трудились самоотверженно, и на фронтах гибли, и Родину любили...)

Но вот на наших глазах произошло колоссальное всемирно-историческое событие: российская буржуазно-демократическая революция. Ее главной движущей силой – впервые в мире! – была именно интеллигенция. В награду она получила гражданские свободы, без которых она задыхалась, как рыба без воды, а также возможность заниматься профессиональным интеллигентским бизнесом: врачебным, учебным, юридическим, издательским и т.п. Но главное: интеллигенция, по сравнению с советским периодом, прямо-таки скакнула во власть! Достаточно сравнить по социальному составу нынешние представительные органы власти с советскими, где существовали квоты, жестко ограничивающие интеллигенцию, чтобы в этом убедиться. А рост влияния интеллигенции, связанной со СМИ! А возросшее значение экспертов во всех сферах жизни, включая политику! Немалое значение имеет и отмена социальных разнарядок при приемке в ВУЗы, чем обеспечивается сословная преемственность...

Словом, хотя бюджетная интеллигенция, которую государство содержать уже не может, а новые структуры еще не могут, попала в ужасное положение вместе с большей частью всего народа, тем не менее характер совершившихся перемен позволяет прогнозировать: наше будущее – это технократическая Россия, в которой приоритеты будут определяться интеллигенцией и, в первую очередь, для интеллигенции. В этом гарантия того, что интеллигенция, укрепившая свои социально-политические позиции, впервые в истории страны получившая доступ к управлению и к большому бизнесу, неизбежно проникнется и патриотизмом, и национализмом. Патриотизмом и национализмом хозяина, не желающего делить свой дом с чужаками. А поскольку сегодня в России абсолютное большинство интеллигенции – русское, не может быть и сомнений в характере ее национализма. Пусть с задержкой, но мы пойдем по пути, по которому уже пошла интеллигенция украинская и литовская, чеченская и казахская...

Национализм – элитарен; элита – националистична.

Есть и другие, дополнительные соображения в пользу такого прогноза событий. Интеллигенции имманентно присущи индивидуализм (это ее родовое свойство), себялюбие, она сознательно поддерживает себя в состоянии перманентной оппозиции к народу и его архетипам. Именно для интеллигента вполне возможен и объясним теоретически национальный эгоцентризм, “этноэгоцентризм” (то есть национализм в его современном понимании) как суммарный эгоизм многих особей, объединенных по единому национальному признаку. Человеку из народа, с его народными представлениями о справедливости («всем трудящимся поровну»), с инстинктом коллективизма, все это объяснить куда труднее. Труднее ему, нежели интеллигенту, и сопротивляться нивелируюшему, денационализирующему влиянию масс-культуры (не случайно сегодня народ – уже не творец и не хранитель русского языка). Ну и, наконец, русскому интеллигенту как человеку просвещенному, знакомому с отечественной историей и русской культурой, по большей части присущи и национальная гордость (вспомним письмо Пушкина Чаадаеву, где он пишет, что ни за что на свете не желал бы иметь другой истории, кроме истории отечества!), и понимание нерасторжимой экзистенциальной, несмотря ни на что, связи с народом. Надо лишь уметь пробуждать и использовать эти чувства.

Итак, мы должны систематически атаковать, будить “мозг нации”, интеллигенцию, добиваться того, чтобы мысли о национализме, которые еще вчера казались ей дикими, сегодня стали привычными, а завтра – естественными. Вода долбит камень. Только овладев сознанием русской интеллигенции – главной общественной силы современности, мы полностью овладеем и политической ситуацией в стране.

* * *

НАЦИОНАЛИЗМ – идеология, вырастающая на почве перерождения народа в буржуазную нацию. Это глубоко буржуазное по своей сути мировоззрение. Оно не совместимо ни с каким “социализмом”. Таковы истины обществоведения, заслуживающие названия азбучных.

В России буржуазно-демократическая революция уже свершилась. Это значит, что в недалеком будущем национализм станет ведущей идеологией в стране. Это, в свою очередь, значит, что вслед за буржуазно-демократической произойдет революция национальная. Ее главной движущей силой будут русские предприниматели и русская интеллигенция. Но ее результаты окажутся благотворны для всех русских людей во всех слоях населения.

Иного не дано.

У нас есть все основания для оптимизма. Победа будет за нами!

* * *

P.S. В качестве постскриптума к данной, давно написанной статье хочу привести выдержки из свежей переписки (весна 2005 года) с молодым русским человеком, мыслящим и неравнодушным. Я озаглавил эту часть нашей переписки:

«О ЛИБЕРАЛИЗМЕ И СОЦИАЛИЗМЕ»

1.

Здравствуйте, Сергей!

<…>

Освободилась ли наша интеллигенция в целом от обаяния либерально-демократической парадигмы? Нет, и причина этого лежит глубоко, в самой природе интеллигенции. В ее приверженности идеалам индивидуализма и свободы (вплоть до анархизма) и т.д. Крах СПС и "Яблока" обусловлен не тем, что они проповедуют (как раз на этой проповеди они только вообще-то все еще и держатся), а исключительно жидовской витриной этих партий (обусловленной, в свою очередь, капиталами заказчиков). Поменять витрину на русские лица и имена – и ренессанс им был бы обеспечен. Вот откуда игры с Касьяновым, с Рыжковым – русскими манекенами. Вот откуда и попытка создать партию "Новые Правые" из молодых средних и мелких бизнесменов без евреев...

НДПР – партия русского народа в целом. Но мой лично социальный сектор, за привлечение которого я несу ответственность, – это не рабочие и крестьяне, не городской люмпен (социально дефективный), а современный гегемон: предприниматели и интеллигенция. Зачем же я буду устраивать театр теней и громить "либдемовскую идеологию", отпугивая свою аудиторию призраком классовой войны? Моя задача гораздо интереснее: привить на "либдемовском" дереве "националистическую" ветку. Заставить русского предпринимателя, русского интеллигента мыслить национально (сейчас, собственно, этот поворот и происходит, плавно, но неуклонно). Именно поэтому я последовательно выступаю за социальные гарантии для народа, но – принципиально против социализма.

Впрочем, действительно, а что такое "либерализм"?

Для западных политэкономистов это, в первую очередь, теория, представленная наиболее полно в трудах Фридмана, Хайека, Сороса (их и следует читать). По сути – это доктрина всевластия капитала, который берет на себя функции тотальной регуляции в обществе, а государству отводит роль "ночного сторожа". Так в наши дни пытаются окончить извечный спор "злато" и "булат". И надо прямо признать, что в таком подходе для интеллигенции (не говоря уж, само собой, о предпринимателях), особенно постсоветской, чья шея еще помнит ярмо тоталитарного государства, есть очень много привлекательного. Когда-то Ленин едко издевался над "свободой" интеллигента... продаваться тому, кто дороже заплатит. И его юмор воспринимался до тех пор, пока мы в СССР не узнали иную "свободу" – свободу отдаваться даром родному государству. Добровольно и с песней, как говорилось тогда. Все познается в сравнении. И пока наша шея помнит это ярмо, вести открытый бой с либерализмом – неразумно и бесплодно.

А нет ли и тут возможности создать троянского коня? Возможно ли действительно добровольное признание интеллигенцией тотальной власти государства, партии? Да, возможно: 1) если не пытаться запихнуть ее туда силком; 2) если партия представляет в целом интерес всей нации, в том числе национальной интеллигенции и национального предпринимательства. Пример вечно живой и вдохновляющий: Германия 1930-х гг., когда немецкая интеллигенция массой ломилась в НСДАП и боготворила фюрера (как тот же Хайдеггер, Фуртвенглер, Штраус, Гизекинг, Гауптман и др. – читайте мои "Уроки Гитлера"). И не только немецкая: Бернард Шоу, Курт Гамсун и др.

Вот этой задаче – пропаганде партократии национального толка я намерен посвятить ближайшее время, если удастся найти подходящую трибуну, хоть отчасти сравнимую с "НГ" образца 1994 года!

В сущности, что отвратительно в т.н. "либерализме"? То же, что и в "коммунизме": классовый эгоизм. В первом случае – высших, во втором – низших слоев общества. Но ведь и тот, и другой диалектически "снимаются" в национализме!

Либералов сегодня упрекают в забвении, в предательстве интересов "народа" (имея в виду при этом т.н. "простой народ"), хотя вчера еще топтали (и порой вытаптывали насмерть!) интеллигенцию и предпринимательство как феномен, и попробовали бы вы заикнуться о том, что эти слои общества тоже имеют свои права и интересы, в т.ч. классовые!

Наша задача как партии русского народа в целом, устранить эти перегибы, найти через партократическую форму правления гармоническое сочетание интересов "верха" и "низа", формулу классового мира.

Нечто в этом роде пытается делать Путин, но глупо, нелепо, топорно: наезжая то на народ, то на олигархов. Он это делает, скорее, инстинктивно, надеясь укрепить свой абсолютизм на столкновении двух групп, взаимно ненавидящих, но не способных уничтожить, пожрать друг друга. (Формула абсолютизма именно такова, и кремлевские политтехнологи это знают.) Но эта модель поведения бесконечно далека от установления общественной гармонии: в стране только нарастает накал всеобщей ненависти всех ко всем, а в т.ч. и к самому Путину с обеих сторон...

Попробую, развязавшись с обязательными делами, написать об этом подробнее, "научнее" и холоднее для какой-нибудь крупной газеты.

<…>

С уважением, Севастьянов

2.

Уважаемый Александр Никитич!

<…>

Теперь по поводу либерализма. Вы считаете, что разумно и прагматично спекулировать на некоторых его элементах в своей пропаганде, адресованной интеллигенции. Тут я спорить не буду, Вы опираетесь на научные знания: "Жираф большой – ему видней". Действительно, нет большего эгоиста, чем творец или ученый. Да, в чем-то он будет жертвовать собой ради Дела, но попробуй только сунуть нос в его дела, тем более на уровне госаппарата! То же касается и предпринимателей: "Да, мы готовы меценатствовать, но ради Бога, снизьте налоги и не лезьте в мой бизнес!"

Вот Вы пишете: "Важно было подчеркнуть, сакцентировать: да, мы за демократию, но – "национал-"; да, мы за капитализм, но – "национал-".

Строго говоря, единственный вариант, при котором капитализм адекватен, – экономическая система обслуживает нацию, но для пущей своей эффективности развязывает руки частному сектору. Касательно же демократии, иной демократии, кроме национал– и быть не может. Собственно, нам важно, что это власть ДЕМОСа (этноса), а не кого-то еще.

Другое дело, что и капитализм, и то, что называют демократией, имеют разные формы и структуры. К выборам и парламентаризму, разумеется, все не сводится. Скорее уж – к местному самоуправлению и низовой организации.

Но вот Вы пишете страшную вещь: «Крах СПС и "Яблока" обусловлен не тем, что они проповедуют (как раз на этой проповеди они только вообще-то все еще и держатся), а исключительно жидовской витриной этих партий (обусловленной, в свою очередь, капиталами заказчиков). Поменять витрину на русские лица и имена – и ренессанс им был бы обеспечен. Вот откуда игры с Касьяновым, с Рыжковым – русскими манекенами. Вот откуда и попытка создать партию "Новые Правые" из молодых средних и мелких бизнесменов без евреев...»

Итак, мы видим, что СПС и проч., со своей жидовской закваской, превратили исходный (классический) либерализм в нечто гадкое. Вместо "выборы-частная собственность-права/свободы человека-парламентаризм" (на что указывают все словари) у них торжествуют двойные стандарты, монетаризм, лживый гуманизм, глобализм, антигосударственничество, вседозволенность и проч. Не говоря уже о космополитизме и западофилии. Есть и русские дурачки, которые этому радуются: Крашенинников, Прибыловский, Рыжков, Ремчуков и т.д. Так что же – если убрать еврейские лица (сохранив еврейский дух) и придать некую прорусскую ориентацию либдемовской идеологии – Вас это устроит? Тут ведь будет и национал-капитализм (раз эти бизнесмены русские, то это соответствует Вашим стандартам).

Насчет же национал-демократии – то же самое. Раз выборы открытые и честные, раз высока политкультура россиянцев, то и большинство голосов при высокой явке будет у русских. Конечно, тут без ограничений по нац. признаку, как Вы того хотите, но зато близко к тому. Так что же – национально ориентированный либерализм, в Вашем понимании, это неплохо?

Судя по всему, да: «Моя задача гораздо интереснее: привить на "либдемовском" дереве "националистическую" ветку. Заставить русского предпринимателя, русского интеллигента мыслить национально (сейчас, собственно, этот поворот и происходит, плавно, но неуклонно). Именно поэтому я последовательно выступаю за социальные гарантии для народа, но – принципиально против социализма».

Но как же, Александр Никитич, Вы эту ветку привьёте, если она другой породы и структуры? Хоть один националист – за глобализм? хоть один – за химерическую государственность? хоть один – за привилегии нац– и секс-меньшинствам? за "общечеловеческие ценности"? за "открытую экономику" или "интеграцию в мировое сообщество"? хоть один считает русских "частью западного мира"? Если Вы хотите "заставить русского предпринимателя, русского интеллигента мыслить национально", то надо из них по капле выжимать именно либерала СПС-овского типа. По большому счету, какова польза от русского, если он либерал? Вот Кудрин, Трутнев, Гордеев, Жуков, Грызлов – русские. А толку-то? Пусть интеллигенция и бизнес-среда станут национал-патриотами. Но ведь догмы либерал-демократической идеократии не дадут им этого!

Вы верно пишете, что памятующая о тоталитарном советизме интеллигенция и предпринимательство тянутся к свободам. Но штука-то в том, что настоящий современный либерализм не дает им этих свобод реализовать. Пока не прочел, но уже скачал в интернете брошюру с очень характерным названием: "Либерализм – враг свободы". Может быть, как раз и стоит сыграть на двуличии либерализма? Тем более что махровые либералы уже оформившиеся маргиналы, на них просто нет спроса, а те, что хотят остаться на плаву, мимикрируют под патриотов.

Я, кстати, изучаю этот вопрос и кое-что пишу о либерализме, если получится цельный текст, обязательно покажу Вам. Схема такая: либерализм – это многоуровневая идеология, государственная идеология в РФ (наперекор ст.13 Конст.РФ). В ней три уровня: 1. витрина – 2. "побочные эффекты" – 3. гнилая сущность. В целом либерализм имеет несколько аспектов, и в каждом аспекте он конкретен и недвусмысленен. Это даст возможность прекратить восхищаться либерализмом как некой универсальной идеей, способной удовлетворить всех своим "плюрализмом" и демократичностью.

Может быть, в статье удастся затронуть то, чего не коснулся сейчас. Дело в том, что жидами и их русскими приспешниками разрабатывается новая доктрина, как раз "либерального национализма" или "национального либерализма". В частности, Советом по национальной стратегии и др. политологоанатомическими клубами. Меня это сильно тревожит, поскольку немного разобравшись в сущности либерализма могу себе представить, что из этого получится. Кстати, кондовые либералы уже вопят, что национализм в любом случае, даже в либеральном виде, все равно отвратителен. А я как националист постараюсь доказать, что как раз либерализм будет мерзок даже при национальной компоненте. Это прямо вытекает из его сути, он же заточен на совершенно определенные манипуляции с идеями и проектами!

Вот Вы пишете: «В сущности, что отвратительно в т.н. "либерализме"? То же, что и в "коммунизме": классовый эгоизм. В первом случае – высших, во втором – низших слоев общества. Но ведь и тот, и другой диалектически "снимаются" в национализме!»

Эта мысль мне кажется не вполне точной, но в целом верной. Действительно, если говорить о глобальном масштабе, то либерализм выгоден в первую очередь классу "золотого миллиарда". Это, как Вы понимаете, наднациональное образование, я подозреваю, что в границах суверенных государств будут соседствовать нищие трущобы и богатые виллы "златомиллиардников". Но для успешной реализации этого проекта необходимо, чтобы все сословия и группы жили по догмам либерализма. В этом смысле – да, классовый эгоизм. Но я бы хотел привести это в систему.

Теперь у меня к Вам провокационная просьба. Вы в этом письме пишете: "последовательно выступаю за социальные гарантии для народа, но – принципиально против социализма". Даже из Вашей толстой книги я так и не уяснил, против чего именно Вы выступаете. Можете ли Вы дать исчерпывающее определение слову "социализм"? а то, похоже, Вы все сводите к парадигме "класс – нация", которая отнюдь не универсальна. Вы цитируете "классиков", но лишь по тому аспекту социалистического учения, который затрагивает национальный вопрос. Но как насчет того, что социализм может быть формой внутренней организации нации? И необязательно при этом выпячивать противоречие между "классом" и "нацией". Социализм – вовсе не "пан-классизм", если можно так выразиться. Во всяком уж случае, 85% элементов социализма сгодятся для экономической модели будущего.

<…>

С уважением, Сергей

3.

Уважаемый Сергей!

<…>

Что касается либерализма, то мы пока говорим на разных языках, т.к. Вы не дали еще своего определения этому явлению. У меня своего определения нет, да оно мне и не нужно: я сослался на известных классиков, на их понимание. Мне этого достаточно. А вот у Вас, это понимание, как видно, другое. Какое? Нечто вроде тотальной "бяки-закаляки кусачей", сиречь Мирового Зла или Всего Плохого, кажется... Уточните, пожалуйста. А до тех пор дискуссию приходится заморозить, а то получится "испорченный телефон".

<…>

Вы пишете: "Кстати, кондовые либералы уже вопят, что национализм в любом случае, даже в либеральном виде, все равно отвратителен. А я как националист постараюсь доказать, что как раз либерализм будет мерзок даже при национальной компоненте. Это прямо вытекает из его сути, он же заточен на совершенно определенные манипуляции с идеями и проектами!"

Я всегда относил либерализм как учение – к социально-политической, а не к национально-политической координате. Разве не так? Но разве продуктивно о явлении, относящемся к одной парадигме, рассуждать в категориях другой? Не вижу тут дисциплины мысли. Конечно, всякое социальное явление может иметь национальную проекцию и наоборот. Но надо отделять главное от второстепенного и соприродное от побочного, иначе легко запутаться.

Маленькое замечание: так же, как дух многоуважаемого С… не живет вне его тела, так и "еврейский дух" не будет жить в неком общественном движении, если из него убрать евреев. Не забывайте пророческих слов Второзакония: "Кровь – есть душа".

Вы пишете: "Но как же, Александр Никитич, Вы эту ветку привьёте, если она другой породы и структуры?... Если Вы хотите "заставить русского предпринимателя, русского интеллигента мыслить национально", то надо из них по капле выжимать именно либерала СПС-овского типа".

Ничего подобного, это Ваш чисто умозрительный тезис, не опирающийся на реальную жизнь. Здесь мне легко сослаться на свой политический опыт, на практику. Да, я очень хорошо лично знаком с русскими предпринимателями, сочетающими в себе принципиальную преданность идеалам либерализма (в том понимании, о котором я писал Вам), демократии и антикоммунизма – с махровым русским национализмом, расизмом и антисемитизмом. Есть и такие, что начинали в Демсоюзе у Новодворской, а пришли в РНЕ или НДПР. Скажу больше: это вполне типичное явление. И вам еще предстоит с ним познакомиться, когда оно станет несколько более массовым, а это время не за горами. Этих людей вполне устраивает либерально-демократическая парадигма как бизнесменов и высокообразованных индивидуалистов, но при этом их корежит от одного вида жидовских политиков и предпринимателей.

Вы пишете: "Вы верно пишете, что памятующая о тоталитарном советизме интеллигенция и предпринимательство тянутся к свободам. Но штука-то в том, что настоящий современный либерализм не дает им этих свобод реализовать".

Вот-те раз! Это почему же? Не вижу. Очень даже реализовалось практически все, о чем мечтала советская интеллигенция! Все свободы налицо, пользуйся – не хочу. Одну только ущемили: свободу учреждать партии по национальному признаку. Но про факт государственной русофобии мы все говорим в открытую, это лишь одна деталь. Мы живем в русской стране с антирусской властью, сознаем это в полной мере и намерены власть менять.

Вы пишете: "Теперь у меня к Вам провокационная просьба. Вы в этом письме пишете: "последовательно выступаю за социальные гарантии для народа, но – принципиально против социализма". Даже из Вашей толстой книги я так и не уяснил, против чего именно Вы выступаете. Можете ли Вы дать исчерпывающее определение слову "социализм"? <…>".

Вообще-то, я теоретик не социализма, а национализма. О социализме как теории в свое время исчерпывающе написал в своем трактате И.Р. Шафаревич, трактат нисколько, по-моему, не устарел с 1970-х гг. Что касается меня, то в моей "толстой книге" я порекомендовал бы Вам прочесть статью "Национализм против социализма", а также раздел "Меньше социализма!" в статье "Уроки Гитлера". Мне они кажутся весьма актуальными.

Свое, быть может, не научное, а обывательское представление о социализме я бы выразил так. Коммунизм – это утопическая идеология, краеугольным камнем которой является ложное представление о равенстве всех людей. Именно из этого ложного представления вытекают все теории и все практические требования коммунистов. А социализм – это редуцированная идеология коммунизма, представляющая собой компромисс между коммунистическими требованиями и реальностью, компромисс, обусловленный определенным равновесием между прокоммунистическими и прокапиталистическими силами. Идеология социализма тогда побеждает в обществе, когда ни одна из означенных сил не может решительно взять верх. Как только баланс сил нарушается, немедленно возникает разной степени жесткости либо коммунизм (например, военный коммунизм после 1917), либо капитализм. Это первое.

Второе. Насчет того, что "социализм может (якобы) быть формой внутренней организации нации". Нет, не может. Во всяком случае, на добровольной основе.

Я очень, на мой взгляд, точно говорил в одном из интервью: "Любой социализм – это искусственное (часто насильственное) перераспределение благ. Он возможен либо как национал-социализм, когда перераспределение происходит в пользу одного народа за счет других (пример: США); либо как социализм советского типа внутри одной, отдельно взятой страны, когда перераспределение происходит за счет одних слоев народа – в пользу других. В частности, при советской власти сначала большевики дотла ограбили все имущие слои России, включая зажиточное крестьянство, а затем компартия непрерывно отнимала часть произведенного продукта у интеллигенции – основного товаропроизводителя в век научно-технической и «зеленой» революций – и распределяла среди других слоев. Ведь наука давно уже стала главной, ведущей производительной силой человечества. Наука создается интеллигенцией. Но право на использование этой производительной силы и произведенного с ее помощью продукта было у интеллигенции отнято и полностью узурпировано КПСС. Неудивительно, что интеллигенция, занявшая к 1989 году в составе населения РСФСР уже 30%, в целом была настроена против советской власти. Я не вижу никакой возможности возврата к социализму такого типа. Что же касается национал-социализма, столь желанного для большинства участников русского движения, то надо понять: путь к нему лежит (как мы видим на примере всех развитых стран, эксплуатирующих в пользу своего населения весь мир) исключительно через национал-капитализм, через выход в «передовики капиталистического производства». Это совершенно ясно. Давайте все станем хоть немного историками и научимся видеть очевидное!"

К этому мне трудно что-то добавить, кроме одного: придя к власти, я в основу внутренней политики положил бы опыт именно Германии 1930-х гг. с его реальным национал-капитализмом, возможно, под маской национал-социализма. Перелистайте, не поленитесь, указанную главку из "Уроков Гитлера"!

<…>

С уважением, Севастьянов

4.

Уважаемый Александр Никитич!

<…>

Насчет Вашего видения социализма – Вы верно описываете исторические интерпретации этого явления. Но в одну реку дважды не входят, повторение советского "социализма" невозможно (да и не было это социализмом), поэтому, если мы стоим на прагматических позициях, отрицать с порога любое предложение, "попахивающее" социализмом – нелепо. На мой взгляд, социализм – это система общественного устройства, которая характеризуется следующими проявлениями:

– есть сформулированная обществом цель, где отражены интересы всего общества в целом и каждого индивида;

– перераспределение результатов производственной деятельности в виде товаров и услуг осуществляется по принципу: от каждого по способности – каждому по труду, и товарообмен осуществляется на эквивалентной основе;

– нет эксплуатации человека человеком;

– медицина, образование – равнодоступны и равнокачественны.

И можно еще и еще продолжать. Это и есть та самая система соц.гарантий, против которой Вы ничего не имеете. Плохо ли некоторые элементы социализма воплотить в жизнь? К тому же тут не будет противоречия – еще Ильич писал о близости социализма к госкапитализму. Экономическое обоснование национальной политики должно быть научным. Социализм дает системное мировоззрение. В этом его безусловный плюс.

С уважением, Сергей

5.

Уважаемый Сергей!

<…>

Вы не приводите вообще никаких мотивов деятельности либералов, как будто они не люди со своим целеполаганием. А ведь все определяется именно мотивами (не случайно им придается такое значение в судебно-следственной практике)!

Так нельзя.

Надо смотреть in media res, в самое сердце проблемы, надо идти к глубинам, к истокам человеческих мотиваций. Основы либеральной идеологии – 1) убеждение в исходном, природном неравенстве людей, их разделении на «сильных» и «слабых», 2) вера во всесилие денег, этого "всеобщего эквивалента", мерила всех вещей, в т.ч. труда, гения и подвига. Вера в то, что именно деньги, а не прямое насилие (в котором состоит сущность государства, как мы все помним), есть наилучший, универсальный регулятор любых человеческих отношений. Отсюда и т.н. "попустительство" – либеральная теория "laissez fair, laissez passer". Мол, не вмешивайтесь в жизнь, пусть все идет, как идет, деньги все сами поставят на свое место. По сути, либерализм – это бунт против многотысячелетнего монстра – государства со всем его аппаратом принуждения. Освобождение от власти, от гнета государства происходит через овладение деньгами, которые (в силу своей природы всеобщего эквивалента) являются эквивалентом и свободы. Либерализм, таким образом, есть мировоззрение по сути своей революционное, антифеодальное и антихристианское, обусловленное глобальным кризисом феодализма со всеми его институтами, включая церковь, и торжеством капитализма. Либеральное устройство общества, конечно, также несвободно от принуждения, но заменяет его характер: с внеэкономического на экономический. Высвобождая и стимулируя при этом интеллект и творческую энергию.

Если хотите серьезно критиковать либерализм, разбейте эти две мировоззренческие основы, порожденные развитием капиталистических отношений.

Проблема в том, что овладеть деньгами может далеко не каждый, только, условно говоря, «сильные». Но… Тут возникает множество нюансов.

Многие «сильные» и не хотят овладевать деньгами, по-иному трактуя свободу либо боясь попасть, в свою очередь, под власть денег. А многие, особенно «слабые», и не считают свободу ценностью. А многие и прямо ненавидят ее и подавляют везде и всюду, где могут. Вот почему, кстати, никакой либерализм не мог иметь прочного успеха, пока население развитых стран не сократило число своих рабочих и крестьян и не увеличило сектор интеллигенции (в ФРГ – 35%, в США – 40%) и предпринимательства, в котором свобода – традиционная ценность номер один. (В этом, кстати, залог неистребимости либерализма в России, где интеллигенция уже в 1989 г. составляла 30%.) Поэтому уточним: либерализм – это бунт не всеобщий, а именно «сильных» против государственной силы. (Нетрудно увидеть, что в России этот бунт принял особенно ожесточенный и тотальный характер, что вполне естественно, если учитывать насильственный и тотальный же характер коммунизма у нас.)

При этом государство может выступать как гарант на стороне «слабых» (как это мы видим в Европе), а может и отказаться от этой функции (как это мы видим в России). Но не надо думать, что государство защищает на Западе интересы «слабых» из любви к ним, а в России отказалось от этого из жлобства и мизантропии: нет, это результат вековых кровавых профсоюзных войн, которые там были, а здесь – нет. Все социальные гарантии, которыми гордится Запад, добыты в жесточайших классовых битвах, о которых мы знаем мало, потому что КПСС отвергала «тред-юнионизм» и не рассказывала правды о роли профсоюзов в Европе и США. Перечитайте «Железную пяту» Джека Лондона, написанную по материалам жизни рабочих кварталов столицы Британской империи как раз и всего лишь ровно сто лет тому назад: ужас и беспросветный мрак отчаяния, куда там до наших российских благополучных нищих! Сто лет профсоюзной борьбы – и все изменилось в Англии до неузнаваемости, так что не верится: неужели старина Джек писал правду? А ведь писал…

Поэтому в России положение народных масс не изменится до тех пор, пока либо: 1) не возникнет мощное настоящее, а не марионеточно-опереточное профсоюзное движение, готовое к жертвенной, кровавой борьбе; 2) к власти не придут националисты, которые свернут шею профсоюзам (как это сделал Гитлер), зато реально обеспечат основные социальные гарантии, волевым образом установят режим классовой гармонии в соответствии со своими идейно-политическими установками. Ломая при этом сопротивление как «сильных», так и «слабых». Наше место в этой борьбе – над классами и над схваткой.

Далее, необходимо смотреть на явления философски, т.е. диалектически. Попробуем так поступить и здесь.

Либерализм в России – не результат спокойной эволюции общества, как в США, а исключительно острая, революционная реакция на коммунизм. То есть, перед нами типичный гегелевский антитезис, направленный против тезиса. Поэтому попытка критиковать его, бороться с ним с позиций коммунизма (или социализма, что то же, но пожиже), заведомо несостоятельна: это откат в прошлое, шаг назад. Надо искать синтез. Для меня это означает, прежде всего, выйти из плоскости парадигмы социальной – в плоскость парадигмы национальной. Потому что иначе проблему солидарности классов не решить. Классовые интересы интегрируются только в национальном интересе.

Чтобы пояснить сказанное, процитирую свое предисловие к сборнику «Национал-демократия»:

«К интеллигентному читателю.

Если приглядеться к истории мировой мысли, политической и эстетической, то мы заметим, что ее развитие происходит строго циклически. Каждый раз в начале цикла, на новом витке исторической спирали доминирует система идеалов, условно характеризуемых как "классицизм": долг и разум ставятся выше чувства, а общество и государство – выше личности. Идеалы долга и разума в этой системе диктуют и утверждают особую любовь к порядку, ранжиру, регламенту и мере. Но на смену классицистскому тезису рано или поздно приходит романтический антитезис: чувство, страсть безусловно превозносятся над долгом и разумом, а личность – над обществом и государством. Жесткому порядку романтизм противопоставляет свободу вплоть до хаоса и анархии. Однако торжество "романтизма" также не вечно. Ибо борьба тезиса и антитезиса завершается, в соответствии с законами диалектики, их синтезом – "реализмом". При этом и личность, и общество получают свои права и примиряют свои интересы, а долг и разум не противоречат, но соответствуют чувству и берут его в союзники.

Данная схема поразительно жестко и неотвратимо осуществляется в жизни общества цикл за циклом: историки литературы, искусства и политической мысли отлично это знают. У нас в России все долгие семьдесят лет Советской власти официально господствовала идеология классицизма в коммунистической оболочке (о подводных течениях я не говорю). Пружина общественного долга была взведена до отказа и служила до полного износа. Неудивительно, что "перестройка", воплотившая в себе идеологию политического романтизма, по-революционному резко, взрывоподобно сместила, перевернула традиционные приоритеты. Вдруг, в один миг, все симпатии и предпочтения оказались на стороне личности, индивидуума, "вознесшегося" над обществом и государством. Торжество либерального "антитезиса" оказалось настолько молниеносным и триумфальным, что даже закрепилось в новой Конституции России, провозгласившей абсолютный приоритет личности (ст.2).

Однако, как мы знаем, романтизм – не венец развития человеческой мысли, а лишь один из ее этапов. Сегодня, когда романтическая революция на просторах СНГ утихает, в умах повсеместно и отчетливо стало заметно отрезвление, стремление к разумному и взвешенному, без крайностей, взгляду на вещи. Это означает, что настало время для создания концепции нового реализма. Подобным путем прошли многие страны, провозгласившие в один прекрасный момент безусловный приоритет отдельного человека и его прав, а затем в течение долгих лет вырабатывавшие систему сдержек и противовесов, ограничивающих безрассудный эгоизм членов общества…».

Попробуйте взглянуть на либерализм под данным углом зрения и продвинуться к заветной философской цели – к синтезу.

<…>

«Повторение советского "социализма" невозможно (да и не было это социализмом).»

Извините, все как раз наоборот. Социализм мы знали только двух видов: 1) утопический и 2) «развитой» советский. Никакого другого социализма, кроме советского, как раз-то и не было. Во всяком случае, в реальности. Есть, правда, еще национал-социализм западных стран, содержащих свои народы за счет других. Но до него нам расти и расти, и расти через капитализм, конечно же.

«На мой взгляд, социализм – это система общественного устройства, которая характеризуется следующими проявлениями:

– есть сформулированная обществом цель, где отражены интересы всего общества в целом и каждого индивида;

– перераспределение результатов производственной деятельности в виде товаров и услуг осуществляется по принципу: от каждого по способности – каждому по труду, и товарообмен осуществляется на эквивалентной основе;

– нет эксплуатации человека человеком;

– медицина, образование – равнодоступны и равнокачественны.»

Если Вы где-нибудь видели такой социализм, скажите, где. И мы пойдем туда. Если не видели, то честно признайте, что это утопия и спокойно пойдем дальше. Другим путем.

С уважением, Севастьянов


См., например: А.Н.Севастьянов: 1) Национал-капитализм. – М., 1995; 2) Национал-демократия. – М., 1996; П.М.Хомяков: 1) Национал-прогрессизм. – М., 1994; 2) Национализм без социализма. – М., 1996; Русский народ. Историческая судьба в ХХ веке. Сб. ст. – М., 1993; В.И.Козлов. История трагедии великого народа. – М., 1996 и др.

Подбор цитат взят из книги д.и.н., проф. А.И.Вдовина “Российская нация”. Национально-политические проблемы ХХ века и общероссийская идея (М., МГУ, 1995), иногда в транскрибции автора.

Баллотируясь в губернаторы Новгородской области в 2003 году, я на собственном опыте в ходе избирательной кампании убедился в том, насколько националистическая идеология далека еще народным русским массам, как она их настораживает, с каким терпением и тщанием приходится разъяснять людям спасительность идей национализма.


Яндекс.Метрика